Проказники {slash, AU, цикл драбблов, G}

Aliena
Tell me how you love me with all your heart no more...
Аватара пользователя
Сообщения: 2377
Зарегистрирован: 11 фев 2018, 10:57

Проказники {slash, AU, цикл драбблов, G}

#1

Непрочитанное сообщение Aliena » 01 май 2018, 19:22


Название: Проказники
Автор: Мисана
Жанр/Категория: slash \иногда\, drabble
Рейтинг: G
Размер: цикл драбблов
От автора: Отдохнуть от занудства. Чисто отдохнуть от занудства – не более того
"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Aliena
Tell me how you love me with all your heart no more...
Аватара пользователя
Сообщения: 2377
Зарегистрирован: 11 фев 2018, 10:57

#2

Непрочитанное сообщение Aliena » 01 май 2018, 19:24




Как Том Санту караулил

Однажды Билл решил приятное маме сделать: цветов подарить. Денег у него не было, а у соседки, фрау Марты, росли замечательные маргаритки. Билл давно косился на них хитро, только фрау Марта на все поглядывания сурово смотрела, и Билл понимал, что не стоит ему соваться в сад соседки, иначе помимо маргариток надраны будут и его уши.
Но приятное маме хотелось сделать до зуда в кончиках пальцев. Тогда он решил, что если маргариток нарвет Том, а на него никто и не подумает, потому как к цветам он равнодушен, то преступление это свалить на Билла будет невозможно. Тем более, если он обеспечит себе алиби. Слово это он услышал буквально позавчера в каком-то детективе, и теперь жаждал использовать его.
Идея граничила с гениальностью. Билл сам себе похлопал в ладоши и пошёл на поиски старшего брата.
Тот обнаружился на крыше. Он валялся брюхом кверху, жевал травинку и напевал незамысловатую песенку, чуть щурясь от солнечных лучей. Билл приветливо пнул близнеца в бок и завалился рядом.
- Чё тебе? – спустя пару минут подал, наконец, голос Том. Младший уже известись весь успел, но решил, что первым не заговорит.
- Да так, - протянул он. – Ниче. Или мне нельзя тут валяться?
- Можно, - ответил Том и вытащил травинку изо рта. – Просто обычно тебя и финиками сюда не заманишь.
Больше, чем финики Билл любил только ирис. И то скорее потому, что его Тому было нельзя: тот забивался под брекеты, и его приходилось выковыривать часами. У Билла брекетов не было, поэтому он очень любил сосредоточенно жевать ириски, сидя рядом с Томом и светясь такой радостью, что любой фонарный столб мог бы позавидовать.
- Я соскучился, - ответил Билл, немного помолчав. – Ты всё свое свободное время здесь проводишь.
- Потому что ты ириски вечно жрешь, а я тоже хочу! – парировал Том, приподнимаясь на локтях. – А мне нельзя, как будто сам не знаешь!
- Зато тебе яблоки можно, а мне нельзя! Разве это справедливо? – возмутился Билл, подползая ближе и внутренне готовясь к драке.
- Не, ну я целыми днями их и не жру. И ты их не любишь!
- Я их не люблю, потому что я из-за них распухаю и чешусь, а так они мне очень нравятся!
- Так, стоп! – прервал поток речи Том. – Вернемся к моему вопросы: чё ты приперся?
- Сказал же, соскучился, - буркнул Билл и, поняв, что драки удалось избежать, воткнулся носом в ключицу брата.
- Ничё ты не соскучился.
- Ты должен обеспечить мне алиби, - выпалил младший, поняв, что затея со скукой провалилась и придется колоться.
- Каким это образом? – сразу стал серьезным Том, тоже посмотревший детектив. – Ты что, всё-таки урыл собаку фрау Хелены?
- До нее дело дойдет! – пообещал Билл. – Понимаешь, я хочу подарить маме цветов…
Том слушал внимательно. Даже не перебивал, только хмыкал иногда презрительно. Билл старался внимания на это не обращать – вот еще, много чести!
- То есть я должен обеспечить тебе алиби? – уточнил брат, дослушав. Младший энергично закивал.
- Нарвав цветов?
- Ну да,- подивился Билл тупоголовости близнеца. – Идеальное прикрытие!
- Это не идеальное прикрытие, это исполнение всей черной работы! – возмутился Том. – То есть я цветы дери, а ты потом их маме подаришь? Так не пойдет! Ты жульничаешь! Требую пятьдесят процентов любви и ласки.
- Тридцать, - сразу начал торговаться Билл.
- Сорок пять, или я с места не сдвинусь, - скрестил руки на груди старший.
- Сорок, и покончим с этим раз и навсегда, - серьезно ответил мелкий жулик.
- Ладно, по рукам, - протянул пыльную ладошку юный торгаш, думая о том, не продешевил ли.
- По рукам! – скрепил договор Билл.
- Ну, пойдем на дело?
- Ты – на дело, а я пойду вокруг мамы поотираюсь, чтобы она мне тоже алиби обеспечила.
- Только помочь предлагать не вздумай, а то она сразу догадается, и мы провалим мисси. То есть ты провалишь! – заметно занервничал Том. – Ты это… Ну, на диване посиди, телек вруби погромче, как ты это любишь, или еще можешь Скотти побесить. В общем, больше шума! Ну, как ты умеешь!
- Без тебя знаю, - отмахнулся младший. – Вали уже.
И преступники разошлись каждый по своим делам: Билл – отвлекать маму, а Том обеспечивать брату алиби. По дороге, впрочем, закралась в его светлую голову шальная мыслишка о том, что что-то тут нечисто, но он быстро ее отринул.
Нарвать цветов оказалось занятием далеко не таким простым, как казалось вначале. Фрау Марта постоянно сновала на кухне и высовывала длинный нос в окно. Как будто чуяла, что вот именно в этот момент Том Каулитц прикрывает своего брата, решившего подарить матери ее цветы.
Итак, фрау Марта слонялась по кухне, Том рвал цветы, всё шло хорошо. И, наверное, он бы даже донес их до дома, и, возможно, передал бы Биллу, чтобы тот вручил маргаритки маме, но вот беда: мимо шел герр Генрих, у которого они с Биллом буквально неделю назад наворовали яблок. На месте преступления мальчики пойманы не были, но, кажется, герр Генрих их отчаянно подозревал и всё старался изловить на какой-нибудь гадости, и надо же было такому случиться, чтобы вышло у него это именно сейчас!
В общем, Том даже мысленно попрощался со своим ухом, пока герр тащил его домой, чтобы сдать закону в лице матери. Мальчик даже вещественные доказательства не выкидывал – поздно. Застукан на месте преступления. Да еще так позорно! Билл точно засмеет.
Но Билл не засмеял. Увидев Тома, который едва касался земли носочками от того, как высоко поднял его ухо герр Генрих, брат побледнел и попытался срочно сделать влажную уборку по всему дому. Ну или хотя бы там, где стоял. В общем, стакан с водой у него из рук вывалился.
От смерти обоих спасла случайность. В тот момент, когда мама и герр Генрих увлеклись пересказом всех проделок, совершенных Каулитцами, братья потихоньку смылись на чердак, предусмотрительно закрыв дверь на замок. Противники пытались прорваться в их крепость, дабы всыпать по самое не балуйся, но тщетно. Замок был неприступен, и спокойные бывшие военнопленные теперь только хихикали да подсчитывали, сколько еще времени надо просидеть, прежде чем мать отойдет. Выходило, что торчать им на чердаке до самого вечера. А то и до ночи! В общем, то еще приключение.
- А где мои сорок процентов? – запоздало вспомнил Том о неоплаченном долге.
- Но ведь миссия провалилась, - выпучился на него Билл.
- Да, но в фильмах всегда есть предоплата.
- Ну, ты свою не взял.
- Я хочу забрать ее сейчас, - категорично заявил старший.
- Ну спустись вниз, попроси у мамы любви и ласки на двадцать процентов, - хихикнул Билл.
- Нет, ну я не с мамой договаривался, так что и платить не ей, а тебе.
- Ну ладно, - скорее для порядка скривился Билл. – Пообнимаю тебя минут десять. Но только в счет уплаты долга!
- Согласен!- просиял Том, распахивая объятия и сразу прижимая брата к себе близко-близко.
- Только никому не говори, - предупредил вредный младший, устраиваясь поудобнее. – И мне совсем-совсем не нравится.
- Мне тоже,- поспешил откреститься брат. – Это всё только из-за того, что я не признаю долгов. А это, - он поцеловал Билла в макушку. – Чтобы можно было минутку скостить.
- Это ты здорово придумал, - согласился Билл, глупо улыбаясь. – Очень хитрый прием.





Как Том приведение изображал


К бабушке они раз в год ездили. Том не любил туда кататься, а Билл – очень даже. Тому там было скучно: ни приставки игровой, ни гитары, ни друзей дворовых. Билл зато веселился за двоих: нападал на гусей из-за угла, и те смешно разбегались врассыпную, подкладывал кроликам травы и с упоением лазил на чердак, чтобы проверить, не прибавилось ли там привидений. Привидений всегда было одинаковое количество: ноль. Но Билл продолжал надеяться.
На этом и решил сыграть хитрый Том, когда их привезли к бабке в очередной раз. Вдоволь натрескавшись самодельных пряников и напившись молока прямо из бутылки, Том вытер усы, откинулся на стуле и начал думать, как изобразить из себя привидение. Ну или хотя бы маленького, милого упыря. Задача пред ним стояла трудная, но мальчик и сдаваться не привык. Сначала он сунулся в бабушкину комнату в поисках пудры и черного карандаша, но был крайне смущен тем, что бабка как раз переодевалась, да ещё и вслед получил выговор о том, какой он несносный мальчишка. Том постоял около комнаты, округлив глаза, но быстро пришел в себя и решил, что, раз экипировку спереть у бабки не получилось, то она сама виновата, старая карга.
Том вышел из дома, присел на ступеньку и пригорюнился. Времени оставалось всё меньше: сейчас Билл досматривал утренний выпуск детской передачи, которую старший, как уже большой, старательно игнорировал, а после (можно быть уверенным!) пойдет на чердак в поисках приключений.
Взгляд его упал на пристройку рядом с домом, и в голове мгновенно возник запасной план, который наверняка там уже был, просто виду не показывал. Мальчик вскочил и понесся в пристройку, тут же продумывая, как и что сделать. Внутри звенело предвкушение от предстоящей гадости, и он даже начал напевать какую-то детскую песенку, что совсем не подобало взрослому мальчику.
В пристройке он быстро нашел старую белую скатерть, чуть пожеванную молью, но вполне походящую на прикид старинного приведения. Ножницы он искал чуть дольше, поэтому дыры для глаз получились совсем уж уродливыми: слишком мало времени оставалось.
Том натянул на себя скатерть, поднял руки в устрашающем жесте и испытал страшнейшее разочарование: чертова тряпка сразу свалилась. Он выглянул из пристройки, прислушался. Телевизор продолжал орать. Том немного успокоился, огляделся по сторонам и, ничего не найдя, вытащил шнурок из капюшона толстовки. Натянул скатерть, повязал шнурок вокруг шеи, помотал руками. Скатерть больше не сваливалась. Победа!
Том аккуратно свернул свой костюм, запрятал под толстовку и побрел в дом, стараясь быть как можно менее заметным.
Все шло по плану. Его никто не увидел, и мальчик прошмыгнул в дом, сразу сбегая на чердак. Чуть подрагивая от нетерпения, он натянул скатерть, завязал ее аккуратным бантом под шеей и стал ждать своего звездного часа.
Час всё не наступал, и Том немного заскучал. На чердаке ко всем радостям не было ничего интересного, поэтому приходилось спокойно сидеть.
«Когда же эта чертова передача закончится», - понегодовал он, потирая вспотевший лоб.
Билл всё не шел, и Том почти задремал, когда из угла чердака выплыла фигура. Фигура была тощей, морда у нее была серая, как будто извалявшейся в пыли от цемента, а на руках громыхали цепи. Том посмотрел на фигуру две секунды, а потом, поняв, что на него напал призрак, завизжал как девчонка и попятился назад.
План отступления, впрочем, не был идеальным. Привидение продолжало наступать, а Том, как назло, споткнулся о какую-то фигню, и начал заваливаться.
«Вот и смертушка моя пришла», - обреченно думал он в полете. В голове пронеслись все самые хорошие моменты: и как они с Биллом смотрели мультики, и как бегали от соседской псины, и как драли цветы, и как ловили бабочек. Помирать отчаянно не хотелось, но он смирился с участью, ибо привидение всё ещё шло на него, выставив костлявые руки вперед.
Пребольно ударившись головой при падении, Том решил изобразить мертвого: вдруг прокатит? Одним глазом, впрочем, он продолжал наблюдать за призраком. Существо вдруг остановилось, почесало голову и спросило голосом Билла:
- Ты че, Том, помер, что ли?
Однако, зная всяких там привидений, Том отвечать не спешил: вдруг призрак захватил младшего и теперь разговаривает его голосом?
- Том, - голос привидения сорвался, задрожал. – Том, ну прости, а? Ну Том…
А потом призрак разревелся, и старший расслабился окончательно, поняв, что перед ним всего лишь Билл.
- Ну То-о-ом, - выл младший. – Ты же не мог помереть! Мы еще слишком многого не сделали! На речку вот не сбегали… Кур соседских не разогнали. Том, ну как я без тебя, а? – пальцы брата вцепили в плечи, а сам он носом уткнулся старшему в шею. В глазах предательски защипало: в самом деле, как мелкий без него? Будет продолжать детские передачи смотреть… А его, Тома, и не будет больше.
Не выдержав такой картины, Том и сам разрыдался в голос, вцепляясь в руки Билла и притягивая к себе еще ближе.

Вечером их, уснувших и опухших от рыданий, нашла на чердаке бабушка. Чертыхаясь, она перенесла близнецов в комнату, уложила в кровать и ласково потрепала каждого по волосам.
- Билл, - причмокнув во сне, пробормотал Том. – Я не помер, видишь?
- Угу, - отозвался младший, прижимаясь к Тому сильнее. – И не помрешь, пока кур не погоняем.
- Угу.



Как Том с мутантами боролся

Как-то у Тома Билла сперли. Посреди дня какие-то мутанты утащили. Только записку оставили: «Не вернем брата, пока гулять не пойдешь! Мутанты». Почерк у мутантов явно оставлял желать лучшего, и Том только разбирался в каракулях полчаса, а когда разобрался (и то не до конца!), перепугался так, что аж волосы, заплетенные в куцые дреды, на голове зашевелились. Это сколько же времени он потерял! Мутанты наверняка уже Билла всего запытали, ранений оставили, по носу набили.
Нет, так не пойдет. Надо брата выручать. А то где он еще такого найдет, на себя похожего? Том никогда этого не говорил, но их одинаковость ему нравилась. А если мутанты убьют близнеца, то и говорить будет некому. Нет, точно, надо переставать терять время и идти спасать Билла, пока эти уроды ему голову не откусили. А то они могут – Том в фильме как-то смотрел.
Однако идти на мутантов с голыми руками – настоящее самоубийство. Нужно найти оружие. Том подскочил и понесся из гостиной, где нашел записку, в свою комнату. Там залез под кровать и начал выбирать. Вертолет не подойдет – мутанты его на раз-два собьют, жалко. Машины тоже особо не спасут. Том копался под кроватью добрых десять минут, перебирая свои сокровища, добытые в походах на соседских мальчишек. В сухом остатке он имел: бластер, стреляющий пластиковыми пулями, угрожающего вида игрушечную псину, которая зловеще тявкала, стоило ее хорошенько пнуть, собственными руками выточенное копье (оно уже спасало ему жизнь, когда индеец-Билл и индеец-Том ходили на белокожих врагов), самодельный лук и стрелы. Стрел, правда было маловато: две – на него и на Билла, но всё лучше, чем ничего.
Выбравшись из-под кровати, Том пошел в мамину комнату, нашел тени и щедро намазал ими щеки наподобие Рембо. Теперь он выглядел крайне устрашающе в своей боевой экипировке и разукрашенный. Оставалось только найти, куда мутанты спрятали Билла.
«Пойду куда глаза глядят» - решил спаситель и, обвесившись боевым оружием, чтобы не мешало, вышел из дома. Солнце слепило путника, гравий под ногами мешал ему идти, норовя забиться в сандалии, но ради брата Том был готов преодолевать любые неприятности. Ноги привели его к домику на дереве. Внутри определенно кто-то был: из домика раздавались голоса, а кто-то даже надсадно выл. «Запытали!» - пронеслась в голове Тома мысль, и он припустил что есть мочи к хлипкой лесенке, которая вела в пристанище путников.
Забравшись, он задумался, что делать дальше. Можно было, конечно, начать обстреливать неприятеля через окно, но стрел было всего две, а сколько врагов Том не знал. Поэтому старательно пнул собаку в домик. Та залаяла устрашающе и поскакала в помещение. Разговор затих: противник определенно пребывал в замешательстве. Тогда-то и настал звездный час Тома! С дикими воплями он выбил держащуюся на одном честном слове дверь и влетел внутрь, размахивая луком. Выпустив одну стрелу в никуда и вторую – в ляжку одного из мутантов, Том вытащил бластер и огляделся. Билл сидел в самом углу дома, испуганно озираясь, а второй мутант, самый патлатый из всех виданных прежде, пятился от него к окну.
- Врешь! Не уйдешь! – в запале крикнул Том и ткнул мутанта копьем. Тот кулем с картошкой повалился на пол, подняв ручищи вверх.
- Том, - прошептал Билл. – Мы как раз с Георгом разговаривали о том, что он готов вернуть тебе твоего робота.
- Точно готов? – угрожающе посмотрел на патлатого мутанта Том, на всякий случай еще разок тыкая его копьем. Мутант отчаянно закивал, а спустя пару секунд тихо добавил:
- Если ты вернешь мне приставку, на меня мама орет уже.
- Хорошо, - согласился Том. – Сегодня зайдешь и заберешь. А где мутанты?
- Мы их уже побороли, - пробормотал Густав, вставая и потирая простреленную попу. – Пацаны из соседнего района ушли сегодня ни с чем.
- Правда, и мы ничего не добыли.
- Это потому, что меня не было! – гордо выпятил хилую грудь Том.
- Так а че ты обижался?
- Потому что ты моего робота спер!
- Да отдам я его!
- Вот когда отдашь – тогда и пойдем в бой все вместе, - надул губу мальчик, но тут же улыбнулся: - Пойдемте к нам, мама конфет купила.
"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Ответить