• Администратор
  •  
    Внимание! Все зарегистрировавшиеся Aliens! В разделе 'Фото' вы можете принять участие в составлении фотоальбома. Загружайте любимые фотографии, делитесь впечатлениями, старайтесь не повторяться, а через пару-тройку месяцев подведем итог и наградим самого активного медалью "Великий Фотокорреспондент Aliens"!
     

Далеко до утра {general, RPF, мозгоебля, incest, POV, G}

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

Далеко до утра {general, RPF, мозгоебля, incest, POV, G}

#1

Непрочитанное сообщение Aliena » 13 апр 2018, 23:18


Название: Далеко до утра
Автор: vzmisha4
Жанр: мозгоебля
Пэйринг и рейтинг: см выше, но сперма в тексте присутствует. Инцест тоже.
Размер: сколько длится один половой акт с мозгом, столько и размер.
Короче, несвойственная мне жесть, но мне было так надо. (Никто не умер, никто не расставался, никого не насиловали.)
Пов Билла
"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

#2

Непрочитанное сообщение Aliena » 13 апр 2018, 23:19


Джинсовые штаны, джинсы, облегают ноги, выше, под ремнем — место, куда все устремляют глаза, и ты тоже туда смотришь, и ты, и вот ты. На самом деле — это деньги, много денег, полные штаны денег, штаны из денег, под штанами деньги. Это я на фотку свою смотрю. Пытаюсь прикинуть, как на нее другие смотрят. Сре-дне-ста-тис-ти-чес-ки.
Кривой Нос говорит «держи плечи прямо». Я держу. Том рядом сутулится и мне хочется ему едко вышептать это, что мол, ах вот я-то не сутулюсь, а ты вот снова холмиком. Может, еще подножку подставить, чтобы ляпнулся, как в детстве. Вредность не дает покоя, не затоптанная какая-то — недовоспитали, видать, меня, что ли. А потом он оборачивается и смотрит, из под повязки, из-под круглого лба своего, и такая нежность нахлынывает, такая ебаная нежность.
Обыденность мешается с тем, чего нет в жизни у нормальных людей. На мне кольцо за пять тысяч, а кругом пакеты из макдональдса. Ненавижу макдональдс. И еще рекламу, ее я тоже ненавижу, в любом виде. У двери в студийной квартире есть сетка, туда пихаются всякие документы из текучки. В итоге, конечно, мусорка. Карточки доставки пиццы, смятые бумажонки всякие ненужные, реклама эта ебаная в нереальных количествах и даже иногда носовые платки. Один раз Георга поймал, хлестнул аж по пальцам чуть не до крови — кольца же. Пихал он туда сопливый свой платок. Так противно стало.
«Так противно» — это, вообще, основное чувство за последние полгода. Не, всякие чувства бывают, но противность — это доминирующее. И еще страх. Подволакивает в животе — ну как же мы будем, ну как же, если так и будет пиздец, если так и будет хрен знает что творится дальше, то что же? Мы же не умеем по-другому, Том, Томмммми, мы же подохнем под забором или под героином, нас натаскали на один вид добычи, а коли такая добыча вся кончилась, то что? Такса не полезет на медведя. Такса только в норы барсучьи умеет лазать... Томми. Томми.
Ну а противно-то накатывает, и садишься на корточки, и стискиваешь виски, и пытаешься не выблевать душу на пол. Да, да, да, сейчас пойду и запишу это гребаную песню. И мне плевать, что она похожа на то, что должна бы петь америкосская девчонка в красном белье, или как там они на сцене выступают. Движения бедрами выверены, как и то, что между бедрами, и то, что будет наутро. Рейтинги. Буквы заголовков. Цифры. Зеленые бумажки. Мне что-то не хочется так продаваться. У меня красного белья даже нет. Господа, я же не пою такое. Ребята, вы помните, в гараже?.. Черный Вопросительный Знак. Над которым столько ржали потом. Так вот, знаете, Черный Вопросительный Знак ебал через колено эти сладенькие сопли, что вы мне принесли. Но я спою.
Я спою.
Хотите, я еще паду на колени и поблагодарю вас, за то, что позволяете мне красить ногти, поддержали идею с дредами и разрешили не выглядеть главной блядью на новой фотосессии. Спасибо. Я выгляжу там сурово. Как будто я и вправду мог бы выйти на сцену под сотрясающие печенку тяжелые звуки настоящего хард-рока. И встать, окинув беснующиеся поля голов победительным взглядом.
Как когда-то мы хотели. Как мечтали, завернувшись в одеяло с машинками. Как загадывали на каждый конфетно-игрушечный свой одновременный день рождения.
Мы всегда были с Томом немножко того.
Любили чувство абсурда, питались им, ели с него вдохновение, а потом творили музыку — на самом деле творили, до ободранных горла и пальцев.
Абсурд дарил нам свободу.
Свобода дарила нам абсурд.
Я открывал рот шире, и Том вплетался в меня своим горячим языком, и тер ладонью там, где все горело внизу под джинсой. Это было восхитительно. И от возбуждения, и от дикости, и от возбуждения, спровоцированного дикостью. Тогда, вечером, после того, как мы впервые узнали о том, чего люди действительно бы хотели увидеть от нас - на сцене, скажем. Мы словно на льду подскользнулись — оп, и упали, шмякнулись как-то так конкретно, что сразу стало понятно, что вечер так просто не закончится. Улыбались много, от неловкости и потом от того, что захотелось, аж зачесалось.
Не все люди, конечно, хотят так увидеть. Но изрядное количество мозговых клеток нашей планеты. Аж страшно. И даже самые интеллектуальные интеллектуалки, отдохнув от заумного обсуждения нашего корявого детского творчества, запускали руку в трусы, представляя, как братец дерет меня сзади. Кружилась голова от того, насколько это бредово все было, насколько невозможно, насколько шизой это все казалось. Какое кому дело до нас? Почему — мы? Моментами хотелось проснуться в другой мир, где всего этого нет и утром просто пора в школу. Но другого мира не было, и школа давно осталась в небытии, и нельзя было никуда — никуда! - от этого деться. И от этого чувства абсурдной безысходности, зафиксированности в этом мире, беспомощности вселенской — от этого предательским образом еще больше теплело ниже живота, больно было одновременно и кайфово, херово было и адреналиново — как мы любим, в общем-то, какой бы иронией это не оборачивалось — ровно так мы и любим. И Том тер, и я стонал ему между губ, и было так липко и так классно, с долгой «с».
Но на утро снова приходилось лить в себя кофе и что-то решать. Решать, решать, решать.
Как мы записывали этот сраный альбом, знаем только мы, и пусть это и останется между нами, пусть вся эта истерическая тягомотина лежит вне людских умов. Сочиняйте истории про нас, рисуйте картинки — отвлекайте себя. А эти полгода пусть будут белым пятном на карте фанатки группы.
Кривой Нос считает, что мне (да и всем) лучше не болтать лишнего, потому что каждая девчонка составила себе свой образ Билла Каулитца, и если она она считает, что он очень любит пуделечков, а потом вдруг выяснит, что его блевать тянет от вида этих нелепых белых недобритых комков, она может расстроиться.
А мы же не хотим, чтобы она расстроилась, да, Билли?
Поэтому молчи про пуделечков, и про музыку молчи, и про хард-рок. Молчи про свои странные приключения под одеялами, молчи про свою сумасшедшую семейку, да и знаешь, про Томми тоже не особо языком чеши. А то мало ли.
Мы же не хотим, чтобы.
Главное, между этими нагромождениями найти свой путь. Я иду сейчас, я спотыкаюсь. Я тащу за собой нелепый груз черти чего, с торчащими розовыми ленточками. Там песни, которые я не хотел петь, там безобразные ссоры с продюсерами и омерзительные сцены с журналистами, там телефонные звонки от мамы, когда я был так пьян, что не мог ответить, и еще — там немножко счастья, чуть-чуть, на дне, щепотка искренности.
Она есть.
Я бреду, натыкаясь на скандалы и дрязги, лавирую между кипами невыгодных контрактов и наступаю на выгодные, поскальзываюсь на непонимании, на провалившихся попытках что-то кому-то хоть не доказать — показать... я пытаюсь пробиться. Пробиться к свету. Нащупать свою дорожку. Я его еще вижу, этот свет. Тоненькой полосой где-то впереди.
Томми тоже со мной. Он идет на шаг позади, но это ничего не значит, из того, что вы можете понять — ничего, не делайте выводов.
Вы все равно сделаете неправильные.

Fin.
"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость