• Администратор
  •  
    Внимание! Все зарегистрировавшиеся Aliens! В разделе 'Фото' вы можете принять участие в составлении фотоальбома. Загружайте любимые фотографии, делитесь впечатлениями, старайтесь не повторяться, а через пару-тройку месяцев подведем итог и наградим самого активного медалью "Великий Фотокорреспондент Aliens"!
     

Children of the bad revolution {slash, AU, UST, OOC, вуайеризм, групповой секс, Том/Билл, Билл/ОЖП, R}

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

Children of the bad revolution {slash, AU, UST, OOC, вуайеризм, групповой секс, Том/Билл, Билл/ОЖП, R}

#1

Непрочитанное сообщение Aliena » 24 май 2018, 22:55


Название: Children of the bad revolution (Дети безнравственной революции)
Автор: ТОМатик
Категория: slash
Размер: мини
Статус: закончен
Пейринг: Том/Билл, Билл/ОЖП
Рейтинг: R
Жанр: AU, UST, вуайеризм, OOC, групповой секс
Саммари: "Спасайтесь бегством, ведь вы закованы в цепи. Давайте надеяться на то, что мы сплотимся и придумаем собственные игры". ©
Саундтрэк: Lana Del Rey - Children of the bad revolution


Прим. автора: Когда услышала эту песню, меня по-настоящему торкнуло. Я поняла, что просто жажду прочитать что-то с такой же атмосферой и подходящим к тексту песни сюжетом. И это желание вылилось в данный текст. А ещё мне хотелось какого-то летнего фика, и я надеюсь, это желание ещё у кого-нибудь)
Настоятельно советую послушать песню, чтобы проникнуться атмосферой фика)
p.s. Тому и Биллу здесь по 17 лет.
p.р.s. ЭТО НЕ ПЕРЕВОД

Всем зашедшим спасибо и приятного прочтения


Изображение
"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

#2

Непрочитанное сообщение Aliena » 24 май 2018, 22:57


"Мы – дети безнравственной революции, и вечеринки - наше единственное решение". ©






- Давай! Выжимай на полную! – выкрикнул Билл, и Том до упора вжал педаль газа, отчего стрелка спидометра резво поползла вправо.

- Воооооу! – счастливо заорал сидящий рядом Билл и задрал обе руки вверх, ловя ладонями нагревшийся за день воздух.

Старый кабриолет мчался по побережью Вентуры, разрывая полупустую дорогу голосом Мика Джаггера, доносившимся из магнитолы. К девяти часам машин на дорогах становилось не так много, и можно было свободно рассекать по полупустым улицам. Ветер свистел в ушах, что только раздразнивало кипящий в крови подростков адреналин. В такие моменты, когда скорость смешивалась с музыкой, из головы улетучивались все мысли, только где-то на задворках сознания пульсировало манящее своей безбашенностью слово – сво-бо-да. Именно навстречу ей они мчались на старом отцовском кабриолете Тома, сопровождаемые оранжевыми лучами предзакатного солнца. В такие моменты мир кружился вокруг них, а они были его сердцем. Этот мир принадлежал им.

- Где сегодня все? – спросил Билл.

- У Стивена. Его предки вернутся только через три недели.

- Кла-а-асс, - одобрительно протянул Билл и, закинув левую руку на сиденье, пробрался пальцами под дреды Тома, принявшись перебирать кудрявые волоски.

- Сейчас к нему поедем или покатаемся ещё? – поинтересовался Том.

- Сейчас. Успеем ещё покататься, я выпить хочу.

Том и Билл дружили всю свою сознательную жизнь. Не выпячивали свою дружбу напоказ, но в то же время давали понять, что им и вдвоём достаточно комфортно. За шестнадцать лет дружбы они разделили слишком многое и считали, что жизнь уже никогда не разведёт их. Вместе было украдено первое пирожное из небольшой булочной в двух кварталах от их домов, вместе была сделана первая затяжка, вместе был закидан туалетной бумагой участок престарелой и сварливой миссис Сэлфридж, которая, как считали сами мальчишки, без повода жаловалась на их поведение родителям. Первый поцелуй с одноклассницей и тот был разделён на двоих. А потом первые разговоры о личном, первые размышления о сексе, первые поиски партнёрш. Все шаги к взрослению они делали вместе, плечом к плечу. Они не задумываясь, а порой и не сговариваясь, окунались во что-то новое с головой. Им хотелось попробовать всё. Всё и сразу. Бежать наперегонки с Вселенной, самоуверенно показывая ей средний палец. Подгоняемые собственными амбициями, они спешили насладиться каждой возможностью получить удовольствие от жизни.

- Быстрее, Том! Тащишься медленнее черепахи.

Билла не смущало то, что стрелка спидометра уже показывала сто миль в час, ему хотелось обогнать этот мир. В их странном дуэте именно он зачастую являлся зачинщиком большинства авантюр, именно он был подстрекателем. А Том просто заведомо был согласен на всё, что тот предложит. Угнать кабриолет отца и всю ночь кататься по улицам, не имея прав? Без проблем. Сигануть прямо в одежде с утеса в океан? Конечно, Билл. Быть рядом, когда ты впервые трахаешься с парнем? Запросто.
Друг для друга они были больше, чем просто друзьями. Даже братья и те не смогли бы почувствовать ту привязанность, что была у них. Они были единым целым, опорой друг друга. Наверное, кто-то там наверху по ошибке раскидал одну душу на двух человек – иначе это и объяснить невозможно.

Сейчас они направлялись к своему хорошему знакомому, где зависала их компания. Компания была донельзя разношёрстной, кто-то кого-то время от времени приводил, и никто никогда не возражал новым знакомым. Всего их было человек девятнадцать, и по большому счёту, они просто собирались вместе и устраивали пьянки. Возможно, среди них за прошедшие годы появились отличные друзья, возможно, влюблённые. Биллу и Тому было комфортно не лезть в чужие отношения. Честно говоря, им на это было плевать. Наверное, кто-то и их считал своими друзьями, но это значило лишь то, что человек выдавал желаемое за действительное. Они не дружили с «посторонними», они прекрасно чувствовали себя в своём сплетённом за долгие годы, надёжном коконе.

Когда парни приехали на место, в доме уже было накурено и воняло алкоголем. Практически все присутствующие были им знакомы, но некоторые лица всё же были новыми. Билл и Том тут же разошлись: Билл направился на кухню за выпивкой, а Том пошёл пообщаться с более трезвыми приятелями. Проходя мимо одного из знакомых Том удивлённо вздёрнул брови: Тайлер, достаточно крепкий двадцатилетний парень, который играл за школьную футбольную команду и имел репутацию бабника, сейчас целовался с достаточно атлетичным парнем, которого Том в компании раньше не видел. Может, Тайлер был пьян, а может, Том много о нём не знал. И, тем не менее, видеть Тайлера, зажимающего парня, было немного дико.

Хотя удивляться было нечему: практически все в их компании были бисексуальны. Потому что бисексуальность - новая традиционная ориентация. Даже если в компанию приходил кто-то новый, он сразу понимал, что к чему, ибо никто ни от кого не собирался ничего скрывать. Так что тут либо оставайся, либо сразу беги, иначе Свобода потом не отпустит.

Зайдя в гостиную, Том тут же увидел на другом конце комнаты Джесс. Она была давней знакомой Тома и Билла, с которой их многое связывало, а также являлась наиболее близким им человеком. Настолько, насколько вообще возможно быть близкой для этих двоих. А всё потому, что она была такой же, как они: она любила свободу, ей не была присуща скованность, она не заморачивалась на мелочах и относилась к жизни так же легко, как и они.

Через пару мгновений Джесс повернула голову, и заметила вошедшего в комнату Тома. Тот чуть растянул уголки губ и кивнул в знак приветствия, на что девушка хитро улыбнулась и махнула рукой. По загоревшимся глазам было ясно, что она рада его появлению. Их появлению. Билл был где-то рядом, она это поняла.

Том еще какое-то время ходил по дому, время от времени перекидываясь приветственными фразами со знакомыми. Минут через двадцать он заметил направляющегося в сторону спальни Билла. За руку он вёл за собой Джесс. На пару мгновений он замешкался и приостановился, оглядываясь, словно что-то потерял. Но через несколько секунд их с Томом глаза встретились и задержались на несколько долгих мгновений. Билл смотрел одновременно с озорством и неким вызовом. Это был сигнал для Тома, условный знак, который был понятен только им двоим. Том едва заметно кивнул и проводил взглядом скрывающегося за одной из дверей друга, после чего вернулся к разговору с уже подвыпившими знакомыми. Никто ничего не заметил, никому и не нужно было замечать. Дело секундной важности. Но для них двоих планы на грядущий вечер только что были определены.

Когда Том зашёл в ту самую спальню, за дверью которой ранее скрылся друг, Билл и Джесс целовались в постели уже обнажённые. К своему удивлению он обнаружил в комнате ещё одного человека – Стивена, хозяина дома. Стивен сидел у изножья кровати, в одной руке у него был стакан с виски, другой он гладил голые ноги Билла и Джесс, поднимаясь ладонью всё выше. Том осмотрелся, подумав, где бы ему устроиться, и наткнулся взглядом на так удачно стоящее сбоку от кровати кресло.
Билл боковым зрением заметил вошедшего в комнату друга и довольно улыбнулся, принявшись пальцами ласкать Джесс между ног. Том удобнее устроился в кресле и закурил, заполняя комнату лохматыми клубами дыма.

Peeping Tom* - это было про него. Он любил наблюдать, находиться в стороне и в то же время принимать участие. Он далеко не всегда кончал, зато всегда получал глубокое эстетическое удовольствие. Особенно если одним из участников действа был Билл. Тот прекрасно знал, что возбуждает друга больше, а что оставляет равнодушным. Знал, когда сменить позу, и под каким ракурсом он выглядит удачнее. Порой, наблюдать за Биллом для Тома было интереснее, чем трахать кого-то самому.

В первый раз, когда Том рассказал другу о своём фетише, тот и бровью не повёл, угукнул себе что-то и продолжил разговор. Тома это не задело: Билл с ушами, значит, услышал, просто решил не акцентировать внимание. Признание как-то само собой забылось за несколько недель, и тему эту никто не поднимал. Но Билл действительно услышал. Примерно через месяц после их разговора он позвал Тома к себе домой. Без задней мысли тот достал им отцовское пиво и расположился в гостиной, включив MTV. Билл не предупредил, что к нему придёт ещё один гость, поэтому Том немало удивился появлению их общей знакомой, с которой они к тому моменту уже несколько раз пересекались в компании. Джессика была старше их на год. У неё было кукольное лицо и пацанские повадки. Оба эти фактора привлекали и заставляли обращать на себя внимание. Она с первой же встречи зацепила и Тома, и Билла. Том по сей день ума не приложит, как Билл уговорил её участвовать в этой авантюре, ведь они по сути даже и не знали друг друга на тот момент. Но на то он и Билл. Том бы не удивился, узнав, что друг просто подошёл и в лоб спросил Джесс, не хочет ли та поучаствовать в групповушке. Но в итоге она не пожалела. Никто не пожалел, все остались крайне довольны. А Том и Билл поняли, что это далеко не последний подобный опыт.

Том затушил до фильтра докуренную сигарету и поднялся с кресла. Приблизившись к кровати, парень замер на несколько секунд, словно эстет-извращенец смакуя представшую перед ним картину.

Грудь Джесс покачивалась в такт ритмичным движениям, она тихо скулила и, наверное, бессознательно расцарапывала спину Билла. Сам Билл наслаждался, поистине наслаждался всем происходящим. Он в очередной раз был в центре внимания, он был центром Вселенной для этих троих, и, чёрт возьми, он кайфовал от этого ощущения сильнее, чем одинокий путник, нашедший в пустыне оазис. Он отдавался этому процессу с головой. Билл ритмично и со смаком врывался в тело Джесс, дополняя и без того развратную картину аккопанементом влажных шлепков кожи о кожу. Он не забывал чуть прогибать поясницу и подставлять зад, открываясь и давая больший доступ к себе для Стивена. Подвыпивший парень даже не пытался скрыть похоть в своих глазах, то и дело плотоядно облизываясь. В левой руке он по-прежнему держал стакан с виски, в то время как правая продолжала блуждать по заднице Билла. Стивен походил на хищника, которого дразнили сочным куском мяса. По правде говоря, его загипнотизированное состояние можно было понять.

Ну и конечно Билл помнил, что всё это шоу предназначалось для одного лишь зрителя. Поэтому он врывался сильнее, поэтому лучше прогибался, поэтому низко стонал и запрокидывал голову, наигранно-невинно открывая длинную шею. Том тоже понимал, кому на самом деле отдаётся Билл.

Он положил ладонь на чуть влажную поясницу и повёл ею вверх, по впадине позвоночника до шеи, прихватил волосы на затылке, заставив в очередной раз откинуть голову назад. В комнате раздался едва различимый низкий стон. Билл самодовольно ухмыльнулся, поняв, что на сей раз друг продержался меньше обычного. Он поднял на него слегка затуманенные виски и возбуждением глаза, и на несколько мгновений парни сцепились взглядом.

Эта игра нравилась обоим. Они привыкли в неё играть. Это почти кошки-мышки, только непонятно, кому какая роль досталась. Билл дразнил, определённо дразнил и хотел вести в этой игре, в то же время понимая - всё зависит от Тома. Уйди тот, и азарт пропадёт. Поддайся на провокацию, и игра перестанет быть интересной. Они ещё не наигрались, но уже хотели быть взрослыми.

Билл разморено моргнул и чуть привстал, обращая своё внимание к Тому.

Тот наклонился и горячо шепнул на ухо:

- Давай уже перейдём к твоему соло? - он потянул Билла за локоть, заставляя покинуть тело Джесс и подняться на ноги.

- Такой большой мальчик, а потерпеть не можешь, - не выдержав съёрничал Билл, однако возражать не стал.

Том в ответ с вызовом приподнял брови и, не раздумывая, с силой толкнул друга спиной в кресло, на котором сидел минутой раньше, так, что то отъехало на несколько сантиметров назад.

Билл ничего не ответил, но немного завёлся от грубости Тома. Он удобнее устроился в кресле и дерзко посмотрел на друга, ожидая последующих действий.

Том подошёл ближе и коленом развёл ноги друга шире. Жестом показал, чтобы тот довёл себя до оргазма сам, сделав характерные движения рукой у собственного паха и кивнув на стояк Билла. Друг понимающе хмыкнул, тут же сжав одной рукой мошонку и обхватив второй налитый член. Когда он принялся быстро двигать рукой вверх-вниз, изо рта невольно вырвался вздох облегчения. Билл расслабленно прикрыл глаза, полностью фокусируясь на ощущениях, ему снова хотелось раствориться в происходящем. Но только он сконцентрировался на собственных действиях, как почувствовал тычок в коленку и тут же распахнул глаза.

- Смотри на меня, - негромко произнёс Том. В его интонации был слышен не то приказ, не то просьба.

И Билл не решился противиться. Он сильнее сжал сочащийся смазкой член и принялся дрочить в более быстром темпе, не сводя с Тома глаз. Это была их любимая часть.

Обычно Том наблюдал до тех пор, пока хватало терпения и выдержки. Так повелось с их первого раза: когда достигалась точка кипения, Том просто забирал Билла себе, невзирая на недовольство третьего участника их негласной игры. Потому что она существовала только двоих игроков. Иногда Том смотрел всё от начала до конца, иногда помогал Биллу закончить начатое, иногда, как сейчас, заставлял исполнять сольный номер. Им нравился любой расклад, всё просто зависело от настроения.

Оргазм уже подступал, вот-вот и накроет. Лицо Билла приобрело жалостливое выражение, он то прикусывал нижнюю губу так, что она белела, то распахивал рот, глотая воздух.
Том наклонился над ним, прижавшись своим лбом к его. Обхватив рукой челюсть Билла, он запустил пальцы в спутанные чёрные волосы, поглаживая большим пальцем скулу. Клочками вырывающееся изо рта Билла дыхание обдавало губы Тома своей горячестью. Он посмотрел вниз на покрасневшую мокрую головку, которая то появлялась, то исчезала во влажном кулаке Билла.

- Давай. Давай же, малыш, - едва слышно прошептал он.

Его самого вело, он дурел от наслаждения друга. Это доставляло ему гораздо большее удовольствие, чем если бы он дрочил сам себе. Ему нравилось смотреть и чувствовать, как кайфует кто-то другой. Как кайфует Билл.

Билл ещё шире развёл ноги, вцепившись в предплечье Тома и продолжая судорожно толкаться в кулак. Через какое-то время он напрягся всем телом, в последний раз посмотрел в карие глаза напротив, после чего его собственные глаза закатились, а из члена брызнула сперма. Том почувствовал простреливший друга оргазм, почти как свой собственный. Он заворожённо смотрел на искажённое оргазмом лицо: на надломленные брови, на закушенную губу, на капельки пота на лбу, на прилипшие к щекам волосы.

Никто в мире не смог бы сейчас убедить его в том, что они делают что-то неправильное. Где-то за спиной заходилась стонами Джесс, под ним содрогался его лучший друг, за стенкой напивались друзья, половине из которых не было восемнадцати. Но, знаете, плевать ему было на мораль. Они с Биллом с детства делали то, что подсказывало сердце. Всегда, в любой ситуации. Да и кому бы их осуждать, если мир вокруг и сам был донельзя развращён.

Том большим пальцем подхватил стекающую по внешней стороне члена белую капельку и тут же отправил её в рот. Билл устало улыбнулся и благодарно погладил предплечье друга, на котором чуть позже непременно появится синяк от его хватки. Том приблизился и соединил их губы, делясь с Биллом его собственным вкусом. Билл одобрительно улыбнулся сквозь поцелуй, он знал, что это один из любимых фетишей друга. Поэтому запустил язык ему в рот и с довольным стоном слизал то, что было у того на языке.

Отстранившись от его лица не больше, чем на десяток сантиметров, Том тепло улыбнулся и подмигнул приходящему в себя Биллу.

- Поехали, - шепнул он.

***

Парни приехали на побережье, в их тайное местечко. Этот пляж находился за чертой города, и они ещё ни разу не видели здесь ни единой души. В городе на пляже было людно, а на их Берегу они были полностью предоставлены сами себе. Они нашли его, когда в очередной раз сжигали бензин, катаясь по безлюдным окрестностям Вентуры. Именно здесь, вдали от людей, вдали от всего мира они больше всего любили рассуждать о том, кем они станут, и куда их может занести жизнь. Конечно, их мечты были слишком амбициозными. Как и каждый подросток, они считали, что навечно останутся молодыми, что взрослые проблемы их не коснутся, и они ещё долго будут рассекать вдвоём на отцовском кабриолете Тома.

Небо этой ночью было ясным, так что луна достаточно хорошо освещала берег. Парни расположились в паре метров от воды, так, чтобы накатывающие волны не смогли до них добраться, и открыли по банке тёмного крепкого пива, наслаждаясь тёплотой ночи.

- Тебе нужно кого-нибудь трахнуть.

Это было в стиле Билла - говорить то, что на уме, не задумываясь о необходимости произнесённых им фраз. На людях он ещё как-то контролировал себя, но когда они с Томом оставались наедине, он вырыгивал то, что крутилось на языке, словно не мог больше держать слова в себе и считал жизненно важным поделиться всеми своими мыслями с другом. Словосочетание "словесное недержание" как нельзя лучше характеризовало этот процесс.

Том хмыкнул:

- Мы еще можем вернуться. Твои хилые потуги вряд ли удовлетворили Джесс, - не воспользоваться моментом и не подколоть друга для Тома было почти кощунственно. На самом деле он был той ещё язвой.

- Есть вариант поближе, - произнёс Билл, расслабленно глядя на океан.

Том перевёл на него взгляд, пару мгновений задумчиво всматриваясь в профиль, а затем пробежавшись глазами по всей фигуре.

Несмотря на то, что они в буквальном смысле делили друг с другом свою личную жизнь, секса между ними никогда не было. Казалось бы, после всего пережитого вместе это было плёвым делом, но... Но. Было какое-то невидимое, останавливающее и вразумляющее "но", которое никто из них не смог бы внятно объяснить. Наверное, где-то на бессознательном уровне каждый понимал, что случись между ними секс, и они окончательно завязнут друг в друге. Увязнут в этом болоте по самую макушку. Оба в том или ином смысле дорожили своей свободой. Эта самая иллюзия свободы присутствовала и в их отношениях. Они понимали, что ловушка захлопнется, как только они переспят. А так... Так хотя бы оставался какой-то шанс на спасение, которое, по сути, не очень-то им было нужно. Каждый наверняка в тайне подумывал об этом, но их устраивало и то, что было между ними сейчас. Ведь дразнить, играть и ходить по грани гораздо интереснее.

- Возьму на заметку, - в итоге произнёс Том, сделав глоток пива и так же уставившись вдаль.

- Возьми, - и каждый понял эту брошенную невзначай фразу по-своему.

Парни некоторое время провели в молчании, и никто не смог бы точно сказать, как долго они так просидели. Оба наслаждались мгновением. Дневной зной уже отошёл, океан был достаточно спокойным, а из динамиков старого кабриолета голос вечно молодого Стивена Тайлера сменялся голосом Молко, а затем несравненным голосом обожаемого Мика Джаггера. Этой ночью невозможно было не наслаждаться.

- Здесь посидим или домой? - нарушил молчание Том.

- Может, смотаемся до Лос-Анджелеса?

Тома предложение не смутило нисколько. Он согласился в ту же секунду, как был задан вопрос.

- Предки не потеряют?

- Отошлем им фотку с голливудских холмов.

Билл заулыбался так, словно был уже там.

- Чокнутый.

- Ты должен был догадываться, не первый день знакомы.

Он заулыбался ещё шире, на что Том с улыбкой покачал головой. Затем притянул к себе за шею и смачно впился губами в губы друга. Билл чокнутый, это правда. Билл чокнутый, и это прекрасно. Если бы не его безбашенность, жизнь Тома была бы крайне уныла.

Подумав об этом, он всосал нижнюю губу, проведя по ней языком, словно поблагодарив Билла за то, что он есть в его жизни. Тот в ответ улыбнулся сквозь поцелуй и залез к нему на колени. Рукой, в которой находилась полупустая банка пива, он крепко обвил шею Тома, в то время как ладонь второй руки принялась гладить его скулу и чувствительное местечко за ухом. Том неаккуратно поставил собственную банку на песок, и та тут же завалилась набок. Он с упоением продолжил целовать Билла, проникая в его рот языком, попеременно доминируя и уступая. Руки опустились на худые бёдра, но не прошло и минуты, как они соскользнули на ягодицы. Огладив их и подхватив снизу, Том резко прижал пах Билла к себе, отчего колени друга разъехались в стороны, а сам он резко выдохнул ему в рот.

- Всё, поехали, - оторвавшись от влажных губ друга, произнёс Билл и, чуть качнувшись, поднялся на ноги.

- Давай, заноси свой тощий зад в тачку, - произнёс Том, хлопнув друга по заднице.

- Классный у меня зад.

- Кого ты обманываешь, Билл, он тощий.

- Кого ты обманываешь, Том, он классный, и он тебе нравится.

Не сговариваясь, парни посмотрели друг на друга так хитро и двусмысленно, будто замыслили какую-то пакость. На этот раз оба, несомненно, подумали об одном и том же.

Том снисходительно покачал головой и первым потянулся к дверце, садясь за руль, после чего в машину запрыгнул Билл, даже не потрудившись открыть дверь со своей стороны.

- До Лос-Анджелеса? Уверен, что захочешь потом в нашу деревню вернуться? - словно испытывая, спросил Том.

Билл в ответ лишь цыкнул и глянул на друга так, будто сделал тому великое одолжение, сев к нему в машину.

- Погоди! - спохватившись, Билл начал рыться в карманах. Том с интересом перевёл на него взгляд.

Билл чертыхнулся и уже приготовился расстроиться, как искомое попалось ему под руку. Из заднего кармана джинсов он выудил помятую пачку Мальборо с тремя сигаретами внутри. Нашарив на сиденье им же кинутую ранее зажигалку, он подкурил и блаженно вдохнул никотин.

- Теперь можно ехать, - он в привычном жесте закинул свободную руку на спинку сиденья, начав перебирать короткие мягкие волоски на задней части шеи друга.

Том завёл машину и под визг шин тут же рванул с места.

Попробуйте их остановить. Билл рассмеётся вам в лицо, и они с Томом унесутся на отцовском кабриолете навстречу своей Свободе, оставив весь мир далеко позади себя. Потому что они знают - никакая магия не сделает их свободными, только они сами.



"We gonna get free, free, free, free,
Free, free, free, get free.
We gonna get free..." ©


Конец

"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей