• Администратор
  •  
    Внимание! Все зарегистрировавшиеся Aliens! В разделе 'Фото' вы можете принять участие в составлении фотоальбома. Загружайте любимые фотографии, делитесь впечатлениями, старайтесь не повторяться, а через пару-тройку месяцев подведем итог и наградим самого активного медалью "Великий Фотокорреспондент Aliens"!
     

Возвращение {slash, AU, angst, romance, sequel, Билл/Том, Том/Билл, R}

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

Возвращение {slash, AU, angst, romance, sequel, Билл/Том, Том/Билл, R}

#1

Непрочитанное сообщение Aliena » 09 апр 2018, 21:21


Автор: IREN@
Название: Возвращение/сиквел к «Настало время отпустить…»
Статус: закончено
Жанр: slash, angst, romance, sequel
Рейтинг: R
Пейринг: Билл/Том, Том/Билл, и второстепенные персонажи (без которых - никак)
Размер: midi (наверное)
Дисклеймер: данный фанфик написан не для извлечения прибыли, все имена принадлежат их владельцам. Я прошу прощения у близнецов Каулитц, за использование их имён при написании мною этого рассказа.
Краткое содержание: не смотря на довольно странный способ возвращения, они всё-таки будут вместе…
От автора: Том и Билл здесь не братья.
*чтобы понять, как всё началось, рекомендую прочитать первую часть – «Настало время отпустить»
И… да, далеко не все поступки людей поддаются объяснению. То, что со стороны может казаться совершенно простым, на самом деле таковым не является…

И как всегда, нудное и непонятное начало)), мои дорогие читатели
Зато дальше будет и юмора немножко, и секса))

Особая благодарность Aphrodisiac, за то, что навела на мысль написать продолжение, и
моей постоянно-любимой Музе (Ptolemeus) за вовремя произведённый пинок))
Спасибо ВАМ, девчонки!

Посвящается
Всем тем,
кто зачастую не может решиться ЖИТЬ,
входя в противоречие с самим собой…
"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

#2

Непрочитанное сообщение Aliena » 09 апр 2018, 21:33



1.
…Гулкое эхо шагов, улетая вверх, терялось где-то во тьме, скрывающей высокие сводчатые потолки. Плиты чёрного полированного гранита отражали в тёмной зеркальной поверхности двух идущих по ним мужчин. Длинные фалды плаща первого почти закрывали собой его высокие шнурованные ботинки из дорогой кожи. Он не спеша шёл вперёд, прокладывая путь сквозь тьму по бесконечно длинному коридору. Улыбка удовлетворения лёгким светлым мгновением мимолётно коснулась бледного лица. Мужчина продолжал идти, не оглядываясь назад. Он был уверен в том, что его гость следует за ним. Молча. Ведомый любопытством и воспоминаниями.
Наконец, коридор закончился широкой дверью из тёмного дерева. Хозяин остановился, не спеша её открывать. Просто замер и наслаждался своими ощущениями. Там, за его спиной, находился сейчас тот, встречи с кем он так долго ждал. Тот, кого он хотел каждой клеточкой своего истосковавшегося тела. Тот, чей запах он помнил даже спустя семь лет… Не смотря на отсутствие каких либо звуков, мужчина всей кожей ощущал сомнения и нетерпение переступившего с ноги на ногу позади него гостя.
«Нет, нужно держать себя в руках. Иначе… Игра, которую я так долго и тщательно планировал, может сорваться. А это то, чего я меньше всего хотел бы… Всё должно идти так, как хочу Я!»
Помедлив ещё минуту, он понял, что пора действовать. Ведь каждую секунду с губ стоящего позади человека готов был сорваться вопрос.
И вот, тонкая белая кисть легла на дверную ручку, открывая дверь. Не смотря на то, что длинные изящные пальцы были украшены чёрным лаком маникюра и многочисленными стильными кольцами, руки отнюдь не выглядели женственно. На мгновение взгляд гостя задержался на яркой белизне правой кисти хозяина, отчётливо выделявшейся на общем фоне тьмы. И сердце вдруг забилось быстрее. Как тогда, три месяца назад…
Но на погружение в воспоминания уже не осталось времени. Дверь распахнулась, и хозяин дома жестом пригласил его войти.
В огромной гостиной царил всё тот же полумрак. Множественные элементы величественной готики в интерьере проступали нечёткими очертаниями, оказывая несколько подавляющее воздействие на психику человека, попавшего в этот дом из совершенно другого мира. Почти в центре шестиугольной комнаты стоял маленький столик на резной ножке в форме когтистой лапы то ли птицы, то ли дракона, и два, не слишком удобных на первый взгляд, стула с высокими спинками. В отполированной поверхности столешницы отражались два бокала с вином. Густо-багровая жидкость преломляла лучи света тщательно замаскированных светильников и отбрасывала мерцающие кровавые блики.
Последовав примеру хозяина, гость присел на один из стульев. Напротив. Теперь они сидели и молча изучали друг друга. Хотелось многое сказать и о многом спросить. Но, уже оба понимали, что началась какая-то неведомая игра, и молчание было одним из главных правил.
Словно прочитав мысли друг друга, мужчины почти одновременно протянули руки к бокалам. Сделав жест поднимаемого в честь гостя тоста, хозяин отпил первым. Глотнул вино и подбадривающе улыбнулся своему…
«Хм, странно. А ведь я до сих пор так и не решил, кем Он для меня теперь будет? Противником? Нет. Этого мне бы не хотелось. Соперником? Но нам не в чем соперничать. Я – это я, а он – это Он. Так кем же?..»
Тем временем гость тоже отпил вина, и, наконец, не выдержав неловкости молчания, произнёс:
- Билл, и давно ты готом стал?
- Пф… Антураж для поклонников. Не более того… - с лёгкой надменностью ответил он.
- О, да. Я слышал, что за два года сольной карьеры ты стал весьма популярен у определённой публики. Кажется, твои фаны тебя просто боготворят!
- Да, это так.
И снова воцарилась тишина. Мужчины молча пили вино.
- Том, в соответствии с этикетом я, конечно, тоже должен был бы спросить у тебя о твоих жизненных успехах. Но, дело в том, что об этом мне уже всё известно. – Билл ухмыльнулся, глядя поверх идеально ровного края хрустального бокала. Он сейчас наслаждался. Терпкость и лёгкий мускусный привкус дорогого вина наполняли тело капельками чистой эйфории. А легко читаемая растерянность на лице сидящего напротив Тома веселила его и вселяла прямо какой-то нездоровый оптимизм.
«О, да… Начало мне определённо нравится! Посмотрим, как всё сложится дальше…»
Сверкающий взгляд потемневших глаз магнитом притягивал к себе Тома.
«Какой же он стал… Красивый? Нет, Билл всегда был красивым. Но… Все эти атрибуты, тёмная загадочность, этот странный дом-замок – они делают Его просто роскошным. Я и не подозревал, как сильно потускнели за прошедшие годы мои воспоминания об этом парне! И, лишь оказавшись рядом, снова почувствовал, что безумно хочу Билла…»
Том допил вино и поставил пустой бокал назад, на столик. А через минуту, позабыв, что на дне хрустального сосуда оставалось лишь несколько капель, снова протянул руку. И вдруг с удивлением заметил – бокал снова до краёв был полон ароматным рубиновым дурманом… В тот момент это показалось ему странным наваждением. Ну, или, по крайней мере, хорошо поставленным фокусом невидимого иллюзиониста.
На самом же деле, никакого чуда не было. Просто, всё это время в комнате находился специально обученный слуга. Абсолютно весь в чёрном, с густой вуалью, закрывающей лицо, он тихо стоял позади стула Тома. Достаточно близко, чтобы по малейшим, едва заметным знакам, подаваемым ему Хозяином, исполнять приказы. И достаточно далеко, чтобы ничем не обнаружить своего присутствия. Проследив за тем, как опустел бокал Тома, и, заметив лёгкий взмах ресниц Билла, слуга протянул затянутую в перчатку из тёмной замши руку, взял бокал, и, наполнив его вином, вернул на столик. Всё это было проделано очень быстро и совершенно беззвучно. Даже Билл отметил про себя, что почти не уловил никакого движения.
«Молодец, - постарался он сдержать довольную улыбку. - Надо бы не забыть премировать его за сегодняшний вечер. Всё просто идеально…»

После второго бокала вина Том почувствовал лёгкое головокружение. А ещё, к этому присоединилось всё возрастающее желание. Теперь он беспокойно ёрзал на стуле, думая, как бы подступиться к Биллу. А тот, прекрасно зная, что сейчас происходит с Томом, продолжал медленно пить вино и наблюдать за ним.
Томас же просто тихо сходил с ума… Не отрываясь, он жадно следил за соблазняющими его сочными губами и за влажно блеснувшей каплей вина, на секунду задержавшейся на них. Потом быстрый язычок Билла слизнул её. И Тому показалось, что настал самый настоящий конец света. Мир поглотила тьма, оставив ему лишь эти губы…
Но тут раздался голос Билла:
- Кажется, здесь стало душно… (и это-то при идеально работающих кондиционерах!) Пойдём наверх, на террасу?
- Да… - только и смог пробормотать Том. Во рту страшно пересохло, и неожиданно разбухший язык уже отказывался повиноваться ему.
«Что-то развезло меня… И выпил-то всего два бокала! Странно…»
А Билл уже поднялся сам и подал руку Томасу.
- Идём!



2.
Теперь они поднимались вверх по узкой винтовой лестнице. Хозяин дома шёл впереди и практически тянул за руку своего гостя. Взгляд Тома в этот момент был прикован к мелькавшей перед его глазами попке самого желанного в мире мужчины. И полюбоваться было на что! Чёрные джинсы с низкой посадкой очень плотно облегали аппетитные округлые ягодицы. И, похоже, белья там не было и в помине… Небольшие серебряные черепа, (скреплённые между собой цепочкой и образовывающие пояс, который скорее сам держался за джинсы, чем поддерживал их), ехидно скалились на Тома и подмигивали ему изумрудными глазками. И это зрелище полностью лишило гостя способности к какому-либо мыслительному процессу. Сейчас его охватывало такое дикое, первобытное желание, что он уже готов был овладеть Биллом прямо здесь, на лестнице…
…рвануть за руку на себя… потом джинсы с поясом из нагло улыбающихся черепков – вниз! И впиться жадными поцелуями в сочную мякоть вожделенной попки…
Но, такой ход событий ни коим образом не входил в планы самого Билла. Уже физически ощущая обжигающие волны желания, охватившего Тома, он поспешил первым дёрнуть его за руку. А затем быстро втолкнуть в какую-то нишу. Там оказалась дверь, ведущая в одну из многочисленных спален огромного особняка в стиле готик.
Оказавшись в новой для себя обстановке, Том даже несколько отвлёкся от своих фантазий о теле Билла. Тот, впрочем, именно на это и рассчитывал.
А комната, и правда, несколько обескураживала. Ну, хотя бы тем, что на месте предполагаемых окон располагались зеркала. Здесь все стены были увешаны ими. Всего Том насчитал в комнате тринадцать одинаковых прямоугольных, высотой в человеческий рост, зеркал. Кроме них, в совершенно чёрном пространстве, в центре комнаты находилась большая кровать, покрытая атласным покрывалом цвета крови.
Но не это странное убранство так поразило Тома. Свет – вот на что он обратил своё внимание в первую очередь. В первое мгновение показалось, что огромное помещение заполнено зажжёнными свечами. Правда, спустя несколько минут, Томас понял, что свечей здесь нет вообще.
- Ого! – открыто восхитился он. – А мне показалось, что это горят свечи.
- Не терплю открытого огня в спальне. – Надменно вскинул подбородок Билл. – А свечи – это стандартно и пошло.
От того, каким тоном это было сказано, Тому стало слегка не по себе.
- А ты изменился…
- А вот этого мы сейчас обсуждать не будем.
- Почему?
- Томас, не будь занудой. Кажется, ещё пять минут назад тебя занимали совсем другие мысли…
Одно движение, и длинные чёрные волосы, собранные до этого на затылке в хвост, свободно рассыпались по спине и плечам. А дальше – красивые белые пальцы стали медленно расстёгивать серебряные пуговицы на чёрном бархатном жилете. Свой плащ Билл оставил ещё там, на стуле с высокой спинкой в большой зале.
Том застыл на месте, заворожено наблюдая за процессом разоблачения.
Сняв с себя жилет и рубашку, Билл оставил их лежать на полу.
«Какое странное сочетание в одежде… - подумал Томас. – Хотя, Билл всегда отличался некоторой экстравагантностью. И в те, давно прошедшие времена, когда был распорядителем чьих-то праздников, и теперь, когда сам стал звездой. Но… - тут он счастливо улыбнулся, глядя на обнажённую грудь бывшего любовника. – Неизменным осталось одно – металлический клык на чёрном кожаном шнурке. Похоже, Билли не снимает его с тех пор, как мы встретились. Те дни в Амстердаме…»
А Билл тем временем уже сел на край постели и взглядом указал стоящему перед ним Тому на свои ботинки.
Чёрт его знает, что тогда произошло с парнем?.. Даже не успев ни о чём подумать, он безвольно опустился на колени и начал расшнуровывать обувь Билла. Кровь оглушающе стучала в висках. Щёки стали пунцовыми от смущения и непередаваемого удовольствия. Перед глазами всё медленно поплыло…
И тут Билл медленно запустил свои длинные пальцы в его волосы на затылке. Том замер, чуть прикрыв веки, и выжидающе смотрел прямо в глаза своему Хозяину. Да, сейчас это выглядело именно так. И Том уже знал, что будет дальше. И боялся этого не меньше, чем хотел.
А дальше…
Рывком притянув к себе, Билл впился в его губы поцелуем. Жёстким, болезненным, беспощадным… Словно дикий ягуар он впивался зубами в ещё горячую и трепещущую плоть поверженной на охоте добычи. Том застонал, почувствовав во рту металлический привкус крови. Билл отстранился, вглядываясь в затуманенные желанием глаза мужчины, которого только что целовал. О, да… Томас хотел сейчас секса с ним. Но, насколько безумно?..
Из прокушенной губы Тома на подбородок стекала тонкая струйка крови.
- Билл, когда ты стал садистом?
- Заткнись… - вяло огрызнулся тот.
«Господи, ну зачем я с ним так жёстко? Ведь он не виноват, что я так и не смог его забыть. Хотя… Именно поэтому и произошло со мной всё то, что произошло…»
Медленно слизав кровавый след с подбородка Тома, Билл снова накрыл его губы своим ртом. Только теперь всё было иначе… Нежно зализывая ранку на губе, он успевал ещё и заигрывать с язычком отвечающего уже на поцелуи Томаса.
А потом… Никто из них не знал, сколько времени прошло, и как они оба оказались совершенно голыми на постели. Множество зеркал отразили в себе умопомрачительное по своей красоте и бесстыдству слиянии двух мужчин. Во всех подробностях.
Том видел лишь глаза Билла перед собой, когда тот ворвался в его тело, ослепляя резкой болью…
Не было уже времени на предварительные ласки и подготовку!
И Билл не мог теперь остановиться…
Каждым ударом вгоняя до основания свой член в Тома, он будто доказывал самому себе права на обладание этим телом.
Вместе с тем, в боли, которая одномоментно накрыла обоих, Билл вымещал всю ту душевную боль пережитую им за последние семь лет.
А Том и не хотел, чтобы он останавливался!
Ему это уже доставляло удовольствие…
Физическая боль возвращала его к жизни.

Только, что-то было не совсем так…
Перед глазами всё слилось в сплошном тумане и ощущение собственной невесомости немного пугало. Казалось, что он уже парит в воздухе, поднявшись над постелью. И лишь быстрые резкие толчки члена (который будто увеличивался с каждым разом всё больше) наполняли изнутри нестерпимо обжигающим огнём. Хотелось кричать от всего этого… И Том кричал! Кричал до хрипоты, умоляя прекратить эту пытку.
Но…
Вцепившись в таранящего его уже с каким-то тупым остервенением Билла руками и ногами, он тут же шёпотом начинал умолять не останавливаться…
Когда наступил, казалось бы, несущий освобождение, оргазм, всё стало только хуже.
Обычная короткая вспышка экстаза, возникающая в такие моменты в мозгу, теперь была не одна… Взрывы наслаждения следовали один за другим, окончательно сводя с ума.
Наконец, не выдержав этого бесконечного оргазма, Том отключился.
Но даже сквозь тьму он продолжал чувствовать Билла…
Всем своим существом…



3.
Проснувшись на следующий день в своей постели, Том долго лежал с закрытыми глазами не шевелясь, и думал…
«Странно… Как давно мне не снился Билл… А сегодняшний сон был таким ярким, почти реалистичным. Только почему так гудит голова?..»
Но, стоило ему лишь слегка пошевелиться, как сразу же стало ясно – гудит не только голова, но и надранная от всей души Биллом попа.
- Чёрт! Неужели всё происходило в реальности?!!
Результаты осмотра собственного тела перед большим зеркалом в ванной и медленно просыпавшиеся воспоминания о прошлой ночи заставили мужчину покраснеть.
- Ах, вот, значит, как? Этот засранец ворвался в мою жизнь после стольких лет разлуки и изнасиловал меня?!
«Хм… - надолго задумался Том, стараясь по возможности избегать резких движений, и глядя на себя в зеркало. – Но я ведь сам ему радостно подмахивал… Да ещё и просил не останавливаться. Нда… Похоже, мы с ним та ещё парочка. Вот только не пойму, зачем тогда было расставаться семь лет назад? И что на нас нашло?.. Но всё равно! Кто дал ему право вот так, обманом, заманивать меня к себе в логово, (ну, ладно, не логово, а почти замок…)? Потом напоить меня какой-то гадостью, и…»
От воспоминаний о том, что делал с ним Билл прошлой ночью, на щеках снова выступили красные пятна. Быстро приняв контрастный душ, Томас, не одеваясь, вернулся в спальню.
- Так и есть! У него ещё хватило наглости оставить мне визитку! Сволочь… - схватил с прикроватной тумбочки незамеченную ранее чёрную глянцевую карточку с изображёнными на ней серебряными цифрами. Ничего – ни имени, ни каких либо дополнительных обозначений. Только номер мобильного телефона.
- Чёрта с два я тебе позвоню!
И клочья того, что минуту назад было визитной карточкой, отправились в корзину для бумаг, стоящую возле письменного стола.
Чтобы не думать больше о том, что произошло ночью, Том быстро оделся и отправился в агентство.

Да, эти семь лет он хорошо поработал. Начав с должности мелкого клерка, достаточно быстро поднялся по служебной лестнице до первого заместителя директора агентства. Потом стал совладельцем. А год назад, после смерти компаньона, выкупил у наследников недостающие акции и стал полноправным хозяином. Сейчас агентство работало в полную силу и приносило немалый доход. И что с того, что за все эти годы у Тома так и не наладилась личная жизнь? Нет, периодически он встречался с женщинами, но всё это было не то. Томас откровенно скучал в их обществе. Больше, чем на две недели его терпения ни в одной связи не хватало. А мужчины… С этим всё было не так просто. Пару раз попадались интересные варианты, но Том всегда подсознательно сравнивал их с Биллом. И понимал, что в подобном сравнении они сильно проигрывали. Билла ему не смог заменить никто. И, хоть воспоминания о тех счастливых днях становились всё более тусклыми, больше напоминая призраков, Билл продолжал в них существовать.

Приехав на работу, Том первым делом попросил у своей секретарши чашку кофе.
«Снова где-то зависал всю ночь… И когда только остепенится? – совсем по-старушечьи мысленно бормотала она, доставая из шкафчика чашку. – Ох, жаль, что девочки ему не по вкусу…».
Молоденькая секретарша Агата уже давно поняла истинную сущность своего шефа и не строила иллюзий на этот счёт. А с недавних пор стала исподтишка опекать Тома, словно старшая сестра. Хотя он был старше девушки на шесть лет.
«Выглядит сегодня неважно…» - размышляла Агата, неодобрительно качая головой. Немного помедлила, и поставила на поднос тарелку с ещё тёплыми французскими булочками. Купила утром для себя. Но ради шефа она была готова и на такие жертвы. Лишь бы Ему было хорошо…
Но, уже допивая кофе, Том посмотрел на опустевшую тарелку с крошками от каких-то удивительно вкусных плюшек, подсунутых ему заботливой Агатой, и понял – работать он сегодня врядли сможет.
Так оно и вышло. На обычном ежедневном утреннем совещании шеф был невнимателен. Он простоял всё время у окна, думая о чём-то своём. (Ещё бы! Сидеть-то, мягко говоря, было некомфортно.) В конце концов, подчинённые, так и не получив сегодня привычных кнутов и пряников от начальства, отправились по своим рабочим местам. А Томас, даже не заметив того, что остался совсем один в своём кабинете, простоял, любуясь панорамой города из окна ещё минут двадцать. Потом, видимо уже приняв для себя какое-то важное решение, сорвался с места и побежал к лифтам. На вопрос Агаты, планирует ли он сегодня вернуться, неопределённо пожал плечами и уехал.
Оказавшись в своей квартире, Том первым делом бросился к корзине для бумаг. Но та оказалась пустой.
- Какой же я дурак!
Женщина, занимающаяся уборкой в его жилище два раза в неделю, уже приходила. А это означало, что о выброшенной в порыве гнева визитке можно теперь забыть.
- Ну почему именно сегодня?! Эх… Значит, не судьба…
Стараясь не признаваться самому себе в том, насколько сильно он расстроен, Томас отправился на кухню и налил себе вина. Рубиновые искорки в бокале снова взорвали его мозг воспоминаниями. А кровь огненной лавиной ринулась вниз, к самым чувствительным частям его тела. Возбуждение было такой силы, что мужчине ничего не оставалось, как отправиться в душ под тёплые струи воды. Там он, закрыв глаза и тяжело привалившись к кафельной стене, смог отдаться своим фантазиям, приложив руку к собственному удовлетворению в самом прямом смысле этого слова.



4.
Прошло пять недель.

Первые три дня были для Тома самыми тяжёлыми. Он вздрагивал от каждого телефонного звонка. Несколько раз ездил в тот парк, где они с Биллом расстались семь лет назад. Том надеялся встретить там снова свою давнюю любовь… Но… Ничего не происходило. Ровным счётом ни-че-го.
Дни пролетали один за другим, связанные между собой одиночеством холодных ночей, и Тому уже начинало казаться, что всё это придумал он сам. Что на самом деле ничего не было. Ни Той встречи, ни мрачного замка в готическом стиле, ни жаркого секса, ни самого Билла…
«Может быть, это всего лишь фантазии одурманенного мозга?..»

И вот, когда мужчина уже почти успокоился, и жизнь вернулась в обычную накатанную колею, ОН снова вернулся.
- Томас Траггер? – окликнул его мужчина в строгом чёрном костюме.
- Да, это я.
Том только что вышел из здания бизнес-центра, где находилось помещение агентства. Сегодня он решил уйти пораньше, чтобы успеть до наступления темноты ещё раз прогуляться по их с Биллом парку. Как-то незаметно этот ритуал уже вошёл у него в привычку.
- Вы приглашены на ужин.
- Ладно, - пожал Том плечами.
Выяснять, кто же его пригласил, не было смысла. Он уже догадался… И от этого внутри мгновенно разлилось приятное тёплое томление. Правда, Томас намеревался сегодня же обо всём серьёзно поговорить с Биллом.
Хм, ну что ж, относительно этого у Билла были другие планы. Свои собственные.

После недолгих колебаний Том сел на заднее сидение чёрного Кадиллака, и шофёр привёз его к уже знакомому поместью. Но, чёрт побери, погрузившись в гремучую смесь из воспоминаний и своих фантазий, он снова не запомнил, какой дорогой они ехали. Как и в первый раз. И теперь, если на минуту допустить, что Тому захочется найти жилище Билла, сделать это будет нелегко.
В последних лучах уходящего за горизонт алого диска солнца старинный замок выглядел несколько зловеще. Он казался окровавленным. От такого сравнения у Тома по коже прошёл мороз, заставляя поёжиться. Но отступать было не в его правилах. Сглотнув ком волнения и страха, предательски подступивший к горлу, он отправился навстречу неизвестности.
Адреналин уже зашкаливал, когда Том переступил порог зала, где на бесконечно длинном столе был сервирован ужин на двоих. Мужчина сделал ещё несколько шагов и остановился. Билла нигде не было видно. Все заготовленные заранее речи вдруг утратили свою актуальность. Внутреннее напряжение росло с каждой секундой.
- Привет… - раздался насмешливо тихий голос хозяина дома у Томаса за спиной. Так близко, что тот чуть не подскочил на месте, взвизгнув, как девчонка. Слава Богу, этого не произошло. Иначе, Том просто прибил бы его на месте за такую дурацкую выходку.
Мысленно сосчитав до пяти, мужчина медленно развернулся, чтобы встретиться лицом к лицу с тем, о ком мечтал каждую минуту все тридцать пять дней с момента их последней встречи. Но увиденное в следующую секунду просто сразило его наповал!
Билл выглядел так, словно сошёл с портрета времён Короля – Солнца…
Бархатный камзол оттенка бургундского вина. Фландрские кружева ручной работы на воротнике и рукавах белоснежной рубашки. Гладко зачёсанные иссиня-чёрные волосы стянуты в хвост бархатной лентой. Атласные панталоны обтягивали стройные бёдра. Но, апогеем всего стали старомодные туфли с серебряными пряжками. И это рассмешило Тома.
- Ого! Выглядишь, как хорошо сохранившийся раритет. – Сделал он «комплимент» Биллу. – У нас сегодня бал – маскарад? Или Повелитель вампиров всегда так одевается к ужину?
- Смейся, смейся, шут… - слегка расстроился хозяин дома из-за подколок своего гостя. Но потом передумал обижаться, решив потом отомстить за такое непочтительное отношение к собственной персоне, и пригласил Тома к столу.
- Нет-нет-нет! Вина я сегодня пить не буду! – запротестовал Томас, увидев слугу, приближавшегося к нему с бутылкой. – А то снова опоишь меня какой-нибудь гадостью, как в прошлый раз.
- Как хочешь, - спокойно улыбнулся Билл, отпивая из своего бокала. Перед Томом появилась запечатанная бутылка дорогой французской минеральной воды. С удовлетворением отметив про себя, что пробка не сорвана, а значит, можно не опасаться, он налил сам в свой стакан и выпил сразу половину.
- Кстати, а что ты мне подмешал тогда?
- Да так, настойку одну… Трава, грибочки…
- Фу!.. – брезгливо скривился Том.
- Ну, почему же? Тебе ведь понравилось, - ехидно заметил Билл, продолжая наслаждаться вином.
Наконец, подали ужин.
- Надеюсь, ты ничего не имеешь против морепродуктов и рыбы?
- Нет. Если они, конечно, свежие. Но, пахнет вроде съедобно.
- Да, мой повар сегодня просто в ударе. Не бойся, это можно есть. А травить я тебя не собираюсь. Пока.
- Кхм… Спасибо и на этом.
Некоторое время они ели молча. Потом к Биллу снова приблизился слуга с вином.
- Думаю, двух будет достаточно…
- Чего двух? – тут же насторожился Том, пристально следя за движениями слуги, менявшего им тарелки.
- Двух бокалов вина для меня, - лукаво улыбнулся Билл.
А в это время в стакан с водой отвлёкшегося Томаса упали ровно два крохотных полупрозрачных кристаллика…
- Слушай, у меня какие-то странные ощущения… - произнёс гость, глядя в смеющиеся глаза хозяина.
- Эйфория с примесью возбуждения?
- Откуда знаешь?
- Просто ощущаю то же самое. Да не бойся ты! Это рыба Фугу.
- Чёрт! Билли, ну ты же обещал не травить меня сегодня!
Билл громко расхохотался.
- Я серьёзно! Фугу – страшно ядовитая рыба…
- Спасибо, мне это известно.
Согласен - определённый риск был. Но, если бы пошло что-нибудь не так, мы оба давно были бы уже мертвы. А так – кайф! Да, кстати, большинство из поучаствовавших сегодня в приготовлении ужина продуктов – афродизиаки. Так что… Ты сам понимаешь, дорогой, ЧТО за этим последует.
Том слегка покраснел и, чтобы скрыть неловкость, стал пить воду.
«Чёрт! Томас, ты уже взрослый мужчина, а взял моду краснеть каждый раз, как невинная девица!» - мысленно выговаривал он себе.
А Билл всё время следил за ним. Любовался каждым движением. Ловил каждую улыбку, каждый взгляд… и ему безумно нравилось смущать этого мужчину. Ведь, сколько бы он не старался, так и не смог забыть Тома. НО… Что-то, что внезапно стало горячим облачком разрастаться внутри, вдруг испугало Билла. Нет, он не хотел повторения пройденного! Не хотел снова страдать… А что сделать, чтобы ослабить свои страдания? Правильно, нужно причинить боль другому.



5.
Счастливо плывущий на волнах эйфории Том сразу даже не понял, что случилось. Когда он поднял взгляд, Билл уже изменился… Черты лица стали жёстче, в почерневших глазах разгорался адский огонь… Сделав знак рукой, он почти моментально удалил всех слуг из комнаты. Они остались вдвоём…
Посидев ещё минуту, сжав кулак правой руки так, что побелели выступившие косточки, Билл поднялся с места. Отбросил резким движением стул и направился к Тому. Тот от неожиданности вскочил, но ноги почему-то отказывались держать его. Перед глазами знакомым образом всё поплыло.
«Чёрт, снова… Когда он только успел это сделать?..»
Но время вопросов и ответов закончилось. И Томас понял это по решимости во взгляде Билла. Не говоря ни слова, он подошёл к своему гостю. Взмах руки – и посуда с нетронутым ещё десертом отправилась на пол.
- Ого! Круто… - в обалдении уставился Том на Билла снизу вверх. Он продолжал сидеть, уже мелко дрожа в предвкушении того, что должно было произойти. Не от страха, но от возбуждения…
- И что дальше?
- А дальше… - прорычал Билл, нависая над ним. – Дальше – вот что! – рывком развернул он Тома лицом к себе. Вместе со стулом.
Глаза в глаза… И чёрный огонь страсти, замешанной на яростном желании, охватил обоих, лишая воли и подчиняя тела одному только вожделению…
Мгновенно Том оказался перегнут на стол и прижат к столешнице сильными руками Билла. Потом эти же руки начали настойчиво пробираться под белый пуловер Томаса. И что странно, при полной чистоте и живости сознания, он чувствовал, что не может пошевелиться. Чувствительность обострилась в десятки раз, а тело казалось отлитым из свинца. По коже прокатывались волны неведомого ранее удовольствия.
Давно уже рвущийся на волю член Тома сейчас был самым невыгодным образом прижат к краю стола, причиняя боль своему хозяину.
- Билл, прости, что обращаюсь к тебе с просьбой, но раз уж ты решил снова меня изнасиловать, то, не мог бы ты немного оттянуть моё тело с этого чёртового стола?
- Чего? – не сразу понял замысловатой речи Тома затуманенный острым желанием мозг Билла.
- Ты мне член раздавишь!
- А, это… - сразу же потянул он Траггера за задницу на себя. Но потом передумал и перевернул его на спину.
Теперь Том предстал перед Биллом во всей красе. Светлые волосы длинной до основания шеи, разметались на тёмной поверхности полированной столешницы. Сбившийся до подмышек пуловер открывал идеальной формы подкачанный живот с кубиками пресса. И внушительных размеров возбуждённый член, плотно обтянутый светло-голубыми джинсами.
Жадно лаская взглядом тело любимого мужчины, распластанного сейчас перед ним на столе, Билл от восторга забыл, как дышать. Но перевозбуждённого Томаса подобный оборот дела несколько не устраивал.
- Хм… Ну и что? Ты меня здесь разложил, обездвижив, чтобы теперь любоваться? Нет, я конечно, не против, но… Если ты будешь ещё как-нибудь подмигивать, я, пожалуй, смогу скоро кончить…
- Томми, заткнись, пожалуйста, - посоветовал, хитро улыбаясь, Билл. – Не возражает он…
И… Стал медленно раздеваться. Так, чтобы это хорошо видел «пленник» его эротических фантазий.
- Чёрт!.. – уже натурально взвыл Том, понимая, что такими темпами, и правда, очень скоро может угробить собственные штаны.

- Билли, хватит издеваться! Сначала накормил меня какими-то стимуляторами, а теперь я не могу к тебе даже прикоснуться…
- Ну, что ты! – нарочито медленно аккуратно развешивал он камзол и рубашку на спинки стульев. – Разве Повелитель вампиров, как ты меня недавно тут назвал, может опуститься до банальной спешки? Нет, дорогой мой. Сам понимаешь, титул обязывает…
- Блин… Какой же ты злопамятный… - вздохнул Том, и сделал ещё одну попытку пошевелиться. Пока без особого результата.
- Кстати, если я – вампир, то ты – просто роскошная жертва! – ехидно улыбаясь, Билл начал стаскивать с него пуловер.
- Э-эй! Ты это, не вздумай! – сделал Том огромные глаза.
Билл слегка поморщил свой идеальный носик:
- Какой ты шумный. В следующий раз отключу тебе язык. Хотя, нет. Я же тогда не услышу твоих стонов и просьб не останавливаться…
А в это время проворные тонкие пальцы с чёрным маникюром уже, легко порхая, расстегнули пояс и пуговицу на джинсах своей жертвы. Звук медленно расстегиваемой застёжки – «молнии» оказался просто оглушительным! Том ощутил прохладный воздух нежной кожей давно жаждущего освобождения члена, и протяжно застонал, закусывая губу.
Но, усилием воли вспомнив тему их разговора, парировал:
- Билли, следующего раза не будет! Я больше не хочу быть твоей добычей. Если у нас секс, то мне хотелось бы тоже иметь возможность прикасаться к тебе…
- Это не обязательно.
- Чёрт, ты боишься?!
- Нет! – слишком быстро ответил он.
- Боишься. – Удовлетворённо протянул Том, улыбаясь. – Но чего?
- Ничего.
И, чтобы избежать дальнейшего обсуждения, (а он не мог не признать того, что Траггер раскусил его), закрыл слишком говорливый рот поцелуем.
И все разговоры мгновенно были позабыты. Обоими.
Чувствуя всё нарастающее возбуждение, Билл всё же продолжал помнить о желании отмстить. Оторвавшись от губ Тома, он медленно спустился поцелуями к основанию шеи.
- А теперь настало время настоящего ужина! – тихо сообщил он своему гостю, и смачно впился зубами в нежную кожу над сонной артерией справа от себя.
Укус… Поцелуй… Нежное зализывание ласковым язычком… И снова укус.
Том понимал, что всё это не серьёзно. Но зубы Билла были достаточно убедительны. А вот того, какое действие на обоих (в их-то состоянии!) окажет подобная игра, мужчины и не подозревали.
После четвёртого укуса Том почувствовал, что сверхскоростной экспресс под названием «оргазм» уже на всех парах устремился к конечной станции. Билл тоже это понял. Быстро спустился к члену Траггера и успел вобрать в рот уже подрагивающую в предвкушении головку. Настолько глубоко, насколько это было вообще возможно. И в следующее мгновение с громким криком Том излился в горячие глубины глотки «Повелителя»…
Содрогаясь в конвульсиях отступающих волн наслаждения, он ощущал, как возвращается возможность двигаться. Пока только пальцами, но и это уже что-то.
А Билл и не думал останавливаться! Быстро стянув джинсы Тома к его щиколоткам, снова перевернул безвольное тело своего любовника на столе.
- Эй! Ну я же не кукла… - попытался протестовать тот. Правда, не долго. Он уже почувствовал новую волну возбуждения, посылаемого его телу искусными руками Билла.
- Заткнись. Всё равно я не отпущу тебя, пока не кончу сам…
И хозяин дома исполнил свою угрозу. Правда, Том успел за это время кончить трижды…

Когда, наконец, уставший и довольный Билл, повернул его к себе лицом, Траггер уже забыл все те гневные слова, что собирался сказать. Горящие глаза на раскрасневшемся лице и влажные от выступившего пота прядки чёрных волос, прилипшие ко лбу и щекам, отняли у него способность говорить…
Улыбаясь, Билл протянул руку и опустил палец в маленькую пиалу с какой-то густой розовой жидкостью. Странным образом эта ёмкость не оказалась на полу вместе с остальной посудой.
Зачарованно Том следил за движениями влажного пальца, мягкими ласкающими движениями обводящего контур припухших губ его любовника.
Последовавший за этим поцелуй, он принял, как счастливый дар…

- Твои губы горьковатые на вкус…
- Знаю, - улыбался Билл. – Это потому, что тебе уже пора…
- Как пора? Куда…
Больше Том ничего не успел сказать. Приняв сильное снотворное с самых желанных губ, он уже уносился в Страну Волшебных Снов…



6.
Проснувшись в своей постели, Том долго лежал и улыбался. Просто так.
Он любовался танцем мельчайших пылинок в ярких лучах утреннего солнца, заливавших его комнату. И с каждой прожитой минутой всё больше и больше понимал, что у этой, бессмысленной, на первый взгляд, улыбки, есть веские причины. Впервые за долгое время Том Траггер был совершенно счастлив.
- Неужели снова?.. Пожалуй, да. Я влюбился…
Я влюбился.
Произнёс он, прислушиваясь к звукам своего голоса. Потом повторил снова. И снова. Как будто хотел распробовать на вкус простые слова.
В конце концов, пришлось подниматься с постели. Ведь работу ещё никто не отменял! Пошатываясь, Том побрёл в ванную. Голова слегка кружилась, а всё тело сладко ныло.
- Нда, мой дорогой Томас, надо бы Вам завязывать со всей этой химией… - тоном наставника говорил он своему отражению в зеркале, оттянув по очереди нижние веки и любуясь собственными покрасневшими глазами. – Да какое там завязывать! Это же только начало, надеюсь…
И ненадолго задумался, не сводя взгляда с шикарного лилового кровоподтёка правильной овальной формы у основания шеи. На тонкой коже по его контуру виднелись ровные маленькие багровые чёрточки – следы от зубов Билла…
«Придётся надеть сегодня что-нибудь, закрывающее шею».

Прошлой ночью Том понял мотивацию такого странного поведения своего любовника. Оказывается, их чувства друг к другу не умерли тогда, семь лет назад, в промозглом холоде осени. Наверное, это был просто какой-то кризис. И, вполне возможно, вдвоём они смогли бы это преодолеть. Но… Испугавшись привыкания и пресности повседневной жизни, мужчины предпочли расстаться. Чтобы сохранить в своих сердцах воспоминания о том сумасшедшем чувстве, что закружило их в безумном вихре ещё там, в Голландии…
- О, Боже, как же всё глупо вышло… - прошептал он, продолжая задумчиво смотреть в зеркало, пока ванна наполнялась водой.
Обычно Том по утрам ограничивался быстрым приёмом контрастного душа – нужно было торопиться на работу, чтобы делать карьеру и деньги. Но сегодня всё было иначе. Захотелось вдруг расслабиться и всё спокойно обдумать. Не на бегу, как всегда, а лёжа в тёплой воде. Нежная ароматная пена обволакивала ставшую такой чувствительной кожу и дарила необыкновенные ощущения.
«Когда же я в последний раз вот так принимал ванну? – попытался он вспомнить. И вынужден был признать, что это было ещё с Биллом. В те времена, когда всё у них было хорошо… Тогда даже несколько часов разлуки казались вечностью…»
- Теперь всё будет по-другому, - с улыбкой пообещал себе Том. – Я сделаю всё, чего захочет Билл, чтобы удержать его в своей жизни, чтобы эта жизнь стала одной на двоих. И я уже не буду таким дураком, чтобы потерять Его.


По пути к офису Том вдруг совершил первый необъяснимо-глупый, по его мнению, поступок. Припарковав свой автомобиль, не доезжая до места двух кварталов, он пошёл дальше пешком.
Апрель был в полном разгаре. Яркое и уже не по-весеннему жаркое солнце припекало. Очки от солнца мужчина забыл в машине и теперь щурился, улыбаясь и глядя по сторонам. Ему хотелось смеяться! Перепрыгнув через небольшую лужу, Том поднял в небо стайку потрёпанных суровой зимой городских воробьёв. А, пройдя ещё пару шагов, заметил на себе неодобрительный взгляд такого же, потрёпанного в суровых боях за право обладания дамами кошачьего сердца, котом. Осознав, что только что испортил ему охоту на птичек, мужчина приложил руку к груди, и громко произнёс:
- Прости, дружище! Я не нарочно…
Кот изогнул спину дугой, потянулся, и разлёгся на залитом солнцем газоне, как бы давая понять, что не обижен, и вообще, эти же воробьи снова вернутся сюда уже совсем скоро.
А Том пошёл дальше, улыбаясь всем и всему. На углу, ожидая переключения сигнала светофора, он вдруг заметил неподалёку цветочный ларёк. Молодая симпатичная продавщица выставляла на витрину только что привезенные цветы. Распаковав очередную коробку, она извлекла оттуда охапку белоснежных тюльпанов…
Траггеру даже дышать стало больно… Пешеходы уже давно перешли улицу, и светофор переключился снова, а он всё стоял и стоял…
«Билл… Эти цветы определённо подошли бы ему…»
Словно очнувшись от долгого сна, Том бросился к ларьку. Громким требованием отдать ему всю охапку чудесных цветов, он даже испугал в первый момент продавщицу.
- Нет, не просто отдать! – опомнившись, улыбнулся Том девушке. – Конечно, я хотел сказать «продать». И, кстати, откуда они привезены?
- О, вы не пожалеете, что решили купить именно эти тюльпаны! Откуда? Из Нидерландов, кажется… Хотите, я уточню?
Но Том уже положил деньги на прилавок, и, не дожидаясь, когда словоохотливая цветочница выяснит все подробности, включая название сорта, взял тюльпаны и отошёл.
«Да, они из Голландии, Билл, как я и думал…»




7.
Когда Том, с опозданием на два часа, появился в приёмной своего агентства, лучезарно улыбаясь и бережно прижимая к груди охапку белых цветов, Агата просто застыла в изумлении. Таким роскошно красивым она давно шефа не видела…
Светлые волосы были небрежно отброшены хозяином на спину. От лёгкого весеннего ветерка некоторые прядки спутались, но это отнюдь не портило впечатления о причёске. Казалось, само солнце своими золотистыми лучами сплелось с гладким шёлком. И всё это великолепие оттенялось строгой элегантной чернотой тонкого пуловера с высокой горловиной, облегавшего каждый изгиб красивого тела.
- Привет! – весело поздоровался он, наблюдая за вконец запутавшейся в своих предположениях о таких переменах Агатой. Не заметив, что помешивает свой кофе уже не ложечкой, а зелёным маркером (без колпачка!), секретарша продолжала смотреть вслед Тому даже тогда, когда за ним уже закрылась дверь.
Решив не гадать, а обо всём расспросить самой, девушка налила в любимую чашку шефа недавно сваренный кофе, разогрела дежурные булочки, и отправилась к нему в кабинет.
- О! Это же то, что мне сейчас надо! Агги, я даже не представляю, что бы без тебя делал?..
- Могу предположить, что просто умер бы от голода.
- Угу… - попытался согласиться с ней Том, пережёвывая внушительный кусок круассана. А когда проглотил, добавил:
- Что-то в последнее время не успеваю позавтракать дома…
- Да ладно, я ведь всё понимаю! – присела Агата к столу начальника напротив, и заглянула ему в глаза:
- Ты влюбился! – тихо, будто по секрету, и совершенно безаппеляционно заявила девушка, незаметно перейдя на «ты».
Вначале Том даже опешил от такого. Во-первых, он не ожидал, что девчонка так быстро его раскусит. А во-вторых, фамильярность им никогда не поощрялась. Но… Сегодня действительно был особый день, и он решил не обращать внимания на такие мелочи. Тем более что ему всё равно хотелось сейчас хоть с кем-нибудь поговорить. Так почему бы и не с Агатой? Вроде бы неплохая девочка, и работают вместе они уже не первый год.
- Ой! Простите, я не должна была…
- Переходить на «ты»?
- Ага…
- Да ладно, я не против. Но только не при подчинённых!
- Спасибо… Так что, я права? – лукаво улыбнулась она.
- Ну…
- Ура! Это же так классно!
Том рассмеялся, глядя на то, как радуется за него Агата.
- И чему ты так рада, хотелось бы знать. – Спросил Том. Но, бросив взгляд на одиноко лежащие на столе тюльпаны, вдруг почувствовал что-то похожее на укол совести. – Только, давай ты поделишься этим со мной после того, как поставишь цветы в воду. Хорошо?
- Ой! Конечно! – сразу же вскочила с места девушка. Но, поняв, что не получится и беседовать, и решать проблему цветов одновременно, она взяла со стола всю охапку и отправилась на кухню.
Оставшись в одиночестве, Том не захотел снова погружаться в размышления. Он чувствовал, что после прошлой ночи Билл непременно захочет увидеться с ним снова. Может быть, даже сегодня. И от этого становилось даже как-то тревожно на душе. Поэтому, чтобы самому себя заранее не накручивать, мужчина решил посмотреть пока телевизор. Когда плазменная панель осветила голубоватым сиянием добрую половину полузатемнённого кабинета, там как раз заканчивались новости. Телеведущая ровным голосом сообщала какие-то ничего не значащие для Тома сведения. И вдруг, во весь экран показали фото Билла!
Он смотрел куда-то поверх голов телезрителей, приподняв подбородок. В сильно накрашенных глазах не было даже намёка на какие-либо эмоции. От всего чёрного образа веяло леденящим душу холодом…
«Чёрт… Какой же я дурак…»
И Том вдруг стал жадно вслушиваться в монотонную речь ведущей. А она тем временем объявила, что сегодня ранним утром известный певец отправился в Испанию, где должны состояться запланированные ранее концерты.
«Да… Я себе нафантазировал тут Бог знает чего. А ему, оказывается, до меня нет никакого дела. Вот так, просто, наигрался, пресытился, и уехал. Даже сообщения не оставил…»


Когда весёлая Агата вернулась в кабинет с огромным красным яблоком в руках (для шефа, а то вон, бледный какой, даже смотреть больно!), того, прежнего Тома больше не было. За столом сидел, опустив плечи, мужчина, постаревший сразу на добрый десяток лет…
- Что-то случилось?
- Случилось? – горько усмехнулся он, поднимая на девушку полный немой боли взгляд. – Да, Агги, случилось. Случилось то, что мне уже тридцать лет, а у меня ничего нет. Абсолютно…
- Как это? – не сразу поняла, о чём он говорит, Агата. – А квартира? Автомобиль? Агентство, в конце концов!
- Я не то имел ввиду. Нет самого главного – любви…
- То есть, как это у тебя нет любви?! – перешла в наступление девушка.
Она поняла, что в её отсутствие произошло что-то такое, что отбросило Тома далеко назад от этого солнечного апрельского дня. И тут уже всерьёз попахивало депрессией. Но разве она, Агата, может допустить, чтобы её друг страдал? Да, она уже давно определила для него роль друга, так как хорошо понимала, что ни на что, кроме дружбы претендовать в данном случае не может. Так зачем же портить всё своими притязаниями? Ведь намного полезнее для обоих просто дружить. И девушка дружила с Томом. Уже давно. Только он этого, казалось, не замечал…
- Ты не прав, - мягко сказала она, усаживаясь напротив, и накрывая его застывшие пальцы своей горячей ладошкой. – Любовь – она есть! И она везде и во всём. Это чувство настолько многогранно, что порой даже трудно себе представить… Вот, например ты. Ты ведь любишь!
- Нет. Уже нет.
- Не спеши, я знаю, что это не так.
Том поднял взгляд, и заинтересованно посмотрел на свою собеседницу.
«Интересно, что она обо мне знает? О нас с Биллом?..»
А девушка тем временем продолжала:
- У тебя есть мама. Правильно? И ты её любишь.
Мужчина медленно кивнул головой, вспоминая нежную улыбку своей мамы.
- Ещё, у тебя есть кот! И я знаю, что его ты любишь просто безумно!
Томас не удержался от улыбки, мысленно увидев огромного ленивого чёрно-белого кота, томно раскинувшегося на велюровом диване в его гостиной.
- И музыка. Наверняка у тебя, как и у других людей, есть свой любимый исполнитель…
«Билл…»
- И ведь это не всё. Они все тоже любят тебя! И мама, и друзья, и знакомые… Даже кот и музыкант, только ни один, ни другой сказать тебе об этом не могут…
- Интересная теория. Где-то вычитала, или…
- Именно «или»… Моё мировоззрение изменилось коренным образом буквально за один день. В один из дней, уже свыкшись с мыслью о своей скорой смерти, я узнала, что всё позади и угроза миновала. Вышла из клиники, и…
- Агги, ты больна? – не на шутку разволновался Том. Всё-таки, они уже несколько лет знакомы и, можно сказать, дружны…
- Нет-нет! Всё в порядке. Это было ещё до того, как я пришла работать в агентство.
- Прости, что прервал твой рассказ. Но… Ты точно в порядке?
- Конечно.
- И что было дальше?
- А дальше… Когда я вышла за ворота клиники, то увидела Мир другими глазами. Это был совсем другой мир…


Предстояло пройти через сквер. Но я вдруг поняла, что мне никуда не нужно идти! Тогда просто села на ближайшую скамью и огляделась.
Знаешь, сейчас сложно передать словами всё то, что со мной происходило. Небо, солнце, трава, птицы – всё это как будто изменилось буквально за считанные минуты. И меня переполняли такие эмоции! Да, захотелось раскинуть руки и обнять бездонное небо. И каждому прохожему подарить по солнечному лучику! И крикнуть громко-громко, не жалея голоса, о том, как я всё это люблю… Абсолютно всё и всех – от тёплого ветерка на своей коже, до худого угрюмого старика, что-то зло бормочущего себе под нос на соседней скамье.
В тот момент меня захлестнуло огромной волной всеобъемлющей любви…
И я сидела, смотрела, дышала, слушала… Улыбалась и… плакала.
Не знаю, что это тогда было, но после того дня я поняла, что любить самой – это гораздо ценнее, чем принимать чью-то привязанность (любовь?). Странно, раньше я очень переживала, когда мои чувства оказывались не взаимны. Долго не могла забыть парня, который отверг меня. Мне казалось, я настолько глубоко несчастна из-за того, что меня никто не любит… Но, теперь стало совершенно ясно, прав тот, кто первым сказал, что всё не то, чем кажется. И, для того, чтобы быть счастливым, нужно в первую очередь любить самому. А любовь, она словно магнит, обязательно притянет к себе в ответ любовь. Знаю, звучит это несколько странно. Нет, ты только не смейся! Так и бывает, на самом деле… Но, даже если ты любишь не конкретно кого-то, а просто какие-нибудь мелочи – например, хорошую музыку, книги, прогулки по утрам в парке, бокал ароматного вина вечером у камина, - ты уже можешь быть счастлив. Нужно только научиться наслаждаться каждой минутой своей жизни, ценить то, что есть у тебя сейчас. А когда сможешь не концентрироваться на том несбывшемся, что отравляет твоё существование, жизнь изменится. И всё это тебе по силам! Нужно только оглянуться вокруг, и увидеть Мир, который стоит того, чтобы его полюбили…
- Спасибо тебе, Агата… Ты просто чудо. И, пожалуй, тебя я тоже люблю. Жаль, ты могла бы быть моей девушкой, если бы…
- …если бы ты не был так безумно влюблён в парня? – хитро прищурилась она.
- Откуда ты…
- Знаю. Догадалась. Но ты не бойся, я тайны своих друзей не выдаю!
- Тогда… Что мне делать?
- Хм… Всё, что я могу сказать – нужно именно «делать»! Не сидеть здесь в чёрной меланхолии, а действовать! Нет, я не призываю сейчас же всё бросить и мчаться к Нему. Иногда людям нужна такая пауза, чтобы разобраться в себе. И я верю, что от этого будет только польза.
- Я понял, что ты хотела сказать… Слушай, а ведь ты права! Да, именно с этого я и начну. А теперь, оставь одну вазу с тюльпанами мне, а вторую – забери на свой стол. Это тебе от меня.
- Ой… Спасибо!
- И дозвонись в агентство по продаже недвижимости. Договорись о встрече на сегодня.
- Есть, шеф! – весело отсалютовала секретарша, и помчалась выполнять данное ей поручение.


8.
День пролетел почти незаметно. Но ни важные встречи, ни деловые переговоры не смогли отвлечь Тома от мыслей о Билле.
«Ну и пусть Он уехал… Я бы даже определил это, как бегство, что само по себе может говорить о том, что я ему по-прежнему не безразличен. Но, видимо, испугавшись возможности снова влюбиться, Билл предпочёл сбежать. Вот только, от себя далеко не убежишь…»

И так до самого вечера – умом он понимал, что мужчина, так прочно занявший уже его сердце, сейчас очень далеко, а всё равно каждую минуту ждал, что увидит его…
Вернувшись поздним вечером домой, Томас вошёл в тёмную квартиру. Рука привычно потянулась к переключателю, чтобы наполнить светом жилище. Только… Мужчина так и застыл на месте. Он скорее почувствовал, чем обнаружил чьё-то присутствие.
«Воры? Нет, это не возможно. Дом хорошо охраняется. Да к тому же, я не испытываю тревоги. Такое ощущение, что я скорее рад незнакомцу. Тем более, он так пахнет, как… Билл?..»
- …Билл? – тихим вздохом сорвалось с его губ. И в этот момент Том отдал бы всё на свете за то, чтобы его предположение оказалось верным!
- Да, это я…
В следующую секунду Том почувствовал тепло обнимающих его рук. И такой близкий теперь стук сердца, призывающий его собственное сердце биться быстрее…
Так они и стояли некоторое время – в полной темноте, прижавшись друг к другу, ничего не говоря. Столько слов готовы были наполнить эту тишину! И, вместе с тем, именно тишина была сейчас дороже любых слов…
Наконец, Том произнёс:
- Но ты же сейчас вроде как в Испании?
- Вроде как… Вот видишь, что получается? Я попался в собственные сети…
- И я очень рад этому. У тебя точно не будет проблем? – волновался Том за своего любовника. – Концерты, неустойки, и прочее?
- Нет. Всё пройдёт строго по расписанию. Дело в том, что у меня есть двойник. Уже давно. Нет, Бен нормальный парень. Он частенько вместо меня выходит к толпе раздавать автографы. Пусть парнишка получит и свой кусочек славы, отработав за меня парочку концертов.
- Ого, я и не знал, что так может быть…
- В нашем мире всё бывает. Только такие вещи, естественно, не афишируются. О существовании Бена знает лишь мой продюсер, (кстати, идея с двойником принадлежит именно ему. А что? Я ведь живой человек со своими слабостями и недомоганиями. Но в мире шоу-бизнеса никому нет дела до того, жив ты, или нет. Есть контракт - будь добр, отрабатывай). Ну, и мой личный визажист (понятно, что от него нельзя было бы это скрывать). А теперь ещё и ты…
- Билл, это значит… Ты мне так доверяешь?
- А разве может быть иначе между людьми, которые…
Траггер уже знал, что услышит. И поэтому счёл более правильным заменить слова поцелуем.

- И сколько у нас времени? – шёпотом, губы в губы, спросил Том. Он уже не в силах был оторваться от Билла. Новые чувства кружили голову и увлекали за собой дикими вихрями…
- Думаю, не меньше недели. По крайней мере, я на это рассчитываю…
- Всего лишь семь дней… Нет! Целую неделю мы будем вместе!..
И схватив своего любовника в охапку, Траггер закружился по тёмной комнате. Но весёлый аттракцион быстро закончился столкновением с диваном. Отсмеявшись, лёжа на Томе, Билл ещё раз нежно поцеловал его в губы, и спросил:
- А что же дальше?
- Да неважно. Всё уже неважно, дорогой… Главное, что ты сейчас со мной. И что я тебя… Ладно, об этом позже. А пока… Чувствуешь?
- Хм… Да, действительно. И когда ты только успел так соскучиться? – хитро улыбаясь, промурлыкал Билл, ёрзая на сильно обрадовавшемся ему возбуждённом члене Тома. – Мы же встречались всего лишь сутки назад. Помнишь, за ужином?
- Ну ты сказал! Прошло уже целых двадцать четыре часа! А это много… Слишком много… Да к тому же, ты меня бросил с утра… - припомнил свою обиду Траггер.
- Я? Бросил? – мужчина даже растерялся в первую минуту, не сразу поняв, о чём речь. – Когда это я тебя бросал?!
- Ну, мальчик мой, это же не я улетел в Испанию с концертами, даже не позвонив…
- Ах, это… Прости, я злился на тебя… На нас… - и Билл снова прикусил за шею всё ещё лежащего под ним Томаса. Но уже по-другому. Ласково…
- Да… Ужин твой я не скоро смогу забыть. Как же, забудешь такое… - благодаря проворным рукам Траггера одежды на его любовнике с каждой минутой становилось всё меньше и меньше.
- Билли, а что, ты сегодня без своего ядовитого арсенала? Даже как-то странно: я не парализован и в сознании. Так непривычно…
Ироничные замечания сыпались изо рта Тома, словно из рога изобилия. И мужчина, уже откровенно громко постанывающий сейчас от его ласк, в другое время непременно обиделся бы. Но сейчас… Сейчас он просто таял в сильных и умелых руках любимого.
Страстные, становящиеся с каждым разом всё более затяжными, поцелуи сводили всю насмешливость фраз к нулю.
Желание, окутывая плотной вуалью мозг Билла, уже не позволяло ему отвлекаться на слова. Только приближающийся взрыв наслаждения занимал мужчину в этот момент.
А ещё, губы Тома, блуждавшие поцелуями по всему его телу…
И нежный горячий язык, влажно жалящий кожу в самых чувствительных точках…
И перевозбужденный член любовника, пульсирующий глубоко внутри Билла…
И сводящие с ума движения… Когда хочется с каждым разом всё больше, сильнее, глубже… Ещё… И ещё…

Так, незаметно, пролетела ночь.
Мужчины сводили друг друга с ума бесконечными ласками.
И каждый раз всё - словно впервые. Будто и не были они раньше знакомы…
И каждый раз – как последний…
Ненадолго забывшись в странном сне, один из них спустя время вдруг ощущал жизненную необходимость обнять спящего рядом любовника. Затем – поцелуй… Лёгкий, как летний ветерок, что колышет крылья бабочки. И уже новая страсть рождается утренней зорёй в их телах… Так синхронно, что даже пульс начинал совпадать! И ничего уже нельзя было с этим сделать. Оставалось только одно – дарить друг другу наслаждение. А потом снова уноситься в призрачный мир сновидений. Обнявшись. Вдвоём…



9.
Утро для них началось с совершенно неожиданного звонка. Звонил…будильник! Он оповещал своего хозяина о необходимости собираться на работу. Ну откуда было знать электронному чуду техники о том, что не прошло ещё и двух часов с тех пор, как мужчины, наконец, угомонились и уснули?
- Неееет… - мучительно простонал Билл сквозь сон.
- Тише, всё нормально. Спи.
Том выбрался из постели и на минуту залюбовался спящим мужчиной. Потом улыбнулся, поправил одеяло, и, прикрыв за собой плотнее дверь, тихо отправился на кухню. Первым делом включил кофеварку и достал сигареты. Насладившись первой затяжкой, он подумал немного и набрал номер телефона Агаты.
- Привет, шеф! – бодро ответила девушка после второго гудка в телефонной трубке.
- Привет. Агги, тут вот какое дело… Я на работе сегодня не появлюсь. Да и в ближайшие дней семь, скорее всего тоже.
- Томас, ты в порядке? – сразу же разволновалась она.
- Да, конечно!
- Это ОН?
- Да…
- Вы помирились?
- О, да… - перед мысленным взором Траггера предстали сцены бурного примирения из прошлой ночи.
- Ну, Слава Богу! – обрадовалась Агата.
- Вот я и решил взять недельку отдыха. Только перед отъездом мне нужно кое-что закончить. Там из агентства по продаже недвижимости мне бумаги должны передать…
- Да, их доставили с самого утра.
- Хорошо. А ты не могла бы привезти их мне?
- Ой, ну конечно!
- Только… Не надо подниматься сюда, в квартиру. Я сам спущусь.
- Ладно, я сейчас приеду.
Закончив разговор, Том ещё некоторое время сидел, глядя в окно.
«Даже не верится, что мы расставались… Сколько времени прошло, у каждого из нас была своя жизнь. Но, видимо, так уж было угодно небесам, чтобы мы снова встретились! Наверное, всё-таки то решение расстаться оказалось неверным. И теперь у нас появился шанс всё исправить. Ну, что ж, если есть такой шанс, значит, будем действовать!»
Мужчина решительно поднялся и отправился в душ. Сегодня предстояло многое сделать. И при этом, не потерять зря ни одной минуты. Он хотел провести всё свое время с одним единственным человеком. И этот человек сейчас спал в его постели…
Быстрыми, отработанными годами, скользящими движениями бритвой по лицу – и вуаля! Три минуты на бритьё, ещё столько же под сильными струями обжигающе – холодной воды в душе. Сушить и укладывать феном волосы было некогда. Так же, как пить полуостывший уже кофе. Джинсы, любимая футболка, кроссовки. Ещё раз заглянуть полюбоваться на спящего Билли. Ключ в замок. Стоп.
«Но я ведь ненадолго! Нет. Всё-таки я закрою дверь на замок. На всякий случай. Иначе, если Он снова исчезнет из моей жизни хотя бы на день, я просто сойду с ума…»



Когда Том вышел из дома, машина Агаты была уже здесь. Девушка стояла возле неё и ждала его.
Увидев своего шефа, она была просто поражена произошедшими в нём переменами! Лёгкая летящая походка. Весь такой свежий, подтянутый. Влажные волосы гладко зачёсаны назад. Нет, в принципе, он всегда таким был. Ну, за исключением причёски. Но сейчас было в Траггере ещё что-то такое… Да, так изменить его всего за одну ночь могло только одно… Теперь казалось, что он просто изнутри освещён каким-то волшебным сиянием. И, улыбаясь всему миру, Том делился этим внутренним светом с окружающими. Консьержка, сосед, идущий на прогулку с собакой, случайный прохожий, сама Агата – все они были буквально заражены счастьем от одной только его улыбки во время приветствия.
- Привет! – и Том поцеловал свою секретаршу в щёчку.
Никогда раньше такого не случалось… И, как ни странно, но на Агату теперь этот поцелуй не оказал такого действия, как могло быть, случись это несколько месяцев назад. Сейчас, прямо в эту минуту, она вдруг поняла, что та, безответная отчаянная влюблённость в своего шефа уже прошла. Осталось лишь тёплое трепетное отношение, как к другу, как к брату… И ощущение радости вдруг затопило её. Девушка теперь по-настоящему, искренне была рада тому, что дорогой ей человек нашёл свою любовь.
- Привет! – Агата звонко чмокнула в щёку Тома. – Слушай, выглядишь сегодня – просто потрясающе!
- Правда? – улыбнулся он. И знал, что это действительно так. Сегодня утром в зеркальном отражении он видел совсем другого Тома Траггера.
- Да. Ой, я же бумаги привезла!
- Слушай, Агги, давай посидим в кафе? Выпьем кофе, я посмотрю документы, поболтаем… Только не слишком долго! Я хочу успеть вернуться, пока… - тут Том запнулся. Да, его распирало от желания на весь мир кричать о том, что эту ночь он провёл не один. Но… К сожалению, не каждый мог понять и принять однополую любовь. Поэтому, нужно было сдерживать свои порывы.
- Пока Он не проснулся? - закончила его фразу сразу всё понявшая Агата.
- Да…
- Тогда пойдём скорее.
Через дорогу, возле парка приютилось маленькая милая кофейня. Том достаточно часто бывал здесь. Всегда вкусная выпечка и просто превосходный кофе. Хозяин приветствовал его, как давнего друга.
Пока принесли заказ, Томас уже успел просмотреть документы, присланные ему из агентства, и попутно послушать рассказ своей секретарши о делах на работе. Дав необходимые указания, он смог, наконец, расслабиться. Работой агента по недвижимости Траггер остался очень доволен. Умница Агата всё сделает так, как надо, и он может не волноваться, уезжая с Биллом. Погода была просто великолепная. Кофе дарило глоток за глотком небывалое наслаждение. И эйфория от всего этого наполняла тело счастьем и невесомостью…
Посидев ещё немного с девушкой, Том заказал ещё кофе с собой и круассаны с земляничным джемом. Как любил Билл… Его Билли… Потом расплатился, провёл Агату до её автомобиля и попрощался.
- Удачи тебе, Том Траггер… - прошептала девушка ему на ухо, крепко обняв.
- Спасибо. За всё спасибо, Агги… Ты очень хороший друг.



Стараясь не шуметь, мужчина открывал дверь. Держа в одной руке большой бумажный стакан с кофе, а под мышкой зажав пакет с ещё горячими круассанами, сделать это было непросто. Но Том справился. Быстро сняв обувь, он прошёл сразу на кухню. Сервировав на красивом подносе «завтрак в постель», отправился будить Билла. Тот по-прежнему лежал в постели, закрыв глаза. Но Томас сразу почувствовал, что он уже не спит.
- Пора вставать… - тихо произнёс Траггер, наклоняясь и целуя своего любовника. Мягкие и податливые губы пахли нежной мятой и диким мёдом.
«Наверное, проснулся сразу же после того, как я ушёл…»
- С добрым утром, дорогой… - сладко потянулся Билл, обнимая Тома руками за шею и притягивая к себе ещё для одного поцелуя.
- Мммм…. Как приятно, когда тебе приносят завтрак прямо в постель… Особенно, если это делает любимый…
Разломив круассан, он с нежностью посмотрел на Томаса:
- Ты не забыл…
- Да.
- Спасибо…
В голосе Билла вдруг послышались нотки подступивших слёз. У Тома тоже стал ком в горле. И чтобы не допустить в их прекрасное утро, весёлым голосом Траггер поинтересовался:
- Как ты хочешь провести эти семь дней?
- А что, есть предложения?
- Ну, можно, конечно, провести всю неделю не покидая постель…
- Оооо… - мечтательно поднял взгляд на потолок Билл. – Секс-марафон? А сил хватит?
- И сил, и желания более чем достаточно, - заверил Том.
- Мне идея нравится. Но у тебя там должен быть ещё какой-то план. Или я ошибаюсь?
- Нет, не ошибаешься, есть кое-какие задумки…
- Так-так-так, а вот здесь поподробнее, пожалуйста…
- А может, всё-таки, секс… - и он, как бы невзначай, положил ладонь на пах Билла. Через тонкое покрывало сразу почувствовалась незамедлительная реакция на это прикосновение.
Быстро допив кофе, мужчина отставил чашку.
- Понял, завтрак окончен. – Притянул к себе Тома, и накрыл его губы поцелуем. К аромату кофе примешивался тонкий, едва уловимый, аромат лесной земляники. У Траггера закружилась голова.
- Так о чём мы говорили? – руки Билла уже расстегивали джинсы на Томе.
- Ммм… - протяжно застонал он, ощущая, как желание снова лавиной накрыло его, лишая способности думать и говорить.
- Томми, вспоминай, какие планы строил насчёт меня и куда уходил сегодня рано утром, закрыв меня в квартире.
Но ничего такого Траггер теперь не мог припомнить. Потому что лежал уже совершенно голый среди простыней. А на нём верхом разместился не менее голый, и не менее возбуждённый Билл. Длинные чёрные волосы, разметавшиеся по плечам и спине его любовника, придавали ему какую-то просто демоническую красоту. И уж конечно, пронизывающее током соприкосновение жаждущей ласк и секса плоти никак не способствовало продуктивному мыслительному процессу. Хотя, нет. Одна мысль всё же оставалась – поскорее оказаться внутри Билла и почувствовать его упругую горячую попку на своём члене… Похоже, что подобная идея посетила и голову Повелителя ночи, потому как он уже самостоятельно насаживался на него. Медленно… Закусив нижнюю губу почти до крови… Но это была не боль, а чистое концентрированное наслаждение. Правда, в этот момент оно мало чем отличалось от боли. И хотелось максимально продлить вхождение, чтобы впитать в себя это чувство каплю за каплей… Как можно дольше… Пока не настанет момент, когда оба уже не смогут контролировать сводящей с ума страсти, и слияние не превратится в бешеный марафон. Но, именно причиняя друг другу нечаянную боль от резких лихорадочных движений, они и взлетят на вершину снова! Вместе…



10.
Спустя час, лениво нежась в объятиях друг друга, мужчины лежали в постели Тома. Сладко зевнув, Билл вспомнил, о чём они говорили до того, как новый приступ желания закружил их в своём вихре.
- Так что ты мне хотел предложить, а? Помнишь ещё, хотя бы?
- Я? Хотел? Ах, ну да! Я всегда тебя хочу.
- Ну, Том… Я же серьёзно! – перевернувшись на живот, он уставился своими чуть раскосыми глазами прямо на Траггера. От этого взгляда у Тома просто перехватило дыхание…
- Ладно, я же пошутил! Пока это секрет, но завтра я тебе обязательно обо всём расскажу, - пообещал он, и пока Билл не успел задать следующий вопрос, быстро притянул к себе и поцеловал. Пропуская между пальцами шелковистые чёрные пряди, Том любовался необычной красотой своего любовника. Он до сих пор не мог поверить в то, что счастье быть с Биллом выпало именно ему…
- А чем мы займёмся сегодня?.. – лукаво улыбаясь, промурлыкал Билл.
«Господи, неужели мне удалось приручить самого Повелителя Тьмы? Не может такого быть! Просто не может быть…» - подумал Том, не сводя глаз с любимого.
- Вот этим… - нежно прикоснулся губами к его щеке. – И вот этим… - теперь влажный след от поцелуя остался на груди. – А ещё, этим… - кончиком языка Траггер обвёл маленькую впадинку пупка и спустился к паху. Билл глухо застонал, чувствуя, как кровь горячей волной отлила от головы вниз. А Том уже ласкал быстрым язычком его стремительно увеличивающийся член. Снизу вверх, и обратно… И ещё раз… Он просто кайфовал от ощущения своей власти в этот момент над мужчиной, который стонал и изгибался навстречу его рту.
Чувствуя, как уже пылает вся кожа в преддверии оргазма, Билл, не контролируя больше себя, кричал. Кричал так, как недавно кричал Том. Исступленно, почти истерически. И просил поскорее дать ему кончить. Но Томас не спешил. Прекрасно контролируя ситуацию, он успевал остановиться за пол шага до пропасти. Для того чтобы минуту спустя продолжить истязать своего любовника…
Когда Том уже почувствовал, что и сам держится с большим трудом, то не придумал ничего лучшего, как удивить Билла. Склонившись к его лицу, и едва касаясь губами губ, жарко выдохнул:
- Возьми меня…
Любуясь произведённым эффектом, он улыбался, глядя в расширившиеся от изумления глаза. А потом добавил с лёгким звериным рыком:
- Да… Я хочу тебя в себе. Сейчас! Сию минуту! Давай, резко, быстро…
- Ну, смотри, ты сам напросился…
Билл рывком перевернул его на постели и оказался теперь сверху.
- Нет, не так… - Том быстро изменил позу. Теперь он ОТДАВАЛСЯ. Добровольно и с огромным желанием. И Билл оценил такой подарок…
Впиваясь зубами в белую кожу плеча Тома, с каждым новым вторжением мужчина доказывал всю глубину своих чувств. И как бы двусмысленно это не прозвучало, дело обстояло именно так…

***
- Расскажи, как ты жил эти семь лет, - попросил Том, когда они уже просто лежали, отдыхая после очередного бурного секса. – Я уже понял, что обо мне тебе всё известно. Поэтому, теперь твоя очередь делиться.
- Как я жил? Да чёрт его знает… После того, как мы расстались, я будто потерял себя. Понимаешь, не знаю, каким образом всё это получилось, но исчезла мотивация для того, чтобы продолжать жить.
- Билли… - по сердцу Томаса словно прошлись опасной бритвой. Руки инстинктивно сжались, прижимая к себе любимого. Как будто угроза смерти нависла над ним прямо сейчас.
- Нет, ты не о том подумал, - поняв всё, успокоил его тут же Билл. – Я не пытался умереть. Но… И не жил на полную силу. Стало так пусто… Так одиноко… Я продолжал веселить других, а сам… По ночам я не мог уже спать. Холодная постель была хуже могилы. Мне очень тебя не хватало…
Том ещё крепче прижал его к себе. Билл прильнул всем своим телом, словно хотел слиться с ним в одно целое. Навечно.
- А потом, потом я увидел какое-то объявление в газете. Таких как я, потерявших смысл жизни, приглашали совершить поездку на Тибет. Медитации, поиск своей сущности, соединение с природой и прочая ерунда. Правда, потом всё оказалось сложнее, чем предполагалось. Но тогда я просто махнул рукой на свою такую бессмысленную жизнь, решился и записался в группу. Не буду сейчас пересказывать, как нам приходилось там выживать в течение года. И с какими трудностями я потом ещё полгода пытался вернуться домой. Всё это уже в прошлом и мне не слишком приятно вспоминать о тех временах. Потом я пытался снова жить. Восемь месяцев в реабилитационной клинике, и снова одиночество в пустой квартире…
Но, как-то раз я встретил одного человека. Он сам меня окликнул. Оказывается, я устраивал для него вечеринку. Это было уже после нашего с тобой разрыва… Тогда мне было очень плохо. Томас Траггер, ты даже не представляешь, как сильно я жалел, что не попытался остановить тебя тогда, в парке!.. В общем, вопреки своим принципам, на той вечеринке я не только напился, но ещё и пел. И, как оказалось, достаточно неплохо для того, чтобы меня запомнили. Вот так и получилось, что Дэвид взялся за мою раскрутку. Не знаю, зачем он всё это делал, но нашёл спонсоров, придумал мне имидж гота. Песни, правда, были написаны им самим. В общем, машина шоу-бизнеса заработала. Сначала я выступал в каких-то захолустных клубах и на корпоративах. Затем пробился на большую сцену. А потом стал уже достаточно популярным…
Прошло много времени, и я стал ловить себя на том, что уже не так часто, как раньше, вспоминаю о тебе. Всё как-то стёрлось, потускнели воспоминания… Мне больше не было больно. Теперь я был окружён любовью поклонников и поклонниц. Поначалу это мне льстило. Я мог выбрать любого, чтобы провести с ним ночь и к утру уже забыть о его существовании. Были даже женщины. Но… Всё не то. Очень скоро я пресытился этими играми. Снова стало скучно и одиноко. И чем дальше, тем чаще меня стала посещать меланхолия. Начались приступы депрессии. Вот тогда Дэвид и придумал обзавестись двойником. Он понимал, что мне необходим отдых. Теперь, благодаря Бену, я мог уже не мучить себя этими странными автограф-сессиями. Если не было настроения общаться с поклонниками – я мог уже этого и не делать. Достаточно было того, что я выходил на сцену.
И вот, когда всё, как будто, вошло в колею и наладилось, ты снова ворвался в мою жизнь…
- Стоп! Как это? Когда мы встретились?
- Ровно за три месяца до того, как тебя в первый раз привезли ко мне в дом.
- Так это был ты…
- Да. Тогда мы вместе с продюсером и ещё одним менеджером из команды приехали в твоё агентство, чтобы обсудить заключённый уже договор. Твои люди должны были заняться моей PR-кампанией. И вот, когда я вошёл, и увидел тебя там…
- То-то я всё никак не мог понять, почему вдруг известный рокер так поспешно покинул мой офис… И мне ты показался тогда странно знакомым. Но… Да, прости, я не узнал тебя… Весь этот имидж – ты изменился очень сильно. И всё-таки, не смотря на прошедшие семь лет, за которые я так ни разу тебя и не встретил, в тот момент мне почему-то вспомнился именно ты. Правда, потом я как-то позабыл об этом. Думал, просто почудилось.
- Хм… А мне ничего не почудилось! Том, у меня тогда просто крышу снесло. Сначала я чуть не кинулся к тебе обниматься, настолько рад был нашей встрече. В следующую секунду я уже был зол, как чёрт, вспомнив всё, через что мне пришлось пройти за эти годы без тебя. Ну, а потом я просто был в ярости от ревности… Когда заметил, с каким обожанием смотрит на тебя твоя секретарша…
- Агата? Нееет…
- Дааа… - так же протянул Билл, кивая головой. Теперь он уже сидел в постели, поджав под себя ноги, и смотрел прямо Тому в глаза. – Я был готов убить её, за то, что рядом с тобой не я, а она.
- Да, ну, Билл, это же всё несерьёзно.
- Девчонка тогда была в тебя влюблена, как кошка!
- Надо же… А я не знал. Билли, ты что, до сих пор ревнуешь?
- Пф… Было бы к кому… - нервно дёрнул плечиком он. И Том понял, что так оно и есть.
- Да брось ты, Агги просто друг! – потянул его на себя, нежно обнимая и целуя в губы. Постепенно напряжение покидало Билла, а Траггер всё продолжал и продолжал его целовать, пока он не успокоился совсем.
- А дальше?.. – шёпотом напомнил Том.
- Дальше… - вздохнул его любовник, удобно устраиваясь на плече и нежась в тёплых объятиях. – Дальше я нанял детективов. И они следили за тобой круглосуточно до тех пор, пока мне не стали известны даже мельчайшие подробности твоей жизни.
- Так вот, как ты попал в квартиру в моё отсутствие.
- Да, у меня есть дубликаты со всех имеющихся у тебя ключей,- не стал отпираться Билл.
- Это хорошо… - мечтательно произнёс, улыбаясь, Том. Но потом одумался, и строго добавил:
- Но-но! Шпион малолетний…
- Хм, да так уж и малолетний? У нас меньше года разницы! Тебе уже исполнилось тридцать, кстати, с чем тебя и поздравляю.
- С тебя подарок, не забудь!
- Ага, не забуду. Ну, а мне только через четыре месяца будет тридцать. И ты тоже не расслабляйся. Так и знай, зажигалкой не отделаешься, я жду какой-нибудь особенный подарок.
- Будет тебе подарок… Обещаю…




11.
- Том, это рассыльный? Пиццу привёз? – поинтересовался Билл, выходя из ванной и на ходу вытирая полотенцем волосы.
- Да, сейчас будем завтракать.
- А почему я слышал, что в дверь звонили дважды? Он что, чаевые забыл взять?
Траггер рассмеялся:
- Нет, дорогой, такое никто не забывает! Второй раз звонил курьер.
- Дааа?.. И что такого интересного нам доставили? – устраивался он напротив Томаса за столом. – Бумаги с работы, наверное, - предположил Билл.
- Нет, это касается моего сюрприза. Ты ведь ещё не передумал выбираться из постели? А то, может, останемся… - подтрунивал над любовником Траггер, хитро улыбаясь.
- Ну уж нет! Пообещал, так давай, исполняй.
- Ладно, ладно. Курьер принёс билеты.
- Ммм… Мы куда-то едем?
- Да.
- И на чём?
- На автобусе.
- Том, ты шутишь? Да я уже и не помню, когда в последний раз ездил на автобусе! А почему не на машине?
- Ну… Не знаю. Мне захотелось на автобусе. Во-первых, он привезёт нас прямо на место. А во-вторых… Я смогу всю дорогу любоваться тобой и держать за руку.
- Аааа… Ну, если так… Тогда я согласен.
- И тебе даже не интересно, куда мы поедем?
- Хм, как по мне, так хоть на край света. Главное, чтобы вместе… Да и ты ведь говорил, что это сюрприз. Значит, всё равно не скажешь…
- Почему же не скажу? Может быть, за пару нежных поцелуев я и выдам секрет.
- Ах, вот оно что… Я готов заплатить такую непомерную цену. Но только после завтрака!
- Согласен.

Спустя полчаса в гостиной.

- Теперь можешь говорить.
- Что говорить? - не сразу понял Том, продолжая наматывать на палец тонкую чёрную прядь влажных волос Билла.
Сейчас они оба лежали совершенно голые на диване и пытались восстановить дыхание после очередного секс-забега. Естественно, Траггер потребовал предоплату поцелуями. И естественно, случилась молниеносная вспышка желания, потребовавшего немедленного удовлетворения. До спальни они не успели добраться…
- Куда мы едем?
- Ах, это… В Голландию.
- Куда?.. Повтори.
- Да в Голландию же! Туда, где мы с тобой встретились.
- Ты всё помнишь…
- А разве могло быть иначе?.. – прошептал Том, нежно прижимая его к своей груди. А потом счастливо вздохнул, и сказал:
- Выезд вечером. К утру будем на месте.
- Спасибо… - порывистый поцелуй оказался подозрительно мокрым и солёным.
- Ну, что ты… Мы ведь не расстаёмся. Это будет началом наших новых отношений. И новой жизни вдвоём…
- Надолго?
- На столько, сколько захочешь ты. Но учти! Даже если ты засомневаешься, я уже никуда тебя не отпущу…
Билл смог только кивнуть головой, и уткнулся мокрым носом в шею Тома. А тот прижал его крепче к себе, и долго ещё гладил по волосам…

В три часа ночи автобус сделал вынужденную остановку, съехав на обочину. До ближайшего населённого пункта он не дотянул всего каких-то пять километров.
- Что случилось? – подошёл к водителю Том. Билл сладко спал, прислонившись к оконному стеклу. На улице тихо моросил весенний дождик.
- Да что-то с мотором… Сейчас подъедут ребята из сервисной службы, и будет всё ясно.
- Значит, мы надолго застряли?
- Да думаю, что не меньше, чем минут на двадцать – тридцать.
- Тогда можно покурить пока…
- Ага. Только, ты парень, далеко от автобуса не уходи.
- Ладно.
Том спрыгнул с последней ступеньки, и медленно пошёл вдоль дороги. Дым сигареты приятно согревал изнутри. Капли дождя глухо разбивались о козырёк чёрной кепки. Мужчина поёжился, и поднял воротник чёрной кожаной куртки. Для поездки они с Биллом оделись одинаково – кроссовки, джинсы, куртки и кепки. Им показалось забавным, выглядеть почти как близнецы. Да и в таком виде они практически не выделялись из общей толпы.
Билл сквозь сон почувствовал, как ушёл Том. Из глубокого сна его вернуло ощущение, как рядом сел мужчина.
«Вернулся…» - удовлетворённо подумал он, и снова уснул. Но спустя пять минут снова проснулся с мыслью о том, что пока автобус стоит, было бы неплохо сходить в туалет. Кто его знает, когда будет следующая остановка…
Стараясь не разбудить надвинувшего на лицо чёрную кепку соседа, Билл потихоньку переступил через его длинные ноги, и вышел из автобуса. И даже не заметил, что его любимый клык снова отстегнулся и упал на пол… В последнее время застёжка на кожаном шнуре стала барахлить, а починить всё как-то забывал.
- Долго ещё будем стоять? – спросил Билл у водителя, стоящего с несколькими курящими пассажирами на улице, выходя из автобуса.
- Да минут пятнадцать ещё.
- Значит, успею в туалет сходить.
- Успеешь. Только туалетов поблизости нет. Придётся так, на природе, - тихо рассмеялись мужчины.
- Ладно, разберёмся.
Билл поправил кепку, поднял воротник, и зашагал к ближайшей рощице.

… Огромный рефрижератор на скорости красиво шёл по ночной трассе. Мокрый от дождя асфальт глянцем блестел в свете фар. Уставший водитель – дальнобойщик торопился доставить груз из Италии. Он был за рулём уже третьи сутки, и сейчас больше всего хотел оказаться дома. Там, где его ждала любимая жена и трёхлетний сынишка…
«Снова придётся сбрасывать скорость. Эх, и осталось-то совсем немного! А может так? Дорога ночью пустая, всё должно получиться…»
И рефрижератор продолжил свой путь на прежней скорости.
- Чёрт! Откуда здесь взялся автобус?!! – заорал водитель, выворачивая руль, когда только прошёл поворот и увидел вдруг перед собой маленькие красные аварийные огоньки.
Фура вильнула, и кабина прошла в каком-то полуметре от края автобуса. Но тяжёлый неповоротливый прицеп – холодильник продолжал нестись по заданной траектории. Зацепив острым металлическим углом автобус, с диким скрежетом он стал вскрывать его… Вся боковая стенка комфортабельного автобуса почти мгновенно свернулась, как крышка на банке с балтийскими шпротами. Не все пассажиры даже успели проснуться и понять, что происходит. И уже через мгновение, когда дошла очередь до топливного бака, раздался мощный взрыв…

Билл, возвращаясь уже назад, вдруг увидел, как на огромной скорости рефрижератор врезался в их автобус. Как раз с той стороны, где были их с Томом места…
Душераздирающий крик немым шёпотом сорвался с его губ.
«Том…» - только и успел подумать он перед тем, как взрывной волной его отбросило назад. Очень сильно ударившись о ствол дерева, Билл сразу потерял сознание…

***
Том не заметил, как задумавшись об их с Биллом отношениях, ушёл от автобуса достаточно далеко.
«Пора возвращаться…» - подумал он. Но не успел пройти и десяти метров, как услышал сильный взрыв и высокий столб пламени взметнулся ввысь там, где стоял автобус…
А дальше всё было, как в каком-то кошмарном сне. Том, будто видел себя со стороны в замедленной съёмке. Вот он бежит по дороге к тому, что совсем недавно было автобусом. И всё время, не прекращая, продолжает звать Билла. Слёзы текут сплошной рекой по лицу, смешиваясь с потоками дождевой воды. А небо сошло с ума… Моросящий весенний дождик превратился в ледяной ливень. Но Том не замечал ничего вокруг себя. Он бежал и звал. Он должен был найти своего Билла…
И вот уже Траггер рвётся к горящему автобусу, а чьи-то сильные руки держат его, не давая войти в адское пламя. Потом удар по затылку, и провал… Затем, очнувшись в больнице, он продолжает звать Билла. Но с сухих потрескавшихся губ не слетает ни звука. И только прозрачные слёзы продолжают струиться по щекам и тихо падать на больничную подушку…
Позже Том узнаёт, что до того, как его вынужденно отправили в нокаут, он всё же успел ворваться в тот злополучный автобус в попытке спасти Билла. Но эта попытка стоила ему обожжённых рук… А его любимого среди спасшихся так и не нашли. И через два дня полисмен, один из тех, кто занимался расследованием причин этой катастрофы, пришёл к Тому, и молча опустил на его ладонь почерневший металлический клык с кусочком обгоревшего кожаного шнурка. Всё…



Эпилог.

С момента аварии прошло почти четыре месяца. На обочине, где взорвался автобус, уже зеленела густая трава. И только почерневшие стволы деревьев, которых коснулся пожар, напоминали о произошедшей здесь трагедии.

***
- Когда меня уже выпишут? – спросил утром на обходе мужчина у врача.
- Ну, в общем, и в целом, я не вижу причин задерживать вас дольше, чем нужно. Память практически восстановилась. Новые документы мы вам сделали. Думаю, что завтра вы можете покинуть нашу клинику.
- Доктор, а как насчёт того, что я просил узнать? – с надеждой замер он, глядя прямо в глаза эскулапа.
Но тот только печально покачал головой:
- Нет, пассажир, который был на месте номер восемнадцать, к сожалению погиб…
Сглотнув подступивший ком слёз, Билл дрожащим сиплым голосом спросил:
- Где…
- Он захоронен, как неизвестный. Его единственного не смогли опознать. Здесь, неподалеку, на деревенском кладбище. Могила №47.
Постояв ещё минуту, врач тихо вышел, оставив своего пациента наедине с самим собой. А у Билла теперь уже не было и той призрачной надежды, что поддерживала его дух на протяжении всех этих долгих месяцев… Завтра он выйдет из клиники. Но куда идти? Зачем? Как теперь без Тома?..

И вот наступил следующий день…
Обычно пациенты рады покинуть казённые стены. Но не этот. Он был, как обычно говорят, особенным случаем.

***
Билла нашли на утро после страшной автокатастрофы. На месте аварии работали в этот час только специалисты. Выжившие и раненные были доставлены в окружной госпиталь для обследования и дальнейшего лечения. Трупы – отвезены в морг. И когда кто-то из полицейских решил отлить в ближайшей роще, наткнулся там на лежащего без сознания мужчину…
Так он и попал в местную клинику. Без сознания и без каких-либо документов, подтверждающих личность… Поначалу тяжёлого пациента не рискнули перевозить в округ, а потом, когда он пришёл в себя и стал поправляться, решили оставить, и долечивать уже на месте. Документы сделали новые. Теперь там значилось названное мужчиной имя – Билл Траггер.
Почему именно это? Таким образом, взяв себе фамилию Тома, он как будто оставлял частичку любимого с собой. Навсегда…


***
Выйдя за ворота клиники, Билл пошёл по указанной ему дороге. Предстояло пройти не так уж и мало. Но от предложения подвезти его, мужчина отказался. Этот путь он должен был пройти сам. В одиночестве…
Деревенское кладбище Билл увидел ещё издалека. Осталось совсем немного идти. Солнышко припекало совсем по-летнему, не смотря на то, что сегодня был последний день августа. Но мужчина, увидев свою цель, больше не чувствовал усталости. Он стремился как можно скорее попасть туда, на кладбище, и надеялся не найти могилу любимого человека. Но она была здесь… №47… На самом краю, среди высокой травы…
Билл обессилено опустился на землю. Сзади, всего в двух шагах от него стояла вкопанная в землю скамья. Только теперь ему было всё равно, где сидеть. И, как ни странно, сердце в эту минуту не сжималось от боли. И крик не рвался из ноющей груди. Даже глаза оставались сухими.
Мужчина сидел, смотрел на потемневший от дождей и ветров деревянный крест с табличкой «№47», и думал… Всё стало каким-то ненужным. Таким не важным, что ли. Билл отстранённо думал о своей прошедшей жизни. Вспоминал их с Томом самые светлые моменты.
Вот, они стоят, облокотившись на перила смотровой площадки старой деревянной мельницы. А впереди – разноцветными полосами убегают вдаль стройные ряды величественных цветущих тюльпанов…
Холодное утро в парке, и они вдвоём сидят на спинке скамьи. Курят одну на двоих сигарету. И пьют кофе из одного стаканчика. На двоих… Да, так было…
А сейчас, вдохнув полной грудью напоённый ароматами сухих полевых трав тёплый воздух, Билл вдруг задался вопросом: почему все так боятся кладбища, избегают его, считая мёртвым местом? Ведь, на самом деле, если присмотреться, здесь кипит жизнь! Деловито бегут куда-то муравьи. Оглушительное стрекотание неугомонных цикад наполняет чистый летний воздух. Птицы то и дело слетают с деревьев в поисках насекомых и семян созревших трав на земле. А потом, чего-то испугавшись, стремительно взлетают вверх…
Неподалёку раздался шелест чьих-то шагов в высокой траве. Но Билл даже не обернулся. Зачем ему теперь чужое горе? Он не знает, как жить со своим, не то, чтобы сочувствовать кому-либо ещё…
А неизвестный приблизился. Постоял немного, и тяжело вздохнув, будто не хватало в лёгких воздуха, присел на скамью. Привычный щелчок зажигалки, и через несколько секунд чувствительный нос Билла уловил аромат табачного дыма сигарет знакомой марки.
«Такие курил Том…»
От этой мысли вдруг всё сжалось внутри и защипало в носу. Не выдержав такого вторжения в своё измученное сознание, он медленно обернулся… Позади, в двух шагах от него, сидел на скамье, вкопанной в землю, и курил…Том.
- Привет… - сквозь слёзы улыбнулся он онемевшему от шока Биллу.
- Но… Твоя могила…
- Нет, - медленно покачал головой Траггер, - Это твоя могила. По крайней мере, мне так сказали…
- И мне…
Они так и сидели. Один - на земле, не веря в происходящее, и думая, что просто сошёл, наконец, с ума. А второй – на скамье. Позабытая сигарета продолжала тлеть, зажатая между пальцами. А Том боялся пошевелиться, чтобы не спугнуть видение, которое тоже считал творением своего свихнувшегося от потери самого дорогого человека мозга.
Но вот, дотлевшая почти до фильтра, сигарета обожгла пальцы Траггера. И чувство боли привело его в себя. Поняв, что Билл – это вовсе не призрак, он чуть не задохнулся. Да… Тот, кого Том считал уже навсегда потерянным, сидел сейчас на расстоянии вытянутой руки от него! Больше не было никаких сомнений, и Том протянул руку…
Билл, увидев, что его иллюзия не растаяла, как мираж в пустыне, решился на риск, и тоже протянул руку. И, лишь ощутив, что оба они реальны, и действительно существуют, в следующий же миг мужчины оказались в объятиях друг друга…

А потом было море слёз. Они беспорядочно покрывали поцелуями лица друг друга, гладили руками, прикасались, говорили что-то, смеялись и плакали. И всё это одновременно. Но вдруг на кладбище настала тишина…
Такого поцелуя между Томом и Биллом ещё никогда не было. И уже не будет. В нём сейчас было всё, что невозможно себе представить человеку, не испытавшему всего того, что выпало на их долю…
Сколько прошло времени, неважно. Ведь ничего важнее, чем они друг для друга, в мире больше не существовало…

- Билл, у тебя завтра день рождения… - произнёс Траггер, когда они вместе покидали кладбище.
- Это по паспорту, - улыбнулся он, не сводя глаз с обнимающего его Тома. – На самом деле, мне кажется, что родились мы сегодня, здесь.
- А знаешь, ты, пожалуй, прав. Тогда, приготовленный мною подарок придётся разделить на двоих.
- Согласен! – звонко рассмеялся Билл. Его, покрасневшие от недавних слёз, глаза теперь уже лучились счастьем. – А что за подарок?
- Дом.
- Дом?
- Да. Я купил его перед нашим отъездом. А вернее, на следующий день после того ужина в твоём замке.
- Ты… Том, ты уже тогда хотел жить со мной?..
- А что в этом удивительного? Ведь я понял, что на самом деле никогда не переставал тебя…любить.
Томас Траггер впервые за долгие годы произнёс, наконец, это простое слово.
- Спасибо…
- Да не за что! – неожиданно смутился мужчина и почувствовал, как румянец заливает его щёки.
- Это будет наш с тобой дом?
- Ну, в общем, да. Если ты только не захочешь вернуться на сцену.
- А что тогда? – у Билла похолодело внутри от страха, что Том скажет сейчас о расставании.
- Тогда… Да я просто куплю другой! Там, где ты захочешь.
- А где находится этот?
- Ну так… В Нидерландах.
- Тогда мне это подходит. А сцена… Пусть там остаётся Бен. Я уже нашёл своё счастье…

31.08.2009 г.



"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость