• Администратор
  •  
    Внимание! Все зарегистрировавшиеся Aliens! В разделе 'Фото' вы можете принять участие в составлении фотоальбома. Загружайте любимые фотографии, делитесь впечатлениями, старайтесь не повторяться, а через пару-тройку месяцев подведем итог и наградим самого активного медалью "Великий Фотокорреспондент Aliens"!
     

Зато Билл смеется {slash, RPF, romance, memories, light angst, twincest, Tom|Bill, NC-17}

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

Зато Билл смеется {slash, RPF, romance, memories, light angst, twincest, Tom|Bill, NC-17}

#1

Непрочитанное сообщение Aliena » 08 апр 2018, 14:47


Автор: Cardinal
Название: Зато Билл смеется
Рейтинг: NC-17
Пейринг: Tom|Bill
Жанр: romance, memories,light angst,twincest
Размер: mini
Статус: закончено
Дисклэймер: мои.
"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

#2

Непрочитанное сообщение Aliena » 08 апр 2018, 14:48



-Что с тобой? – тихо говорит Билл, опираясь плечом о дверной косяк. Билл в домашней белой футболке и широких хлопковых штанах. Лицо его немного заострено, темные круги под запавшими глазами выделяются на бледной коже. Светлые волосы смешно торчат в стороны.
-Ничего, - отвечает Том, устраиваясь удобнее на диване и подбирая под себя ноги. Его руки обнимают подушку, лежащую на коленях, и он прячет в ней красный от насморка нос. – Иди сюда, мелкий, - старший наклоняет голову вбок и щурится в улыбке.
Билл притворно обиженно закатывает глаза, цокая и вздыхая следом, но потом на его лице губы рисуют ухмылку.
-Десять минут, Том, - садится Билл рядом, и опускает голову на плечо близнеца.
-Мой лучший подарок, - тихо смеется Том, обнимая брата одной рукой, другой накрывает острое колено Билла и сильно сжимает его, - подарок, мой крест и мое наказание.
Билл смеется, и Том вдруг теряет мысль. Смех Билла немного икающий, захлебывающийся, густой, звонкий. Билл и сам такой же, как и его смех: сочный, взбалмошный, дерзкий.


.1


-Из-за тебя все, придурок! – зло бросает Том, скидывая портфель на пол и разваливаясь в кресле. Лоб старшего нахмурен, глаза щурятся в раздражении. Младший сидит за столом, спина его неестественно выпрямлена, руки сцеплены в замок. Билл молчит.
-Если бы ты не дергался так, мы бы сдали этот рубежный контроль, - продолжает Том. Он разозлен, его уже не остановить. – Нет же, мистер я-не-умею-списывать-и-не-даю-другим, надо обязательно вертеться, трясти коленом… - старший сжимает кулаки и вскакивает. Он скидывает куртку и широкими шагами идет к близнецу, хватая его за плечо. Билл все так же молчит, руки его уже на коленях под столом, голова опущена, но спина все еще выдает напряжение. Том больно сжимает плечо брата, Билл сжимает зубы, рука его вдруг дергается, но, кажется, он ждет чего-то. Том ногой цепляет нижнюю перекладину стула и с силой тянет на себя.
-Смотри на меня, когда я с тобой разговариваю, - толкает он младшего в спину. Билл срывается с места, в руках его пластиковая бутылка. Том не успевает сообразить, что произошло, когда в лицо ему выплескивается струя воды. Том фыркает, закрывается рукой. Билл бесстыдно торжествующе хохочет, глаза его закрыты, он падает на колени, не в силах перестать смеяться. С кончика носа старшего капает вода. Он мокрый с ног до головы, футболка на несколько размеров больше липнет к телу, в носу неприятно щиплет. Том растерян, он в оцепенении разводит руками в стороны. В себя его приводит новый приступ смеха младшего, который, наконец, смог открыть глаза и посмотреть на близнеца. Том приподнимает брови, демонстративно выжимает подол футболки и медленно выходит из комнаты.
И тогда Билл резко перестает смеяться.
-Том! – громко зовет Билл, все еще сидя на полу. Том не отзывается. Биллу стыдно. Он растерян, шутка больше не кажется ему удачной. Младший не знает, как лучше: спуститься самому и дождаться близнеца - рано или поздно он вернется в их комнату – но, в конце концов, взрослое решение закончить войну первым созревает в его голове. Билл наступает ногой в ярко-зеленом носке в лужу на полу и тихо чертыхается.
Младший не успевает открыть дверь, как на него наваливается мокрое угловатое тело близнеца. Том держит его за шею, Билл упирается руками ему в грудь, но старший сильнее и заставляет пятиться близнеца назад, пока младший не спотыкается и не падает на кровать. Том забирается сверху и с силой плюхается на брата, пригвождая его к постели. Одна его рука все еще держит младшего за горло, другая ищет подол футболки. Руки Тома по-лягушачьи холодные, он ужасно тяжелый – чудовищно! – и Биллу нечем дышать, ему кажется, что весь воздух в комнате вдруг в Томе, от этого он такой тяжелый. Том длинными тощими пальцами по-паучьи, наконец, добирается до ребер младшего, и тут начинается самое страшное – щекотка. Горло Билла свободно, но второй рукой Том держит запястья близнеца, чтобы тот не смог вырваться. Билл хохочет, его смех уже нездоровый, болезненный, мучительный. На глазах у него выступают слезы, но Том почему-то не может остановиться. Тело младшего гладкое, худое. Крылья ребер выступают, впалый живот напряжен. Том быстро скользит пальцами по бокам, но младшему все-таки удается достать коленом сгорбленной спины близнеца, и, судя по округлившемуся рту старшего, он не промахивается мимо. Том вскрикивает – острое колено попадает в цель -выгибается на секунду и падает на младшего. Билл обхватывает брата ногами, обнимает руками за шею и молчит. Том холодным носом тычется в плечо близнеца. Старший не знает, куда девать руки, ему неудобно, но и двигаться ему тоже не хочется. Когда Билл обнимает его, у Тома пропадает злость. У Билла задралась футболка, и старший, все еще мокрый, чувствует тепло разгоряченного упругого тела. От брата пахнет упоительно, терпко, одуряюще. Том закрывает глаза. Билл ослабляет хватку, чувствуя, как близнец вдруг стал кротким. Он тихо смеется. Смех его шаловливый, щекочущий.



.2


-Hey Teufel komm raus… -доносится до Тома. Он стоит коленями на подоконнике, высматривая машину отца, которая вот-вот должна показаться на асфальтированной змеистой дороге. Том прислушивается. Голос Билла раздается из гаража, он сливается с музыкой на секунды, потом снова вырывается вперед, затем замолкает и становится едва слышным грубое чертыханье. Старший немного обижен. Ему не нравится, когда Билл репетирует без него. Том может пережить отсутствие Густава и Георга, но никак не отсутствие себя. Он спрыгивает с подоконника и кричит маме в соседней комнате, что – если вдруг будет нужен – он в гараже с Биллом. Том не уверен, что мама услышала, но ему все равно. Главное сейчас выяснить, почему младший там, в одиночестве. Это все, что мучит сейчас Тома. Он бежит к гаражу, но за пару метров останавливается, переводя дыхание и опираясь руками о колени, выпрямляет спину и вальяжной упругой походкой подходит к двери. В его голове уже звучат слова, которые он прямо сейчас хочет сказать Биллу, но вдруг они вылетают у него из головы, когда он видит близнеца. Младший стоит, опираясь руками о стол, на котором разбросаны мятые листы бумаги. Его лаково-черные неприбранные волосы ершатся, красная узкая футболка облегает нескладное юношеское тело, между ней и голубыми джинсами, сползшими до бедренных косточек полоска матовой бледной кожи. Том видит аккуратный изгиб спины, и он думает, что самое правильное – это сейчас же дотронуться до нее, коснуться ладонью и заставить Билла прогнуться еще больше. И Том идет. Идет, пока младший вдруг не оборачивается. Он продолжает стоять так же, но только теперь близнец видит его извиняющуюся ухмылку.
-Я так и знал, что ты придешь, - говорит Билл, ловит глазами растерянно поджатые губы близнеца, снова возвращается взглядом к бумагам на столе, потом присаживается на стол и, прикрыв глаза, потягивается. Том жадно следит, как ткань на несколько секунд ползет вверх. Том смаргивает это ощущение и смотрит в глаза близнецу, склонив набок голову.
-Что? – переспрашивает старший. – Прости, что?
-Знал, что ты придешь, - улыбается Билл.
-Я случайно зашел, - почему-то начинает смущаться старший. – Шел мимо и услышал тебя, - Том ловит себя на том, что оправдывается сам вместо ожидаемых оправданий близнеца.
-Извини, что не позвал тебя, - говорит Билл, сжимая руки между бедер. – Не получается ничего, - младший надувает и без того пухлые губы. – Не хотелось тебя разочаровывать, - вдруг тихо говорит он, отворачиваясь. Ладони его скользят в задние карманы, и Том думает, что хотел бы следовать их траектории. Повисает пугливая смиренная тишина. Том нарушает ее первым. Он быстро идет к близнецу, стоящему к нему спиной. Он обнимает его рукой за шею и прижимается сзади. Билл напрягается буквально на секунду, но потом вдруг его тело будто обмякает в руках близнеца. Он накрывает своей ладонью ладонь брата.
-Ты не можешь меня разочаровать, дурак, - бормочет Том, краснея. Ему становится нестерпимо жарко от прижимающегося всем телом близнеца.
-Ты не знаешь, - говорит Билл, пряча улыбку, отвернувшись.
-У тебя все получается, - отвечает Том. - А если вдруг нет, то это значит, что ты забыл своего близнеца на втором этаже, а сам ушел, имей в виду, - Тому кажется, что это снова обида взяла верх, но нет. Это не обида, вдруг понимает старший. Это ревность. Он еще не знает, что ревность будет сопровождать его еще очень долго. Сначала к друзьям, к музыке, потом к поклонникам, к жизни, в которой однажды Тому будет выделено не все пространство. И пока он не привык к этому ощущению, он растерян, он не знает, как справиться с этим жжением в животе. Но когда вдруг Билл делает это, Том находит единственно верное лекарство, которое и сейчас, и много позже поможет справиться со всеми проблемами. Билл смеется ласково и чисто. Тома отпускает. Его рука все еще обнимает брата.



.3


-Да что с тобой, наконец! – Том сжимает плечи младшего. Старшего опутывает бессознательный отчаянный страх. Билла трясет. На нем черная узкая футболка с бордовым принтом, голубые джинсы, чуть шире, чем следовало бы. Косметика смазана: под глазами темные круги. Его руки напряжены, ладони сжаты в кулак. Том тоже все еще в той же одежде, что и выступал. Он видел, что что-то не так, еще на сцене. Билл неестественно выгибался, руки его не слушались, младший всю песню пропел с закрытыми глазами. Том нервничал, ему было все равно, как он играет, все, что он хотел – схватить близнеца за руку и увести скорее со сцены. Билл был еще не готов. Том говорил, но его не слышали. Они должны были выступить, они выступили. Но теперь старший проклинает этот день, который еще вчера планировался как самый счастливый за щестнадцать лет их жизни.
-Пожалуйста, Билл! – почти кричит Том.
-Иди сюда, - хрипит младший. Том ловит беспокойный взгляд близнеца, и прижимает ослабевшее тело брата к себе. Билл сжимает ладонь старшего.
-Успокойся, - шепчет Том в затылок брата. – Я с тобой, - ему хочется выть.
-Я знаю, - бормочет младший, его постепенно перестает бить дрожь в руках близнеца. – Я все провалил, - равнодушно продолжает он.
-Господи, нет, конечно, нет, - повторяет Том. Брат беспомощно пытается забраться на его колени весь, сразу. Биллу хочется быть ближе, ему хочется слиться с Томом. Он неловко толкает Тома на спину и забирается сверху, давя острыми локтями Тому в грудь, он сплетает свои бесконечные ноги с ногами близнеца и только тогда начинает спокойно дышать.
Том не может пошевелиться. Он кладет руку на спину брата. Билл ерзает. Он не может устроиться удобно, трется телом о тело близнеца. Тому жарко, у него горят ладони. Футболка Билла задирается, и ладонь старшего оказывается на горячей оливковой пояснице брата. У Тома перехватывает дыхание, и он поддается порыву и сжимает обеими руками обнаженную талию близнеца. Билл замирает. И когда нога Билла оказывается случайно между бедер старшего, Том дергается и грубо сбрасывает с себя брата. Том тяжело дышит, лежа на спине, Билл стоит на коленях рядом. Воцаряется виноватая тишина, прерываемая неровным дыханием старшего. Внутри Тома кровь будто застыла. Билл вдруг начинает смеяться. Рассыпчатый неестественный смех сменяется припадочным, судорожным. Том закрывает руками лицо.



.4


-Тебе придется спать отдельно?! – ужас в голосе Билла неподдельный. – Дэвид сказал, что в этом чертовом автобусе нам придется спать отдельно!
Близнецы стоят в репетиционном зале, в полном одиночестве. За окном опускается на город сиреневая безмятежная ночь.
Том ладонью накрывает лицо. Его распирает хохот, но он знает, что если вырвется хотя бы смешок, то брат совершенно точно обидится, а следом пойдут извинения и танцы вокруг его важной персоны, пока не выяснится, что этот несчастный крестьянин искупил всю вину перед феодалом.
-Прости, прости, пожалуйста, Дэвида, - серьезно говорит Том. – Он просто не знает, что тебе нельзя спать одному.
-В смысле нельзя? – Билл скрещивает руки на груди и щурится, ожидая подвоха. Не зря, конечно.
-Итак… - Том опирается о дверной косяк и загибает большой палец, - в семь лет ты упал с верхнего этажа нашей кровати и сломал себе руку, в одиннадцать ты… - у Тома перехватило дыхание от сильного толчка в грудь, он спиной ударяется об стену, следом на него налетает близнец. Старший прижат Биллом, он не может двигаться. Оба нос к носу. Рука младшего все еще держит Тома за футболку.
Глаза Тома все еще закрыты после удара. Он чувствует дыхание близнеца у себя на щеке. Когда он открывает глаза, он понимает, что Билл уже не держит его. Но Том пригвожден к месту лихорадящим взглядом брата. Том взглядом обводит высокий лоб, аккуратный нос, пухлые потрескавшиеся губы, упрямый подбородок, а потом вновь возвращается к шальным глаза Билла.
-Что в одиннадцать? – нервно облизывая губы, произносит Билл. Воздух между ними густой, оглушенный.
-Поцелуй меня, - хрипит Том, хватая брата за шлевки джинсов и притягивая ближе. – Пожалуйста.
Билл не ждет еще одной просьбы. Том чувствует мягкие губы на своих, отчего-то холодных. Его бьет дрожь. Когда Билл касается нижней губы языком, Том рывком притягивает брата к себе и приоткрывает рот. Билл на секунду широко распахивает глаза, но когда язык близнеца касается его собственного, он не может сдержать сдавленный стон. Билл разводит коленом ноги брата, и Том понимает, что младший дал зеленый свет. Он втягивает близнеца в глубокий терпкий поцелуй, скользя рукой под футболку и касаясь горячей кожи. Младший бессознательно трется ширинкой о бедро близнеца, Тома будто прошибает молнией, и он откидывает голову назад. Ошарашенный близнец отступает на несколько шагов назад. Том замирает. Каждая его мышца напряжена, он мучительно ищет слова, облизывая губы, слизывая еще оставшийся вкус брата.
-Я не помню, что было с тобой в одиннадцать, Билл, - хрипло произносит Том.
-Это не важно, - близнец тяжело дышит.
-Зато теперь я не забуду про семнадцать, - отвечает старший.
Вдруг Билл оглушительно пьяно смеется. В комнате смех отдается злым эхом. Том не знает, что это значит. Он готов на коленях вымаливать прощение, но когда Билл снова накрывает его губы своими, он понимает, что этого не потребуется.




.5


Том, широко разведя ноги, развалившись, сидит на диване. Билл умывается в ванной. Им очень нравится Лос-Анджелес, младший даже думает там остаться. Не сейчас, конечно, позже. Том чувствует себя ужасно уставшим после концерта. Он лениво переключает новостные каналы, совершенно не вникая. Билла нет уже минут сорок. Том нервничает. Он не любит ждать.
Когда старший заходит в ванную, он видит Билла сидящим на тумбе с сигаретой в руках. Ноги его широко разведены.
-Что такое? – Том и сам знает, что брат устал. Вопрос только затем, чтобы услышать следом родной голос.
-Настроение в ноль, - устало улыбается Билл. Он делает затяжку и смотрит в упор на старшего. Том вопросительно поднимает бровь. Младший приглашающе протягивает свою сигарету близнецу. Том с жадностью обхватывает ее губами. Он садится на пол между ног близнеца. Билл упирается ногами ему в плечи, старший скользит руками по ногам брата, сидя к нему спиной. Он сжимает острые колени, его ладони поднимаются выше по бедрам. Том встает на колени и прижимается губами поочередно то к одному колену, то к другому. Билл расстегивает джинсы и спрыгивает с тумбы, все еще сжимая сигарету в зубах. Том смотрит на него снизу вверх, он ждет. Билл кладет ладонь на голову близнеца, притягивая его ближе, и старший носом тычется в ширинку узких джинсов. Билл держит сигарету между указательным и средним пальцем, другой рукой он заставляет близнеца прижаться еще ближе, удерживая его за затылок. Том касается губами члена близнеца через ткань, младший закусывает губу, расплываясь в шалой улыбке. Старший медлит, царапая зубами. Билл терпеливо ждет. Наконец, пальцы близнеца касаются пуговиц ширинки, он расстегивает их медленно, будто ожидая, пока истлеет сигарета в пальцах близнеца. Тот тушит ее в раковине рядом и демонстративно зажимает меж зубов следующую. К первой затяжке новой член младшего уже во рту Тома. Тот глубоко вбирает в себя, пока Билл лениво поглаживает его по затылку. Сигарета едва заметно подрагивает у него во рту. Биллу надо немного: Том это знает. Старший набирает темп, он тщательно облизывает член младшего, то выпуская его изо рта полностью, то вбирая до упора. Билл держится руками за края тумбочки, он чувствует, что колени его подгибаются. Он дрожащей рукой тушит сигарету и притягивает близнеца обеими руками, сам управляя темпом. Билл тихий, Том знает это, он не ждет ничего, но когда с губ младшего срывается протяжный томный стон, он старается быть очень послушным и позволяет Биллу делать то, что ему хочется.
Когда Билл кончает, Том все еще держит его член во рту. Он тщательно вылизывает близнеца, пока тот довольно щурится. Старший чувствует себя восхитительно заполненным. Он ждет только одного этим вечером. Билл дает то, что хочет близнец. Билл смеется. Этот смех бархатный, пошлый. Сытый. Билл опускается на пол рядом с ним и ищет его руку вслепую. Когда находит, хмельная улыбка кривит его губы.


-Завтра самолет? – спрашивает Том. Он старается держать себя в руках. Голос его не дрожащий, но чугунно-глухой.
-Ты сам ведь знаешь, - Билл отворачивается. Рука близнеца вдруг начинает жечь кожу, и Билл знает, что все это от собственного чувства вины.
-Просто хочу услышать еще раз от тебя, себе не могу поверить, - хмыкает Том. Его взгляд тускнеет.
-Я вернусь на Рождество. На этот раз один, серьезно. Эльза останется дома с детьми, - Билл хочет верить самому себе. Если сам себе не веришь, то что уж ждать от других.
-Да. Как и на прошлое Рождество. И на позапрошлое, - Том ненавидит себя за это сейчас, но еще больше он ненавидит проклятую взрослую жизнь, которая отняла у него все это пространство в жизни брата.
-Я тебя люблю, - произносит Билл. Это все, что ему есть сейчас сказать.
-Как насчет задержаться на неделю? – Том чувствует себя идиотом.
-Нет, - Билл качает головой, - я обещал вернуться завтра, Том. Пожалуйста, - голос Билла твердый. Том слышит это, но предпринимает последнюю попытку.
-Давай на раз-два-три на второй этаж? Если первый я, ты остаешься, - улыбается Том.
Билл смеется искренне, гортанно, младенчески-живо. Том понимает, что они еще не начали, а он уже проиграл.
Что ж. Зато Билл смеется.
"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость