• Администратор
  •  
    Внимание! Все зарегистрировавшиеся Aliens! В разделе 'Фото' вы можете принять участие в составлении фотоальбома. Загружайте любимые фотографии, делитесь впечатлениями, старайтесь не повторяться, а через пару-тройку месяцев подведем итог и наградим самого активного медалью "Великий Фотокорреспондент Aliens"!
     

Кто такая Элис или Мальчик, не ной! {slash, RPF, humor, twincest, Билл/Том, NC-17}

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

Кто такая Элис или Мальчик, не ной! {slash, RPF, humor, twincest, Билл/Том, NC-17}

#1

Непрочитанное сообщение Aliena » 17 апр 2018, 18:59


Название: Кто такая Элис или Мальчик, не ной!
Автор: Mary Lekonz
Пэйринг и персонажи: Билл/Том, Георг Листинг
Рейтинг: NC-17
Жанры: humor, повседневность, twincest
Размер: мини
Статус: закончен
Краткое содержание:
- А на самом деле ты кого собираешься изображать?
- Не знаю, - Билл беззаботно улыбнулся. - По ходу действия придумаю. Главное, что я переоденусь в драг-квин. Мне, если рассудить, и деваться-то некуда. Всё остальное мы уже снимали.
Том вздохнул. Не любил он эти импровизации.
Посвящение: Всем, кто оценил клип "Boy don't cry". И тем, кто поборол себя и посмотрел!))
Примечания автора: Клип "Boy don't cry":
"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

#2

Непрочитанное сообщение Aliena » 17 апр 2018, 19:00

"А что это за девочка и где она живет
А вдруг она не курит, а вдруг она не пьет
А мы с такими рожами возьмем да и припрёмся к Элис!
- Элис? Кто такая Элис?!"
М. Башаков
оригинал - "living next door to alice" Smokie


Полуденное солнце заливало тёплыми яркими квадратами дорогой паркет шикарных апартаментов в центре Берлина. Великолепный Том Каулитц завтракал, удобно поместившись в широкое антикварное кресло. От тщательно расчёсанных длинных влажных волос приятно пахло любимым шампунем, а от кожи - увлажняющим кремом. По плечам струился шёлковый цветастый халат, подаренный Биллу когда-то давно "тем-кого-нельзя-называть-по-имени-в-интервью" и которого Том небезосновательно называл "наш бывший". Аккуратные стопы нежились в гламурных розовых шлёпанцах с пушистыми помпончиками, оставленных спешно бежавшей Рией и совершенно случайно подошедших по размеру. Том блаженствовал и наслаждался свободным днём, вдыхая аромат свежесваренного кофе и слегка поджаренных тостов, лениво слушал по новостному каналу о произошедшем в мире, изредка осуждающе качая головой в ответ на очередные несправедливости.

- Хватит жрать! - разрушил идиллию младший брат, заслоняя экран своим голым расписным торсом. Подтянул спортивные штаны, уселся рядом, вытянул босые ноги.
- Ты определился наконец с клипом? - мягко спросил Том, улыбаясь близнецу.
Воспоминания о прошедшей горячей ночи ещё не выветрились из памяти и тела. Однако, надо было уже напомнить брату о сроках, поторопить в его метаниях и сомнениях.
- Угу, - промычал Билл, прикуривая натощак и одновременно вытаскивая из пафосной чёрной папки отпечатанные листы.
Том знал привычку нанятого режиссёра по старинке обмениваться бумагами и обречённо нацепил на нос новые очки.
- У тебя такой умный вид, - выговорил Билл, пришепётывая из-за зажатой между губами сигареты.
Не обращая внимания на утренние подколы младшего, Том уставился в маловразумительный текст, перечёркнутый вдоль и поперёк, надписанный поверх отпечатанного биллиным кривым почерком и приправленный внизу страницы порнографическим рисунком ебущихся ёжиков.
Билл курил и щурился на солнце за окном.
Том отодвинул от себя сценарий и снял очки. Молча потёр переносицу.
- Я всё объясню, - тут же отреагировал младший.
Том пожал плечами.

Мотивы близнеца были ему отчасти понятны. Весь год с европейских подиумов не сходили странные мужские коллекции, фасонами и расцветками попирающие само понятие сильного пола. Билл с оханьем и завистью восхищался смелостью модельеров, не побоявшихся представить миру фиолетовобородых, юбконосных мужиков на лакированных платформах в легкомысленных пиджачках и кофточках цветов укуренных попугаев. Том взирал на всё это безобразие с искренним недоумением и страхом за будущее.

- Мир уже пережил брючную революцию, когда прекрасные дамы отстояли своё право носить штаны наравне с мужчинами, - логично пояснял Билл. - Теперь, хоть и с опозданием, настало время мужчин провести революцию юбочную!

Иначе говоря, Биллу очень хотелось выебнуться, но здравый смысл и мрачный брат тормозили вдохновение на корню. Клип на песню со странным и туманным текстом оказался отличным поводом, чтобы фронтмен смог оторваться в своё удовольствие.

- Не надо мне ничего объяснять, - выговорил Том на слегка виноватый взгляд карих глаз. - Ты подумай, что расскажешь мировой общественности и фандому.
Билл улыбнулся и заметно выдохнул.
- Да очень просто, - легкомысленно взмахнул руками, открыл новую вкладку в ноутбуке. - Вот, логический обоснуй.
"Каждый раз, когда я в депрессии... - прочитал начало Том и рассмеялся.

Билл Каулитц отличался завидной эмоциональной стабильностью, что позволяло ему очень быстро соображать в трудных ситуациях, адекватно реагировать и делать соответственное выражение лица. Том считал, что при случае Билла вполне можно снарядить встречать инопланетян - уж кто-кто, а младший не растеряется и не впадет в истерику, очарует, заболтает, споёт, расцелует в три щеки и пять глаз, или как получится. Депрессия? Билл знал об этом из тщательно изученных статей, поскольку считал, что образу трепетного романтика никак без названного явления не обойтись.
- Итак, когда у тебя депрессия... - Том углубился в чтение.

Билл смачно хрустел тостами. Прочитав текст, старший брат нахмурился и скрестил руки на груди. Билл с безмятежным лицом налил себе кофе.
- Судя по данной выкладке, ты во-первых, во время своих затяжных переживаний переодеваешься в девочку и тусишь по подозрительным клубам, а во-вторых, предлагаешь делать тоже самое своим поклонницам. Оригинально.
- Не драматизируй. Женское восприятие, бро, намного гибче мужского. Моя задача лишь подтолкнуть лучшие умы фандома, который у нас всё-таки женский, в нужном направлении. Остальное они додумают сами, причём с подробностями, которые нам и не снились.
Том аккуратно макнул тост в вазочку с клубничным джемом.
- Зачем усложнять, ведь у песни есть история? Визуализировать эту девушку инопланетную. Устроить встречу с тобой, любовь, все дела... Закат красивый, постель помятая... - под конец фразы Том заметно иссяк, смотря в темнеющее лицо близнеца.
- Том, это тупо, - Билл точно отзеркалил жест брата, собираясь отстаивать свою позицию. - У нас уже есть "What if", проще некуда - что думаю, то пою, а что пою, то и снимаем. Я хочу, чтобы эта песня с клипом воспринималась сложнее.
Старший брат не желал спорить. Прекрасный день и вкус клубники на губах совершенно к этому не располагали.
- А на самом деле ты кого собираешься изображать?
- Не знаю, - Билл беззаботно улыбнулся. - По ходу действия придумаю. Главное, что я переоденусь в драг-квин. Мне, если рассудить, и деваться-то некуда. Всё остальное мы уже снимали.
Том вздохнул. Не любил он эти импровизации.

Вскоре Билл дал отмашку готовить репетиционное помещение студии к съёмкам и поставил задачу создать видимость крутого ночного клуба. Изначальную идею просто снять на вечер зал в настоящем клубе, которых в столице навалом, младший отмёл как неудобную для него лично и грозящую спойлерами от посторонних людей. Весь день группа техников, отпыхиваясь и матерясь вполголоса, перетаскивала тяжёлые предметы, следуя указующим взмахам фронтмена и советам режиссёра. Параллельно Билл созванивался с приятелями и в результате позвал на съёмки всю берлинскую тусовку.

Вечером, во время неторопливого общения Тома с Георгом по скайпу, полуголый младший брат влез в разговор и напомнил Листингу о клипе, как о чем-то решённом. Георг, к удивлению Тома, радостно закивал головой.
- Завтра приеду. Я уши достал и даже хвостик!
- Умница мой, - умилился Билл. - Увижу расцелую.
- Я опять не в курсе? - осторожно поинтересовался Том.
Парни сделали загадочные лица.
- Томчик, - подластился Билл, когда Георг засуетился в предчувствии пиздюлей и спешно распрощался. - Я специально ничего не рассказываю, чтобы ты сразу оценил на съёмочной площадке. Свежим взглядом. Кому же мне ещё доверить общее впечатление? Все вокруг такие олухи!
Том посмотрел в честные карие глаза и решил не обзываться на ночь глядя.

На следующий день причёсанный и прихорошившийся Том наблюдал за одетым в концертное и блестящее братом и встречал вместе с ним подъезжавших знакомых и друзей на импровизированную вечеринку. Помещение преобразилось до неузнаваемости, вполне создавая пугающее впечатление хронического праздника. Коллега Георг Листинг прибыл одним из первых, неожиданно весёлый и воодушевлённый.
- Так не терпится принять участие? - наугад спросил Том.
Басист покачал головой.
- Надеюсь, что не попаду в кадр. Я не такой смелый.
- Ты зайчишка-трусишка, - высказался Билл, и оба жизнерадостно заржали.

Том сдвинул брови, но в этот момент на айфон позвонил Густав Шеффер и серьёзным голосом объявил, что надеется на старшего Каулитца как на самого себя, чтобы ему, уважаемому отцу семейства, потом не пришлось краснеть за сомнительное творчество коллектива. А иначе Густаву Шефферу придётся собственноручно проводить разбор полётов с последующей профилактической еблей.
- Какого хуя? - потрясённо взмахнул айфоном Том, искренне не понимая, почему он должен отвечать за близнецовые фантазии перед шефферовской малолетней дочерью. Перспектива наказания от драммера не вдохновляла, и Том, поулыбавшись для вида снующему оператору от музыкального канала, затащил брата в ближайший угол.
- Рассказывай, что придумал, а то у меня мозги вскипают.
- Мы снимаем вечеринку, - спокойно Билл. - А чтобы не скучно было просто тусоваться, вечеринку объявили тематическую. Сейчас всё сам увидишь.

Том хотел ещё поспрашивать, но вытаращился на подошедшую знакомую - весьма известного берлинского дизайнера. Лейла всегда напоминала Тому о суровых арабских воинах времён македонских походов, но сегодня предпочитающая мужской гардероб восточная женщина предстала в элегантном тёмном платье в пол. Густая грива чёрных вьющихся волос, сдерживаемая лишь тонким мерцающим ободком диадемы, окутывала обнажённые смуглые плечи. В руках Лейла держала бутыль дорогущего шампанского и маскарадную полумаску.
- Невероятно шикарна! - впал в экстаз Билл. - Настоящая Чёрная Королева!
- Я старалась! - с неподражаемым гортанным акцентом отозвалась довольная Лейла и сделала большой глоток прямо из горла.
Билл взмахнул руками.
- Лейла, ты просто обязана так сделать на камеру!
- Да легко, - мотнула кудрями дизайнер. - Если шампанское не закончится.
- Чёрная Королева? - повторил Том.
Билл улыбнулся.
- Давай, соображай.
Том огляделся. В поле зрения попали несколько знакомых из мира моды, бармен из известного клуба, друзья Билла - стилист Маркусик со своим бойфрендом, две компанейские дамы трихауса, парни из берлинского стриптиза. Все были одеты странно и пафосно, с расчётом на некую фантазийность.
- А где Белая Королева? - логично спросил Том.
Билл усмехнулся и кивнул на зону комфорта. Там, в глубоком кресле, откинувшись на мягкую спинку, восседал давний друг Андреас, в белоснежном костюме, с ослепительно белыми волосами, напудренным бледным лицом и словно ледяными длинными серебристыми ресницами. Перед Энди застыл в немом обожании его брутальный парень с двумя коктейлями в руках. Словно поймав взгляд, блондин повернул голову и отсалютовал близнецам принятым из рук бойфренда бокалом.
- Офигеть, - процедил Том, с трудом узнавая друга. - А Кристоф кого изображает? Переметнувшегося на вражескую сторону Валета?
- Точнее не скажешь, - засмеялся Билл.

Техники включили концертный свет, поморгали розовым и голубым, смешали в фиолетовый, подпустили тумана.
- Поиграем в Алису и страну чудес, - подтвердил догадку брата Билл, добавляя дыма.
Том похлопал себя по карманам. Новость надо было срочно перекурить. Близнец протянул свою пачку. Сделав первую затяжку, Том облегчённо выдохнул, ощущая, как сквозь нарастающее раздражение попыталось пробиться любопытство.
- Какая прелесть, - послышался голос Билла.
Том повернулся.
- Твою ж мать, - вырвалось случайно. - Твою ж пушистую мать.

Никогда ещё Георг Листинг не был так похож на кролика. Белые ушки, закреплённые на незаметном ободке, задорно торчали над пижонистой укладкой. Басист характерно поднял верхнюю губу, усилив сходство с ушастым зверьком, повернулся тылом, демонстрируя пришитый к джинсам симпатичный белый хвостик. Покрутил задницей. Георг выглядел на удивление в образе и хорошем настроении.
- Ты больше смахиваешь на порочного плейбойного кролика, чем на невинного кэролловского, - сварливо заметил Том.
- А нам нравится! Не слушай его, душка! - прогудело в два голоса позади Тома.
- А вот и Труляля и Траляля! - откровенно заржал Билл.
Том с опаской оглянулся. Рядом стояли два одинаковых двухметровых транса, кокетливо хлопающих наклеенными ресницами. Георг внезапно покраснел и расцвёл широкой улыбкой.
- Неужели близнецы? - с ужасом спросил Том, глядя вслед трансам, которые легко подхватили под локотки ушастого Георга и потащили его к бару.
Билл спокойно курил.
- Представь себе нет. По фактуре похожи, поэтому работают под твинсов. Это Лу и Ло, они профессиональные драг-квин.
К Каулитцам, весело переговариваясь, подошли берлинские приятели - стилист Марк Геринг, предпочитающий, чтобы близкие называли его "Маркусик", и его любезный друг Мамука - невысокий, плотный и чернявый, облаченный в классический черный фрак с манишкой и желто-розовые укороченные штаны в крупных цветах, а также при гламурном блестящем цилиндре. Маркусик, как всегда, представлял из себя опасную смесь из цвета и фасонов и, судя по бешеному макияжу и кокетливой шапочке с ушками, тоже претендовал на роль зверюшки.
- Ты кто, хорёк? - предположил Том и не попал.
Маркусик поднял накрашенные брови домиком.
- Я мышь Соня. Подруга Шляпника, - наманикюренный пальчик ткнул в офраченного бойфренда. - Неужели сразу непонятно?
- Понятно, - согласился Том. - Яснее некуда.

Билл тем временем озирался, подмечая новых персонажей и улыбаясь все хитрее и раскованней. И чем веселее становилось его лицо, тем больше мрачнел Том. Он и сам не понимал, почему настроение съехало на ноль, почему надвигающаяся вечеринка и оригинальные наряды так раздражали, а озорная задумка Билла, превращающая съемки вечеринки в нечто волшебное, отдавала дешёвой безвкусицей. Том уже приоткрыл рот, чтобы поинтересоваться, какую роль в этом спектакле абсурда уготовил близнец ему, но Билл, как всегда, считал мысли без озвучки.
- Мне хотелось, чтобы ты стал Чеширским Котом, - задумчиво произнес он, не смотря брату в глаза. - Но сегодня ты явно не в нужном настроении.
- У тебя ещё нет Бармаглота, дорогая Алиса, - блеснул соображалкой Том.
- Бармаглот в Магдебурге остался, - засмеялся младший и толкнул плечом сердитого близнеца. - Сострой личико поприветливее. Телевизионщики подкатили.
Том профессионально въехал в роль заботливого и чуть снисходительного старшего брата, как только рядом замаячили знакомые физиономии с рейтингового канала. Парни привычно обговорили планы и тексты, пообщались на камеру и отправились в просторную гримёрку, где Том, похабно развалившись на стуле, в тысячный раз озвучил давно известные мысли Тома-Каулитца-мачо-и-гитариста. Билл отсвечивал рядом, изображая вселенскую любовь.

На съёмочной площадке уже вовсю пошел процесс. Гремела музыка, техники играли со светом, бармен смешивал коктейли. На танцполе отжигал ушастый Георг с трансами, составляя с ними весьма гармоничное трио. Андреас и Лейла по-королевски пили шампанское. Народ общался, смеялся, охотно выполнял странные просьбы оператора. К вернувшимся близнецам подбежал взволнованный режиссёр.
- Массовка разогрета, Билл. Запускаем камеры?
Билл кивнул, моментально преображаясь в задумчивого романтика, пережившего крах первой чистой любви. Том ухмыльнулся.
- Когда я в депрессии...
- Мальчик, не ной, - посоветовал младший брат и угрожающе сощурился.

Оператор отодвинул Тома плечом, стараясь поймать лучший ракурс упоительно работающего под визгливую фонограмму Билла. Помреж подкидывал над головой цветное конфетти и пускал мыльные пузыри. Том снова подумал, что страдальческая гримаса и высокий голос близнеца спровоцированы слишком тесными трусами, давившими на сокровенное, о чём тут же сказал вслух.
Рядом громко фыркнул Белая Королева Андреас и пыхнул в лицо сладковатым дымом.
- Тебе лучше знать. Угощайся.
Том опасливо покосился на протянутую самокрутку.
- Спасибо. Не сегодня.

Вскоре Билл проверил наснятые кадры и с довольным видом поманил скучающего брата поближе.
- Итак, дорогой мой, - младший показал на отдельную удобную нишу с винтажной лампой и кальяном. - Сейчас ты превратишься в мудрую гусеницу. Сиди, кури, пей, язви, делись мыслями, только не мешай!
Том кивнул, молча соглашаясь с близнецом и удивляясь, как ловко тот справился с ситуацией. При таком раскладе, возможно, обойдется без жертв.
Он понимал, что своим отвратным настроением чертовски сбивал брата. Сам Том на грани восприятия ощущал искристую радость Билла, его предвкушение выполнения задуманного и новой игры. И точно также младший чувствовал раздражение старшего брата, и это отвлекало, словно назойливый посторонний звук. Том знал и все равно ничего не мог с собой поделать, проклятое пасмурное недовольство не желало никуда уходить.
- А я на грим. Народ уже интересуется...
- Да, а где же Элис? - пьяно икнув, осведомилась Чёрная Королева.
- Я с тобой. Знаю я ваш грим, - насупленно заявил Том и устремился вслед за Биллом, оператором и радостным Маркусиком.

На этот раз Том решил не отпускать события на самотёк и мрачно торчал за камерой, сурово контролируя взглядом каждое движение близнеца: осторожное облачение в тонкие женские брючки, томное бритьё, кокетство с зеркалом, неспешное наложение грима. Когда Билл полез руками в маленький чёрный лифчик, рядом нервно захихикал Маркусик.
- Билли, зайчик, - от переизбытка чувств стилист даже похрюкивал. - Ну кто же так бюстик надевает! Ты же его не застегнёшь теперь!
Близнецы синхронно подняли брови. Оператор спросил из-за камеры:
- Переснимаем?
- Нет, - спокойно отозвался Билл, попытался наощупь совместить за спиной застёжку, не справился с трудной задачей и упрямо мотнул головой. - Так даже лучше. Девушки поймут, что я нечасто этим занимаюсь.

Стилист привычно разложил саквояж с косметикой, Билл расслабился под осторожными касаниями кисточек и спонжей. Том пристально наблюдал со своего места, как Марк выделял глаза, смело обрисовывал высокие скулы и четкие брови. В конце концов, из зеркала на Тома взглянула шикарная яркая красотка с космическим макияжем. Девица усмехнулась, и знакомая билловская гримаса на незнакомом порочном лице вдруг вызвала у Тома острый приступ мигрени.
- Ужас, - категорически резюмировал разочарованный созданным образом Том. - Это не Алиса, а заслуженная работница борделя.
- Одно другому не мешает, - возразило существо голосом Билла.
Старший брат осторожно побился головой об стену.
- Томми, киска... - начал было Маркусик, и тут Том взбесился, взмахнул руками, скидывая с ближайшего столика мелкие вещички, дёрнулся с места.
- Сам ты киска! То есть мышка... с киской! А я не киска! Не зайка и не детка! - больше всего Тома торкнуло слащавое "Томи", на которое имел право лишь Билл, но на эту претензию парня уже не хватило.
Том выпал из гримёрки, громко шарахнув дверью. Билл и Марк переглянулись.
- У твоего дарлинг пмс? - выгнул бровь Маркусик.
- Полнолуние, - вздохнул Билл и посмотрел на себя в зеркало.
- Испортит съёмку, - уважительно оглянулся на защёлкнутую дверь стилист. - Умываемся?
- Умываемся, - подтвердил Билл. - А Тома я взбодрю даже из такого состояния.
- Отдохнуть бы вам. Чтобы никто не доёбывался, - нормальным голосом заметил Марк. - Мы через месяц планируем снять апартаменты в Италии. Справишься с братцем - возьмём с собой в компанию. Удовольствие гарантируем.
Маркусик сощурил бесстыжие глаза, а Билл подумал и медленно кивнул.
- Заманчиво...

Том сидел в своём углу под лампой и пыхал густым дымом. Помощник бармена намешал какую-то хитрую смесь с лёгким ароматом специй и дорогого табака, дающую умиротворение и ясность мыслям. Тяжёлое настроение понемногу усмирялось, хотя Тома ещё раздражали и наряженная тусовка, и музыка, и конфетный свет.
- Какую песню поставить для эффектного появления Билла? - подбежал к столу встрёпанный звуковик.
Том медленно выпустил из ноздрей две тонкие белые струйки.
- Что-нибудь из Бритни Спирс.

- Элис! Элис! - звала весёлая компания.

Том заметил Билла, и все неприятности сегодняшнего дня моментально вылетели из головы. Это было то волшебство, за которое Том так безоговорочно обожал близнеца - полное творческое преображение. Циничный Билл сейчас выглядел приличной девушкой: нежной, строгой и наверняка девственницей. Контраст с накрашенным в гримёрке чучелом был столь велик, что Том чуть не бросился брату на хрупкую шею, но вовремя сдержался и глубоко затянулся, наблюдая за реакцией окружающих. Народ восхищённо выражал восторг новым персонажем. Билл мастерски изображал искреннее отстранённое удивление, словно действительно оказался не в своём мире. Большего внутреннего сходства с Алисой сложно было достичь.
- Такое впечатление, что она не курит и не пьёт, - поделился мыслью Кристоф, придвигая очарованному Тому стакан с виски.
Том кивнул, не вполне понимая о ком речь, пристально подмечая каждое движение близнеца. Грим очень грамотно и бережно выделял тонкие черты лица, впрочем, не стараясь стопроцентно замаскировать Билла под девушку. И всё же - Том поверил и с трудом узнавал самого близкого человека. На улице он скорее всего, прошёл бы мимо, прочувствовав лишь инаковость и печаль изящного белокурого создания.

Билл самозабвенно танцевал в круге света, под прицелом камер и оваций друзей, прикрыв глаза, повторяя слова старого хита Бритни, удивительно одинокий в толпе праздничного народа.

- Ты очень серьёзная и необщительная Алиса, - глубокомысленно заметил Том, когда близнец подошёл к нему в паузу между песнями.
Билл сверкнул глазами из-под длинной челки.
- Элис любит Бейлис! - хором выдали внезапно появившиеся трансы и засмеялись своей шутке.
Билл пожал обтянутыми тонкой девичьей блузкой острыми плечами, улыбнулся.
- Бейлис так Бейлис, - и направился к бару.
Оператор потрусил следом, снимая походку и дальнейший процесс неторопливого употребления ликера. Билл оттолкнул по барной стойке тумблер и наморщил аккуратный носик.
- Слишком приторно.
- Где наша приличная девушка? - громко осведомился в толпе режиссёр.
- Красавица, можно с тобой познакомиться? - изобразил пьяный подкат вынырнувший из-за широких спин трансов Георг. Его заячьи уши уже торчали в разные стороны, а глаза правдоподобно косили.
- Ширинку застегни сначала, а потом к симпатичным девушкам приставай, - нараспев заметил Андреас, великодушно наблюдающий тусовку из комфортной зоны.
Билл фыркнул, поправил прядь светлых волос и гордо прошествовал мимо, к танцполу.
- У Элис есть пенис! - проинформировали вслед Лу и Ло.
- Вот уж не ожидал, - проворчал Том сквозь клубы дыма.

Хмуря брови скорее для сохранения равнодушной физиономии, чем по необходимости, Том следил за съёмками, замаскированными под тусовку. Оператор профессионально замечал оригинальные выходки гостей, просил повторить то или иное движение, звукарь и светотехник моментально меняли и создавали нужные эффекты.
Знакомые и друзья изредка останавливались около столика Тома, принюхивались, просили курнуть, получали разнообразные и неласковые ответы, ржали и отваливали веселиться дальше.

- Надеюсь, ты действительно не попадёшь в кадр, животное, - попыхивая ароматным дымом, отреагировал Том на появление румяного, измазанного тенями и блёстками Георга, к которому, словно к последнему мужику на планете, намертво приклеились две огромные транс-дивы. Басист, впрочем, никаких угрызений не испытывал. Трио задержалось около кальянной ниши. Том прищурился, ожидая перла.
- Элис едет в Венис! - не подкачали Лу и Ло.

Том криво усмехнулся. Поедет, куда же денется. Они вместе поедут в Венис, где и сейчас в неплохом двухэтажном доме жил "наш бывший". Вопреки красивому пиздежу Билла, Каулитцы с "тем-кого-нельзя-называть" вполне даже общались, частенько позволяя себе мелкую месть за прошлые прогрешения: вваливались за полночь, выпивали весь алкоголь, нарочно фальшиво пели, наступая на нежный музыкальный слух хозяина дома, ходили голые, а потом сладострастно и громко трахались на втором этаже, позволяя бывшему подглядывать и подслушивать, чтобы наутро с довольными заспанными физиономиями быстро прояснить какие-нибудь профессиональные вопросы и отчалить, хладнокровно игнорируя печальные взгляды светлых глаз.

Том задумался и не заметил момента, когда перед ним остановился Билл. Младший брат по-подиумному расставил бесконечные ноги в высоких чёрных ботинках.
- Ты достал меня своей недовольной рожей и нытьем, - сквозь милые девичьи черты вдруг моментально, остро и зло проступил настоящий Билл, словно сбросивший чужую недоевшую одежду.

Из периодического состояния уныния Тома можно было вывести только сильным шоком. И уж в этом младшему близнецу не было равных. Цепко ухватив брата за руку, непривычно высокий на каблуках, Билл поволок его через всё помещение, не скрываясь, однозначно обозначая свою собственность. Не в силах вырваться из мертвой хватки, Том вприпрыжку едва успевал за широкими шагами младшего, смущаясь под осторожными и "как-будто-ничего-не-понимающими" взглядами окружающих.
- А говорил, что не киска, - многозначительно заметил на ухо бойфренду Маркусик.

Том случайно поймал взглядом перекрещивающиеся из прожектора лучи, розово-синий свет замельтешил в глазах, а когда зрение полноценно вернулось, парень понял, что его притащили в пустой туалет.
Билл пнул ногой дверь, неожиданно легко затолкнул близнеца в кабинку. Том приложился плечом и попытался повернуться, но брат сильно привалился сзади, окутав запахом парфюма, сигарет, грима и сладкого алкоголя. Старательно завязанный низкий хвост ухватила безжалостная рука.
- Штаны снимай, - сквозь зубы прошипел Билл.
- Да прям щас, - машинально отозвался Том, через собственные трикотажные афгани и тонкий шелк женских брюк ощущая чужой напряжённый горячий член, прижатый к заднице.
Видимо, Билл решил наконец реализовать свои грязные фантазии. Трахаться в туалете Том решительно не желал. Пусть студийном, чистом и знакомом, но в туалете же! Пошлее не придумать. Перспектива ежесекундного палева совершенно не воодушевляла, скорее наоборот, заставила всерьёз попытаться избежать дальнейших событий. Но сопротивляться Биллу, когда он чего-то хотел, было практически невозможно. Через пару минут ожесточённой борьбы в ограниченном пространстве, разлохмаченный покрасневший Томас оказался прижатым щекой к пластику стены, со сдернутыми до колен штанами, весь измазанный в лубриканте с приторным запахом ванили, а сзади Билл быстро рвал фольгированную упаковку.
- Чтобы не поганил больше мне сказку, - выговорил младший брат, обжигая дыханием шею.
Том сжал голые ягодицы, ещё надеясь на благоразумие близнеца. Но "приличная девушка" осталась на танцполе, а в тесной кабинке Билл решительно развёл напряжённые половинки и резко толкнулся обильно смазанным членом. От крика Тома спасло лишь воспитание, запрещающее орать в общественных местах. Было адски больно, как не случалось очень-очень давно, оглушительно и невозможно, ослепительным всполохом мироздания. Надоевшее за полдня противное настроение моментально улетучилось, оставляя сиесекундные обжигающие впечатления. Том не ожидал самой ситуации и не ждал ничего подобного от Билла, растерялся от боли, от того, что почему-то не вырывался, а пытался разжать скованные спазмом мышцы, впустить глубже твердый член, как-то приноровиться. Яркие звёздочки крутились перед глазами и расплывались мутными каплями, и Том упрямо сжимал губы, чтобы не стонать в голос, ведь в любую минуту в помещение могли зайти.

- Ощущай, Том. Я чувствую тебя, ты меня, - вдруг низко, бархатно-хрипловато почти пропел на выдохе Билл в мокрый висок, и тут же словно нервный ручеек расплавленного возбуждения промчался по спине. Том зажмурился и уловил первые отголоски близнецовой эйфории. Билл дико кайфовал от происходящего. Том закусил губу, постарался развести сведённые гримасой боли брови. Он внезапно понял, как зеркально похож сейчас на брата из любимого "Feel it all" и, судя по напористым движениям Билла, растерзанный вид близнеца воодушевлял его по максимуму. Наконец, судорожно сжимающиеся мышцы немного расслабились под ритмичным воздействием, и Том выгнул поясницу, пытаясь подставиться поудобнее, чтобы прочувствовать что-то, кроме дискомфорта. Ощутил тёплые руки на бедрах, дыхание у щеки с едва слышным тихим предстоном. Удовольствие Билла медленно, но верно начало передаваться близнецу. Натёртый вход зудел от постоянных толчков, внутри простата вспыхивала огоньками кайфа от удачного попадания. Руки брата сместились с бедер к паху, погладили ещё не вставший член, и Том подался сначала к стене, а потом назад, уже в полной мере соглашаясь участвовать в творившемся безобразии.
Билл судорожно задёргал бёдрами, когда Том уже полноценно ощущал собственное возбуждение и нарастающее удовольствие. По напряжённым пальцам близнеца Том понял, что Билл близок к финалу. И тут в туалет кто-то зашёл.

Том с ужасом слушал журчание в соседней кабинке, звук воды из-под крана, шум работающей сушилки и параллельно переживал острый оргазм брата, который тихо шипел ему в ухо, прихватывая длинные пряди губами, и судорожно дёргался в его теле. Такого трудноопределимого словами шока Том давно не испытывал - пожалуй, со времён бесшабашной юности, когда всякое случалось.

Туалет опустел. Билл отлип от близнеца, и Том смог повернуться. Прежний, знакомый и довольный младший брат тепло щурился, смешно морщил нос. Белокурый парик небрежно висел на крючке. На белой крышке унитаза валялся раскрытый клатч, откуда видимо Билл и выудил "джентльменский набор". Том прикрыл глаза, не зная, что сказать, и скорее почувствовал, как брат вдруг медленно съехал на колени. Ещё возбуждённый член внезапно обхватили мягкие горячие губы. Том широко распахнул глаза. Не было ничего пошлее на свете, чем вид сосущего Билла. Впечатлений добавляла красная помада, с каждым движением оставляющая на твёрдом стволе яркие следы. Том несдержанно застонал и закусил ладонь, снова зажмурился. Волна удовольствия хлынула в кровь, набрала высоту и закружилась в паху, отдавая наслаждением в гудящую потревоженную простату. Билл умело стимулировал пальцами область за мошонкой, добавляя необыкновенных ощущений двойного удовольствия. Том бурно и сладко кончил в следующую же минуту, не отрывая взгляда от полуприкрытых длинными ресницами глаз и утончённого лица.

Билл медленно поднялся, покачнулся, ухватился для равновесия за плечи брата, открыто улыбнулся, небрежно вытер ладонью губы.
- Ну вот, совсем другой вид.
- Ужас, - постарался сурово высказать своё негодование по факту Том, но получилось томно и расслабленно.

Билл засмеялся, мазнул испачканным спермой пальцем брата по носу, подхватил парик и толкнул дверь. В изолированную от мира кабинку тут же хлынул прохладный воздух и посторонние звуки. Билл включил воду.
- Где же наша Элис? - громко вопил кто-то в коридоре.
Том прислонился затылком к тёплому пластику стены.
- И те, кто с нею были говорят, что она просто прелесть...* - пробормотал он, прислушиваясь к действиям близнеца и чувствуя на лице блаженную улыбку.

- Кстати, - в кабинку сунулся Билл, уже приладивший белокурые локоны и окончательно стерший помаду. - Ты ведь хотел в Италию? Скоро поедем, нас Марк с компанией позвали. Представляешь, как развлечёмся?!
Том громко простонал и побился затылком об стену. Но в его голосе слышалось больше затаённого предвкушения, чем разочарования жизнью.
_______________________________________________
* Я знаю, что английский оригинал песни отличается по тексту, но русский вариант нравится мне больше. Поэтому будем считать, что Каулитцев познакомили с ним во время туров по России!
"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость