• Администратор
  •  
    Внимание! Все зарегистрировавшиеся Aliens! В разделе 'Фото' вы можете принять участие в составлении фотоальбома. Загружайте любимые фотографии, делитесь впечатлениями, старайтесь не повторяться, а через пару-тройку месяцев подведем итог и наградим самого активного медалью "Великий Фотокорреспондент Aliens"!
     

Добро пожаловать на Уимс {slash, AU, crossover, PWP, Дэвид/Билл, Патрик/Билл (упоминание), POV, NC-17}

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

Добро пожаловать на Уимс {slash, AU, crossover, PWP, Дэвид/Билл, Патрик/Билл (упоминание), POV, NC-17}

#1

Непрочитанное сообщение Aliena » 16 апр 2018, 15:09


Название: Добро пожаловать на Уимс
Автор: Keine Dort
Рейтинг: NC-17
Пейринг: Дэвид/Билл, Патрик/Билл (упоминание) POV Билл
Жанр: PWP, AU
Дисклаймер: вселенная Джет Грува принадлежит Месье Зет.


«Уимс» (Whims англ. – каприз) – суперсовременный авиалайнер, совершающий перелеты ради ублажения пассажиров. На борту есть бассейн, кинозал, ресторан, бар, спа-салон, и так далее по списку. Как это все летает, не спрашивайте, я этого не придумывала)
Владелец Уимса – в оригинале мультимиллиардер месье Краун, - оставил шестерым грабителям, пойманным во время нападения на его казино, выбор: тюрьма или бесплатная и безвылазная работа в качестве экипажа на его лайнере. О новоиспеченном экипаже распространяться не буду, ибо нас из всех шестерых интересует только капитан, который не умеет управлять самолетами. То есть, поднять/опустить он может, потому что, судя по оригиналу, Уимс и сам прекрасно летает, но больше ни на что не способен.

Изображение
"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

#2

Непрочитанное сообщение Aliena » 16 апр 2018, 15:12


Изображение


На самолет мы безнадежно опаздывали. Наш лимузин, к несчастью не снабженный маячком – ну, конечно, в суете своих сверхважных дел отец об этом забыл, - поминутно застревал в пробках по городу, простаивал за рейсовым автобусом, и я, закинув ноги на кожаное сиденье, отчаянно завидовал спортивным купе, обгонявшим нас, как тихоходную баржу.

- За то время, что мы стоим здесь, можно было бы трахнуть любую девчонку в этом кафе, - мой брат, развалившийся на диване напротив, ткнул пальцем в стекло. - И вернуться обратно. Этот чертов лимузин все равно будет стоять на прежнем месте.

Я кивнул, доливая себе содовой. Полет на Уимсе отец пообещал нам две недели назад, как только я окончательно заявил в модельном агентстве, что мой отпуск начнется в этом году на месяц раньше. Иначе через пару дней они увидят меня в лучшем случае с синяками под глазами и преотвратным настроением. Пришлось отменить пару дефиле, но, в общем-то, это уже проблемы никак не мои, а организаторов.
В этом плане Том отделался меньшей кровью – он всего-то разосрался вдрызг со своим лейблом, забрал материалы наполовину записанного альбома и свалил к их конкурентам. Вот он, мой близнец в лучшем виде. Попробуй пойти наперекор. А мне еще разбираться потом с брошенками.

- Долго еще?
Я опустил стекло, разделяющее салон, обратившись к водителю.
- Не больше пятнадцати минут, господин.

Впрочем, Уимс без нас все равно не улетит. Уж кого-кого, а собственных сыновей за бортом принадлежащего ему самолета отец не оставит.
Шести сотням особо важных пассажиров, конечно, придется нас подождать, экипажу – понервничать, но ни я, ни Том, в городских пробках не виноваты. Так что извиняться не за что.
Не знаю, почему нам с ним раньше в голову не приходило летать на Уимсе – разумеется, это немного дольше, чем на небольших реактивных самолетах, да и маршруты почти ни разу не совпадали с нашими намерениями.
Но в этот раз отец все устроил. Уимс летит на Ибицу. Через Тихий Океан. Иначе полет будет длиться так недолго, что клиенты не смогут насладиться всеми прелестями предоставляемых услуг.

На территории аэропорта лайнер было видно издалека. Еще бы, для такой махины выделили четыре взлетные полосы. Отец знает толк в размерах, определенно.

- О, красную дорожку еще не скатали, - Том довольно потянулся, завязав дреды на затылке.
- Надеюсь, и экипаж на месте, а не свалил в салон, - добавил я, тщетно пытаясь разглядеть людей на верхней платформе трапа.
Кажется, они там все-таки были – впрочем, как была и толпа журналистов, давящихся за ограждениями вдоль дорожки. На два часа надо было опоздать, что ли. Может, они бы и рассеялись.
Нам с Томом открыли двери, надев солнечные очки, я опустил ноги на красный ворс ковра и вышел из лимузина. Вспышки-вспышки-вспышки. Надо было заранее предупредить службу охраны аэропорта и Уимса, что они у меня в печенках сидят со своими Кэнонами.
- Господин Каулитц! Ваш альбом…
- А ваш контракт с Гуччи…
- Это правда, что лейбл…
- Что о вашем романе с…
- Миучча Прада…
Интересно, как они предполагали наши ответы, если мы проходим быстрее, чем ни заканчивают свой вопрос? В конце мы с братом решили-таки сделать несчастным подарок – развернулись на эскалаторе трапа, помахав в сотни нацеленных камер. Ну, до свиданья. Сюда вам не пробраться.

Экипаж, как полагается особо привилегированным гостям, стоял на площадке, приветливо улыбаясь. Блондинка слева перешептывалась с каким-то итальянцем, или вроде того, судя по виду, барменом.
- Надо будет заняться, - подмигнул Том.
Надо будет. Их как раз двое, братишка.
Я уже собрался, не глядя на остальных, пройти в салон, когда справа раздался лишенный фальшивых нот голос:
- Добро пожаловать на Уимс, господа.
Я чуть повернул голову, чтобы не выглядеть чересчур заинтересовавшимся. Фуражка на голове мужчины была определенно капитанской.
- Для нас честь принимать столь важных персон.
Том, мельком покосившись, зашел в салон. Я же притормозил и развернулся к капитану лицом.
- Я надеюсь, что полет на Уимсе нам понравится, капитан…
- Йост, - он улыбнулся, коснувшись пальцами козырька фуражки. – Для Вас – можно Дэвид.
- Тем более, что это в ваших интересах, - я поправил очки, передразнив его движение. – Иначе наш отец вас просто выкинет. Ну как, Дэвид?

Не дожидаясь ответа, я шагнул с трапа в салон. У этого капитана был такой взгляд, что спуску лучше не давать. В моих же интересах. Пока лучше заняться барменом, а там посмотрим.

Пока наши вещи заносили в номера, мы с Томом поднялись в бар. Мой любвеобильный братишка тут же нашел себе, помимо блондинки-стюардессы, с десяток поклонниц, заказал всем бесплатную выпивку, и, подмигнув мне на прощанье, в сопровождении свиты отправился в джакузи.
Я присел на высокий стул, опершись локтями о стойку, и поболтал соломинкой в коктейле. Показавшийся на первый взгляд интересным бармен при ближайшем рассмотрении оказался хоть и симпатичным, но чересчур восторженным.
- Ах, Билл Каулитц, какое счастье! – тараторил он, взбалтывая заказы. – Ваша прическа, о, я тоже подумывал отрастить волосы, но, знаете ли, это так мучительно… нет, ну вы наверняка знаете! Вам должно понравиться на Уимсе! Здесь столько развлечений, но, о чем это я, вы и это тоже наверняка знаете! Я смотрел ваше последнее дефиле, это было бо-жест-вен-но!
- Ваши розовые очки, - я остановил поток слов, коснувшись его руки. – Они не только на вашей переносице, но еще и в мозгах?
Хорошенькое личико бармена погрустнело. Я оставил свой коктейль и повернулся на стуле, чтобы уйти, но меня остановил голос капитана:
- Два виски, Диджи. Мне и господину Каулитцу.
- Очень интересно, - я поднял бровь, в упор уставившись на капитана. – Вы оставили самолет на автопилоте?
Йост пожал плечами и поставил передо мной виски.
- Возможно.
- Оригинальный ответ. Я слышал от отца, что на Уимсе отличный экипаж, а вы не в курсе, каким образом сейчас летит самолет?
Дэвид усмехнулся, сделав глоток.
- Если вас это так интересует, я могу предложить экскурсию в кабину пилота. Вы своими глазами увидите, каким же образом летит Уимс.
- Мне кажется, это лучше изучать в институте, - я улыбнулся, откровенно разглядывая лицо капитана и широкие плечи, скрытые форменным пиджаком. – По-моему, снаружи никогда не поймешь, как устроено внутри.
Капитан прищурил светлые глаза, отпив еще, и облизнул губы. Я сделал вид, что ничего не заметил, и скучающе перевел взгляд на сидящих в зале людей.
- Иногда то, что снаружи, порождает желание узнать, что внутри, - сказал Йост.
Вот это было определенно интереснее бармена. Я поднес стакан к губам, пробуя виски, и сделал большой глоток. Горло приятно обожгло.
- Это вы о шоколадных яйцах?
Капитан застыл со стаканом в руке. Я готов был спорить на что угодно, этого человека не так просто сбить с толку. А я сумел.
- О, я обожал в детстве эти игрушки! – вклинился бармен. – Дэйв, ты прав, всегда безумно интересно, что там внутри! Ты тоже их собирал?!
- Я, пожалуй, пойду к брату, - произнес я, соскочив со стула на пол. – Не хочу мешать вашей беседе… о яйцах.

В джакузи у брата было так душно, что впору вешать табличку «русская баня». Я взмок тут же, едва заглянув, с трудом различая очертания девушек в дорогих купальниках и светлые дреды Тома где-то среди них.
- Билли! – цепкая рука близнеца ухватила меня за ногу, когда я обходил джакузи по борту. – Давай к нам!
Падение в бурлящую воду по гладким телам все же не пришлось мне по душе. Отлично, благодаря этому идиоту у меня теперь мокрые волосы и наверняка потекла тушь. С корабля на бал, и вот, пожалуйста, итог – после показа летней коллекции Гуччи я не успел смыть макияж. Зато Тому это удалось превосходно.
- У тебя краска размазалась, детка, - он прижал меня к себе, старательно стирая пальцем разводы. – Девчонки, а ну, кто лучше повертит попой, получит от нас двойной поцелуй!
- Если бы мы родились в дерьме, ты бы вполне мог работать аниматором в паршивом отеле, - смирившись с тем, что мой идеальный внешний вид безвозвратно потерпел крах, я сел удобнее, опершись о плечо брата.
- Не злись, - Том обнял меня одной рукой, блаженно прикрыв глаза. – И расслабься, а то у тебя лицо как на подиуме, кирпичи можно разбивать.
- Я порчу тебе отдых?
- О боже, нет. Ты можешь испортить только молочный коктейль, он, знаешь ли, свернется и позеленеет от твоего яда.
Я рассмеялся, подцепив с борта джакузи бокал с шампанским. Две девчонки перед нами танцевали по колено в воде, не сказать, что меня это особо интересовало, но на красивое всегда приятно посмотреть.
- Ты что, серьезно хочешь, чтобы я одну из них поцеловал? – я говорил ему на ухо, чтобы наши детки ничего не услышали, хотя за басами музыки это все равно было бы проблематично.
- Да, - пропел Том, подтянув меня к себе. – Ну, я знаю, братишка, что это не по твоей части, но Патрика здесь все равно нет, так что…
- Ты у меня за это еще получишь, - пообещал я.
- Не сомневаюсь, - он облизнул губы. – Заставишь целоваться с уборщиком? Знаешь, я думаю та, что слева, победила.

Пока Том целовал выигравшую девочку, я успел допить шампанское. Загорелая задница в белых трусиках оказалась у меня под носом, гладкая девичья коленка уперлась под водой в ногу. Том отпихнул ее от себя и передал мне, развернув за мокрые волосы, и я ответил на поцелуй машинально, положив руку ей на поясницу. С такого расстояния девушки определенно теряли всю свою привлекательность.

- Оставлю тебя с ней, - я повернул голову к брату, подтолкнув девушку обратно. – У меня от жары голова раскалывается.
- Вечером не забудь заглянуть в лаунж, - подмигнул Том.
Я кивнул, выбравшись из джакузи. С одежды текла вода, джинсы прилипли к бедрам, в ботинках неприятно хлюпало. Ну, спасибо, братец.
- Принесите мне сухой халат и полотенце, - я оставил стюардессу, проходящую мимо.
- Конечно, господин Каулитц.
Когда она вернулась, и бросил мокрые джинсы на деревянный стул к снятой только что футболке.
- И высушите это.
От халата приятно пахло ароматизатором для одежды. Высушив волосы феном, я вышел в широкий коридор Уимса, шлепая мокрыми сланцами по ковру, устилавшему пол. Становилось скучно. Сходить, что ли, на массаж или в бассейн…
А впрочем, и того, и другого мне вполне хватило в джакузи. Нет уж. На этом самолете определенно должно быть занятие поинтереснее.

В своем номере (королевский люкс, один из трех, интересно, кому из высокопоставленных персон из-за нас пришлось лететь в обычном люксе?), я распотрошил чемодан, упакованный на последнем дефиле. Приятный плюс моего положения в модельном бизнесе – пара капризов, истерика, «я отказываюсь выходить на подиум!» и, пожалуйста, самые классные шмотки с показа мои. Я вполне мог бы купить их сам, но так гораздо приятнее.
Поразмыслив, я выбрал обтягивающую черную футболку, узкие джинсы и сапоги по колено, отвоеванные мной в последний момент. Патрик, увидев их, сказал, что не отказался бы посмотреть на меня только в них одних.
Патрик, Патрик. Жаль, что его здесь не было – Стефано и Доменико менее сговорчивы, да и сам он не так напорист.
Что ж, придется развлекаться без него.

Когда я поднялся на лифте в зал ресторана, расположенный поперек хвоста, подумал, что у меня галлюцинация. Капитан сидел за стойкой, рядом лежала его фуражка, и он продолжал преспокойно пить – это в то время, когда в кабине пилота оставался один помощник. Ничерта себе, капитан.
- О, вы вернулись, - он сладко улыбнулся мне, скользнув глазами от лица вниз. – Вам не понравилось в джакузи?
- Мне скучно, - я заказал коктейль и положил ногу на ногу, легко покачивая мыском. – Ваше предложение об экскурсии в кабину пилота еще в силе, Дэвид?
- Вполне.
Я встал на ноги, прихватив коктейль. Капитан надел фуражку на голову и ненавязчиво подхватил меня за локоть, едва мы вышли из зала.
- Думаете, капитан, я потеряюсь? Или, может быть, сбегу от вас?
- Скорее первое, чем второе, - пальцы в белой перчатке скользнули чуть выше локтя и сжали сильнее; с лица Дэвида не сходила самодовольная улыбка. – Может быть, вам показать вид из окна?
Ответа от меня, он, похоже, слышать и не собирался. Я позволил подвести себя к широкому окну, как на круизном лайнере, и спросил:
- И над чем мы сейчас пролетаем?
Внизу медленно проплывал какой-то водоем и темный плевок города в окружении плевков поменьше. Капитан встал справа от меня, положив одну руку на поручень слева, так, что я оказался прижатым спиной к ней.
- Не глядя на радар, не определишь, - он тоже смотрел вниз, слегка нахмурив брови. – Могу предположить, что над каким-то городом.
- Да вы шутник, капитан, - я улыбнулся, отцепив от поручня его руку и вывернувшись на свободу. – Мне кажется, мой отец ошибся с подбором персонала.
- На Уимсе необязательно знать, над чем пролетаешь, мой дорогой. Даже капитану.
Я поднял бровь, но промолчал, и мы продолжили нашу прогулку.
К моему удивлению, в кабине пилота вообще никого не было. Только слабо менял положение руль, и мигали лампочки на пульте управления. Автопилот. Ну, с этим все ясно.
- Не хотите повести самолет? – предложил капитан, развернув сидение ко мне.
- А вы готовы доверить мне ваших пассажиров? – я присел, качнувшись на удобном кресле туда и обратно.
- Больше того, - он уверенно повернул кресло к рулю и взял мои руки, положив их на рычаги. – Я готов доверить вам даже себя.
Последнее прозвучало мне прямо на ухо. От теплого дыхания и многообещающего голоса по шее прошлась дрожь, замерев где-то в кончиках пальцев.
Ну уж, что-что, капитан, а ваша работа теперь точно в моих руках.
- Может, вы все-таки отключите автопилот? – спросил я.
- Разумеется.
Вопреки моим ожиданиям, от нажатия на кнопку никаких резких изменений не произошло.
Капитан, державший рычаги поверх моих пальцев, мягко повернул руль вправо. Самолет начал медленно ложиться на крыло, делая поворот.
- Если будем продолжать, у вашего брата выльется вода из джакузи, - моей щеки коснулась колкая щетина, и Дэвид повернул руль обратно.
- Это пошло бы ему на пользу, - я отпустил рычаги. – А вы всем пассажирам доверяете себя?
- Только некоторым, - он включил автопилот и помог мне подняться, потянув за руку из кресла. – Иногда.
- И по какому же принципу вы их отбираете? – я улыбнулся, поправив лезущие в глаза волосы и предупредил его ответ, положив пальцы на узкие губы. – Нет, Дэвид, я могу угадать… но, пожалуй, сына вашего хозяина вам еще не попадалось?
- И очень жаль, что нет, - он обхватил мою ладонь своей, мягко сминая пальцы в кулаке. – Я вижу, в своем номере вы уже побывали?
- Да, тут вы опоздали, капитан.
- Надеюсь, это первое и последнее место, куда я опоздал.
Я ухмыльнулся, освободив руку, обошел капитана, постаравшись не коснуться, и легко предположил:
- А вдруг нет?
- У вас такой длинный язык, - Дэвид вытянул руку, обхватив меня за талию, и потянул к себе. – Ему можно найти применение получше.
Ответить я не успел. Капитан крепко сжал пальцами мои скулы и поцеловал, не церемонясь. От нахальства я не сообразил оттолкнуть его сразу, а когда он облизал мои губы изнутри языком, было уже поздно. Я ответил на поцелуй, положив руки на его плечи и прогнувшись, так, чтобы он почувствовал мое тело. Хочешь проверить, какой у меня язык, Дэвид?
Я уже собрался показать ему, на что способен, когда капитан вдруг оборвал наш поцелуй и отпустил меня. Я открыл глаза – вот проклятье, начерта я их вообще закрывал? – и наткнулся на насмешливый, самодовольный взгляд Йоста.
- На Уимсе не так уж скучно, верно? – он сложил руки на груди, победно глядя на меня.
- Если это все, на что способна твоя фантазия, капитан, - я не менее демонстративно вытер кончиками пальцев мокрый рот. – Я сожалею.
- У нас впереди – десять часов полета, - он открыл дверь кабины, пропуская меня вперед. – Как насчет посещения бассейна и спа-салона?
Да сдался мне твой спа-салон. Я чувствовал себя обведенным вокруг пальца, как последний идиот, так, что капитана хотелось утопить в ванне с кислотой. Впрочем, будь у меня такая возможность, я бы наверняка одумался вовремя. Мой персональный гид по Уимсу определенно стоил внимания.
И потрясающе целовался.

Под сферическим колпаком, накрывающим бассейн и пляжный бар, было безумно жарко. От зашкаливающего количества полуголых девиц, провожающих меня и капитана заинтересованными взглядами, меня едва ли не затошнило. Под майкой вспотела спина, ноги, обутые в кожаные сапоги, горели. Чертова прогулка.
Я опустился на пустующий шезлонг и принялся расшнуровывать мой ненаглядный трофей, сыгравший со мной злую шутку.
- Ты решил остаться здесь?
Дэвид присел на соседний, расслабив узел галстука, и снял с кудрявой головы фуражку. Надо же, перешел на «ты». А я уже было подумал, что все десять часов мне придется быть жертвой его фальшивой учтивости.
Откинувшись на шезлонг, я вытянул разутые ступни и, согнув одну ногу в колене, завел руки за голову. Обалденная поза. Капитану должно быть вдвойне жарко. Маленькая месть за то, что он затащил меня сюда.
- Я хочу курить, - я приложил ладонь ко лбу, прикрывая глаза от слепящего солнца. – Но я забыл сигареты в номере.
- Здесь не курят, - заметил Йост.
Я поднялся на локте, обалдев от наглости.
- Это простые смертные тут не курят, капитан. А мое желание на Уимсе – закон.
- Мне послать за сигаретами в твой номер? – он скучающе разглядывал девушек, играющих в водное поло посреди бассейна.
- Нет, - я мило улыбнулся, предвкушая реакцию на то, что я сейчас скажу. – Я хочу, чтобы ты принес мне их сам.
Ну вот, проникнись возможностью вылететь с Уимса или выполни мое желание, Дэвид.
Прикрыв глаза, я ждал его ответа. В бассейне смеялись девушки, играла приятная музыка, одним словом, мой полет пошел на улучшение. Я приоткрыл один глаз, взглянув в сторону капитана, но его не было на шезлонге. Ха-ха.
Мои ментоловые сигареты в аккуратном портсигаре были у меня через десять минут. На подносе вместе с прохладным лимонадом, который капитан поставил на столик рядом шезлонгом.
- И где же ты их нашел? – я прикурил от протянутой мне зажигалки, глядя на капитана в упор.
- Спроси это у моего экипажа, мой дорогой, - Дэвид убрал зажигалку в карман своего форменного пиджака и надел темные очки. – Они, должно быть, перевернули весь твой багаж. Ты ведь не уточнял, что ходить за ними и искать должен именно я.
- Мне жарко, - я оставил его слова без внимания, лениво затянувшись.
- Устроить тебе ночь?
Фраза, произнесенная ниже на тон, прозвучала двусмысленно. Я присел, наклонившись и выдыхая дым ему в лицо, и сладко улыбнулся:
- Если сможешь.
- Твое желание на Уимсе, - напомнил он мои же слова. – Закон.


Я поднялся и подхватил свои сапоги за шнурки, обмотав вокруг ладони, легко закинул за спину. Стряхнул пепел на безупречно чистые доски, и последовал за капитаном, который на людях не спешил касаться меня.
Я почувствовал легкое разочарование, подобное испаряющимся пузырькам в шампанском. Бог мой, они все на одно лицо. В обществе себе подобных успешно делают вид, что их устраивают жена и комплект любовниц, но стоит оказаться с таким наедине, или поодаль – как начинаются осторожные предложения и прикосновения рук, привыкших брать все и сразу.
Я не особо люблю общаться с другими моделями – пара лишних слов, и за твоей спиной их исковеркают и раздуют в связный и крайне бредовый рассказ, который наутро будет знать вся желтая пресса. Манекенщик от манекенщицы отличается разве что отсутствием груди и наличием члена, зато мозги одинаковые. Адаптированные под сплетни и рытье могил ближнему.
Тем не менее, я слышал их разговоры об этих скользких типах. В постели сразу забывают о тебе, дорвавшись до тела, а потом, даже не постаравшись сделать виноватый вид, в лучшем случае помогают руками – или, «я хочу посмотреть, как ты делаешь это сам».
Благо я начинал в этом бизнесе не с нуля, поэтому имел счастье не проходить по карьерной лестнице, сложенной из коек агентов и прочего отребья, без которого ни на один приличный подиум не попадешь.
Но с Патриком, моим «аполлоном от Дольче», или как там его еще нарекают в прессе, временами становится скучно. На себе он зациклен не меньше, чем я сам, и проводить с ним время в кафе, бутиках и кино гораздо приятнее, чем в постели. Думаю, зеркала в своей спальне он привинтил специально для того, чтобы видеть со всех сторон себя, а уж никак не меня или кого-нибудь еще.

- Неужели ты о чем-то задумался?
Насмешливый голос капитана вернул меня в коридор лайнера, по которому мы шли, не спеша.
- Да, - я бросил окурок в горшок с пальмой, почувствовав, как тяжелая ладонь Йоста легла на мою поясницу над поясом джинсов. – О том, что ночи я пока не вижу, капитан.
- Ночь, мой дорогой, - он подвел меня к лифту и нажал кнопку вызова. – Будет ночью. Со звездами и луной, как полагается. Персонально для тебя… и всех пассажиров Уимса.
Я повернул голову, без каблуков глядя ему в глаза прямо, а не чуть сверху. В ответ на мой взгляд Йост только усмехнулся углом губ, подтолкнув меня в открывшиеся двери, и я, наступив босыми ногами на стальной пол лифта, поднялся на мыски от неуютного холода.
Двери лифта закрылись одновременно с тем, как рука Йоста соскользнула у меня с поясницы ниже, и он толкнул меня к стене.
Я выдохнул на зеркало, несильно стукнувшись об него лбом - и выронил сапоги, когда пальцы капитана сжали меня спереди.

Минуту спустя мы целовались в его каюте, – слабо сказано, она больше смахивала на мой люкс, - у двери, которую я захлопнул ногой прежде, чем капитан прижал меня к стене. От стремительности событий мне вскружило голову так, что я очнулся, только когда Йост расстегивал мои джинсы.
- Что случилось, детка? – он поднял бровь, вопросительно посмотрев на свое запястье, перехваченное моей рукой. – Передумал?
От него это звучало как «испугался?». Издевательски, с нотами превосходства, которые я всегда терпеть не мог.
- Не надейся, - прошептал я, касаясь губами его уха. – Капитан.
Он не ответил, снова принявшись целовать меня. От нетерпеливых прикосновений жестких губ мне так свело в животе, что узкие джинсы впились в пах, мучительно натянувшись в ширинке. Я пожалел, что не позволил Йосту расстегнуть молнию, но на подобные мысли у меня вскоре не оказалось ни времени, ни желания.
Моя цепочка запуталась в волосах, когда он потянул футболку через голову; его рубашка, измусоленная мной в попытках добраться до тела, лишилась части пуговиц. Меня вело, как шестнадцатилетнюю целку, и все, на что я в итоге оказался способен – это прижиматься затылком к стене, чувствуя, как он стаскивает мои шмотки окончательно, прикусывая кожу на шее и груди.
Я все же решил взять реванш, сунув руку ему в брюки; и в тот момент, когда мои пальцы сомкнулись на его члене, причина для испуга появилась незамедлительно. По сравнению с капитаном Патрик был ребенком. Облизав губы, я стянул его брюки с бедер вместе с бельем и провел ладонью, оценивая размер. Да, шутки в сторону, Билл, но походка ковбоя такими темпами тебе обеспечена, если не позаботиться о себе.
Я вывернулся из-под его рук, настойчиво давивших на мои плечи, мазнул кончиками пальцев по заросшей щетиной скуле и прошептал в приоткрытый рот капитана:
- Ты же не думаешь, что я сделаю это прямо здесь?
Ответом мне послужила хватка сильных пальцев на моем запястье и пять шагов до постели, за которые Дэвид стащил с себя растерзанную рубашку и, швырнув ее на пол, повалил меня поверх покрывал. Я впился в его губы, засасывая до солоноватого привкуса на языке, чувствуя, как он мнет ладонями мои бедра с внутренней стороны, прихватывая кожу и нарочно не касаясь члена. Прокусив собственную губу до крови, я зажал в горле позорный скулеж, и толкнул Дэвида в плечо, перекатываясь на кровати так, что теперь сверху был я.
Его руки тут же по-хозяйски опустились мне на зад, поцелуй в шею превратился в засос, горящий на коже. Дэвид дышал мне в рот, облизывал губы, и в какой-то момент я расслабился, позволяя стянуть с себя белье – о чем тут же пожалел.
Не знаю, что обо мне надумал капитан, но грубые пальцы, надавившие между ягодиц, обещали мало приятного. Я прикусил ему язык, едва справляясь с собственной похотью и желанием отдаться как угодно, лишь бы он не прекращал, и повернулся лицом к его паху, перекинув ногу через тело капитана.
Тяжелый, разбухший член оказался прямо перед глазами. Капитан ласкал пальцами мои яйца, придерживая другой рукой за бедро, от тягучих, дразнящих прикосновений хотелось опуститься еще ниже, на его лицо, чтобы он сделал это языком и губами, но торопиться было некуда.
Я подхватил его член рукой и облизал крупную тугую головку, прислушиваясь к чужому дыханию; Дэвид потянул меня за яйца, ощутимо, но не больно, явно принуждая действовать дальше. Его пальцы снова вернулись на мою промежность, поглаживая, от напряжения я чувствовал, как подводит дрожью мышцы на раздвинутых ногах. Откинув волосы на одну сторону, я принялся лизать капитана со всех сторон, прихватывая губами вздувшиеся вены и обсасывая покрасневшую головку, мысленно умоляя Дэвида сделать то же самое со мной, или…
От ощущения потянувших мои бедра вниз рук пересохло в горле. Я выдохнул воздух ртом, прижавшись губами к мокрому члену Дэвида, чувствуя как моя промежность трется о его щетину, и как он пробует меня языком.
В висках стучала кровь. Мой судорожный вздох был отмечен смешком Йоста и еще одним прикосновением языка, на этот раз сильным, сменившимся поглаживаниями пальцев. Я сжал пальцами простыни, забирая в рот его член, и закрыл глаза.

Спустя пару минут мои ноги дрожали так, что не будь рук Дэвида, держащих меня за бедра, мои колени давно бы разъехались по покрывалу. Я сосал ему, покрываясь липким прохладным потом от того, что он тер пальцами внутри меня, заставляя останавливаться, глотать воздух, двигая бедрами и сжимаясь.
Где-то в номере по громкой связи капризный женский голос объявил что-то, связанное с Дэвидом, но капитан не обратил на это никакого внимания, подкинув мне презерватив. Я закусил губу, поднявшись на локтях. Он медленно двигал во мне пальцами, надавливая и растягивая, между ног у меня ныло и горело, а в голове осталось только одно: полминуты, и я сажусь на его член, только надо натянуть эту чертову резинку.
- Повернись, - Дэвид вытащил пальцы, потянув меня за бедро.
Я послушался, поворачиваясь лицом. Горели щеки, так явно, что я это чувствовал, и предвкушение сладкой боли замерло внизу живота вместе с ощущением головки члена, прижатой к моему растянутому анусу.
Лицо капитана блестело от пота.
Я прикусил свою щеку изнутри, медленно опускаясь вниз. Членом распирало до предела, до колкой боли, почти невыносимо, и я застонал, попытавшись соскочить.
- Нет, детка, - голос капитана был хриплым и низким, и руки на моих бедрах уверенно толкнули вниз. – Поздно.
От боли подвело пальцы на ногах. Я наклонился, сжимая зубами потное плечо, бог мой, я и не думал, что это будет так тяжело.
- Тихо, малыш, - он шептал мне на ухо, но останавливаться явно не собирался. – Давай, поднимись…
Я сжал зубы сильнее. Внутри все горело, но начавший скользить свободнее член делал свое дело. Капитан погладил меня спереди, насаживая на себя, и я отпустил его плечо, выпрямившись и упираясь руками ему в грудь.
- Вот так, - довольно простонал Дэвид, поглаживая меня по животу. – Давай.

И я дал, оставляя синяки на его бедрах под моими пальцами. Я ебал себя его членом, пока хватало сил держаться сверху, натирая простату и прикусывая собственную руку. У меня темнело в глазах, когда Йост столкнул меня, переворачивая на спину, и засунул так глубоко, что я задохнулся в сдавленном стоне, цепляясь за его плечи руками и заливая спермой свой живот. Громкая связь надрывалась и надрывалась, но я был уверен – ори она хоть о том, что самолет падает, капитан Уимса не слез бы с меня прежде, чем кончил.

Когда мы закончили, от размазавшейся косметики и пота щипало в глазах. Я повернул голову, прижатый к постели капитаном; обмякший член все еще был внутри меня. От моего движения бедрами он выскользнул с чмокающим звуком, пальцы Дэвида скользнули по моему боку на живот и погладили сзади садящий анус.

- Чего еще ты хочешь? – он усмехнулся, приподнявшись надо мной.
Я не нашелся, что ответить. Соображать отчаянно не хотелось, но и выглядеть в его глазах полностью удовлетворенным… вот еще.
- Курить, - я поцеловал его в губы, смакуя привкус сигарет и горькой кожи. – И ужин в номер. И, пожалуй, тебя до конца полета, капитан.
- К сожалению, это не входит в список услуг, мой дорогой.
Он протянул мне сигареты, вытащенные из кармана моих джинсов, и поднялся с кровати.
- Разве я не особый гость на Уимсе? – спросил я, закурив.
Дэвид застегнул рубашку, глядя на меня. Приподняв брови и перекатившись на его постели на живот, я ждал ответа.
- На Уимсе – да, - его улыбка была привычно самодовольной. – Но в моей каюте – нет, малыш.
Я едва не поперхнулся дымом. Двери капитанского люкса разъехались и снова закрылись, скрывая от меня спину в форменной бледно-розовой рубашке, от злости я чуть было не зарычал.
Значит, нет, капитан?
Я улыбнулся, подтащив к себе телефон внутренней связи, и заказал ужин в каюту. Он забыл свою фуражку; неохотно коснувшись ногами пушистой шкуры на полу, я встал с кровати и подошел к зеркалу, надев капитанский убор на голову.
В сочетании с обнаженным телом выглядело отлично.

За окном Уимса чернело ночное небо, идти в лаунж к Тому не было никакого желания. Я вытянулся на постели, прикурив вторую сигарету, и прикрыл глаза.
Ну, гуляй, Дэвид. С самолета тебе все равно не выбраться, а я, пожалуй, еще разыграю с тобой несколько партий.


Fin.


"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость