• Администратор
  •  
    Внимание! Все зарегистрировавшиеся Aliens! В разделе 'Фото' вы можете принять участие в составлении фотоальбома. Загружайте любимые фотографии, делитесь впечатлениями, старайтесь не повторяться, а через пару-тройку месяцев подведем итог и наградим самого активного медалью "Великий Фотокорреспондент Aliens"!
     

Голый король {slash, RPF, twincest, OOC, drabble, G}

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

Голый король {slash, RPF, twincest, OOC, drabble, G}

#1

Непрочитанное сообщение Aliena » 19 апр 2018, 15:17


Название: Голый король
Автор: Мохнатый Кокось
Категория: slash
Жанр: RPF, twincest, OOC
Рейтинг: G
Размер: драббл
Статус: закончен
"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

#2

Непрочитанное сообщение Aliena » 19 апр 2018, 15:18

А король-то голый!



- Выглядишь как последняя блядина на районе, - сказал Том как бы «кстати», проходя из комнаты в туалет.
Билл так и замер у зеркала, продолжая нажимать на тюбик с блеском, остановившись, лишь когда на руку попала бесцветная липкая масса. Он потянулся за влажной салфеткой. Пока вытирал палец, заметил, что руки у него крупно дрожат, и вообще, они такие худые, что выглядят несколько болезненными. Хотя вряд ли бы блядь могла выглядеть болезненно худой. Или могла? Конечно, было бы честно за это дать Тому по башке со всей дури, но… наверное, Билл и сам так считал где-то в глубине мозга. Блядского мозга, - добавил блядский мозг.
Итогом размышлений был еще один слой прозрачного блеска, который склеивал губы до развратного причмокивания в первые пять минут разговора. Но разговаривать сейчас не хотелось.
Том вышел из туалета и закурил.
- Как хорошо-то… - тихонько сказал он, выпуская дым через нос.
Билл оглядел довольную физиономию близнеца, показательно фыркнул и отвернулся к зеркалу с намерением нарисовать еще более длинные стрелки. Но отражение в зеркале почему-то не радовало.
- Э, ну Билл, ну ты обиделся что ли? – пробурчал Том над ухом, когда заметил, что брат его игнорирует, - На этот раз из-за чего?
- Да. Представь себе, бляди тоже обижаются.
Билл продолжил крутиться перед зеркалом. Он даже специально немного отклячил задницу. Ну, чтобы соответствовать своему статусу.
- Ты просто выглядишь… ну…
Том по привычке пересчитал проколы брата в левом ухе, подумав, что машинальный счет до трех – какая никакая, но математика.
- Давай, не стесняйся в выражениях. Что ты молчишь? Как шлюха, как кто еще?
Том подбирал слова, глядя при этом на блестящие губы Билла, казалось, они желейные и даже подрагивают.
- А ты разве не этого эффекта всегда добивался? Чтобы тебя все хотели?
- Нет. Мне просто нравится так выглядеть. И остальным тоже это нравится.
- Ага, конечно.
- А что? Они же всегда говорят, какой я красивый. И ты тоже!
- Сексуальный, в первую очередь… Билл…
- Красивый! – он разве ногой еще не топнул.
Том вздохнул так, чтобы близнец не заметил. В голове не укладывалось, что тот всю жизнь не разделял понятия красоты и сексуальности.
- Ну зачем тебе это все?
- Блядство?
Том шикнул и отвернулся. Иногда Билл проявлял всю свою вредительско-мстительную сущность. Сохранить спокойный тон было невозможно.
- Я сказал без задней мысли, понимаешь? Я не имел ничего в виду! И не хотел тебя обижать, я думал, ты и так это знаешь, думал, что ты этого и добиваешься – чтобы тебя все хотели.
- Да, блин, добиваюсь. И чтобы ты в том числе!
- Да иди ты.
Через несколько секунд Тома уже не было в комнате. Ушел и хлопнул дверью для пущего эффекта. Правда, Биллу тоже не очень-то хотелось отставать в эффектности. Тем более в этом он знал толк.

В косметике и не было необходимости. Просто ему захотелось. И вот спустя столько лет он слышит от «отражения» подобное. Где благодарность? Где благодарность за то, что в их тандеме он всегда нес тяжелое бремя красоты? Конечно, сейчас Билл очень утрировал, но обида сидела плотным комочком где-то у желудка и заставляла преувеличивать и бесноваться от злости, а еще считать себя жертвой.

Когда Билл вышел ко всем при полном параде вниз, он отметил, что на него все посмотрели. Правда, фурора он не произвел. Привычка, черт ее побери. Густав, конечно, просто провел снизу вверх взглядом, потом закатив глаза, но это свидетельствовало о его мысли «Ну вот опять!», а это была не самая худшая мысль, по мнению Билла. Зато Эбель совершенно ошарашено… крякнул? Билл дернул плечом, не хватало только селезня на его задницу. Йост отреагировал слишком обычно и вообще как-то чересчур по-йостовски: цокнул и сразу ретировался в другой конец комнаты. В общем, ничего отменного, ничего из того, что бы он хотел увидеть, что бы заставило Тома почувствовать себя неправым (а еще чмом и придурком, но это уже опционально). Всё это становилось немного похоже на бытовуху, и от того – скучно.

В туалет он ушел отнюдь не из-за нужды. Просто надоело сидеть там, на этом покрякивающем (всё этот Эбель!) празднике жизни и веселья, без участия и в полном игноре. Нет, с ним общались, но не тот, кто ему был нужен. Этот недоделанный сутенер сидел и выдавал шутки чаще, чем пулемет, правда, с осечками, потому что Билл был готов поспорить, что всё это шутовство – не более, чем искусная игра для выведения его, Билла, из себя. Хотя в этом Том преуспевал как никто другой. И это бесило ещё больше.
Глядя на свое отражение, Билл думал, что самым верным решением будет вернуться «в номера», заказать бухла и предаться меланхоличным размышлениям о своей блядской сущности. Но это опять-таки подтверждало бы правоту Тома и тогда… Тогда Билл бы оказался неправым. А этого он очень не любил. Но «в номера» он всё же вернулся.

В первую очередь, захотелось умыться. Он так рьяно натирал свое лицо губкой, что кожа стала красной, будто после ожога. Собственно, так оно и было. Но обжегся он несколько другим местом, которое сейчас продолжало плавиться от слов брата. Билл сам не понял, в какой момент задрожали губы и намокли глаза. Он еще раз сполоснул лицо, на этот раз – холодной водой и пошёл раздеваться. К черту всё, пусть думают что хотят. Он сейчас разденется и ляжет спать. В его кровати нет язвительных обалдуев, которые скажут, что он дешевка.

Но перед сладким отправлением в кроватку, Билл почему-то задержался у зеркала. Он был в одних трусах и стал рассматривать свое тело. Тощие ноги-спичечки, тощая задница, тощая тушка, а на ребрах можно стирать вещи, как на доске, в общем, унылая картина. Наверное, ему надо будет начать кушать. Пора готовиться на убой. Собственным братцем, между прочим!
Когда Билл развернулся, он увидел Тома, вальяжно стоящего у дверей. Он даже не услышал, как тот зашел – вот до чего доводят такие отстойные наблюдения за собой.
- Привет, - тихо сказал Том.
- Здрасьте, блин, - только его сейчас не хватало.
- Билл, прекращай дуться. Я поговорить пришел.
- Ой, а ты ещё не наговорился? Я думал, ты все сказал.
Язвить Билл умел, это факт. Особенно в таком состоянии.
Том будто бы не понял настроения брата и подошел ближе.
- Я ничего такого не имел в виду, повторюсь. Но ты пойми, для меня это всё так странно…
- Раньше ты так не думал. Всё, свали, я ложусь спать.
Билл для подтверждения серьезности намерений стал взбивать подушку, но втайне ожидал от Тома убедительных извинений (и клятв в вечной любви и верности, но это, опять же, опционально).
- Слушай, ты просто иногда перебарщиваешь. Ты и без этого красивый. Без косметики и странных одежек. Ты это знаешь?
Билл принципиально не смотрел на Тома, потому что чувствовал, что для добротной истерики не хватает только взглянуть на всегда честного близнеца.
- Прекрати, Том.
Наступила очередь сдаваться Биллу. Потому что Том это уже сделал.
- Я же серьезно. Мне вот так много больше нравится. Вот такой Билл – это ты. Даже если строишь из себя оскорбленную девственницу.
- Ох, заткнись.
Билл расслабленно откинулся на кровать, зная, что сейчас его пробьет на откровения.
- Я ведь и для тебя стараюсь. Мне кажется, что если не эта яркость, то на меня перестанут обращать внимание… И я этого боюсь.
- Мой брат – идиот, - тихонько смеясь, выдал Том уже полете на кровать.
- Ой, как будто мой брат отличается умом и сообразительностью, - фыркнул Билл.
- Ну иди сюда, малыш, - Том с готовностью распростер объятия.
- Малыш? Это что-то новенькое, - проговорил Билл, с такой же готовностью придвигаясь ближе.
- Да, как и твой сегодняшний раскрас.
- То есть ты считаешь, что даже вот так, «голышом», без косметики и интересной одежды, я мог бы быть кому-то интересным?
Вообще-то в руках Тома это всё переставало иметь значение. Потому что ответ сейчас был очевиден. Но как же хотелось его услышать!
- Ага, и я боюсь, что даже не только мне и родителям, прикинь?
Билл дышал в томовскую майку, но знал, что брат сейчас снисходительно улыбается.
- Но я все равно не откажусь от всего этого…
- Я знаю.
- Скажи, а у меня слишком худое тело?
- Мм, да ты всегда такой вроде.
- Да? Ну ладно. Может, мне стоит начать есть?
- Может.
- А ещё я замечу, что ты так и не извинился.
- Стоит?
- Ладно, хрен с тобой.
- Всегда со мной.
- Мой брат – идиот, - удачно ввернул Билл сентенцию Тома.
- Но идиот хочет заметить, что для человека, который ложится спать, ты слишком много болтаешь.
- Пожалуй, да, - согласился Билл.
Спустя несколько минут, уже под одеялом Билл чувствовал холодные пятки Тома, совершенно нагло нагревающиеся об его тощие ноги. Он поежился, но потом лишь прижался сильнее и чуть-чуть подтянул сползающие трусы.
Возможно, голого «Билла» и видели несколько человек. Зато голого Билла видел только Том.



Конец.
"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость