• Администратор
  •  
    Внимание! Все зарегистрировавшиеся Aliens! В разделе 'Фото' вы можете принять участие в составлении фотоальбома. Загружайте любимые фотографии, делитесь впечатлениями, старайтесь не повторяться, а через пару-тройку месяцев подведем итог и наградим самого активного медалью "Великий Фотокорреспондент Aliens"!
     

Без тебя {slash, RPF, romance, Билл/Том, PG-13}

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

Без тебя {slash, RPF, romance, Билл/Том, PG-13}

#1

Непрочитанное сообщение Aliena » 12 апр 2018, 23:18


Название: Без тебя
Автор: Ethyil
Бета: Schatten reich
Жанр: slash, romance
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Bill/Tom
Размер: mini
Статус: закончен
От автора: в подарок на новогодне-рождественские праздники неисправимому романтику и королеве фотошопа my valery dream.
"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

#2

Непрочитанное сообщение Aliena » 12 апр 2018, 23:20


«Я не могу найти себе места. Без тебя. Натурально, целыми днями хожу и ищу что-то. Саки уже скоро похудеет от наших прогулок в любое время дня и ночи. Хотя он в сговоре с режиссёром, это видно. Меня редко выпускают с площадки и всё время чему-то учат.
Я очень скучаю без тебя, Том.
Я в здравом уме и твёрдой памяти, не волнуйся. Я помню, что мы и так трепемся с тобой, не переставая, по телефону. Тебя подкалывает Георг, а на меня вопит ассистент. Но это всё неважно, потому что по телефону я тебе всё равно не скажу того, что хочется. Ума не приложу, почему. Ты меня гипнотизируешь, наверное. Не отнекивайся, я знаю. И перестань уже улыбаться. Просто послушай.
Ты помнишь, мы были в Берлине два года назад? Не помнишь? Конечно, мы же видели город только из окна машины. А ещё лил дождь. Поэтому это был даже не город, а его размытое отражение, серое, хмурое, неприветливое. Нам нужно было просто выйти на улицу.
Теперь я часто хожу по берлинским улицам. Нет, они, конечно, пытаются запихнуть меня в машину, но у них плохо получается. Я уже не могу ездить, болит всё и натурально развивается клаустрофобия.
Том, ты не представляешь, как же здесь хорошо в марте. Пока ещё холодно, Саки вот мерзнет и ворчит, а мне кажется, что я чувствую настоящий весенний ветер. Он гонит облака по небу… Я ещё никогда не видел такого красивого неба. Оно пронзительно синее, чистое, словно только что вымытое, а тучи тяжёлые, свинцовые. Ощущение, что там, наверху, бушует ураган, торнадо, всё вместе. А мы внизу видим фотографии их забав. Том, а вчера дождь шёл. У меня чуть сердце не остановилось, как же это хорошо, когда после долгой зимы идёт дождь. Как полный придурок, шёл и улыбался, ловя капли на ладони и радуясь лужам на асфальте.
Вечером, конечно, подморозило, и прохожие проклинали каток на мостовых. А я, наверное, навсегда запомню первый весенний дождь, растопивший грязные клочки снега на газонах. Растопивший что-то глубоко внутри.
Прошёл всёго месяц. Впереди ещё один. Может, меньше, может, чуть больше. Мне кажется, я скоро начну выть на луну. А что ещё делать...»


— Том! — перекричать типичных английских футбольных фанов, обсуждавших в перерыве перспективы своей команды по выходу из группы в Лиге чемпионов, мог только один человек — Джек. Он жил в соседнем номере, занимался, кажется, бодиартом и любил рассказывать забавные истории, которых знал великое множество. Том случайно познакомился с ним в лифте, Джек утащил его с собой на вечеринку, и с тех пор они почти все более-менее свободные вечера проводили вместе.
На месте хозяина отеля Том ни за что не сдал бы номер этому странному чуваку с татуировками, смело переползающими с рук на шею, зелёным хаером на башке и четырьмя кольцами в левой брови. Но, слава богу, Том был на своём месте, поэтому с удовольствием тусил с Джеком по спортбарам, даже несмотря на то, что против воли пришлось выучить фамилии-имена-заслуги игроков сборной Англии по футболу вообще и игроков отчаянно любимого Джеком Манчестера в частности.
Густав с Георгом в этих похождениях не участвовали. Густав предпочитал прогуливаться по Лондону с фотоаппаратом. Георг умудрился познакомиться с каким-то джазменом и дни-ночи напролёт проводил в клубе с непроизносимым названием. На вполне резонный вопрос Тома, зачем он учится играть джаз, Георг хитрюще улыбался и важно заявлял:
— Чтобы потом охренительно играть всё остальное!
Том с трудом удерживался от едких замечаний, пожимал плечами и в красках рассказывал Георгу, как тому пойдёт смокинг и саксофон. После особенно талантливых рассказов, Георг молча брал гитару и уходил, а Тому ничего не оставалось, как звонить Джеку.
Казалось, Джек лично знал всех посетителей пабов и был лучшим другом или кровным родственником как минимум половины. По большому счёту Том был даже рад ежедневным знакомствам с миллионом новых людей: за последние несколько лет одни и те же лица осточертели. Однако, как это часто бывает, во всей этой идиллии было одно «но». «Но» было занудным, ужасно громким по утрам, много курило и отличалось большим количеством безумных идей. Несмотря на это, его очень не хватало. Брат в Англию не поехал, отправившись в Берлин сниматься в каком-то странном фильме, режиссёру которого неожиданно понравился «типаж» в доску пьяного Билла, когда они, пытаясь сохранять равновесие и поприличнее ржать, выползали из клуба.
В общем, без Билла Тому было не по себе. Иногда грустно, иногда одиноко, чаще просто скучно. Сам себе Том объяснял это тем, что слишком они привыкли видеть друг друга в любой момент на расстоянии вытянутой руки. Сначала надеялся, что привыкнет. Но пустота и тишина гостиничного номера всё равно давили, поэтому Том старался проводить в отеле как можно меньше времени.
А утром от Билла пришло письмо. Причём пришло вместе с Джеком, хохочущим над «сумасшедшим братцем». Поэтому Том сразу читать письмо не стал, запихнув его в карман куртки, и надавал Джеку пинков, чтобы заткнулся. Но, уже сидя в баре, не выдержал и, кое-как пристроившись в углу, стал читать, еле разбирая братский почерк в тусклом свете телевизионных экранов.
— Том! — Джек пробирался к нему сквозь толпу, обнимаясь с какими-то людьми и салютуя другим.
— Что? — Том положил листок на стол.
— Тут тебя парень какой-то ищет.
— Я тебя ищу, — из-за спины Джека, увернувшись от изрядно напившегося парня в смешной фанатской шапке, вдруг выскочил Билл и уселся рядом:
— Привет.
— Привет, — протянул Том, растерянно переводя взгляд на Джека, и пытаясь понять, каким образом Билл умудрился узнать, в какой бар они пошли. Как Билл оказался в Англии посреди ночи, Том решил не выяснять. В принципе, выкинуть такое было вполне в его духе. — Это мой брат.
— А, это который поёт? Надо будет послушать, — Джек уже пожимал Биллу руку, беззастенчиво разглядывая то Билла, то Тома, разыскивая сходства и отличия.
— Да хоть сейчас, — нарочно торжественно сказал Билл, вставая и показательно набирая в лёгкие воздуха.
— Лучше попозже, — Том сгрёб его рукой за шею, слегка придушив на всякий случай, и снова усадил рядом с собой. Он чуть было не принялся ощупывать Билла, чтобы убедиться, что он — не следствие терпких и подозрительно пахнущих сигарет Джека.
— Гол! — оглушительный рёв наполнил небольшой бар, люди вокруг прыгали, обнимались, почти плакали. Джек с победным кличем вскинул руки вверх и скрылся в толпе, которая через секунду, словно повинуясь приказу невидимого дирижёра, начала петь неизменное «Боже, храни Королеву».
— Ты что? — Том удивился бы меньше, если бы Билл тоже запел гимн, но он сидел и методично рвал на мелкие кусочки своё письмо, — я не дочитал.
Билл выкинул кусочки в пепельницу и теперь щёлкал зажигалкой, стараясь поджечь обрывки:
— И не нужно.

Билл прикурил, сделал пару затяжек и сел, осторожно откинув одеяло. Поискал глазами пепельницу. Она, конечно, стояла около кровати: Том тоже много курит по ночам.
Билл встал, всё ещё держа тяжёлую уродливую стекляшку в руках, и пошёл в соседнюю комнату. Ровно через минуту в дверном проёме возникла фигура Тома:
— Мог бы покурить и там, — Том сел рядом с ним на диван, сладко зевнул и положил голову Биллу на колени.
Билл медленно гладил его по голым плечам, потом наклонился и поцеловал. Губы у него были горькие от сигарет и сухие. Том лениво и даже чуть недовольно отвечал на поцелуй, снова засыпая.
— Том, мне идти надо, — ласково прошептал Билл ему прямо в ухо, скользя пальцами вниз по шее.
— Куда? — во всём теле Том ещё чувствовал сладкую обволакивающую слабость и совсем не хотел слушать.
— На самолёт, у меня рейс через час, опоздаю – голову снимут, — терпеливо объяснял Билл, пока Том поднимался, чуть тряся головой и пытаясь прийти в себя.
— Давай хоть провожу, — Том, наконец, проснулся и с сожалением смотрел, как Билл натягивает футболку и выгребает свою куртку из кучи сваленной в кресле одежды.
— Не надо, меня такси внизу ждёт.
— Непривычно так, — протянул Том, запихивая ему в карманы телефон, билет, паспорт, — ты и без четырёх чемоданов.
Билл сделал шаг вперёд и прижался к Тому, обняв его двумя руками за шею:
— Это поправимо, дай кредитку, — улыбался Билл где-то у брата за ухом.

— А что там было дальше, в письме? — Том всё-таки не выдержал и теперь стоял в дверях лифта, наспех натягивая футболку.
— Ничего, — Билл вошёл внутрь и, развернувшись, нажал на кнопку, — просто мне было плохо без тебя.


«…если я никак не могу уснуть. Мне без тебя очень одиноко. Днём ещё как-то можно пережить, всё-таки работа, людей вокруг много, дел. Некогда ни думать, ни скучать, вообще всё некогда. Что за жизнь такая? А вот ночью плохо. Когда один, когда тихо. Я не умею быть без тебя. Всё из рук валится. Замыкаюсь на мелочах, на звуках. Вот ты знал, что у нас на кухне есть часы? И я не знал. А они там есть. Я услышал, пару недель назад. Какой-то долбанный будильник завалился за полку и тикал так, что я чуть не сошёл с ума. И так каждую ночь. То собака лает за окном. То сосед щёлкает выключателем. Он почему-то часто встаёт посреди ночи.
Я теперь тоже почти не сплю. Я слишком привык слушать твоё дыхание во сне. Я, наверное, слишком сильно тебя люблю. Так нельзя. Но это ведь не нам решать?»
"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 2 гостя