• Администратор
  •  
    Внимание! Все зарегистрировавшиеся Aliens! В разделе 'Фото' вы можете принять участие в составлении фотоальбома. Загружайте любимые фотографии, делитесь впечатлениями, старайтесь не повторяться, а через пару-тройку месяцев подведем итог и наградим самого активного медалью "Великий Фотокорреспондент Aliens"!
     

Однажды ночью {general, RPF, POV, G}

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

Однажды ночью {general, RPF, POV, G}

#1

Непрочитанное сообщение Aliena » 13 апр 2018, 21:23


Автор: Фю
Название: Однажды ночью
Рейтинг: G
Жанр: RPF, POV Tom
Категория: general
Размер: mini
Статус: закончено
"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

#2

Непрочитанное сообщение Aliena » 13 апр 2018, 21:24


-…и мы побежали, они тоже! Короче, пролетели так квартала три, может больше. Ну, ясно, мы-то не железные, да и убегать как-то тупо. Назревала потасовка и…
Вдруг замолкаю Что-то нехорошо, резко заныло в груди. Ребята смотрят непонимающе.
- Народ, я сейчас вернусь…
Встаю и, переступая через переплетения рук и ног, вылезаю из-за стола.
- Том, ты чего? Что-то случилось?
Видимо, у меня стало слишком странное лицо. Говорят, у меня оно всегда странное и какое-то отстраненное, когда такое случается. Мне казалось, что Густ уже научился понимать.
- Я вспомнил…Мне надо позвонить, срочно…
Кивок. Я оказался прав, он действительно научился понимать.
Выхожу в коридор. На этаже гостиницы совсем тихо, слишком. Хохот Георга здесь совсем не слышен. У нас что, звукоизоляция в номерах? Хотя, какая разница.
Достаю телефон, набираю знакомый номер. Три гудка и тихий шепот.
- Привет…
Он что, ждал? Так, а чему я удивляюсь? Сам же начинаю вертеть зачем-то в руках мобильный за минуту до его звонка, пусть даже его не жду.
- Билл, ты как?
Почему-то мне кажется, что плохо. Пусть он сейчас соврет, я пойму. Не важно.
- Знаешь, как-то не очень…
Всё такой же шепот, весьма глухой и подавленный. Ну, хоть ответ правдивый, в какой-то степени.
- Твоя девчонка? Мне приехать?
Хм, а ведь я всегда относился к его девушке положительно. А сейчас мне кажется, что в его плохом настроении может быть виновата она.
- Приехать.…Да, Том, приезжай, пожалуйста! Настроение на редкость…
Он не заканчивает, но я и так понимаю. Видимо, дело правда в его девушке.
- Хорошо, сейчас скажу ребятам и выезжаю!
Слышу вздох облегчения. Как будто он сомневался!
- Тогда, увидимся…
Вешать трубку не хочется нам обоим в одинаковой степени. Мы молчим, минуты полторы, дышим в трубку. Наконец шепчу, тихо-тихо, но он услышит.
- Билл…братишка…
Улыбаюсь. Смешной он, мой брат. Вроде взрослый, мой ровесник, а иногда такой ребёнок…
- Да, ладно, жду…
Гудки. Короткие, резкие. Рушат иллюзию, такую реальную и далёкую. Я бы приехал к тебе, братишка. Только ты сидишь в нашей студии в Германии, а я в дурацком пятизвёздочном отеле во Франции. Убил бы того, кто так организовал наше время!
Возвращаюсь в номер, где Георг, Густав, ещё какие-то парни и девушки. Все взгляды на меня, разговоры замолкают. Видимо, ждут окончание моей веселой истории. Прикуриваю сигарету в полной тишине. Да, объяснений от меня уже никто не ждет. Я же звезда и прочее…
- Стоп!
Все вздрагивают, мне плевать. Если уж я звезда, а важные мероприятия окончены, то…
- Густ, набери Йоста. Придумай что-нибудь. Я уезжаю. Меня он не будет слушать, решит, что я пьян.
Когда надо, я, оказывается, могу командовать. Густав кивает и достает мобильный. Да, он понимает.
И понеслось. Сначала врывается Йост, что-то говорит, что-то внушает, что-то доказывает.
Густ, как ни странно, на моей стороне.
- Дэвид, это же его выходные! Осталось два дня! Вот пусть и проведет их где хочет!
Йост хмурится, но возразить ему нечего. Смиряется и едет организовывать билеты. Улыбаюсь и ухожу собирать вещи.
Вокзал. Поезд. Сидячие места, пустой вагон. Охрана. Всего три часа и вот я уже на вокзале в Гамбурге. Времени мало, в груди снова сжимается комок. Давит, неприятно.
Киваю охране, сажусь в машину. Всё это в гробовом молчании. Звонок.
- Том, ты доехал? Дэвид парится! Всё в порядке?
Густав. Машинально киваю. Спохватываюсь.
- Да, Густ, я уже еду домой. Как раз сворачиваем в наш переулок.
Хмыкает. Быстро прощается, но вдруг спрашивает.
- Том, а что тебя туда понесло? Что-то серьезное?
Он многое понимает. Но некоторые тонкости ему не понять. То, что для нас серьезно, для него чепуха. Чёрт, никак не отучусь говорить «мы».
- Нет, Густ, всё нормально. Так, предчувствие.
Молчит. Кажется, он в очередной раз счёл меня сумасшедшим идиотом. Я привык.
- Ладно. Только береги себя. И нашего Детёныша.
Улыбаюсь и вешаю трубку. Как раз останавливаемся у подъезда студии.
Лифт едет противно медленно. Вот нужный этаж. Наша комната последняя по коридору. Ковровое покрытие заглушает и без того тихие шаги. Останавливаюсь напротив двери и безнадежно ищу ключи. Чёрт, только не говорите, что я положил их в чемодан!
Дверь резко распахивается. На пороге стоит мой сонный братец.
Улыбаюсь. Он смотрит с удивлением и детской искренней радостью.
- Приехал.
Голос хрипловат, наверное, спал. А шаги мои услышал. Хотя, я поражаюсь исключительно по привычке. У Густава нахватался, пройдет. Ведь знаю же, что и сам всегда просыпаюсь, когда он приходит. Даже если он не издает ни звука.
- Конечно, я же сказал, что приеду.
По ещё одной привычке говорю шепотом, хотя во всем здании от силы десяток охранников.
- Просто я подумал.… А, ладно. Проходи, раз уж ты здесь.
Улыбается даже глазами.
В комнате бардак редкостный. Чипсы, банки, пакетики, одежда, косметика. Нда, от такого быстро отвыкаешь. На его кровати, криво заправленной, лежит полуразобранный чемодан, какие-то шмотки. Стоп.
- Билл, с каких пор ты не спишь у себя в кроватке?
Смущается. Что-то бормочет и садится на мою кровать. Ну, по крайней мере, понятно, где он проводил все эти пять ночей. Вон след от карандаша для глаз на подушке. Смешной.
- Ладно, проехали. Еда есть?
С сомнением оглядываю комнату. На подоконнике четыре коробки из-под пиццы. Готов поспорить на любимый «Гибсон», что они пустые. Нда, а мой братик-то иногда такая сволочь.
- Еда была. Только пока я тебя тут ждал, она куда-то делась. Тем более, тебя должны были в поезде покормить.
Он думает, он отмазался? Наивный.
- Именно, что «должны были». Хрен от них дождешься! Забей.
Он кивает и начинает разбирать завал на своей кровати. Сажусь в кресло и закуриваю.
- Кстати, завтра Констанце в гости звала. Какое-то кино хорошее обещала. Думаю, не пойду я туда! Тяжело с ней. Ревнует. Скоро и к тебе ревновать начнет! Чушь какая.
Удивленно поднимаю бровь. Он мне рассказывает, что собирался к своей девушке, с которой, по моим представлениям, поссорился? Именно, по моим представлениям. Густ прав, а я идиот.
- Так вы с ней вместе? Хм, занятно.
Отрывается от активного стаскивания полного чемодана с кровати и смотрит на меня, наклонив голову.
- Ну, пока что вместе. Только говорю же, вряд ли это надолго. Завтра ссориться будет. Что я с фанатками, что я пою, что я уезжаю часто, что я с братом сижу вместо неё…Бред!
Закатывает глаза и вздыхает. Как он умудряется говорить с такой скоростью? Хотя, у него нехилый тренинг.
Затягиваюсь, выдыхаю дым колечками.
- Если у вас с ней всё относительно нормально, то чего ты тогда страдал от душевных терзаний?
Хмыкает и начинает развешивать свою одежду. Мои вещи заботливо сваливает в кучу у кровати.
- Я страдал? А, ну было дело…
Пожимает плечами. Кажется, я догадываюсь, что это были за терзания. Кажется, я знаю, что они быстро забываются.
Тушу сигарету и снимаю кепку. Поле зрение резко увеличивается. Приятно.
- Чем ты тут занимался после премьеры и до моего чудесного появления?
Он вдруг порывисто обнимает меня за шею и дует в ухо. Да, от этого тоже быстро отвыкаешь. Я взъерошиваю его волосы, и без того торчащие в разные стороны.
- Я? Ох, всего и не вспомнить!
Смеемся. Я начинаю его щекотать. Он отбивается, щекочет в ответ. Мы носимся по всей комнате, кидаемся подушками, разными коробочками и пакетиками. В итоге опрокидываем вешалку для одежды.
Лежим в груде шмоток и уже икаем от смеха. Постепенно начинаем успокаиваться.
- Ладно, Билл. Пойду-ка я в душ. А то скоро рассвет, а мы ещё и не ложились!
Он кивает и выползает из этого бардака. Я тоже встаю, демонстративно отряхиваюсь. Улыбается. Как будто давно этого не делал, как будто скучал без улыбок.
Хм, а ведь я-то и сам не особо радовался в эти дни. Может, пару смешков в компании ребят, не больше.
Пожимаю плечами и открываю дверь общего душа. Неужели так обязательно было заставлять всё баночками, бутылочками и тюбиками?
Укоризненно смотрю на брата. Сидит на полу в комнате, поджав ноги, и демонстративно разглядывает свои ногти. Тоже мне, невинный ангелочек!
Захожу в душевую и вдруг, непонятно даже для себя, оборачиваюсь. Билл всё так же увлечен своим маникюром. Странно. Мне показалось, или…
- На самом деле, я скучал здесь без тебя, Том…
Слава Богу, а то я уже решил, что у меня галлюцинации! Улыбаюсь и закрываю дверь.
Когда я возвращаюсь через полчаса, на улице уже светлеет. Как же я устал! И чего меня сюда понесло? Сидел бы сейчас с ребятами в клубе, как мы планировали, или спал бы давно.
Бросаю взгляд на свою кровать и понимаю всю глупость своих мыслей. Билл, переодевшийся в свою старую футболку, спит, свернувшись клубочком, на самом краю.
В груди опять давит. Только теперь это, кажется, нежность. И какое-то тепло. Братишка.
Накрываю его одеялом. Он смешно морщит нос и начинает ворочаться.
- Я тоже скучал, Билл…
Улыбаюсь и, взяв одеяло с его кровати, ложусь рядом. Как в детстве. Что-то в последнее время у нас всплывают детские привычки. Хотя, наверное, потому, что именно в детстве мы были по-настоящему искренними. И друг с другом, и с другими.
И я засыпаю, наконец-то нормально. Спокойно. Как не мог спать последние пять ночей. Спасибо Господу за то, что у меня есть мой брат-близнец…
"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость