• Администратор
  •  
    Внимание! Все зарегистрировавшиеся Aliens! В разделе 'Фото' вы можете принять участие в составлении фотоальбома. Загружайте любимые фотографии, делитесь впечатлениями, старайтесь не повторяться, а через пару-тройку месяцев подведем итог и наградим самого активного медалью "Великий Фотокорреспондент Aliens"!
     

Спой мне {slash, RPF, romance, fluff, songfic, twincest, Tom/Bill, R}

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

Спой мне {slash, RPF, romance, fluff, songfic, twincest, Tom/Bill, R}

#1

Непрочитанное сообщение Aliena » 09 апр 2018, 20:07

Автор: Остроухий няш
Название: Спой мне
Персонажи: Том/Билл
Рейтинг: R
Жанры: slash, RPF, romance, fluff, songfic, twincest
Размер: Мини
Статус: закончен
Краткое содержание:
Том разошелся не на шутку. Напевая имя брата, он вскочил на ноги и прыгал вокруг него, выделывая невероятные па. "Билли, спой мне, Билли!" - хохотал Том. Билл смотрел на него со смешанным чувством восторга и радости, а потом медленно запел, по-прежнему улыбаясь.
От автора:
Хотелось сконцентрировать внимание читателя на ощущениях и воспоминаниях близнецов, а не на самом сексе.
Это будет сопливо-приторный флафф с избытком романтики.
Весна на меня действует, видимо ^^

"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

#2

Непрочитанное сообщение Aliena » 09 апр 2018, 20:08

Окно было распахнуто, и легкая тюлевая занавеска плавно колыхалась от ветра. Билл сидел молча, наблюдая, как любимые пальцы перебирают струны. Музыка была легкая и одновременно волнующая, почти невесомая, но очень чувственная. Билл закрыл глаза; от выпитого алкоголя слегка кружилась голова, и почему-то хотелось смеяться. Его медленно заполняли тепло и нежность, однако вместе с тем его охватывало чувство неземного будоражащего трепета. Прерывисто вздохнув, парень открыл глаза и вдруг столкнулся взглядом с точно такими же карими омутами.
- Спой мне, - мечтательно произнес Том.


- Билли, спой мне, Билли! - заливисто хохотал Том, - Билли, пой мне!
Он разошелся не на шутку: продолжая напевать имя брата, он вскочил на ноги и прыгал вокруг него, выделывая невероятные па. Билл смотрел на него со смешанным чувством восторга и радости, а потом медленно запел, по-прежнему улыбаясь.
- Come and rescue me, I'm burning can't you see? Come and rescue me, only you can set me free. Come and rescue me...


- Rescue me... you and me...
Билл замолчал, а потом вдруг неожиданно громко расхохотался, время от времени закидывая назад голову, освобождая лицо и плечи от непослушных волос. Том потянулся к нему, и Билл не заставил себя ждать. Легкий поцелуй в уголок губ, пара невинных укусов за нижнюю губу и острожный язычок, медленно проникающий в теплый рот брата, - Том ждал, не спеша перенимать инициативу, он знал, что Билл так любит, знал, что ему нравится все делать самому. Они оба ждали той близости, которая для них являлась чем-то большим, чем просто секс. Это было единение душ, высшая степень понимания, когда уже не нужно никаких слов, когда они могут разговаривать друг с другом на совершенно ином языке — языке страсти, любви и нежности. Не нужно было никаких намеков, не действовали ни доводы разума, ни законы логики, все было совершенно нормальным, естественным и необходимым для них обоих.


Дверь распахнулась, и в номер ввалились два изрядно выпившие подростка. Том схватился за брата, но споткнувшись обо что-то в темноте, упал, утянув Билла за собой на пол. Брюнет глупо улыбался, уткнувшись носом в шею брата, бормоча что-то, сбивчиво дышал, ластился. Том на мгновение затих, стараясь уловить запах Билла, такой родной, близкий и до одури сладкий; от него пахло сигаретами, выпивкой, лаком для волос, но Том готов был бы поспорить, что есть что-то еще, притягательное, но вместе с тем неуловимое, а потому еще более волнующее.
- Томми, - жалобно прошептал Билл в самое ухо, жарко выдыхая и опаляя мочку своим неровным дыханием, - отнеси меня спа-а-ать.
Язык заплетался, и парень не мог толком ничего произнести, путаясь в гласных и растягивая слоги. Том недовольно засопел, выказывая свое нежелание нести куда-то это почти безжизненное тело. Почувствовав, что волосы брата лезут в лицо, щекоча подбородок и кончик носа, Том осторожно приподнялся на локте, отмечая про себя, что такой тяжелой его голова, пожалуй, не была еще никогда. Копаясь в пушистой черной копне волос, лезущей и в рот и в глаза, Том уже начинал откровенно злиться, когда Билл вертел головой, и его волосы, казалось, лезли отовсюду. А в следующее же мгновение Том пальцами наткнулся на что-то мягкое и теплое, а затем их окутало теплом и влагой. Зубы легко покусывали подушечки пальцев, а скользкий язычок аккуратно скользил по ногтевым пластинкам. Билл издал какой-то полувсхлип-полустон, и тогда Том, ошалевший от этой выходки брата, изумленно отдернул руку...


Руки Тома плавно опустились на плечи Билла, пробежались вдоль позвоночника до поясницы, помня каждую линию, каждый изгиб, забрались под футболку и гладили спину, подрагивающую от страсти. Том осторожно отложил в сторону гитару и наклонился к брату, снова тягуче целуя его. Кровь быстрее побежала по жилам, а в голове отдавались гулкие удары сердца. Он слышал учащенное дыхание Билла и точно знал, что он испытывает то же самое. В тот момент, когда Тому стало казаться, что ничего сладостней на свете быть не может, Билл проник языком глубже в рот брата и с тихим стоном сильнее прижался к нему. Наслаждение словно переливалось из одного брата в другого, оно объединяло их, дарило чувство отстранения и выбрасывало из реальности; и время будто останавливалось, и весь мир останавливался, и переставало существовать все, кроме них. Поглощенные этими ощущениями, они изнывали от удовольствия, успевая лишь жадно хватать ртом воздух и едва ли сдерживали стоны, рвущиеся из груди.


- Ненавижу, ненавижу их, - зло шептал Билл, почти шипел и цеплялся тонкими пальцами за плечи брата, - каждый день новая... ненавижу!
Внутри Тома теплилось что-то щемящее, когда он смотрел на Билла, пышущего злостью. И это только потому, что вчера после концерта он провел очередную девушку в свой номер. Все-таки Билл жуткий ревнивец. Он ведь прекрасно знает, что, как бы банально это ни прозвучало, девушки для Тома — это всего лишь развлечение. К тому же, нужно как-то оправдывать свой образ.
- Обними меня, - глухо просипел Билл.
Том повернул лицо брата к себе и тихо прошептал в самые губы.
- Ты же все знаешь.
- Я все знаю, - согласился Билл, - но я все равно всех их ненавижу.
Том ласково усмехнулся. Билл похож на большого и доброго ребенка. А сейчас он обиделся. Обиделся по-детски, капризно, упрямо.
- Эй, - почти беззвучно выдохнул Том, - посмотрим что-нибудь?


Билл хаотично гладил Тома по волосам, в перерывах между поцелуями, жарко шепча его имя. Руки скользнули к низу живота и сразу же ощутили тепло, рожденное возбуждением Тома. Билл почувствовал между своих бедер руку Тома, повинуясь безмолвной просьбе, он раздвинул ноги, полностью отдаваясь человеку, которого любил больше жизни.


Том гладил брата по спине, лежа на просторной кровати, увидев, что Билл, голова которого покоилась на его плече, открыл глаза, Том поцеловал его в висок.
- Я бы хотел, чтобы мы умерли вместе. - вдруг сказал Билл.
- Что? - не понял Том.
- Представляешь, один из нас умрет раньше? Я бы не вынес этого. Я бы просто не смог. Вот во всех сказках: «Они жили долго и счастливо и умерли в один день». Знаешь, почему в один день? Потому что так никому не придется страдать.
Том приподнялся и заглянул ему в лицо.
- Я пока не собираюсь умирать. И ты тоже. Я ведь прав?
- Прав...
Билл прижался губами к венке на шее брата, затем опустил голову на его грудь и тихо вздохнул, прислушиваясь. Тук-тук-тук...


Том целовал шею Билла, его плечи, руки. Они двигались в одном ритме, проваливаясь в мягкую истому, впивались друг в друга жадными поцелуями, но в их прикосновениях не было обезумевшей страсти, была бесконечная нежность, радость и спокойствие. Они упивались своей близостью, которая была пронизана чувственностью и носила какой-то возвышенный, неземной характер.
Комната была погружена в тишину, которая изредка прерывалась глухими хриплыми голосами:
«Билл...»
«Том...»
«Билл...»
"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей