• Администратор
  •  
    Внимание! Все зарегистрировавшиеся Aliens! В разделе 'Фото' вы можете принять участие в составлении фотоальбома. Загружайте любимые фотографии, делитесь впечатлениями, старайтесь не повторяться, а через пару-тройку месяцев подведем итог и наградим самого активного медалью "Великий Фотокорреспондент Aliens"!
     

Начало {slash, AU, romance, PWP, POV, Tom/Bill, NC-17}

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

Начало {slash, AU, romance, PWP, POV, Tom/Bill, NC-17}

#1

Непрочитанное сообщение Aliena » 06 апр 2018, 22:25


Автор: Мурзяка
Название: Начало
Статус: закончено
Категория/жанр: слэш, romance, PWP, POV (Билл)
Рейтинг: NC-17
Персонажи: Том/Билл
Краткое содержание: кусочек их пути от платонической братской любви к сами знаете чему. Время происходящего - недалекое прошлое...
"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

#2

Непрочитанное сообщение Aliena » 06 апр 2018, 23:43


Первая, вторая, третья...Почти бесшумно проделываю путь вверх по узким каменным выступам, глядя на безупречно белые носки кроссовок. Привычка считать ступени это то немногое, что сохранилось во мне с детских времен. И ведь знаю точно, что их ровно двенадцать, потому что поднимался по этой лестнице уже бесчисленное количество раз, но сознание упорно продолжало включать счетчик, как только подошва касалась нижней ступеньки. Одиннадцать, двенадцать... Облегченно выдыхаю, извлекая из кармана сумки ключи. Все, теперь можно забыть о порядке цифр и вспомнить о том, что я планировал делать, вернувшись домой. А планировал я только одно. Спать. Потому что после такого напряженного дня и не менее напряженного вечера в студии, других желаний у меня уже не осталось. С самыми сладкими мечтами о сне открываю дверь, и тут же с порога слух улавливает недвусмысленные звуки. Нет, только не это. Ты опять за свое. Но сегодня я не намерен терпеть эти твои развлечения. Мои мечты о здоровом крепком сне должны сбыться на этот раз. Скидываю с плеча сумку и быстро стаскиваю кроссовки. Из-за двери твоей спальни доносятся непрекращающиеся и все усиливающиеся стоны. Судя по количеству голосов, их издающих, сегодня тебя потянуло на групповуху. Что ж, придется прервать твой очередной процесс «заимствования опыта». Подхожу к твоей комнате и бесцеремонно распахиваю дверь. Ты чуть ли не подпрыгиваешь на кровати, увидев меня.
-Билл! Какого черта! Меня одного что ли в детстве стучаться учили?
Не обращая на твое возмущение никакого внимания, прохожу в комнату и бросив быстрый взгляд на экран, встаю перед телевизором, загораживая «благодаря» моей комплекции только часть происходящего там. Ты злобно сверлишь меня глазами. Стоны за моей спиной переходят в крик. Нет, это уже невозможно слушать.
-Том, все, вырубай эту свою порнуху. Я собираюсь спать.
-Еще чего. Пришел, обломал мне весь кайф, и теперь, значит, я должен тут как мышка сидеть?
-Вот, отличная идея.
-Ну уж нет.
Слезаешь с кровати и подходишь ко мне. Заглядываешь за спину, пытаясь разглядеть то, что происходит на экране. Сдвигаюсь в сторону, загораживая тебе обзор. Злишься. Толкаешь меня плечом.
-Билл, свали из моей комнаты!
-Только если выключишь!
-И не подумаю!
-Тогда я сам. Где пульт?
Оглядываю кровать. Ага. Вижу. Ты прослеживаешь мой взгляд. Делаю быстрый бросок вперед и успеваю тебя опередить. Пульт оказывается в моих руках. Один щелчок кнопки и в комнате становится тихо и темно. Но в следующую же секунду я сам нарушаю тишину своим вскриком, потому что ты набрасываешься на меня из темноты и валишь на кровать лицом вниз, заламывая назад руки, в попытках завладеть пультом.
-А-а-а! Том, ты совсем офигел?! Больно же!
Пыхтишь, пробуя разжать мои пальцы и выдвигаешь свой ультиматум:
-Отдай пульт по-хорошему или будет больнее!
Но я не сдаюсь, крепче сжимая пульт в ладони и пытаясь перевернуться на спину. Но ты ставишь колено мне на поясницу и придавливаешь к кровати. Хватаешь одной рукой за запястье, а второй с силой пробуешь разжать мои пальцы. Что ж, сам напросился. Резко провожу по твоей руке ногтями. Ты тут же отпускаешь меня и орешь:
-Ау! Ты что делаешь?! Ты меня оцарапал!
Пользуюсь вновь обретеной свободой действий и быстро сажусь на кровати, пряча руку с пультом за спиной. Дыхание заметно сбилось. Волосы лезут в глаза. Сдуваю челку с лица. Ты вскакиваешь и включаешь свет. С ужасом смотришь на свое запястье. Потом демонстрируешь его мне.
-Вот, смотри, что ты сделал! У меня даже кровь!
-Ну а нечего было на меня нападать!
-Да я тебе сейчас все твои когти пообломаю!
Хищно прищуриваешь глаза и медленно двигаешься в сторону кровати. Мне этот твой взгляд совсем не нравится. Вскакиваю на ноги на постели и отхожу к стене, качая головой.
-Только попробуй!
Но ты настроен вполне решительно. Одним прыжком встаешь на кровать и наступаешь. Издаю отчаянный вопль и швыряю в тебя пультом. Он попадает в плечо. Но ты не обращаешь на него внимания, продолжаешь приближаться. Вжимаюсь в стенку и пытаюсь наладить контакт:
-Том, все хватит! Что тебе нужно? Пульт я тебе отдал!
-К черту пульт. Твои ногти становятся опасными. Думаю их стоит ликвидировать, пока они не стали орудием убийства.
На твоих губах появляется какая-то зловещая улыбка.
-Да пошел ты! Все, я ухожу к себе.
Делаю шаг в сторону края кровати. Преграждаешь мне путь вытянутой рукой. Отрицательно качаешь головой.
-Не-а. Никуда ты не пойдешь, пока...
Не успеваешь договорить, как я резко опускаюсь на колени и проползаю под твоей рукой. Секунда и я на полу. Еще две и около двери. Не успеваешь догнать, выскакиваю в коридор и несусь к себе. Твой топот позади подгоняет. Влетаю в комнату и спешно захлопываю дверь. Стучишь. Ну уж нет, не надейся, что я открою. Поворачиваю замок. Все, теперь я в относительной безопасности.
-Открой сейчас же!
-Ага, размечтался.
-Ах так... Ну ладно.
Звук удаляющихся шагов. Ни и что ты там задумал? Будешь выламывать дверь? Смеюсь. Включаю лампу на тумбочке. Стаскиваю с себя куртку и швыряю ее в кресло. Так, что там со временем? 23:17. Все, в двенадцать я дожен уже спать глубоким сном. Надо бы принять душ. Но из комнаты сейчас выходить небезопасно. Лучше встану утром на полчаса раньше. Прислушиваюсь. В квартире подозрительно тихо. Одно из двух: или ты успокоился и пошел залечивать свои раны, или что-то замышляешь. Ну, так или иначе, мои ногти останутся целыми и невредимыми. Потому что сюда тебе ни за что не пробраться. Задергиваю шторы. Усаживаюсь перед зеркалом и быстро протираю лицо тоником. Потом снимаю все украшения, раздеваюсь и залезаю в холодную постель. Ничего, сейчас быстро согреется. Выключаю свет. Спать, спать, спать...

Но не прошло и пяти минут, как за стеной начали раздаваться снова эти стоны, только уже куда громче и отчетливей. Вот свинья! Накрываю голову второй подушкой. Бесполезно. Со злостью швыряю ее на пол. Ну нет, это уже слишком! Выбираюсь из кровати и прямо в одних трусах выхожу из комнаты. Стесняться мне здесь некого. Притормаживаю перед твоей дверью. Делаю глубокий вдох и надавливаю на ручку. Нет, что за черт! Заперто. Ах ты сволочь! Что есть силы барабаню кулаками по полированному дереву.
-Том! Ты засранец! Выключи это немедленно! Ты что, хочешь, чтобы соседи на нас нажаловались?!
Никакой реакции. Из-за двери доносятся только все учащающиеся женские стоны и крики. Начинаю закипать. Стучу уже не только руками, но и ногами. Внезапно дверь распахивается и мой очередной удар кулаком уже готов был достаться твоей груди, но ты быстро реагируешь и перехватываешь мою руку, больно сдвигая кожу.
-Эй, пусти!
Но ты только довольно ухмыляешься и резко дергаешь за руку, втаскивая в комнату.
-Ну вот ты и попался.
Отпускаешь меня и закрываешь дверь, прислоняясь к ней спиной. Меня уже дико раздражают эти наигранные стоны, быстро подхожу к телевизору и выключаю его. Тишина. Как же хорошо. У тебя горит светильник на тумбочке. От его приятного мягкого света даже твоя захламленная берлога выглядит вполне уютно. Но мне очень хочется все же вернуться в свою симпатичную комнату и залезть в постель. Поэтому говорю тебе самым серьезным тоном:
-Том, я хочу спать. Я устал сегодня просто нереально. Это ты тут уже весь вечер отдыхаешь, а я еще четыре часа после твоего ухода пахал в студии. Имей совесть!
Ты молчишь, только медленно скользишь по мне взглядом. Хоть я тебя и не стесняюсь никогда, но мне отчего-то вдруг становится неловко.
-Что ты так смотришь?
-Как так?
Ты тут же отрываешь от меня глаза и отходишь от двери. Поворачиваюсь к тебе. Усаживаешься на кровать и разглядываешь свое запястье. Отвечаю:
-Странно.
-Не знаю, что ты там странного увидел... ты лучше вот скажи, что мне теперь с рукой делать!
-Ну что там у тебя?
Подхожу ближе и наклоняюсь, чтобы лучше рассмотреть. Кожа на запястье содрана. Три глубокие поперечные царапины, сквозь которые проступает уже подсохшая кровь. Но в целом ничего сверхужасного. Выпрямляюсь и говорю:
-Ничего страшного. Помажь йодом и все. Можно пластырем залепить.
Поднимаешь на меня глаза.
-Ага, и чтоб все думали, что я себе вены вскрыть хотел?
-Наденешь напульсник и никто ничего не узнает. Подумаешь, проблема.
Невозмутимо пожимаю плечами. Ты вздыхаешь и опускаешь глаза.
-Ну все. Я могу идти спать? Ты не будешь больше включать? Мы договорились?
-А если я хочу?
-Хочешь - смотри, только тихо, а лучше вообще без звука. Ты же знаешь мой слух...
-Знаю...слушай, а тебе что это вообще не интересно?
-А что в этом интересного?
-И тебя это нисколько не возбуждает?
-Ну...не знаю...я в принципе и не смотрю...да какая тебе разница? Сегодня мне это только мешает и раздражает. Потому что я хочу спать! Понимаешь? Спать.
-Понимаю. А я вот не хочу. У меня есть и другие потребности. Не знаю, как ты так можешь, но мне нужна разрядка!
-Так кто тебе мешает? Я же просто прошу потише.
-Я тебя не понимаю, Билл. У тебя что, совсем отсутствует потребность в сексе?
-Блин, Том, что ты за разговор затеял? Какое тебе до меня дело? Я в твою личную жизнь не лезу и ты...
Ты перебиваешь.
-Ладно все, я тебя понял. Иди, обнимайся дальше с подушкой. А я пожалуй позвоню одной красотке...
-Что? Только посмей привести ее сюда!
-Да не буду я ее в этот хлев приглашать. Нам есть где встретиться.
Ты встаешь и берешь мобильный с тумбочки. Щелкаешь кнопками. Поднимаешь взгяд на меня.
-Ну и чего ты тут стоишь? Иди к себе. Не буду я больше включать, не буду. Все, у меня теперь другие планы.
-Ты уйдешь на всю ночь?
-Скорее всего. А что, ты боишься ночевать один в квартире?
Усмехаешься и подносишь трубку к уху. Говоришь приторно-сладким голосом:
-Привет, детка. Это Том. Не разбудил?
Не имею желания присутствовать при этом разговоре и выхожу из твоей комнаты. Иду к себе. Вставать завтра рано. А я еще неизвестно, когда засну. Но мне вот совсем не хочется, чтобы ты уходил. Не знаю точно, почему. Мне что ли спокойнее, когда ты дома. Когда я знаю, что ты спишь там за стеной. Один. А не с какой-то неизвестной мне «деткой». Я что, ревную тебя? Да нет, вряд ли. Просто действительно не люблю оставаться один дома, особенно ночью. И еще, наверное, беспокоюсь за тебя. Глупо, конечно. Зачем беспокоиться, если тебе где-то там очень даже хорошо. Забираюсь под одеяло. Ну почему постель такая холодная? Вроде тепло в квартире. Ходил в одних трусах и не замерзал, а теперь вот укрылся одеялом и просто дрожу от холода. Слышу твои тихие шаги по направлению к ванной. Через полминуты их сменяет звук льющейся воды. Укутываюсь поплотнее и накрываюсь с головой. Давай же, сон, приходи, я так давно уже мечтаю о встрече с тобой...

Утро.
Я проснулся, уже успел умыться, сходить в душ, высушить волосы, одеться и начать завтракать, а тебя все нет. Нам ведь выезжать через 40 минут. Или ты даже не собираешься зайти домой? А вдруг ты проспишь? Нужно тебе позвонить. Уже собираюсь встать из-за стола, и отодвигаю стул, как слышу, что в замке входной двери поворачивается ключ. Значит, все-таки вернулся. Придвигаю стул обратно и продолжаю расправляться с сэндвичем. Ты заходишь на кухню, на ходу снимая куртку, и вешаешь ее на спинку стула. Бодро говоришь:
-Доброе утро.
-Привет. Завтракать будешь?
-А успею?
-Ну полчаса у нас еще есть.
-Тогда буду. Я жутко голодный. Что у нас есть съедобного?
Открываешь холодильник.
-Ну, там вроде еще есть сендвичи и пиццу можно разогреть...
Ты извлекаешь из холодильника бутылку колы и пару сэндвичей. Усаживаешься напротив за стол. Разворачиваешь прозрачную пленку и откусываешь большой кусок.
-Разогрел бы.
Говоришь что-то неразборчивое с набитым ртом, но суть ясна, что тебе и так сойдет. Отвинчиваешь крышку. Бутылка издает приветливое шипение. Пьешь из горлышка.
-Том, возьми стакан. Ты же дома.
-Да ну, потом мыть его еще.
Вздыхаю. Ну что ж. Не мне тебя учить хорошим манерам. Доедаю свой сэндвич и запиваю уже слегка подостывшим чаем. Ты молча поглощаешь свой завтрак. Встаю и отношу чашку и тарелку в раковину. Любопытство все же берет верх.
-Ну как прошло свидание?
-Какое свидание?
-Ну как, ты же ушел вчера...
-А, так разве это свидание? Так, перепихнулись пару раз...
-А, ну понятно. Она тебе нравится?
Включаю воду, решив все же не оставлять грязную посуду в мойке.
-Кто? Моника?
-Ну да. Если ее так зовут.
-Ну, фигура у нее классная, конечно...
-Том, я не об этом...
-А о чем?
Вспениваю губку и тру ею тарелку.
-Ну как человек она тебе нравится?
-Как человек? Да я ее не знаю настолько...мы всего-то во второй раз встретились...и думаю, в последний.
Ставлю тарелку в сушку и принимаюсь за чашку.
-Почему же в последний? Разве тебе не понравилось?
-Не, дело не в этом. Просто уже неинтересно.
-Быстро ты интерес теряешь...
-Билл, ты просто не понимаешь... Тебе нужно почаще членом пользоваться по назначению!
Смеешься.
-Спасибо за совет. Может еще расскажешь, как им пользоваться, а то я небось не в курсе!
Отставляю вымытую чашку и выключаю воду. Беру полотенце и вытираю руки.
-А я и не удивлюсь, если так оно и есть! Ты когда в последний раз трахался? В этом году хоть?
Снова заливаешься смехом и вылезаешь из-за стола.
-Представь себе, даже в этом месяце!
-О, ну ты крут, братишка! Какое там у нас сегодня число? Двадцать какое-то?
-Двадцать второе.
-Ну вот. Значит уже вполне могло пройти три недели. А это много.
Выбрасываешь в мусорное ведро пустую бутылку и обертки от сэндвичей.
-Тебе может и много...я мне вот вполне нормально.
-Да неужели? Что, дрочить больше нравится?
-Том! Все, хватит меня доставать!
-Ага, кажется я затронул больную тему?
-Да перестань ты! И вообще, нам пора собираться.
Направляюсь к двери кухни.
-Эх...Билл...зря ты так со своим организмом...ни себе, ни людям... Может, тебе помощь нужна?
Разворачиваюсь в дверях.
-Помощь понадобится тебе, если не отстанешь от меня со своими дурацкими разговорами! Не забывай, что мои ногти еще при мне!
Подходишь ближе, заставляя меня потихоньку отступать в коридор.
-Вот именно, еще. Я как-нибудь ночью, когда ты будешь спать в обнимку со своим медвежонком, обрежу их нафиг, так и знай!
-Ну-ну. Тогда на следующую ночь я обрежу тебе твои по-моему уже чересчур длинные и облезлые дреды!
-А у кого-то чересчур длинный язык. И не пора бы уже его прикусить?
-А то что?
Усаживаюсь на пуфик в прихожей и обуваю кроссовки.
-А то будет нечем! Зато придется раскошелиться на стоматолога!
-То есть ты мне угрожаешь?
-Пока только предупреждаю. Но это только пока.
-Спасибо, что предупредил. Я буду запираться на ночь.
Звонок домофона не дал тебе ответить. Поскольку я уже занимаюсь завязыванием шнурков, ты берешь трубку.
-Да? Нет, мы уже готовы. Спустимся через пять минут. Все, ок.
-Приехали?
-Ага. Блин, надо переодеться, а то от футболки пахнет ее духами.
Идешь к себе. Расправляюсь с шнурками и отодвигаю дверцу шкафа. Какую бы куртку сегодня надеть? Может, белую? Или вот эту, с красными вставками? Достаю обе и подхожу к зеркалу. Прислоняю вешалки по очереди. Не могу определиться. Ты выходишь из комнаты и идешь к зеркалу.
-Том, как ты думаешь, какую мне куртку одеть?
-Мне без разницы.
-Ну Том, ну тогда просто ткни пальцем. А то я не могу никак решить!
-Вот эту.
Указываешь на белую и встаешь передо мной, загораживая зеркало. Поправляешь козырек кепки. Я неуверенно смотрю на указанную тобой куртку. Ты поворачиваешься. Смотришь на меня, потом на куртки.
-Я сказал эту?
-Да.
-Не, лучше ту. Тебе красный больше идет.
-Да? Ну я вот тоже больше к ней склоняюсь. Да, пожалуй одену эту.
Вешаю белую обратно в шкаф и одеваю выбранную нами в итоге куртку.
-Ну все, ты готов?
-Да, только сумку возьму...и телефон...и очки...а еще, наверное, надо кепку одеть...
Ты закатываешь глаза и издаешь недовольный стон.
-Билл!
-Ну сейчас, я быстро...блин, ну где же моя любимая кепка?
-Все, я пошел...покурю пока на этаже...
-Ну подожди ты!
Но ты уже открываешь дверь.
-Все, меня нет...
-Черт.
Так и не найдя кепку, хватаю сумку и темные очки и выхожу из квартиры, предусмотрительно не захлопывая дверь. Ты прикуриваешь сигарету.
-Том, ты ключи взял?
-Не-а.
-Ну вот, я так и знал.
Возвращаюсь назад и беру ключи, на всякий случай показывая язык своему отражению. Оно отвечает мне тем же. Посчитав на этом миссию по предотвращению неприятностей выполненной, я захлопываю дверь и иду к лифту. Спускаюсь вниз по тем самым двенадцати ступенькам. И снова считаю.
-Ты вызвал уже?
-Да.
Выбрасываешь окурок в урну и подходишь к дверям лифта. Стоим друг напротив друга. Ты задумчиво кусаешь нижнюю губу, разглядывая меня. Опять мне становится как-то не по себе от твоего столь заинтересованного взгляда. Поворачиваюсь к тебе боком и смотрю на загорающиеся цифры.
-А эти джинсы у тебя новые что ли?
-Что? Нет, я просто давно их не одевал.
-А...понятно...
-А что? Не нравятся?
Опускаю глаза вниз, оглядывая свои ноги.
-Да нет, наоборот. Узковаты, конечно...но...
Двери лифта с шумом разъезжаются в стороны. Заходим внутрь. Нажимаешь кнопку с цифрой «1».
-Но что?
Ты не понимаешь. Или делаешь вид.
-Что?
-Ты сказал «узковаты конечно, но». Что «но»?
-Да не помню я уже. Сказал и сказал. Нормально, в общем.
Киваю и поправляю волосы. И почему мне всегда так приятно, когда ты положительно отзываешься о моей одежде или внешнем виде? Может потому, что это бывает крайне редко? А мне ведь, на самом деле, важно твое мнение. Значит, по твоему, мне идет красный? И узкие джинсы тоже неплохо смотрятся? Нет, я-то это знаю уже давно. Но вот знать, что ты тоже так считаешь, мне все же очень приятно.

-Билл, ты точно не едешь с нами?
-Нет, я домой. Может, хоть сегодня мне удастся нормально выспаться...
-Да нам же завтра рано не вставать...
-Нет, Том, я не хочу сегодня тусоваться. Мне хватило музыки и в студии. А ты поезжай.
-Ну как хочешь. Но у меня нет ключей. Так что буду звонить. Разбужу.
-Переживу. Ты только сильно не напивайся. А то я тебя до спальни на себе тащить не буду! Будешь в таком случае отсыпаться на полу в прихожей!
-Да ладно тебе. Если я смогу добраться до квартиры, значит и до спальни доберусь. Ну все, тогда пока. Мы поехали.
-Ага. Счастливо.
Залезаешь в машину к Георгу и Густаву. Машу вам рукой и усаживаюсь в другую. Водитель интересуется:
-Домой?
-Да.
-Ок.
Поворачиваюсь к окну. На улице уже давно стемнело. Короткие апрельские сумерки быстро меняют день на ночь. Хотя еще не так поздно. И можно было бы съездить с вами в клуб. Но нужного настроения нет. А сидеть в вашей веселой компании скучающей белой вороной вовсе не хочется. Лучше и правда посплю спокойно, пока тебя нет. Завтра долгожданный выходной. А потом еще неделя записи в студии и снова начнутся концерты. А там уже высыпаться будет некогда.


***

В сон врезается посторонний звук. Медленно тянет за собой в реальность. Открываю глаза. Прислушиваюсь. Вот он. Значит, на самом деле. Звонки в дверь. Нехотя вылезаю из теплой постели, отмечая взглядом время на будильнике. 4:33. А ты должно быть хорошенько загулял, Том. Плетусь в прихожую. На всякий случай заглядываю в глазок. Нет, конечно, ты. Открываю дверь.
-Ну наконец-то! Я уж думал ты там уснул вечным сном!
Вваливаешься в квартиру, внося с собой запах алкоголя, никотина и еще чего-то не самого приятного для обоняния. Захлопываю дверь и смотрю, как ты стаскиваешь с себя кроссовки, оперевшись на стену. Выходит у тебя как-то неважно. С трудом стащив один, отшвыриваешь его куда-то в сторону и, то ли забыв про второй, то ли решив, что это уже будет для тебя непосильной задачей, идешь к себе в одном кроссовке. Иду за тобой. Останавливаюсь в дверях и смотрю, как ты стягиваешь с себя куртку, путаясь в рукавах. Бросаешь на пол. Принимаешься за футболку. Стягиваешь ее через голову, попутно снимая кепку. И снова все летит на пол. Берешься за ремень. Замечаешь мой наблюдательный взгляд.
-Чего ты уставился?
-Да так...забавно...
Зеваю и уже собираюсь развернуться, чтобы уйти к себе и продолжить прерванный тобой сон, как вдруг ты говоришь:
-А хочешь, я тебе расскажу, как мы потусили?
-Утром расскажешь. Я сейчас спать вообще-то собираюсь.
-Опять спать. Ты так всю жизнь проспишь, Билл.
-Том, ты хоть знаешь сколько времени сейчас?
-Да какая разница. Время... Время это так...е-рун-да...
Так и не сняв джинсы плюхаешься на кровать.Тянешь на себя одеяло.
-Кроссовок хоть сними.
-Какой? Я же снял уже вроде...ты меня не путай!
Пытаюсь подавить смешок.
-Снял. Один.
-А их два что ли? А ну да...точно...вот я туплю...
Садишься на кровати и хватаешься за кроссовок. Тянешь его, но он не поддается. Не выдерживаю и иду к тебе на помощь.
-Дай я, расстегнуть надо сначала, это же надо так напиться!
-Кто напился? Я напился? Ничего подобного. Я выпил-то всего...
Сосредоточенно морщишь лоб и загибаешь пальцы. Я тем временем быстро расстегиваю липучку на кроссовке и снимаю его с твоей ноги.Ты подводишь итог своим подсчетам:
-Ну в, общем, мало я выпил...
-Да, недостаточно, чтобы сейчас просто отключиться и перестать нести всякую чушь.
Говорю это тихо, почти что себе под нос. Ты, конечно, не разбираешь.
-Чего?
-Ничего. Спать давай ложись.
Толкаю тебя в плечо. Ты довольно легко поддаешься и откидываешься на подушку. Накрываю тебя одеялом. Ты хватаешь меня за руку.
-Ты чего?
-Ложись со мной.
-Что? Это еще зачем?
Пытаюсь отдернуть свою руку. Но ты сжимаешь еще сильнее.
-Том, пусти!
-Я хочу, чтобы ты лег со мной.
-Да зачем тебе это?!
-Я хочу.
-А я нет! Отдай руку!
Делаю сильный рывок. Но ты делаешь рывок в ответ. Дергаешь за руку так, что я падаю на тебя. Ты быстро перекатываешь меня и укладываешь рядом, поворачиваясь на бок лицом ко мне.
-Вот, сейчас накрою тебя...
Пытаешься натянуть на меня край одеяла.
-Том! Что за бредовая идея пришла в твою пьяную голову! Я не буду с тобой спать!
-Будешь.
-Да нет же!
Делаю попытку сесть, но ты крепко сжимаешь мое плечо и придавливаешь к кровати.
-Билл, не спорь. Ты сегодня ночуешь у меня.
-Да не хочу я!
-Почему?
Спрашиваешь это каким-то обиженным тоном.
-Потому что...потому что...у меня есть своя комната и своя кровать!
-Ты что, меня боишься?
-Чего? Нет. Вот еще. Чего мне бояться?
-Вот и я о том же. Бояться нечего. Так что оставайся и на вот, накройся лучше...
Снова натаскиваешь на меня скинутое одеяло. Ладно, ты сейчас слишком сильно пьян, поэтому спорить с тобой бесполезно. Подожду, пока ты уснешь и пойду к себе. Укрываюсь предложенной тобой половиной одеяла и замираю на подушке, лежа на спине. Ты тихо шмыгаешь носом и вдруг задаешь неожиданный вопрос:
-А ты любишь минет?
Ну вот, снова ты со своими расспросами. Не отвечаю. Может успокоишься и уснешь наконец. Но ты продолжаешь:
-Я вот люблю. Мне сегодня такой шикарный сделали в клубе...ммм...зря ты не поехал...там было с кем развлечься... Георг вот даже...
-Том! Спи давай! Расскажешь все завтра. А лучше никогда!
-Нет, тебе определенно не хватает секса. Вот поэтому ты и такой злой.
-Я не злой. А ты вот пьяный!
-Я пьяный? Ну да. Я пьяный. Ну и что? Но я же не злой...
-Том, замолчи уже, а? А то я уйду!
-Нет. Не уйдешь. Я тебя не отпущу.
Нет, я не буду отвечать. А то так ты никогда не угомонишься. Молчу и нервно дергаю ногой под одеялом. Ты придвигаешься ближе. Укладываешь голову ко мне на подушку. Дышишь прямо в шею. Тепло. И что самое удивительное, приятно. Закрываю глаза. Ты вздыхаешь. Поток теплого воздуха обдает кожу. Ну хотя бы замолчал. Значит недолго осталось ждать. Наверняка скоро уснешь. Лежу с закрытыми глазами, ощущая только твое дыхание совсем рядом. Наверное, ты в чем-то прав, я и вправду бываю злой. Но вовсе не из-за недостатка секса, как тебе кажется. Хотя, кто его знает. Может это тоже сказывается. Но так или иначе, я не считаю, что мне теперь нужно срочно искать себе девушку. Да и не могу я так, как ты, с места в карьер. Секс ради секса это не по мне. А что по мне? Секс по любви? Но ведь я никого не люблю сейчас. Это что, значит, что и спать ни с кем не должен? А если я не полюблю еще год, два? Нет, это бред. Да, надо что-то менять, наверное, в своем отношении к сексу. Надо. Но не знаю. Не знаю. Посмотрим. Не сейчас же мне это начинать делать...я так хочу спать...


-Билл! Билл! Да проснись же ты!
-Ну что такое?
Приоткрываю один глаз. Вижу твое лицо.
-Том, чего ты пристал...я сплю...
-Да? А почему в моей постели, а?
-Что? Как это...
Мозг постепенно, словно пустой сосуд жидкостью, заполняется воспоминаниями. Так, ну все понятно. Значит, я все же уснул у тебя. Открываю уже оба глаза и тру их пальцами.
-Том, ты же сам меня сюда затащил...
-Чего? Я затащил тебя к себе в постель? Ты чего несешь?
Приподнимаюсь на локтях и наклоняю голову набок, глядя тебе в глаза.
-А ты значит, ничего не помнишь?
-А что я должен помнить? Что было?
В твоих глазах искреннее удивление и даже испуг. Решаю немного над тобой подшутить.
-Пить меньше надо, Том. Минет ты тоже не помнишь?
Твои глаза медленно округляются. Едва сдерживаюсь, чтобы не рассмеяться, но улыбка уже вовсю играет на лице.
-Че...чего? Ты прикалываешься что ли?
-Нет.
-Какой еще минет?
-Какой? Сейчас дай-ка вспомню...как ты там сказал? Э...а вот...шикарный!
-Билл, ты в своем уме? Хватит издеваться! Скажи лучше, как ты тут оказался.
-Так я же говорю, ты меня сам уложил...неужели не помнишь?
Ты с силой ударяешь ладонью по подушке.
-Все, хватит. Ты не хочешь говорить серьезно, да?
-Том, я серьезно. Ты захотел, чтобы я спал с тобой. И силой меня сюда затащил! Я, между прочим, пытался выбраться. Но ты не дал.
-Я не мог такое сделать!
-Ну вот. Поэтому я и не хотел оставаться. Так и знал, что утром ты будешь возмущаться...
Сажусь, оперевшись о спинку кровати и расчесываю волосы пальцами. Ты задумчиво теребишь край одеяла.
-Да не парься ты!
-Блин, Билл, ну я правда ничего не помню! Ты ведь пошутил про...ну про минет, да?
-Нет, если ты не пошутил.
-Что?
-Черт, я не знаю, кто и как тебе его делал, но если тебя это успокоит, то это был не я!
-Ну конечно не ты...я и не думал так...просто... А почему ты голый?
-Что? Я не...голый...
Заглядываю под одеяло.
-Я голый? Что? Как так? Я же был в трусах!
Ты недоверчиво смотришь на меня.
-Ну что ты так смотришь?!
-А ты сам вчера не пил случаем?
-Нет! Я не пил! И я не знаю, как это получилось, я уснул в трусах...а проснулся без...Том!
-Что?!
-Это ты сделал?
Твои глаза округлились до предела.
-Что сделал?
-Так, все. Мне это надоело. Я ухожу.
Хочу откинуть одеяло, но ты не сводишь с меня ошарашенных глаз.
-Да отвернись ты хоть!
-Да чего я там не видел...
-Так ты меня еще и разглядеть успел? Так, все, говори, что ты еще успел сделать пока я спал?
-Да ничего я не сделал! Просто проснулся и увидел тебя рядом...ну чисто машинально заглянул под одеяло...и все...и сразу стал тебя будить!
-Нет, это просто бред какой-то! Куда мои трусы подевались?
Ты только пожимаешь плечами.
-Том...погоди...а ты что правда подумал что...что мы...что у нас что-то было?
-Ну...а что я должен был подумать, увидев тебя утром голым в своей постели? И это при том, что я ничего не помню!
-Так...ладно...давай мыслить логически...Ты ведь не голый?
-Нет. Даже в джинсах.
-Угу. Все верно. Их я с тебя не снял...
-Чего? Ты меня что, раздевал?!
-Ну да...то есть нет...только кроссовок...
-Какой кроссовок?
Задумчиво тру лоб.
-Левый.... или правый. Да не важно.
-Что-то я уже совсем ничего не понимаю...
Падаешь рядом на кровать и закрываешь лицо руками.
-Я вот теперь тоже...но одно точно! Ничего не было! Так ведь?
Поворачиваюсь к тебе. Убираешь руки с лица.
-Ну да. Не было. Не могло быть.
-Так, все. Тогда закроем эту тему. И вообще, забудь про все это. Ок?
-Ну, я итак ничего не помню...
-Ну и отлично. Тем лучше. Все, я встаю, не смотри на меня.
-Ладно, не буду. Очень надо.
Отворачиваешься. Вылезаю из под одеяла и быстро выбегаю из твоей комнаты. Оказавшись в своей, первым делом достаю из ящика трусы и одеваю. Все, теперь мне значительно лучше. Но все же не понятно ничего. Странно как-то. Блин, ладно, не стоит сейчас забивать голову этими мыслями. Ничего не было. И все. И точка.

Натягиваю на себя джинсы и иду умываться. Отвинчиваю крышку тюбика зубной пасты. Кладу ее на полочку под зеркалом. Но так неловко, что она падает с нее и закатывается под ванну.
-Черт!
Бросаю в раковину зубную щетку и опускаюсь на пол. Встаю на четвереньки и заглядываю под ванну. Слишком темно, ничего не видно. Шарю рукой наощуть. Нет, не могу найти. Ну и хрен с ней. Поднимаюсь на ноги и только сейчас замечаю тебя. Стоишь в дверях с каким-то странным выраженим лица.
-И давно ты тут стоишь?
-Да не очень...что ты там искал?
-Да крышка от зубной пасты...
Замолкаю, потому что вижу то, что у тебя в руке. Ты прослеживаешь мой взгляд и протягиваешь руку.
-Вот, это ведь твои?
-Мои. Дай сюда. Где ты их нашел?
Выхватываю у тебя свои трусы и кидаю их в корзину для грязного белья.
-Ну там...недалеко от кровати...
-Ясно.
Ты все так же стоишь, оперевшись плечом о дверной косяк и теребишь кончиком языка свой пирсинг.
-Тебе что, ванная нужна?
-Да. То есть...я хотел...
Ты запинаешься. Вопросительно приподнимаю бровь.
-Ты это...извини, что ли.
Искренне удивляюсь.
-За что?
-Ну за то, как я себя вел ночью...я наверное был совсем никакой...
-Да ладно, проехали. Мы же решили больше эту тему не обсуждать.
-Ну да, да...
-Ну и все.
Отворачиваюсь к раковине и все же начинаю чистить зубы. Вижу в зеркале, что ты все так же стоишь и смотришь. Стоп. Куда это ты смотришь? Поворачиваюсь к тебе с щеткой во рту. Ты быстро поднимаешь глаза на мое лицо. Хмурюсь. Ты встряхиваешь головой, отталкиваешься плечом от косяка и быстро уходишь. На всякий случай закрываю дверь и продолжаю свои утренние процедуры. В голове же шумным роем мечутся мысли. Что это происходит с тобой? С нами? И почему меня это вовсе не пугает, а наоборот, вызывает интерес? Ты что, действительно мог допустить мысль, что между нами что-то было? Значит ли это, что ты уже думал об этом раньше? А если так, то... Нет, все, что за бред лезет в мою голову! Это невозможно. Ты мой брат. И ты любишь девушек. Это совершенно точно и сомнениям не подвергается. Это все просто дурацкий эпизод, который быстро забудется. А ты, может быть, теперь зато пить меньше будешь. Пусть этот случай будет тебе уроком.

Заглядываю к тебе в комнату. Сидишь в кресле с ногами и листаешь какой-то журнал.
-Ванная свободна, можешь идти.
Киваешь, не отрывая глаз от журнала. Вздыхаю и иду на кухню. Роюсь в холодильнике. Достаю оттуда бутылочку питевого йогурта. В ванной включается вода. Значит, ты все же туда наведался. Отвинчиваю крышку и делаю несколько глотков густой молочной субстанции. Подхожу к окну. Погода сегодня не самая лучшая. Хмуро и, кажется, вот-вот начнется дождь. Хотя, я все равно никуда сегодня не собирался выходить. Надо придумать, чем бы занять день и вечер. Размышляя над этим, выхожу из кухни, попивая йогурт. Но едва я поравнялся с дверью ванной, как она резко распахнулась и сильно стукнула по пластиковой бутылке, из которой я пил. Да, может и стоило сказать ей за это «спасибо», потому что если бы не она, удар пришелся бы аккурат по моему лицу. Но вместо этого я выкрикнул раздраженное: «Черт возьми!», относящееся к появившемуся из-за двери тебе. Мало того, что горлышко больно ударило по верхней губе, так еще из него выплеснулась добрая половина содержимого бутылки, щедро залив не только рот, но и подбородок, и шею, с которой уже медленно проделывало путь к груди. Хорошо хоть, что я еще не успел одеть футболку.
-Твою мать, Том! Посмотри, что ты наделал!
Беспомощно развожу руками и поднимаю на тебя глаза. Ты делаешь как раз то, о чем я сказал. Смотришь. Только как-то совсем не удивленно и уж точно не виновато. Более того, на твоем лице появляется что-то наподобие улыбки. Интересуешься:
-Что это, йогурт?
-Да.
-Какой?
Чисто машинально бросаю взгляд на бутылку и отвечаю:
-Персиковый.
-О, такой я люблю.
Делаешь шаг ко мне. Протягиваешь руку и проводишь указательным пальцем по шее, а затем отправляешь его к себе в рот и облизываешь.
-Ммм...вкусно...
Прикрываешь глаза, губы растягиваются в довольной улыбке. Я ошарашенно смотрю на тебя.
-Ты совсем уже того, да?
-А что? Я, между прочим, голодный...
-Так иди и найди себе что-нибудь поесть! И вообще, отойди, пусти меня в ванную!
Толкаю тебя в грудь и захожу в ванную. Но посмотрев на все еще зажатую в руке полупустую бутылку, разворачиваюсь и выхожу обратно в коридор. Протягиваю ее тебе.
-На вот, допей, если хочешь, раз тебе так нравится, потому что больше нет.
Ты охотно берешь бутылку и подносишь к губам. Пьешь, при этом с явным интересом глядя на мой живот, по которому стекают вниз белые струйки. Опускаю глаза.
-Черт!
Перехватываю пальцами уже норовящие затечь в джинсы капли и возвращаюсь в ванную. Смываю с себя йогурт, склонясь над раковиной и ворча себе под нос не самые лестные высказывания в твой адрес. Ты просовываешь голову в приоткрытую дверь.
-Я все слышу!
Огрызаюсь, не поворачивая головы:
-Тем лучше!
-Да ладно тебе, я же не специально...
Заходишь в ванную и встаешь за спиной.
-Чего тебе тут нужно?
-Руки помыть.
-Подожди, пока я закончу...
-Жду.
Убеждаюсь, что на мне больше не осталось следов йогурта и тянусь за полотенцем. Прижимаю его к мокрому животу, выпрямляюсь и разворачиваюсь к тебе лицом. Твой взгляд поражает меня своей серьезностью. Непроизвольно напрягаюсь. Рука с полотенцем замирает на животе.
-Ты чего?
Молчишь. Смотришь в одну точку, которая судя по всему находится где-то на моем лице.
-Том!
-А, что?
Дергаешь головой и часто моргаешь. Потом сильно зажмуриваешься и трешь пальцами переносицу. Качаю головой.
-Ничего. Иди мой свои руки.
Отхожу в сторону и огибаю тебя. Вытираю грудь и шею. Ты моешь руки и закрываешь кран. Трясешь руками над раковиной, смахивая с них капли. Не оборачиваясь, спрашиваешь:
-Что ты собираешься делать сегодня?
Вешаю полотенце на держатель.
-Не знаю. Но точно никуда не пойду. Дома поторчу. А ты?
Поворачиваешься. Подходишь, хватаешь только что повешенное мною полотенце и вытираешь руки.
-Я тоже никуда не хочу идти. Настроение не то. Может, пригласим кого-нибудь?
-Нет, я не хочу шумных компаний. Я хочу спокойно отдохнуть.
-Ладно. Я тоже не особо настроен на веселье...
Уже разворачиваюсь, чтобы выйти, как замечаю, что ты швыряешь скомканное полотенце на стиральную машину.
-Том!
-Что?
-Повесь полотенце на место!
Ты закатываешь глаза и недовольно ворчишь:
-Блин, да какая разница...вечно ты со своими заморочками...
Но все же берешь полотенце и вешаешь его на держатель.
-Это не заморочки...это нормальное отношение к вещам. Это просто ты такая свинья!
-Да? Но зато я вот не разбрасываю свои трусы по твоей спальне!
Возмущенно открываю рот. Ты хитро улыбаешься.
-Том! Мы же договорились! Зачем ты снова начинаешь?
-Ладно, не кипятись ты...все, молчу...
Проходишь мимо, слегка задевая плечом и выходишь из ванной. Делаю глубокий вдох и тоже выхожу. Терпение - это очень важное качество при общении с тобой.

Иду к себе и надеваю футболку. Бросаю взгляд на кровать. Надо бы застелить, а то так и не убрал ее с ночи, когда ты меня разбудил своими звонками в дверь. Заодно решаю поменять постельное белье. Иду к шкафу. Роюсь на полках в поисках чистого комплекта белья. Нахожу свое любомое, черное с красными иероглифами. Начинаю менять постель. На самом деле ненавижу это занятие. Если с наволочками еще все довольно просто, то всунуть одеяло в пододеяльник для меня просто настоящее испытание. Хоть я и очень редко этим занимаюсь, ведь большую часть времени сплю в отелях, но зато я могу в таких случаях похвалить себя за этот маленький подвиг. Минут через пятнадцать я с удовольствием оглядываю результат своего труда. Отхожу к креслу за покрывалом.
Ты появляешься в дверях. Жуешь какое-то печенье.
-Тебе что-то нужно?
Ты не отвечая проходишь в комнату и прежде чем я успеваю крикнуть «нет», плюхаешься на мою свежезастеленную кровать. Я от злости швыряю покрывало на пол и топаю ногой.
-Том! А ну слезь быстро! Я же только постелил свежее белье!
-А я не грязный...
Улыбаешься и откусываешь кусок печенья.
-Не смей есть печенье в моей постели, я не собираюсь спать на крошках!
-Да что ты психуешь...
Не выдерживаю и кидаюсь к кровати. Толкаю тебя в плечо.
-Быстро слезай!
Садишься на кровати и отправляешь в рот последний кусок печенья. Вижу, как сыпятся крошки на простыню. Терпение лопается.
-Черт бы тебе побрал! Свинья ты такая!
Хватаю тебя за ногу и тяну на себя, пытаясь стащить с кровати. Ты ржешь и хватаешься за подушку.Тащишь ее за собой.
-А-а-а! Билл, отцепись!
Брыкаешься и пытаешься отдернуть ногу. Но я упорно продолжаю тянуть тебя к краю. Швыряешь в меня подушкой. Ловлю ее одной рукой и прижимаю к груди. Но оставшейся руки оказывается по видимому недостаточно, чтобы удержать твою ногу и ты быстро ее выдергиваешь из моих пальцев. Отползаешь к спинке кровати и хохочешь.
-Том ты...ты... Да ну тебя!
Кидаю в тебя подушку и обиженно поджимаю губы. Сажусь на край кровати к тебе спиной и закрываю лицо руками, опираясь локтями на ноги. Это как раз та ситуация, когда просто зла не хватает, чтобы высказать все, что я о тебе думаю. Ощущаю твое движение позади себя. Тыкаешь в спину пальцем. Не реагирую. Ты повторяешь. Буркаю, не меняя своего положения:
-Отвали.
-Это что это, мы типа обиделись, да?
-Типа того.
-Ну сейчас исправим...
Твои руки касаются боков. Понимаю, что ты сейчас собираешься сделать. Вскрикиваю:
-Нет!
Но тебя это, конечно, не останавливет. Начинаешь меня беспощадно щекотать. Смех сам собой вырывается наружу. Топаю ногами и кричу, отчаянно пытаясь убрать от себя твои руки:
-Том! Перестань! Нет! А-а! Черт! Не надо! Все, хватит! Ну пожалуйста!
Ты смеешься и продолжаешь меня мучить, активно шевеля пальцами. Делаю попытку подняться на ноги, но ты крепко хватаешь за талию и тянешь назад. Щекочешь живот, пробираясь под футболку. Не могу унять истерический смех, пробую протянуть руку назад и ответить тебе тем же. Но кроме твоей безразмерной футболки ничего нащупать не удается.
-Ну я тебя умоляю, хватит, прекрати! Я больше не могу! Ты знаешь, что от этого можно умереть?!
Ты хихикаешь и коварно говоришь:
-Так может именно эту цель я и преследую...
-Ах так!
Мне все же удается изловчиться и повернуться к тебе. Протягиваю руки к твоим бокам, чтобы отомстить за себя. Но ты быстро их перехватываешь и разводишь в стороны, не давая добраться до себя. Ну хоть щекотать перестал. Перевожу дух, облизывая пересохшие от смеха губы. В твоих глазах, кажется, уже водят хороводы озорные чертики. Улыбаешься и говоришь:
-Ладно, я не буду больше тебя щекотать. Отпущу, если пообещаешь не лезть сам.
-А если нет?
-Это не в твоих интересах.
-Да, а откуда ты знаешь, какие у меня интересы?
Прищуриваю глаза.Ты повторяешь за мной это мимическое движение и тихо говоришь:
-Я могу из этого сделать неправильные выводы...
Твоя хватка слегка ослабевает. С моего лица стирается улыбка. Ты тоже становишься серьезным. Слегка отдергиваю руки назад, ты разжимаешь пальцы, отпуская меня. Внимательно смотрим друг на друга. Я нарушаю возникшую паузу, задавая сильно волнующий меня после твоего ответа вопрос:
-Ты это о чем?
-А ты?
-А что я? Это ты сказал... Что еще за неправильные выводы?
-Ладно, забудь.
Машешь рукой.
-Ну уж нет! Я хочу знать!
-Да нечего тут знать!
Придвигаешься к краю кровати, собираясь слезть.
-Эй, погоди!
Хватаю тебя за руку. Ты замираешь.
-Том, что происходит?
-Ничего.
-Это не ответ.
Ты отдергиваешь руку и встаешь. Поворачиваешься ко мне.
-А что ты хочешь услышать?
-Правду.
-А что, разве ты сам ее не знаешь?
Отрицательно качаю головой.
-Тогда и говорить не о чем.
Разворачиваешься и быстро выходишь. Смотрю тебе в след, судорожно пытаясь сообразить, что же ты имел в виду, какую правду. Окидываю взглядом смятую постель, потерявшую уже свой свежий вид. Нам, наверное, нужно серьезно поговорить с тобой. Потому что, судя по всему, есть о чем.

Стучусь к тебе. Не отвечаешь. Тихонько приоткрываю дверь. Валяешься в наушниках на кровати и дергаешь согнутой в колене ногой в такт музыке. Замечаешь меня. Сдвигаешь один наушник с уха.
-Чего надо?
-Можно к тебе?
-Зачем?
-Поговорить.
-О чем?
-А что, нам уже и поговорить не о чем?
-Я не настроен на разговоры.
Но я все же захожу и прикрываю за собой дверь.
-Том...
Садишься и раздраженно кричишь:
-Блин, я что, неясно выразился? Я не хочу сейчас ни о чем разговаривать!
Возвращаешь наушник в исходное положение, складываешь руки на груди и отворачиваешься. Стою несколько секунд в нерешительности, но потом все же иду к тебе. Присаживаюсь на край кровати. Ты не оборачиваешься. Трогаю тебя за коленку. Недовольно фыркаешь и дергаешь ногой. Резко поворачиваешь голову и выкрикиваешь:
-Да что ты ко мне пристал?
-Я хочу кое-что выяснить.
Морщишь лоб, смотришь непонимающим взглядом.
-Блин, наушники сними!
Показываю тебе это руками. Нехотя стаскиваешь наушники и вешаешь их на шею, но не выключаешь плеер. Ладно, хоть так.
-Я сказал, что хочу кое-что выяснить.
-Что?
Буравишь меня глазами. Но я выдерживаю твой взгляд и говорю, не отводя своего:
-Что с тобой происходит?
-Нормально все со мной.
Качаю головой.
-Нет, Том. Я же вижу, что...ну что ты...
-Что я ЧТО?
Замечаю, как напряглись вены на твоих висках. Осторожно произношу:
-Что ты себя странно ведешь...
-Странно?
-Да. Мне кажется, что ты...
Боюсь произнести то, о чем думаю. Ты не дожидаешься продолжения моей фразы и быстро говоришь:
-Тебе не кажется.
Я округляю глаза. Ты опускаешь свои и тяжело вздыхаешь.
-Что? Я не понимаю...
-Все ты понимаешь...
Откидываешься на кровать и закрываешь глаза, обхватываешь голову ладонями. Мне, наверное, тоже самое время схватиться за голову. Потому что я совсем перестал что-либо понимать. Мои догадки казались мне бредом, и я надеялся, что поговорив с тобой, смогу выкинуть из головы все эти дурацкие мысли. Но ты сейчас поставил меня в тупик своими ответами. Смотрю на тебя так, словно вижу впервые. Не узнаю сейчас в тебе ничего. Мне становится страшно. Чувствую, как дружно выходят на прогулку по спине мурашки.
-Том, мне страшно.
Ты убираешь руки с головы и открываешь глаза. Тихо спрашиваешь:
-Почему? Ты что, меня боишься?
-Не знаю. Возможно.
Ты снова садишься. Вкрадчиво говоришь, глядя в глаза:
-Билл, не надо. Я не сделаю ничего, чего бы ты не хотел. И вообще, я не хочу, чтобы ты о чем-то беспокоился. Это мои проблемы. Я сам разберусь.
-Нет, не только твои. И мы должны разобраться вместе. Я тебя прошу, давай поговорим начистоту. Сейчас.
Ты задумчиво кусаешь губы и стучишь пальцами по ноге. Я терпеливо жду. Наконец ты снимаешь с себя наушники и выключаешь плеер, откладывая его в сторону. Глубоко вздыхаешь и твердо говоришь:
-Хорошо. Давай поговорим.

Забираюсь с ногами на кровать, сажусь по-турецки напротив тебя. Ты делаешь тоже самое. Не знаю, с чего начать этот разговор. Напряженно думаю, что тебе сказать сейчас. Но ты избавляешь меня от этой проблемы, начиная сам.
-Билл...я не знаю, почему это вдруг началось...я правда не знаю...и не понимаю сам себя...и мне на самом деле тоже страшно...но...понимаешь...это...это так...я не знаю, как правильнее выразиться...ну в общем, это очень сложно...
Замолкаешь. А я слежу за тем, как ты мнешь пальцами край футболки. Тихо прошу:
-Продолжай.
Твои пальцы с силой сжимают ткань. Голос совсем тихий и какой-то глухой.
-Ну...я...ты только не подумай ничего...я просто...я ничего не хочу от тебя...то есть...блин...то есть я хочу, но...черт! Мне так сложно это говорить...
-Говори. Прошу тебя.
Вздыхаешь.
-Сейчас...я...я не знаю...я понимаю, что это невозможно и что это неправильно...я все понимаю...но...но я ничего не могу с собой поделать...ты...ты так...ты меня...черт! Я не могу!
Решаю тебе помочь.
-Хочешь сказать, что у тебя ко мне есть какое-то влечение?
-Да...и не какое-то, а весьма определенное...
-Что ты хочешь?
-В каком смысле?
-Ну, что у тебя за желания относительно меня?
-Ты что, хочешь, чтобы я тебе вот так это сказал?
Поднимаю на тебя глаза, встречаюсь взглядом с твоими.
-Хочу.
Твои губы дрожат. Нервно их облизываешь.
-Зачем тебе это?
-Я хочу знать.
-Зачем?
-Чтобы понять тебя.
-Ты не поймешь.
-Почему ты так считаешь?
-Потому что ты не испытываешь того же.
-Откуда ты знаешь?
Твои глаза замирают. Чувствую, как сильно у меня учащается сердцебиение. Ты молчишь.
-Расскажи мне. Пожалуйста.
-Блин, я не знаю... А что именно тебя интересует?
-Все.
-Я так не могу.
-А как ты можешь?
-Черт...и зачем я только согласился на этот разговор!
Качаешь головой и заламываешь руки. Решаюсь спросить сам:
-Ты хочешь, чтобы мы...ну то есть...ты хочешь...секса?
Произношу последнее слово очень осторожно и тихо.Ты резко и шумно выдыхаешь, закрывая глаза. Произносишь почти шепотом:
-И этого тоже...
Мне это кажется, или на самом деле воздух вокруг нас стал вдруг чересчур плотным, потому что я с трудом теперь могу его вдыхать.
-Но ведь...ты же...тебе же нравятся девушки...
Открываешь глаза.
-Нравятся. Ну и что?
-Но я же...что же тогда тебя привлекает во мне?
-Многое.
-Например?
-Нет, Билл...я не могу тебе об этом говорить...
-Разве мы не решили говорить начистоту?
-Билл, мне трудно...это очень сложно, пойми...
-Но мы же должны к чему-то прийти...
-Блин, чего ты от меня хочешь? Что будет, если я тебе все расскажу как есть? Что изменится?
-Ну...может я смогу тебя понять и мы найдем какой-то выход...
-Какой еще выход? Что тут искать? Все на самом деле очень просто. Между нами ничего нет и быть не может. Ты ничего такого не хочешь и я не должен. И я постараюсь избавиться от этого наваждения...а тебе вообще не стоит даже думать об этом...
-Почему ты решаешь за меня? Может, я просто не знаю, чего хочу...
-То есть...ты что...ты хочешь сказать...
Осторожно, очень медленно произношу:
-Ну, мы могли бы попробовать хотя бы...
-Ты это серьезно?
-Ну да...
-Ты уверен?
-Нет, погоди, я не о том...ну то есть...я просто хочу узнать, что чувствую я...понимаешь?
-Не совсем...
-Ну, просто, может, нужно проверить...мне...и тебе тоже...может все вовсе не так, как кажется...может...
Ты быстро спрашиваешь:
-И как ты собираешься это проверить?
-Ну...есть один способ...
Многозначительно приподнимаю брови. Смотрю на твои губы. Ловлю себя на вполне осмысленном желании к ним прикоснуться. Не испытываю при этом ощущения неправильности или недопустимости. Ты неуверенно спрашиваешь:
-То есть...я могу тебя....поцеловать?
Едва заметно киваю, продолжая смотреть на твои губы.
-Прямо сейчас?
Снова киваю. Не знаю, что за неведомая сила давит на меня, заставляя наклоняться вперед и приближаться к твоему лицу. Ты же не двигаешься. Только часто моргаешь, чуть приоткрыв рот. Закрываю глаза и шепчу:
-Ну же, давай.

Ощущаю твое дыхание совсем рядом, на щеке. За ним следует мягкое прикосновение губ. Почему я так волнуюсь сейчас? Ты ведь не раз уже в жизни целовал меня в щеку. Но не так. Совсем не так. Легко, почти невесомо, касаешься пальцами шеи, пробираясь назад, под волосы. Большой палец прижимается к уху. Твои губы медленно спускаются с щеки к уголку моих губ. Еще одна секунда и последует их соприкосновение. Чувствую, как внутри все напрягается. Мои пальцы с силой сдавливают покрывало. Зачем-то открываю глаза. Твои закрыты. Ресницы чуть заметно подрагивают. Снова закрываю свои. Твое теплое дыхание уже окутывает губы. Но все же не касаешься моих. Напряжение возрастает. Задерживаю дыхание. Вот, сейчас...
Резкий звук заставлет вздрогнуть. Распахиваю глаза. Телефон. Домашний. Ты тоже открываешь глаза. Немного отстраняешься и смотришь в мои. Но не убираешь руку с моей шеи. Спрашиваешь шепотом:
-Ответим?
-Как хочешь.
-Я не хочу.
-Тогда не будем.
Твой взгляд ложится на мои губы. Вижу, как шевелится твой кадык, когда ты с явным трудом сглатываешь. Телефон подолжает звонить. Мы ждем. Чего? Когда он замолкнет? Наверное. А он все не замолкает. Ты опускаешь глаза вниз, на мои руки, накрываешь одну своей. Сжимаешь. Смотрю на твои опущенные ресницы. Звонки не прекращаются. Мысленно прошу каждый быть последним. Наконец моя просьба выполняется. В квартире снова становится тихо. Ты поднимаешь на меня глаза и опять шепчешь:
-Продолжим?
-Да.
Твои пальцы на шее усиливают давление, приближаешь мое лицо к себе. Снова закрываю глаза. Снова твое дыхание на губах. Но на этот раз им не ограничивается. Касаешься меня губами. Очень аккуратно и осторожно, словно боишься вспугнуть. Чувствую прохладное прикосновение твоего пирсинга. Ты прижимаешь губы крепче. Приоткрываешь. Следую твоему примеру. Захватываешь мою нижнюю губу. Мне остается только поступить так же с твоей верхней. По спине пробегает легкий холодок. Ты немного оттягиваешь мою губу, слегка ее посасываешь. Ничего не делаю сам. Позволяю тебе взять инициативу на себя. Твои движения становятся чуть быстрее. Чувствую на зубах касание кончика твоего языка. Поддаюсь. Приоткрываю рот, разжимая зубы. Твой язык медленно проникает внутрь. Тут же ощущаю, как томительно заныло внизу живота. Что это? Я чувствую легкое возбуждение. Сердце начинает стучать громче и чаще. Твой язык касается моего. Делаю ответное движение. Боже, что же это происходит? Ласкаешь меня языком. Так приятно, так возбуждающе. Я уже не могу ничего не делать. Поднимаю руку и кладу тебе на плечо. Ты тоже отпускаешь мою руку и обхватываешь мое лицо обеими ладонями. Твой язык проникает уже максимально глубоко. Отвечаю на его настойчивые прикосновения. Твое дыхание заметно учащается. Ускоряешь движения языка, потом снова переходишь на губы. Целуешь уже куда более уверенно и смело. Мне нравится. Боже, мне нравится, как ты целуешься. Кладу вторую руку тебе на плечо. Ты облизываешь кончиком языка контур моих губ. Я, кажется, схожу с ума. Становится неудобно сидеть в такой позе. Но не хочу разрывать этот поцелуй. Ты словно угадываешь мои желания. Поднимаешься на колени, не отрываясь от моих губ. Помогаешь подняться мне. Креко обнимаешь за талию обеими руками и прижимаешь к себе. Целуешь с такой страстью, что я уже совсем перестаю что-либо думать и соображать, понимая, что завожусь все сильнее. Голова начинает кружиться. Глажу твои плечи. Ты отрываешься от моих губ. Не успеваю даже открыть глаза, как ты уже начинаешь целовать шею. Горячо дышишь, твои пальцы приподнимают край футболки, пробираются под нее. Черт. Я не могу. Если я сейчас тебя не остановлю, то потом может быть уже поздно. Ты уже гладишь мою спину под футболкой.
-Том...подожди...нет...
Ты шепчешь мне в шею:
-В чем дело? Что не так? Разве тебе не нравится?
-Нравится. Но...я так не могу...это слишком быстро...нужно остановиться...
Подбираешься к уху. Шепчешь в него, касаясь губами и вызывая у меня мучительную дрожь внизу живота:
-Почему? Ты боишься?
-Нет. Или да... Ну Том...пожалуйста...
Пытаюсь отстранить тебя, упираясь ладонями в грудь. Нехотя отрываешься от моей шеи и снова целуешь в губы. Я не знаю, что мне делать сейчас. Хочется тебе отвечать, но я действительно боюсь что все зайдет слишком далеко. К такому я точно не готов. Нет, нужно это прекратить. Отнимаю у тебя губы и решительно убираю твои руки со своей спины.
-Том, надо остановиться. Все, хватит.
Ты снова пробуешь меня обнять.
-Ну нет, Билл...ты же тоже хочешь, я ведь чувствую...
-Нет, это невозможно. Сейчас. Я не могу так быстро. Нет, пусти меня.
Отбиваюсь от твоих рук и слезаю с кровати. Ты остаешься на ней, садишься.
-Билл! Ну не уходи ты. Я не буду ничего делать. Не буду. Ну иди сюда.
-Не надо, Том...
-Ну почему?
-Я хочу сейчас остановиться. Не настаивай.
-Ну хорошо. Я понимаю. Но не уходи. Просто побудь тут со мной.
-Том...
-Я не буду к тебе приставать. Обещаю.
Смотришь умоляющими глазами. Нет, не могу. Нужно взять паузу. И подумать. Побыть одному какое-то время. Сделать выводы.
-Том, я должен сейчас побыть один. Прошу тебя, не мешай мне. Я хочу подумать.
Ты тяжело вздыхаешь и киваешь.
-Ладно. Я понимаю.
-Спасибо.
Быстро выхожу из твоей комнаты и иду к себе. Запираюсь. Ложусь на кровать и закрываю глаза. Возбуждение медленно отступает. Физическое. Но не эмоциональное. Внутри все судорожно сжимается. До сих пор чувствую во рту вкус твоего поцелуя. Не знаю, не понимаю, как же это случилось. Но мне это определенно понравилось. Это безумие. Просто в голове не укладывается. Но это так волнительно, так приятно, так желательно. Но я должен сейчас немного прийти в себя и оценить все случившееся объективно. Нужно проанализировать эту ситуацию, сделать определенные выводы, понять, как быть дальше.

На улице уже начинает темнеть. В квартире необычно тихо. Ты не подаешь признаков жизни. А мне уже просто безумно хочется побежать к тебе и снова целовать твои губы. Но я боюсь. Боюсь, что ты расценишь это как мое согласие на дальнейшее сближение. Но я к этому еще не готов. И вообще не знаю, буду ли когда-нибудь готов. Пока мне просто хочется быть рядом с тобой. Обнимать. Хочется, чтобы ты меня обнимал. И целоваться. Мне так понравилось целоваться с тобой. Мне еще ни с кем так не нравилось. У тебя такие чувственные губы. Такие мягкие, такие нежные. И я так хочу снова к ним прикоснуться.
Открываю дверь и выхожу в коридор. Прислушиваюсь. Ни звука. Подхожу к твоей комнате. Дверь закрыта. Заношу кулак, чтобы постучать. Но останавливаюсь. Нет, может все же не стоит сейчас? Или...черт... Я не знаю, как быть. Стою в нерешительности перед твоей дверью и делаю трудный выбор. Нет, все же не буду. Разворачиваюсь и иду на кухню.
Но там меня ждет сюрприз. В виде тебя, сидящего за столом и курящего сигарету. Застреваю в дверях. Ты тоже замираешь и в ожидании смотришь на меня. Я все же прохожу в кухню и усаживаюсь напротив тебя. Молчишь.
-Том, пепел...
Указываю рукой на горстку пепла, упавшую на стол с зажатой тобой между пальцами сигареты. Ты спохватываешь и сдуваешь его на пол, а потом быстро тушишь окурок в пепельнице. Впиваешься в меня взглядом. Задаешь вопрос:
-Ну, ты подумал?
-Да.
-И что решил?
-Ну пока ничего конкретного.
-Тебе не понравилось?
Чувствую, как кровь приливает к щекам. Потому что я тут же вспоминаю то, о чем ты спрашиваешь.
-Нет, мне очень понравилось. Правда...и...и я ...я хочу еще...
Кажется, что мое смущение уже невозможно скрыть. Ну и пусть. Ты вылезаешь из-за стола. Подходишь ко мне. Протягиваешь руки. Подаю тебе свои. Тянешь вверх. Поднимаюсь на ноги. Обнимаешь меня, крепко прижимая к себе.Так, как я и хотел. Обнимаю тебя в ответ за плечи, утыкаясь в левое лбом. Гладишь по спине поверх футболки. Потом вдруг подталкиваешь меня к столу. Усаживаешь на него. Аккуратно разводишь коленки в стороны и встаешь между моих ног.
-Том, я...
-Тихо...обними меня.
Берешь мои руки и кладешь себе на талию. Оставляешь там. Боже, а у тебя такая тонкая талия. Хотя, у меня ведь тоже. Но я никогда раньше тебя не обнимал вот так, за талию, обеими руками, притягивая к себе. Ты убираешь волосы с моей шеи и целуешь. Как же это мучительно приятно. Я снова чувствую возбуждение. Сильнее сжимаю тебя в своих руках.
-Том...зачем ты так делаешь...это...боже...
-Нравится?
-Да...безумно...
Ты довольно мычишь. Проводишь языком по краю уха.
-А так?
Забираешься внурь него, лижешь, жуешь губами.
-О...а так...вообще...я схожу с ума просто...
-Тебя это заводит?
-Да...
Ты оставляешь мое ухо в покое и заглядываешь в глаза, хитро прищуриваясь.
-Можно мне убедиться?
-Что? Как?
Ты многозначительно указываешь глазами вниз, на мой пах. Мне становится не по себе. Мой голос выдает мое волнение легкой дрожью:
-Я тебе и так могу сказать. Ты что, не веришь?
-Я хочу его потрогать.
-Не надо.
-Почему нет?
-Я не могу...нет, Том...не сейчас...
Убираю от тебя руки и хочу слезть со стола, но ты не даешь. Крепко меня обнимаешь и говоришь:
-Ну все, хорошо, я не буду. Ну извини. Поцелуй меня тоже.
-Куда?
-Сюда.
Указываешь на шею.
-Ладно.
Наклоняешься ко мне. Убираю рукой хвост дредов. Плавно провожу по твоей шее сверху вниз кончиками ногтей. Ты горячо выдыхаешь мне в ухо. Проделываю тот же путь языком. Ты обнимаешь меня еще крепче. Поддаваясь внезапному порыву, сильно впиваюсь в твою шею губами. Ты издаешь что-то наподобие стона и опускаешь одну руку на мое бедро. Проводишь ею по ноге до колена и возвращаешься обратно. Продолжаю целовать тебя, чувствуя, как усиливается собственное возбуждение. Господи, что же я творю! Но я не хочу останавливаться сейчас. Мне так нравится то, что сейчас происходит. Нравится вот так жадно целовать твою шею. Нравится, как ты гладишь мое бедро. Нравится, как тихо постанываешь мне в ухо. Кажется, я окончательно теряю рассудок, потому что шире раздвигаю ноги и обхватываю ими твои бедра. Ты притягиваешь меня ближе к краю стола, обнимая одной рукой за талию, а вторую запускаешь в мои волосы. Я не удерживаюсь и довольно сильно кусаю тебя. Вскрикиваешь.
-Извини.
-Нет, ты что...продолжай...как же ты меня возбуждаешь, ты не представляешь...давай, я хочу еще...
Поворачиваешь голову и подставляешь мне другую сторону шеи. Не медля ни секунды приникаю к ней губами, засасываю кожу. Ты стонешь. Я завожусь еще больше. Царапаю твои плечи.
-Билл...я больше не могу...ну можно...
-Нет!
Отстраняюсь от тебя. Говорю уже мягче:
-Не надо. Пожалуйста.
-Но я же только...
-Ну Том...нет...лучше поцелуй меня...
Тянусь к твоим губам. С готовностью целуешь, сразу проникая внутрь языком. И как только я держусь? Будь бы на твоем месте девушка все бы уже давно случилось и закончилось. Но ты... Это совсем другое. Я не хочу спешить. Я хочу тебя познавать постепенно. Так странно, ведь знаю всю жизнь. А столько еще непознанного осталось. Ты снова пробираешься под футболку. Мне приятны твои прикосновения, но я все-таки стараюсь контролировать ситуацию. Мягко заканчиваю поцелуй и отстраняюсь от тебя, опираясь ладонями позади себя на стол. Ты смотришь на меня с таким нескрываемым желанием, что я уже начинаю побаиваться, а не переборщил ли я с поцелуями. А вдруг ты уже не в силах будешь сейчас остановиться? Словно в подтверждение моим опасениям обе твои руки перемещаются на бедра, а с них плавно начинают скользить к их внутренней стороне. Огромным усилием воли подавляю в себе желание, чтобы они все же добрались до своей цели, и как можно тверже говорю:
-Том, нет. Все. Я думаю, что с нас хватит на данный момент.
-Но Билл...
-Нет. Я серьезно.
-Ты что, совсем не хочешь?
-Том, не в этом дело.
-А в чем?
-Разреши...
Нехотя отходишь и даешь мне слезть со стола.
-И что мне теперь делать, а?
-Ты о чем?
-Я же возбужден до предела, Билл!
-Ну, Том...извини...я не могу тебе сейчас ничем помочь...мне не лучше на самом деле...
-Так зачем же ты отказываешься?
-Так надо. Я не хочу спешить, Том. Тебе не кажется, что итак слишком много всего для одного дня?
-Нет, не кажется. Мы же не только что познакомились!
-Но ведь это совсем другое...Том, неужели ты не понимаешь, что так нельзя...я не готов к такому. Не дави на меня, я тебя умоляю!
Ты опускаешь голову.
-Ну ты что, обижаешься на меня?
Подхожу к тебе ближе. Кладу руку на плечо.
-Лучше не трогай меня тогда.
-Ну что ты...
-Я серьезно. Лучше не надо.
-Ладно. Как скажешь. Я пойду к себе.
Да, мне действительно лучше уйти сейчас. Нужно немного остыть. Это так сложно, остановиться, когда так сильно хочется продолжить. Но так будет лучше. Я почему-то в этом уверен. Надеюсь, что ты тоже немного подумав, со мной согласишься.

Не проходит и получаса, как ты тихо стучишь в мою дверь. Открываю без раздумий. Мне уже не терпится снова тебя увидеть. Кажется, это уже превращается в навязчивую идею. Ты приветливо улыбаешься и спрашиваешь:
-Чем занимаешься?
-Да так...ничем особенным... А что, есть предложения?
-Ага.
Расплываешься в самой широкой улыбке. Прищуриваю глаза.
-Это то, о чем я думаю?
-А о чем ты думаешь?
-Не важно. Озвучь свое предложение.
-Ну...на самом деле я подумал, может посмотрим какой-нибудь фильм вместе? Что-нибудь из последнего...
-О, отличная идея. Я "за"!
-Ну отлично. Тогда может закажем к нему пиццу? А то я жутко голодный.
-Конечно. Я тоже. Давай, звони. А я пока посмотрю, что у нас есть интересного.
-Ну у меня есть много чего итересного в личной коллекции...
Многозначительно подмигиваешь.
-Даже не думай! Я ЭТО с тобой смотреть не буду!
-Ну как хочешь...наше дело предложить...
Выхожу в коридор, ты идешь на поиски телефона, а я в гостиную. Там у нас домашний кинотеатр. Достаю стопку свежих, так и не посмотренных в связи в нехваткой времени DVD и усаживаюсь на ковре, раскладывая их перед собой и рассматривая обложки. Ты заходишь в комнату, говоришь по телефону.
-Да, все верно... Через сколько? Ок. Спасибо. Ждем.
Отключаешься и швыряешь трубку в кресло. Подходишь ко мне. Поднимаю голову. Смотрю на тебя снизу вверх. Ты присаживаешь рядом на корточки и спрашиваешь, глядя в глаза:
-Ну что, выбрал?
-Нет еще. Присоединяйся.
-Ну а что ты хочешь...посмотреть?
-Только не боевик и не ужастик! Может, комедию? Или приключения...
Перебираю разноцветные коробки с дисками.
-Билл.
-А?
Поворачиваю к тебе голову.
-Можно тебя поцеловать?
Я неуверенно тяну:
-Э-э...ну...
Ты уточняешь:
-Просто поцеловать. Могу даже без рук.
Поднимаешь руки вверх. Улыбаешься. Улыбаюсь тебе в ответ.
-Можно. И даже с руками.
Разворачиваюсь к тебе. Усаживаешься на ковер. Протягиваешь ко мне руки, заключая в ладони мое лицо. Как же сейчас сладко сжимается сердце. Глаза автоматически закрываются, когда губы ощущают тепло твоего дыхания. Приоткрываю рот. Целуешь очень медленно, нежно, одними губами. Обнимаю пальцами твои запястья, провожу ими вниз по твоим рукам до локтей, и возвращаюсь обратно. Ты все так же мягко ласкаешь мои губы своими. Я решаюсь пустить в ход свой язык. Провожу им по твоей верхней губе. Замираешь. Кажется даже перестаешь дышать, потому что я не ощущаю сейчас твоего дыхания. Да я и сам уже не дышу. Аккуратно запускаю язык в твой рот. Нащупываю твой. И тут ты резко вздыхаешь и взрагиваешь, словно от легкого разряда тока. Твой язык начинает быстро и активно двигаться, выталкивая мой и провожая его ко мне в рот. Пульс резко подскакивает. Дыхание заметно учащается. Ты засасываешь мой язык в себя. Могу только тихо промычать. Обнимаю тебя за шею, придвигаясь ближе. Ты перемещаешь одну руку на мой подбородок, сильно сжимая его пальцами и немного оттягивая вниз. Вторая рука ложится на мою талию. Поцелуй становится предельно откровенным. Ты начинаешь покусывать мои губы. Кусаю твои в ответ. Ты разрываешь поцелуй, открываю глаза. Смотришь на мои губы. А я на твои. Они сейчас такие влажные, чуть приоткрытые, так и манят. Подаюсь вперед, желая снова к ним прикоснуться. Но ты отодвигаешь лицо назад. Все еще сжимая мой подбородок, проводишь подушечкой большого пальца по моей нижней губе. Слегка надавливаешь на середину, обнажая ряд нижних зубов. Касаешься их, проводишь теперь по ним. Облизываешь свои губы. Поднимаешь глаза и словно что-то спрашиваешь ими. А мои сейчас не могут ответить ничего кроме «да». Твой большой палец проникает между зубами. Дотрагивается до языка. Он уже полностью оказывается в моем рту, когда ты нащупываешь подушечкой шарик пирсинга. Я прикрываю глаза, слегка запрокидывая голову. Ты приближаешь лицо, целуешь в щеку, постепенно спускаясь к шее. Двигаешь пальцем в моем рту. Я несильно зажимаю его зубами. Ласкаю его внутри языком. Мучительно стонешь мне в шею. Я, похоже, теряю контроль. Начинаю посасывать твой палец, водить вокруг него языком. Ты крепче меня обнимаешь. Провожу ладонью по твоей груди. Пальцы нащупывают через ткань футболки отвердерший сосок. Глажу его, задевая ногтями. Впиваешься в мою шею зубами. Потом осторожно вынимаешь палец из моего рта, заменяешь его на язык. Черт, я уже не отдаю отчета в своих действиях. А ты этим пользуешься. Не прекращая орудовать языком в моем рту, валишь меня на ковер, придавливая собой. Перемещаю руки на твою спину. Глажу, царапаю ногтями. Я сейчас осознаю только одно: я тебя хочу. Хочу так, как никогда и никого не хотел. Ты же озвучиваешь мое желание. Точнее свое. Страстно шепчешь, покусывая подбородок:
-Я хочу тебя...хочу...
-То-о-ом...
Не узнаю своего голоса. Произношу твое имя так томно и так протяжно.
-Скажи только «да».
Боже, что же мне делать. Я должен решить сейчас. Сказать "да" хочется безумно. Но что-то останавливает. Пока во мне происходит внутренняя борьба разума и чувств, ты не теряешь времени и пробираешься рукой под футболку. Гладишь живот. Лижешь мою шею. Так не честно. Это не дает мне принять правильного решения. Но я все же собираюсь с силами.
-Том, пожалуйста...я не...я не могу...
-Что? Нет, Билл...только не сейчас...прошу тебя...я так хочу...
Пытаешься поцеловать в губы. Уворачиваюсь. Понемногу набираюсь решимости. Не знаю даже откуда.
-Нет, Том...нет...боже...не...
Ты все же целуешь. Продолжаешь гладить живот, касаясь кончиками пальцев резинки трусов. Все, я должен это сделать. Должен. Это полнейшее безумие. Так нельзя. Сжимаю твое запястье и убираю руку с живота. Уворачиваюсь от твоих губ.
-Том, извини...но я не могу так...это слишком...я не...
-Билл! Ну что это такое! Зачем ты так со мной поступаешь?
-Том...черт...ну пойми меня...
Пытаюсь из-под тебя выбраться. Не отпускаешь.
-Том! Ну отпусти! Я тебя прошу...пойми ты...
Ты закрываешь глаза и делаешь несколько глубоких вдохов. Тихо говоришь:
-Прости...я просто...черт...да, конечно, я понимаю, понимаю...но ты так меня заводишь, Билл...я просто не могу сдерживаться...мне трудно...ну что мне делать?
Отпускаешь меня. Сажусь. А ты встаешь и усаживаешься на диван, обхватывая голову руками.
-Том...ну не надо так...я и сам не рад...я ведь тоже...
Но тут звонит телефон. Ты поднимаешь голову. Встаю и подбираю трубку с кресла. Отвечаю сам. Это развозчик пиццы звонит, чтобы сказать, что он уже внизу. Говорю ему, что сейчас позвоню консьержу и попрошу пропустить. Звоню, прошу. Бросаю трубку обратно в кресло. Поворачиваюсь к тебе.
-Пиццу привезли.
Киваешь, откидываясь на спинку дивана. Закрываешь глаза. Вздыхаю. Ты, наверное, так скоро меня возненавидишь. Да я и сам себя уже начинаю. Но не могу я никак решиться. Это непросто для меня. Все так непросто.

Расплачиваюсь с курьером и закрываю дверь. Ты выходишь из гостиной и идешь в сторону ванной.
-Том, ты куда?
Не отвечаешь. Даже не оборачиваешься. Заходишь в ванную и запираешься изнутри, к моему удивлению, даже не включив свет. Решаю не лезть к тебе сейчас и отношу коробки с пиццей на кухню. Наверное, ты имеешь право на меня обижаться теперь, но с другой стороны, разве ты не понимаешь, насколько все это неожиданно для меня? Да я на самом деле до сих пор в шоке. От тебя и от себя самого. Я боюсь даже давать оценку происходящему. Боюсь заглянуть внутрь себя и найти там ответы на волнующие меня вопросы. Потому что они могут оказаться еще более неожиданными. Мне хочется нажать на паузу, отмотать все случившееся обратно и пересмотреть в замедленном режиме, чтобы спокойно и внимательно во всем разобраться, но твое присутствие, твоя близость, не дают мне для этого возможности, заставляя терять голову и забывать о недавнем прошлом. Ведь еще вчера мы были просто братьями, а сегодня...кто мы уже сегодня? И кем станем в дальнейшем?
-Ну так что, киносеанс сегодня состоится?
Оборачиваюсь на твой голос. Заходишь в кухню и подходишь к столу. Открываешь коробку и заглядываешь в нее, вдыхая быстро распространяющийся в воздухе аромат свежей пиццы.
-Ммм...класс...как же я проголодался...
Берешь кусок и с наслаждением откусываешь, прикрывая глаза и довольно мыча.
-Том...ты на меня обижаешься?
Изображаешь искреннее удивление, распахивая глаза и приподнимая брови.
-За что?
-Ну...ты понимаешь...
-Нет.
-Что «нет»? Не обижаешься или не понимаешь?
-Все нет. Не понимаю, поэтому и не обижаюсь. Пошли лучше смотреть фильм, а то я прямо сейчас все слопаю.
Хватаешь коробки со стола и идешь к двери, бросая через плечо:
-Захвати чего-нибудь попить!
Выходишь, оставляя меня гадать, серьезно ты сказал или просто не захотел поднимать эту тему. Но так или иначе, похоже ты внял моим просьбам и решил не настаивать. А за это я уже тебе очень благодарен. Достаю из холодильника пару бутылок колы и иду в гостиную. Ты уже устроился с ногами на диване, откинувшись на подушки и с аппетитом жуя кусок пиццы. Протягиваю тебе бутылку. Киваешь в знак благодарности, принимая ее из моих рук.
-Ну...а что смотреть-то будем?
-Что хочешь.
-Я так и не выбрал...
Присаживаюсь на диван и кладу руку тебе на ногу. Но ты резко дергаешься и встаешь, подходя к дискам. Поднимаешь коробку с пола.
-Вот, давай это. Вроде интересно.
-Давай.
Я соглашаюсь, даже не узнав названия и жанра. Мне сейчас это уже не важно. Ты вставляешь диск в проигрыватель и щелкаешь пультом. Когда появляется картинка, возвращаешься к дивану и садишься довольно далеко от меня. Придвигаюсь ближе. Ты поворачиваешь голову.
-Билл, ты не передашь мне еще кусок?
-Да. Конечно.
Вздыхаю и беру со столика два куска, протягиваю тебе один.
-Спасибо.
Тут же отправляешь его в рот, уставившись в экран.
-Ой, погоди. Надо свет выключить!
Вскакиваю и подбегаю к выключателю. На улице уже темно, как ночью. Иду на свет экрана. Снова усаживаюсь рядом с тобой, поджимая ноги и устраиваясь поудобнее. Ты не отрываешь глаз от телевизора. А мне почему-то уже вовсе не хочется смотреть кино. Доедаю свой кусок пиццы, запиваю несколькими глотками колы и осторожно укладываю голову на твое плечо. Ты заметно напрягаешься, когда я беру тебя за руку и просовываю свои пальцы между твоих, слегка сжимая ладонь, но ничего не говоришь и не делаешь. Просто следишь за происходящим на экране. Я тоже смотрю туда, но в суть не вникаю. Мне так приятно сейчас сидеть вот так рядом с тобой, держа за руку и устроив голову на твоем плече. Разжимаю наши пальцы и слегка поглаживаю подушечками твою ладонь. Провожу по ней ногтями до запястья. Ты тихо вздыхаешь. Поворачиваю голову и прижимаюсь к твоему плечу губами, поднимая на тебя глаза. Глажу второй рукой твои собранные в хвост дреды, начиная от виска.
-Билл...
-Что? - Шепчу тебе в плечо.
-Не надо.
-Что не надо?
-Не начинай.
-Я не начинаю. Я просто...
Трусь о твое плечо щекой.
-Ты просто надо мной издеваешься.
Поднимаю голову. Сжимаю снова твою ладонь.
-Том, ну почему ты так реагируешь? Я всего лишь...
-Вот именно. Всего лишь... Не надо, я тебя прошу.
Отдергиваешь свою руку.
-Мне что, к тебе не прикасаться вообще?
Ты резко поворачиваешь ко мне лицо. Смотришь несколько секунд не моргая. На твоей щеке быстро мелькает свет от экрана, то темнея, то светлея. Ты тихо, но твердо спрашиваешь:
-Ты меня хочешь?
Я тут же чувствую, как у меня поднимается температура и щеки начинают пылать. Не знаю, что тебе ответить. Ты ждешь несколько секунд и снова говоришь тем же тоном:
-Ок. Давай так. Ничего не будет, пока ты не будешь знать точного ответа на этот вопрос и не поделишься им со мной. Потому что ТАК я не могу. Может я слишком многого хочу...да, скорее всего, это так и есть...но я тебя понимаю, поэтому больше не буду к тебе лезть. Я серьезно. Только ты тогда тоже не начинай. Если не готов идти до конца... Договорились?
-Но...
-Договорились?
-Да...
-Отлично. А теперь, если ты не против, я все же хочу досмотреть этот фильм.
Снова отворачиваешься к экрану. Мне ничего не остается, как последовать твоему примеру. Сажусь поровнее, немного отодвигаясь, и не трогаю тебя больше. На фильм мне уже совсем плевать. Я погружаюсь в свои размышления. Ты прав. Мне нужно все же найти ответы на некоторые вопросы, чтобы знать, как быть дальше, чтобы понять, чего я на самом деле хочу, и как далеко готов зайти в своих желаниях.

Свежая постель явно еще не научилась привлекать сон. Или это просто он забыл внести меня в список приглашенных на свое очередное шоу сегодня ночью. Как бы там ни было, уснуть мне до сих пор не удалось, хотя на часах уже почти три, а лег я в половине первого. Ворочаться, взбивать подушки, поправлять одеяло и перекатываться по кровати в поисках лучшего положения надоело. Сажусь и окидываю уже давно привыкшим к темноте взглядом обстановку своей ночной комнаты. Он останавливается на тихо спящем в углу телевизоре. После недолгих раздумий решаю все же его не будить, потому что сомневаюсь, что он мне сейчас сможет помочь. Интересно, а ты уже спишь? У меня было достаточно времени, чтобы подумать и ответить себе на самые животрепещущие вопросы. На самый главный, поставленный тобой, я получил ответ еще в момент нашего первого поцелуя. Только вот сказать тебе об этом я так и не смог. Что мне мешает? Страх? Стыд? Сомнения? Осознание неправильности и запретности этого желания? Хотя, нет, последнее скорее только еще больше его усиливает. Я всегда не желал мириться с правилами, установленными кем-то другим, если они меня не устраивали, руководствуясь лишь своими собственными убеждениями. И, как оказалось, им отнюдь не противоречит такое вот безумное влечение к тебе, моему близнецу. Что это значит? Я настолько аморален? У меня настолько стерты границы дозволенного? Я хочу своего родного брата. Хочу как парня. Хочу впервые в жизни не взять, а отдаться сам. Меня впервые в жизни возбуждает наличие у объекта моего желания члена и отсутствие пышной груди. Что это со мной? Я никогда не замечал за собой сексуального интереса к своему же полу. Вот их интерес ко мне я замечал, и не раз. Но со своей стороны...нет, никогда. А тем более к тебе. Но как только я вдруг понял, что он,этот интерес есть у тебя...он тут же проснулся во мне. Почему так? Может потому, что мы близнецы и мне передалось твое состояние,как это часто с нами бывает? Ведь сколько раз уже были ситуации, когда у нас одновременно что-то болело или у обоих случались похожие события. Нет, это не объяснение. Я не знаю почему. Не знаю почему я так хочу тебя сейчас. Почему не могу уснуть этой ночью. Почему сейчас встаю с кровати и иду к двери. Почему ноги приводят меня к твоей спальне. Почему я захожу к тебе без стука. И почему у меня сейчас так безумно часто бъется сердце и мучительно сладко ноет внизу живота.

У тебя в комнате еще темнее, чем у меня, потому что плотно задернуты шторы. Иду по направлению к кровати, пока не утыкаюсь в нее коленками. Ты, наверное, все же спишь, иначе бы уже заметил мое присутствие. Как можно аккуратнее забираюсь на кровать, подползая к твоему лицу. Ты лежишь на боку, подложив обе руки под голову. Укладываюсь поверх одеяла напротив тебя, копируя твою позу. Ночная тьма немного скрадывает очертания твоего лица. Распущенные дреды прикрывают часть щеки. Чувствуя себя сапером, с замиранием сердца перерезающим выбранный после долгих колебаний проводок во взрывном устройсте, осторожно убираю их с твоего лица, закидывая назад, за твое плечо. Но взрыва не случилось. Ты не проснулся. Медленно и очень тихо выдыхаю. Так хочется сейчас прикоснуться к твоей щеке. Но тогда ты точно проснешься. Или, может, именно этого я и хочу сейчас? Хочу, чтобы ты открыл глаза и увидел меня рядом. Что ты почувствуешь тогда? Что подумаешь? Да, пожалуй, я хочу именно этого. Облизываю губы и тянусь к твоему лицу. Едва ощутимо целую твою щеку. Но этого оказывается достаточным, чтобы ты пошевелился и, громко вздохнув, открыл глаза. Тут же отстраняюсь и возвращаюсь в свое прежнее положение. Ты часто моргаешь, и кажется, еще не до конца проснулся. Шепчу:
-Ты не против, если я сегодня опять буду спать с тобой?
Ты трешь глаза, переворачиваясь на спину. Не отвечаешь.
-Том...ты ведь меня не прогонишь?
Касаюсь рукой твоего обнаженного плеча. Кожа горячая и гладкая. Провожу по ней пальцами до шеи. Ты дергаешь плечом и наконец-то окончательно просыпаешься. Поворачиваешь ко мне голову.
-Билл, разве мы не договорились?
-Договорились...
-Так в чем дело?
-В чем дело? Дело в том, что...
Придвигаюсь ближе к тебе, так, что расстояние между нашими губами можно измерять уже в миллиметрах. Шепчу прямо на твои:
-Дело в том, что я хочу тебя. Прямо сейчас.
Снова отстраняюсь и возвращаю голову на подушку. Ты молчишь, медленно поворачивая голову прямо. Не выдерживаю:
-Или я зря тебя разбудил и мне следовало подождать до утра?
Ты подносишь руки к лицу и закрываешь его ладонями. Говоришь через них:
-Ты разбудил меня, чтобы поприкалываться? Тогда зря. Возможно утром я бы смог посмеяться над этой шуткой вместе с тобой. Но сейчас мне совсем не весело.
-Том, ну не надо так сразу... Я серьезно.
Ты все также говоришь через ладони, отчего твой голос кажется грубее и глуше:
-Насколько серьезно?
-Ну...к самому серьезному я еще не готов, но думаю, что можно начать с чего-то попроще...
Мысленно удивляясь своей непривычно игривой интонации, тяну руку и кладу ее на твой живот поверх одеяла. Ты убираешь ладони с лица и устремляешь на нее взгляд. Потом медленно переводишь глаза на меня, поворачивая голову.
-Если ты сейчас...
Решительно перебиваю тебя:
-Поцелуй меня.
Замолкаешь. Глажу ладонью одеяло, спускаясь с каждым движением все ниже. Облизываешь нижнюю губу, потом проводишь по ней передними зубами. Я не выдерживаю и тянусь к твоим губам, начиная столь желанный для меня сейчас поцелуй. А ты не делаешь ни одного встречного движения. Только приоткрываешь губы и позволяешь мне проникнуть языком в твой рот. Через полминуты такого одностороннего поцелуя я отстраняюсь от твоего лица и шепотом спрашиваю:
-В чем дело? Ты уже не хочешь?
Молчишь, только скользишь по моему лицу глазами.
Повышаю тон:
-Том!
Закрываешь глаза. Делаешь глубокий вдох.
Сажусь на постели, убирая от тебя руку.
-Может мне лучше уйти?
Ты открываешь глаза и тоже садишься.
-То есть, если я сейчас скажу «да», ты уйдешь?
-Я тебя не понимаю...
-Зачем ты пришел?
-Ну...я хочу...чтобы...чтобы ты...чтобы мы...хочу попробовать...ну, в общем...
Ты тихо усмехаешься.
-Ну будем считать, что я тебя понял. Так что, ты готов сейчас уйти, так и не получив желаемого?
-Но, если ты не хочешь...
-Я сказал, что не хочу?
-Нет, но...
-Так в чем же дело?
-Том, блин, что ты хочешь этим сказать? Я уже запутался...
Машешь рукой.
-Ладно. Забудь. Давай попробуем. Только если ты и сейчас попытаешься дать задний ход, я тебя слушать не буду. Идет?
-Э... Хорошо, идет. Только...ты ведь меня понял, да?
-Думаю да. Давай, ложись ко мне под одеяло.
Приподнимаешь край одеяла и жестом приглашаешь меня под него. Залезаю, укладываясь на спину. Как же тут тепло. Ты не ложишься рядом, а сразу наваливаешься на меня сверху и начинаешь неожиданно страстно и порывисто целовать. Твое тело такое горячее, я еще никогда не ощущал его вот так, настолько близко и тесно соприкасаясь. Отвечаю на твои настойчивые поцелуи. Убираю назад спадающие вниз дреды и обнимаю тебя за шею. Чувствую животом, как начинает твердеть твой член в трусах. Мой, похоже, не желает от него отставать. Двигаешь бедрами и они соприкасаются. Не могу сдержать тихий стон. Ты приподнимаешься на локтях. Тихо говоришь, улыбаясь:
-Кажется, они друг другу понравились.
Издаю сдавленный смешок и тянусь к твоим губам. Захватываю зубами нижнюю и увлекаю вниз к себе. Поддаешься. Снова ложишься на меня всем телом. Глажу твою спину, жадно покусывая губы. Ты проводишь рукой по моей груди вниз к животу. Мышцы пресса непроизвольно сокращаются от прикосновения твоих пальцев. Выдыхаю тебе в рот. Ты вдруг крепко обнимаешь меня обеими руками и переворачиваешь нас. Оказавшись на тебе я сначала теряюсь, но потом быстро ориентируюсь и раздвигая ноги, сажусь на твой живот. Ты обнимаешь меня за талию одной рукой, а второй проводишь по моему животу, останавливаясь на секунду у резинки трусов. Но, очевидно, не видишь причин там задерживаться и двигаешься вниз. Гладишь пальцами мой член через тонкую ткань. Закрываю глаза. Боже, неужели это происходит на самом деле! Убираешь руку, перемещая ее на бедро, а с него на попу. Крепко сжимаешь. Провожу ногтями по твоей груди и животу. Довольно мычишь и тянешь меня к себе. Склоняюсь над тобой на вытянутых руках. Сжимаешь мою попу уже обеими руками и говоришь:
-Ммм...какая же у тебя попка...я ее хочу...
Напрягаюсь и осторожно пытаюсь прояснить ситуацию.
-Том...ну мы же...вроде ты меня понял...
-Да понял я...но хотеть-то я могу. Не так ли?
-Ну, если так...то да, конечно...
-Ладно не отвлекаемся...поцелуй меня в шею...как там, на кухне...мне очень понравилось, как ты это делаешь.
-Ок.
Запрокидываешь голову назад, поворачивая набок, предоставляя мне простор для действий. Наклоняюсь и медленно провожу языком по всей длине твоей шеи вверх от ключицы к уху. Твои пальцы еще сильнее стискивают мои ягодицы. Неожиданно даже для самого себя сильно кусаю тебя за ухо.
-Ау!
-Ой, очень больно?
Говоришь с придыханием:
-Да, но мне это нравится...
Зализываю укушенное место. Ты ползешь по моей попе вверх и пробираешься под трусы. Я с силой засасываю кожу на твоей шее. Гладишь мой зад и довольно громко стонешь. Я увлекаюсь уже не на шутку, боюсь, что утром на этом месте обнаружится приличный засос. Но ты меня не останавливаешь. Значит, не против. Небось будешь рассказывать всем, с какой горячей штучкой провел эту ночь. Эта мысль меня смешит. Но я сдерживаю смех и начинаю медленно спускаться с твоей шеи вниз. Тебе приходится убрать руки с моей попы на спину. Добираюсь до соска и сначала обвожу вокруг него пальцем. Он напрягается еще сильнее. Повторяю тоже действие, только уже языком. Твой стон означает, что я выбрал правильную тактику. Захватываю сосок зубами и тереблю его внутри кончиком языка. Хватаешь меня одной рукой за волосы. Непрерывно стонешь. Я разжимаю зубы и посасываю сосок уже губами.
-Билл...признавайся...где ты этому научился?
Поднимаю голову, улыбаюсь.
-Тебе правда нравится?
-Нравится - это не то слово. Да я просто с ума схожу. Это такой кайф. Боже, Билл, как я хочу тебя. Иди сюда.

Изображение


Тянешь ко мне руки. Придвигаюсь к твоему лицу. Горячо целуешь в губы, крепко прижимая к себе. Потом приближаешь губы к моему уху и шепчешь:
-Ну ты готов?
-Да...кажется...
Снова переворачиваешь меня на спину и спускаешься к моему животу. Сначала гладишь его ладонью, а потом начинаешь плавно водить по нему языком в разных направлениях. Я невольно содрогаюсь от каждого такого прикосновения. Ты, продолжая лизать низ моего живота, хватаешься пальцами за край трусов и начинаешь стаскивать их с меня. Я зажмуриваюсь и закрываю лицо обеими руками. Чувствую себя так неловко теперь. Когда ты окончательно снимаешь с меня трусы, я сажусь на постели и неуверенно говорю:
-Том...может...ну...
-Так, все, даже не думай.
Укладываешь меня обратно на подушку и сам устраиваешься рядом на боку. Поворачиваю к тебе голову. Обнимаю одной рукой за шею, притягивая твое лицо к своему. Целуемся. Ты снова гладишь мой слегка влажный после твоего языка живот и вдруг быстро обхватываешь рукой мой член. Я хочу что-то сказать, но ты не даешь мне даже пикнуть, с силой засасывая в себя мой язык. Начинаешь медленно двигать рукой вдоль члена. Выпускаешь язык и тихо шепчешь в рот:
-Так хорошо или нужно быстрее?
-Т-том...я не...
Немного ускоряешь темп.
-Черт...да, так просто идеально...
Я вцепляюсь пальцами в твои дреды, дыхание начинает сбиваться. Ты целуешь мой подбородок, добираешься до уха и, легонько покусывая его, предлагаешь:
-А хочешь...хочешь я возьму его в рот?
У меня останавливаются разом дыхание, сердцебиение и пульс. Ты заглядываешь в глаза.
-Ну так что?
-Э...ну...а ты уверен, что...
-Да или нет?
-Том...ну как ты...это ведь...
Качаешь головой и накрываешь мой рот ладонью.
-Да или нет?
Убираешь руку.
-Да!
Киваешь и прекращаешь двигать рукой. Быстро целуешь в губы и спрашиваешь:
-Ты как любишь?
-То есть?
-Билл, я вообще-то это в первый раз делать буду. Мне нужны хотя бы какие-то твои рекомендации...
-Ну Том...это вообще не обязательно...ты не должен мне...
-Мне кажется, мы уже решили этот вопрос. Я хочу.
Я не могу подобрать нужных слов, чтобы тебе ответить. Ты вздыхаешь.
-Ладно, как хочешь...можешь не говорить...но если я что-то буду делать не так, ты мне скажи...
Я не успеваю тебе ответить, как ты спускаешься к моим ногам и разводя их в стороны садишься между них. Я снова зажмуриваюсь. От осознания того, что ты собираешься делать сейчас, внутри меня принимаются активно бороться стыд и возбуждение. Твои дреды касаются живота и бедер. Чувствую теплое дыхание на мошонке. Зажмуриваюсь еще сильнее. Ты берешь член в руку и оттягиваешь вниз кожу. Замираю и задерживаю дыхание. Твои губы осторожно касаются головки. Вздрагиваю от прохладного прикосновения пирсинга, резко выдыхая. Водишь по чувствительной коже губами, чередуя тепло дыхания и холод металла. Нервно облизываю губы. Ты вдруг резко и быстро проводишь по головке языком, задевая уздечку. С губ слетает вздох:
-А-ах...
Ты плавно обводишь языком вокруг головки.
-Боже...
Закусываю указательный палец. Твои губы открываются и медленно вбирают всю головку в себя. Снова облизываешь ее, но уже внутри рта. Сжимаю зубы, что есть силы. А ты начинаешь слегка ее посасывать, отчего мне кажется, что я сейчас просто потеряю сознание. Но похоже я рано собирался отключиться, потому что твои губы скользят вниз, и мой член погружается в твой рот почти наполовину. Ты возвращаешься обратно и снова скользишь вниз. Еще несколько таких движений и у меня уже немеет закушенный палец. Ты выпускаешь мой член изо рта и спрашиваешь:
-Так нормально? Или я могу попробовать глубже.
Вот, похоже сейчас уже можно падать в обморок. Хотя, мне даже падать не придется.
-Билл! Ну ты что молчишь? Тебе вообще нравится? Или, может, мне прекратить?
С трудом разжимаю зубы и убираю палец ото рта. Губы трясутся, когда я пытаюсь выразить хоть как-то свои мысли:
-Том...ты что...ты издеваешься? Это...это просто потрясающе...нет, продолжай...я тебя умоляю...
-Так?
-Да...и так, и вообще, как хочешь...
-Ну смотри...
Ты снова опускаешь голову и резко и глубоко заглатываешь член. Я не сдерживаюсь:
-О, господи!
Ты плавно скользишь губами, поднимаясь вверх и снова резко опускаешься вниз. Закусываю нижнюю губу. Пальцы хватаются за одеяло. Ты набираешь темп. Я уже не могу молчать и начинаю тихонько стонать. Когда я уже нахожусь на пределе, ты вдруг резко останавливаешься и задаешь вопрос:
-Хочешь кончить мне в рот?
Мне кажется, я сейчас кончу только от этого твоего предложения.
-А...а ты...можешь?
-Думаю, да...
-Тогда...тогда да...я хочу...
-Ок. Ты только меня предупреди, ладно?
-Угу, хорошо...
Когда мой член снова оказывается у тебя во рту, у меня совсем улетучиваются мысли из головы. Я расслабляюсь и отдаюсь во власть тем ощущениям, что ты мне сейчас даришь. Не сдерживаю уже стоны и когда чувствую приближение оргазма, шепчу, словно в бреду:
-Том...все...я сейчас...уже...вот, сейчас....о боже...боже...да...о...да-а-а!
Я кончаю с таким кайфом, как, кажется, еще никогда в жизни. А ты не разжимаешь губ, пока не заканчивается семяизвержение. Высасываешь из меня все до последней капли, заставляя содрогаться всем телом.
-Том, господи...все...хватит...иди сюда...
Протягиваю к тебе руки. Ты подползаешь ко мне и облизываешь губы. Улыбаешься.
-Ты что, все проглотил?
-Конечно.
Открываешь рот и показываешь мне язык.
-И...и как это?
-Что именно?
-Ну вообще все...
-Ну зачем я тебе буду рассказывать...скоро сам попробуешь...
Многозначительно мне подмигиваешь и снова расплываешься в улыбке.
-Э...ты хочешь, чтобы я тоже...
-А как ты думаешь?
-Да, я понимаю...но...
-Ну не обязательно прямо сейчас...я не настаиваю...
Ложишься рядом на подушку и обнимаешь меня за талию.
-Я боюсь, что у меня не получится...
-Ну у меня же получилось... И как, кстати, тебе хоть понравилось?
-Том, ну что за вопрос! Это было так...так...я просто в шоке...откуда ты знаешь, как надо?
Ты усмехаешься.
-Иногда бывает полезно смотреть некоторые фильмы...
-Том! Я серьезно...
-Билл...ничего страшного в этом нет...но если ты еще не готов к такому, я тебя понимаю...есть же и другие способы... Дай-ка руку.
Берешь мою руку и кладешь на свой член. Сжимаешь на нем мои пальцы.
-Ты ведь не оставишь меня в таком состоянии, правда?
-Ммм...ну я попробую...но не обещаю, что...
-Да тут вообще все просто, закрой глаза и представь, что он твой.
-Ладно. Ну ты направляй меня, если что...
-Ок, давай.
Снимаешь с себя трусы и укладываешься на спину. Поворачиваюсь на бок и аккуратно сжимаю в ладони твой член. Как ты и посоветовал, закрываю глаза, устроив голову у тебя на плече. Начинаю методично двигать рукой по твоему члену. Ты часто и громко дышишь, сминая пальцами мои волосы. Но я лежу слева от тебя, поэтому приходится делать это левой рукой. Она быстро устает с непривычки.
-Том, мне так неудобно, давай поменяемся местами.
-Не вопрос. Устраивайся, как тебе удобно.
-Сейчас.
Перелезаю через тебя и укладываюсь с другой стороны. Беру член правой рукой и продолжаю. Ты начинаешь постанывать, просишь:
-Сожми его крепче...да вот так...так...
Я следую твоему указанию, параллельно ускоряя движение руки. Ты начинаешь дрожать. Просишь срывающимся голосом:
-Билл...можно...можно мне кончить...тебе на живот?
Я немного теряюсь, но все же выдавливаю из себя:
-А...ну...можно...да...
Ты переворачиваешься на бок, а мне теперь приходится лечь на спину. Становится не очень удобно продолжать мое занятие. Но ты начинаешь громко стонать и через несколько быстрых движений я чувствую, как на мой живот приземляются первые теплые капли. Ты кладешь свою руку поверх моей, продолжаем двигаться вместе. Заливаешь своей спермой весь мой живот. Я смотрю на то, как она медленно стекает по бокам на постель, с удивлением для себя ощущая, что мне очень даже нравится это зрелище. Ты отпускаешь свою руку, я убираю свою. Садишься сбоку от меня, кладешь ладонь на мой живот и медленно водишь ею по нему, размазывая сперму. У меня тут же возникает одно просто непреодолимое желание.
-Том...
-Ммм...
-Дай мне руку...
Протягиваешь мне левую.
-Нет, не эту...другую...
Твоя рука на животе замирает. Киваешь на нее.
-Эту? Зачем?
-Ну дай...
Касаюсь пальцами твоего запястья, обхватываю его и тяну руку к своему лицу.
-Билл...ты что...что ты хочешь...о, боже...о-о-о...ну что ты делаешь...
Приоткрываю рот и выпускаю язык. Откровенно облизываю твои пальцы и ладонь, водя по ним языком и отравляя в рот слизанную сперму. А она не такая уж и противная на вкус. Мне даже нравится эта немного терпкая горечь. Ты мучительно стонешь и кусаешь губы, наблюдая за моими действиями. Потом вдруг кидаешься ко мне, отнимая руку, и впиваешься в мои губы с такой силой, что мне становится больно. Мычу тебе в рот, стуча кулаками по спине. Отрываешься от меня и шепчешь:
-А ты все же не так прост, как кажешься...как же мне это нравится...может, в следующий раз мне следует кончать сразу в твой ротик?
Пихаю тебя кулаком в бок, произношу твое имя с упреком:
-То-о-ом...
-А что? Разве тебе это не понравилось?
-Понравилось. Мне все понравилось. Правда.
-Не жалеешь ни о чем?
-Ни капельки.
-Ну-ну...то ли еще будет...
Перекатываешься на спину. Я привстаю на локтях и оглядываю свой живот.
-Мне наверное, стоит сходить в душ...
-Нет, не надо, не уходи...лучше утром сходим...вместе.
-Ну...ладно...
-Иди ко мне, ложись.
Устраиваюсь у тебя на груди, ты накрываешь нас одеялом. Обнимаешь меня за плечо и спрашиваешь:
-Ну что, спать?
Бросаю взгляд на электронные часы, высвечивающие время.
-Ну...нам вставать уже через три часа...давай поспим...а то я вообще этой ночью глаз не сомкнул...
-Хорошо. Тогда спокойной ночи.
-Спокойной ночи.
Закрываю глаза и слушаю стук твоего сердца. Ты гладишь мое плечо. С тобой так тепло и уютно. Засыпаю так легко и совсем незаметно для себя.

Изображение


Заглядываешь ко мне в комнату.
-Ну что ты так долго?
-Я не могу найти телефон.
-Билл, да забей ты на него, мы и так жутко опаздываем...
-Между прочим, это из-за тебя! Это ты начал ко мне приставать в душе...
-Ага, вот значит как...и что же ты тогда меня не остановил?
Подходишь ко мне сзади и обнимаешь. Пытаюсь отцепить твои руки от своей талии.
-Том, ну хватит! Помоги мне лучше найти телефон!
-А ты под кроватью смотрел?
Отпускаешь меня и отходишь не пару шагов назад.
-Нет...что ему там делать...
-А ты посмотри...на всякий случай...
-Ну...сейчас погляжу...
-Давай, давай...
Опускаюсь на колени и уже собираюсь нагнуться, чтобы заглянуть под кровать, как голову запоздало посещает мысль. Поворачиваюсь в твою сторону. Выражение твоего лица окончательно убеждает меня в правоте моего предположения.
-Том! Ты свинья! Нет бы помочь, а ты опять за свое!
Поднимаюсь на ноги. Ты разочарованно вздыхаешь и говоришь:
-Ну вот...весь кайф мне обломал...
Я не обращаю на тебя внимания и продолжаю бегать по комнате, заглядывая во все возможные места, где мог бы затеряться мобильный.
-Черт, я не знаю, где он! Позвони мне давай.
Ты нехотя достаешь свой телефон из кармана и набираешь мне. Прислушиваемся. Раздается знакомая мелодия. Мы оба быстро соображаем, откуда она доносится. Ты начинаешь просто дико хохотать, и, наконец, выговариваешь сквозь смех:
-Ну вот...от судьбы не уйдешь, Билли...давай, давай...лезь туда...
-Нет, ну как он мог туда упасть!
Приходится все же вставать на четвереньки и шарить рукой под кроватью. Нащупываю телефон. Достаю, садясь на пол. Протираю его рукавом куртки. Ты подходишь ближе. Наклоняешься ко мне и шепчешь в ухо, касаясь его губами:
-Жду не дождусь, когда ты будешь так стоять передо мной без одежды и я буду...
Я тебя не дослушиваю. Отмахиваюсь и быстро встаю с пола.
-Черт возьми, Том! Зачем ты мне это говоришь сейчас?!
-Ну, чтобы ты знал, что тебя ждет...
Подходишь ко мне совсем близко, обнимаешь и пытаешься поцеловать. Уворачиваюсь от твоих губ.
-Нет, ну не надо сейчас, нам нужно идти!
-Только один поцелуй.
-Ну конечно...знаю я уже твои поцелуи...
Верчу головой, не давая тебе себя поцеловать.
-Так, сейчас же дай мне свои губы.
-Не дам.
-Тогда мне придется применить силу...
-Попробуй.
-Ну ладно, сам напросился.
Валишь меня на пол.
-Эй, полегче!
Садишься на меня сверху. Хватаешь за запястья и крепко стискиваешь.
-Том, ты что! Больно же!
Но ты не говоришь ни слова, только улыбаешься и перекладываешь обе мои руки в одну свою. Хватаешь второй за горло. Инстинктивно открываю рот, пытаясь сделать вдох. Наклоняешься и быстро начинаешь меня целовать. По мере движений твоих губ и языка хватка на шее и запястьях ослабевает. Я без труда освобождаю руки, но лишь для того чтобы обнять тебя ими покрепче. Ты убираешь руку с горла и гладишь уже ею мою грудь, пробираясь под незастегнутую куртку. Ну вот, опять мы увлеклись, забыв про все на свете. В реальность возвращает звонок в дверь. Ты тут же слезаешь с меня и помогаешь мне подняться.
-Блин, сейчас нам влетит.
Поправляю одежду и подбираю с пола злосчастный телефон.
-Черт, ну ладно, идем тогда уже...
Тянешь меня за руку.
-Подожди. Сумка.
Хватаю ее с кресла и мы быстро выходим в коридор. Пока ты открываешь дверь и оправдываешься перед Саки, я успеваю заскочить в ванную и причесаться, но увлекаюсь разглядываением своего отражения до тех пор, пока не слышу твой раздраженный крик из прихожей:
-Билл, твою мать! Давай быстрее, что ты там возишься?!
-Да все, все...иду я!

-Билл! Ау! Эй, алло, гараж!
Перед моим лицом быстро мелькает ладонь Георга. Встряхиваю головой, приходя в себя.
-Ну что тебе?
Поднимаю глаза. Они с Густавом стоят возле меня и странно переглядываются между собой. Потом Георг вздыхает и задумчиво говорит:
-Так, понятно...еще один...
-Что?
-Что у вас с Томом было этой ночью?
Я подскакиваю на сидении.
-Ты что имеешь в виду?!
-Ну вы оба такие странные...словно в прострации все утро находитесь...а у Тома такой офигенный засос на шее...да еще эти ваши идиотские улыбочки...колись, что за цыпочки над вами так здорово поработали?
-А...вот ты о чем...
Облегченно выдыхаю и расслабленно откидываюсь на спинку кресла.
-Не, я рассказывать не буду...это вы лучше Тома спросите...он с вами охотно поделится...наверное...А, кстати, где он?
Густав, сдержанно улыбаясь, отвечает:
-Ну, я видел его в последний раз в комнате отдыха лежащим на диване в обнимку с гитарой...
Георг хихикает и хлопает меня по плечу.
-Да, веселенькая ночка у вас была, я чувствую...в следующий раз нас пригласить не забудьте. Ок?
-Обязательно. Вас там как раз очень не хватало!
Встаю с кресла и направляюсь к комнате отдыха. Заглядываю внутрь. Ты и вправду валяешься на диване, и что-то бренчишь на гитаре. Хмуришься сначала, недовольно косясь на дверь. Но увидев меня, улыбаешься:
-А, это ты... Заходи.
Захожу и прикрываю за собой дверь.
-Замок поверни.
-Том...нет...
-Да так, на всякий случай...
-Парни уже начинают что-то подозревать. Не хватало еще нам тут запалиться...
-Тогда тем более запри дверь!
-Ладно.
Поворачиваю замок. Откладываешь гитару, ставишь ее на пол у дивана. Манишь меня рукой.
-Иди-ка сюда.
Подхожу к тебе.
-Садись.
Скептически оглядываю свободную площадь дивана.
-Куда?
-Вот сюда.
Хлопаешь себя по животу.
-Нет, не надо...
Отхожу назад, но ты хватаешь меня за руку и тянешь к дивану.
-Да что ты паришься...
-Я не хочу ничего тут делать...
-Да не будем мы ничего делать. Просто поболтаем.
-Тогда сядь сам.
-Ну Билл, не будь таким занудой...просто посиди на мне...что тебе трудно, что ли?
-Ну да...сначала посиди, потом полежи...а потом...
-Да хватит тебе ломаться!
Тянешь меня сильнее за руку, подтягиваешь к дивану и хватаешь уже за ноги. После непродолжительной борьбы, в которой я, надо признать, не особо хотел одержать победу, я все же оказываюсь верхом на тебе и ты крепко обнимаешь меня за бедра.
-Ну что, как ты?
-В смысле?
-Ну как себя чувствуешь? Я вот спать жутко хочу...но еще больше я хочу вот это...
Перемещаешь одну руку с моего бедра на попу.
-...а еще вот это...
Кладешь вторую руку на пах. Потом медленно ведешь ее вверх по животу и груди к подбородку, касаешься губ пальцами.
-...и вот это...
Убираю твою руку от лица и прошу:
-Ну Том, перестань...
-Хочешь сказать, ты этого не хочешь?
Снова обхватываешь мои бедра и начинаешь их легонько раскачивать взад-вперед.
-Ну зачем ты...
-Хочешь?
-Хочу...но не здесь и не сейчас...и вообще, у нас перерыв заканчивается минут через пятнадцать уже...
-Так мы вполне успеем...
-Нет, даже и не думай!
Ты резко садишься и крепко обвиваешь руками мою талию. Тянешься к моей шее, начинаешь ее целовать.
-Ну Том...не надо...ну нет...
Упираюсь ладонями в твои плечи, делая чересчур уж слабые и оттого неубедительные попытки тебя отодвинуть. Ты пробираешься одной рукой под футболку, второй сжимая мой зад. Лижешь шею, доводя меня просто до полубессознательного состояния и тихо говоришь:
-Билл, я так тебя хочу...
-О, боже... Ну пожалуйста... Том, не мучай ты меня!
-Тогда дай мне...
Тебе не дает договорить вдруг раздающийся сзади громкий стук в дверь, сопровождаемый голосом Георга.
-Эй Том, ты там?
Ты отстраняешься от меня и прикладываешь палец к губам. Молчу. Но пользуюсь тем, что ты сейчас не будешь делать ничего, что может издать шум, быстро слезаю с тебя и, тихо ступая, отхожу подальше.
Георг еще немного постучал, подергал за ручку и, кажется, ушел. Ты встаешь с дивана и идешь ко мне. Я отрицательно качаю головой, пятясь к двери. Ты прижимаешь меня к ней и довольно грубо целуешь. Нашариваю рукой замок и поворачиваю его. Ты пытаешься перехватить мою руку, но я все же изловчаюсь и открываю дверь, с силой отталкивая тебя. Ты не успеваешь меня остановить, и я выскакиваю в коридор, быстро отходя на безопасное расстояние от двери. Смотрю по сторонам. Слава богу, Георга поблизости нет. Ты высовываешься из комнаты, качаешь головой и показываешь мне кулак, хищно улыбаясь. А я показываю тебе язык и разворачиваясь на каблуках, быстро иду в репетиционную.

До самого вечера мы больше не оставались с тобой наедине, поэтому я был вполне спокоен и не волновался, что кто-то что-то узнает или поймет. Ты только сначала изредка бросал на меня многозначительные взгляды, которые я старался игнорировать и вскоре ты перестал вообще обращать на меня внимание. В машине ты тоже ни словом, ни жестом себя не выдавал, всю дорогу болтая по телефону. Проводив нас до лифта, Саки, прежде чем уйти, как всегда дождался когда закроются его двери.
Ты все еще трепешься по телефону, задумчиво уставшись в пол. Успешно уже в который раз сосчитав ступеньки, поднимаюсь к квартире, открываю дверь. Захожу, включая свет в прихожей. Ты заходишь следом и захлопываешь за собой дверь. Поворачиваюсь к тебе. Ты заканчиваешь разговор.
-Ага, ну ладно, пока!
Кладешь телефон на столик, снимаешь с головы кепку, накрываешь ею телефон, и подходишь ко мне. Проводишь рукой по волосам, убирая их от лица. Потом по щеке. Смотришь в глаза. Вздыхаешь.
-Что?
-Пойдем поваляемся...
Морщу лоб.
-Поваляемся? Это что значит?
Ты усмехаешься.
-Это значит полежим.
-Ты серьезно думаешь, что я сейчас поверю, что с тобой можно просто полежать?
-Можно и не просто...это уже как ты захочешь...
-Как я? Или все же как ты?
-Как мы. Идем.
Разворачиваешь меня и подталкиваешь в спину.
-Э, а почему это ко мне?
-А ты против?
-Ну...да нет...
Заходим в мою спальню. Я включаю свет. Ты выключаешь.
-Зачем ты выключил?
-А зачем нам свет? Темнота - друг молодежи.
-Том, ты все прикалываешься...
Ты скидываешь с себя куртку и снимаешь кроссовки. Забираешься на мою кровать и вальяжно разваливаешься посередине.
-Ммм...как же хорошо...а у тебя кровать мягче, чем уменя...
-Следует ли из этого, что ты собираешься спать сегодня на ней?
Стаскиваю с себя сапоги и тоже забираюсь на постель, ложась на живот. Утыкаюсь лбом в твое плечо. Гладишь меня по голове. Так приятно. Спрашиваю, не поднимая головы.
-Ты хочешь спать?
-И это тоже...
-А что еще?
-Я уже говорил тебе об этом в студии...
-Ну а именно сейчас ты чего хочешь? Конкретно.
-Конкретно? Тебе правду сказать или пошутить?
-Правду.
-А ты не боишься услышать ответ?
-Боюсь.
Издаешь короткий смешок.
-Тогда зачем тебе это?
Поднимаю голову. Смотришь на меня, улыбаясь. Подбираюсь ближе к твоему лицу. Касаюсь щеки губами.
-Адреналина захотелось.
-А, ну тогда иди ужастик посмотри и будет тебе адреналин.
-Том, все, давай серьезно.
Целую тебя в уголок губ.
-Серьезно? Ну а если я скажу, что хочу, чтобы ты сделал мне минет? Страшно?
-Ммм...а поподробнее...
Провожу языком по твоим губам.
-Поподробнее?
-Да, расскажи мне, как ты хочешь, чтобы я это сделал...
Ты нервно сглатываешь и облизываешь губы.
-Ну...сначала я хочу, чтобы ты плавно облизал его своим язычком...
-Так?
Несколько раз медленно провожу языком по твоим губам.
-Да...типа того...
-Угу...дальше...
-Дальше...эм...дальше я хочу, чтобы ты взял его в ротик и заглотил как можно глубже...
-Так?
Нащупываю твой язык и вбираю его в себя губами, засасывая настолько глубоко, насколько позволяет его длина и расстояние до моих губ. Стонешь и крепко сжимаешь рукой мою шею сзади. Я выпускаю твой язык, попутно облизывая его своим.
-Что дальше?
-А дальше...дальше я хочу, чтобы ты его сосал...сосал, пока я не кончу...приблизительно вот так...
Притягиваешь меня за шею к себе и энергично сосешь мой язык. У меня уже кружится голова от возбуждения и удовольствия.
-А когда я кончу...я хочу чтобы ты все проглотил...все до последней капли...понимаешь меня?
Бесцеремонно всосываешь в мой рот сразу три пальца и гладишь ими язык, сильно надавливая и задевая пирсинг.
-Ты будешь глотать, будешь?!
Понимаю по твоему голосу, что ты уже на пределе и спорить с тобой сейчас по меньшей мере бессмысленно, а по большей так вообще опасно. Киваю тебе, чувствуя уже просто невыносимое давление плотных джинсов на свой возбужденный донельзя член. Ты вынимаешь пальцы у меня изо рта и с силой отпихиваешь меня назад, укладывая на спину. Садишься на меня сверху и начинаешь быстро расстегивать свой ремень.
-Черт, ну все, ты меня завел дальше некуда...теперь держись...я тебе сейчас так подробно все изложу, что никаких вопросов не останется!
Да уж, я уже вижу, как далеко я тебя завел. Теперь мне и впрям стало страшно, но я ведь сам хотел адреналина. А он сейчас у меня, кажется, уже выработался в дозах, близких к смертельным.
Расстегнув ремень, стаскиваешь себя футболку и спускаешь с бедер джинсы вместе с трусами. При виде твоего стоящего члена у меня пересыхает во рту и я никак не могу сделать глоток.
-Т-том...может...я тоже...разденусь...
-Потом. Меня сейчас интересует только твой ротик.
-Э...ну а...как...
-Вот так.
Хватаешь меня за плечи и резким рывком усаживаешь так, что я опираюсь спиной о спинку кровати. Подбираешься на коленях ближе, так, что твой член оказывается на уровне моих губ. Берешь его в руку. Второй надавливаешь на мой подбородок.
-Давай, открой ротик...
-Том...ну давай не так...
-Я хочу так! И не пытайся сейчас соскочить...на этот раз я тебе не позволю...
-Я не пытаюсь...просто...ну ты так...
-Начинай или я сейчас сам тебе его впихну!
-Ладно, ладно...сейчас...
Высовываю язык и осторожно касаюсь им головки. Ты придвигаешься еще ближе.
-Ну же, облизывай его, ты ведь уже знаешь, как... Начинай снизу.
Поднимаешь член вверх и я медленно веду языком от его основания к головке.
-Давай еще. И активнее. Пожалуйста.
Снова провожу по нему языком, на это раз быстрее. И еще раз. И еще довольно много раз. И мне уже это начинает нравиться, я даже отмечаю, что делаю это с удовольствием. Но ты говоришь:
-Все, хватит, хватит...а теперь бери в рот.
А вот это задачка уже посложнее. Я совершенно не представляю как это делать. То есть представляю, но теоретически, а когда все это настолько реально, у меня просто духу не хватает применить всю эту теорию на практике.
-Ну давай же...не тяни...ты что, надо мной издеваешься?
-Нет...Том, я...я боюсь...
-Чего ты боишься?
-Я не знаю, как...
-Давай я тебе помогу. Открой рот и все.
Что ж, делать нечего, открываю рот. Медленно, сантиментр за сантиметром всовываешь в него член. Когда мне уже кажется, что глубже я не смогу, мычу и хватаюсь за твою руку, останавливая.
-Ну ладно я понял, все, все...давай дальше сам, ок?
Положительно киваю. Ты убираешь свою руку с члена и оставляешь взамен ей мою. Скольжу губами назад, выпуская его изо рта. Захватываю только головку и быстро вожу вокруг нее языком, то и дело задевая кожу шариком пирсинга. Ты быстро гладишь меня ладонью по голове.
-Черт...да...вот так супер...еще...
Продолжаю это делать, пока не устает язык, только периодически меняя направление. Не дожидаясь твоих указаний начинаю плавно заглатывать член, прислушиваясь к своим ощущениям. Вроде нет никаких побочных явлений вроде тошноты, и особого дискомфорта я не испытываю. Добираюсь до середины и медленно возвращаюсь назад. Поднимаю на тебя глаза.
-Ну чего ты остановился? Продолжай...только немного быстрее...
Собираюсь с духом начинаю довольно быстро скользить плотно смокнутыми губами по твоему члену, одновременно двигая в такт рукой у основания. Ты начинаешь стонать и часто двигаешь бедрами, проникая таким образом уже слишком глубоко. Останавливаюсь и снова недовольно мычу. Ты прекращаешь двигаться и гладишь меня по щеке.
-Извини...я увлекся...ду давай...давай...соси его, соси... так...да...так...еще...еще...
Сосу твой член так быстро, как только могу. Кладешь обе руки на мои щеки, поглаживаешь их пальцами. Стонешь все громче, член становится предельно твердым. Я понимаю, что ты скоро кончишь, а ты это подтверждаешь своими словами, запуская пальцы мне в волосы и с силой их сжимая:
-Да...давай...еще немного...ну же...ну...вот...вот...о боже! Давай, глотай...глотай!
Мне в горло ударяет теплая струя, которую я тут же сглатываю. Отодвигаю губы к головке, остальное попадает мне на язык, и я чувствую уже знакомый горьковатый вкус. Высасываю все и опять глотаю. Твои пальцы разжимаются, выпуская мои волосы. Приглаживаешь их, слышу твое прерывистое дыхание. Я снова поднимаю на тебя глаза. Ты сам вынимаешь член у меня изо рта. Перелезаешь на кровать и садишься рядом, так же оперевшись на спинку кровати. Поворачиваю к тебе голову. Ты делаешь то же самое, и вымученно улыбаясь, говоришь:
-Спасибо.
-Пожалуйста.
Притягиваешь меня к себе за плечо. Утыкаюсь носом в твою шею.
-Я сейчас приду в себя и мы займемся тобой, ок?
-Это вовсе не...
-Обязательно!
-Ну...ладно...на самом деле я очень даже не против...
-Так-то лучше...
Вздыхаю, обнимая тебя за талию.
-Билл...ты извини меня, что я так жестко с тобой...я сейчас понимаю, что переборщил...
-Да ничего...я сам виноват...
-Ну это действительно было так ужасно?
-Нет. Вовсе не ужасно...
-Так значит, я могу рассчитывать на повторение?
-Можешь.
Наклоняешься и целуешь меня в губы. Отвечаю тебе. Возбуждение накатывает с новой силой. Кладешь руку на мою ширинку.
-Ммм...кажется пора уже уделить ему должное внимание.

Лежим оба абсолютно голые на моей кровати поверх одеяла. Только моя голова лежит на подушке, а твоя на моем животе. Я перебираю пальцами твои дреды, а ты куришь, выпуская дым через нос.
-Том...мы что, сошли с ума?
-Вероятно.
-И что теперь с нами будет?
-Будем гореть в аду.
-Том!
-А ты думаешь, тебя определят в рай и поселят на комфортабельном белом облачке, после того как ты отсосал у своего брата?
-Том, как ты можешь так говорить?! Мне просто противно слушать!
-А сосать было не противно?
-Прекрати!
Швыряю в тебя подушкой. Снимашь ее со своего лица и возмущаешься:
-Блин, ты офигел? Она сигарету сломала...
-Это тебе в наказание за такие слова!
-Черт!
Поднимаешь голову с моего живота и садишься, протягивая руку к пепельнице и оставляя в ней сломанную сигарету.
-Я в душ. Ты со мной?
-Том, ну подожди...пойдем позже... Давай поговорим.
-О чем? Будешь меня наставлять на путь истинный? А тебе не кажется, что это просто смешно, когда у тебя самого уже рыльце в пушку!
-Да нет, я не об этом...просто хочу с тобой поговорить...
Вздыхаешь и опускаешь плечи.
-Ну ложись, Том...
Раздумываешь несколько секунд и все же укладываешься рядом на мою подушку. Кладешь подбородок на мое плечо и тихо говоришь:
-Ну я тебя слушаю.
-Ну, а что мы будем делать сегодня вечером?
-Давай сходим в душ и завалимся спать.
-Так рано?
-Ну...а ты что, спать не хочешь?
-Пока нет.
-Значит нужно тебе еще раз...
-Не нужно! Нет, я просто хочу побыть с тобой...
-Мы итак все время вместе...
-Ну теперь все по-другому...
-А как лучше, как было или как сейчас?
-Я не знаю...пока не думал об этом...
-Билл...ты боишься?
-Чего именно?
-Всего этого...тебя пугает такое резкое изменение наших...отношений?
-Ну...да..наверное...есть немного...
-А чего ты боишься больше всего?
-Что об этом кто-то узнает...а еще...
-А еще?
-Ну...этого...понимаешь?
-Ммм...не совсем...
-Ну Том, ну того, чего ты хочешь...
-А, понял...ну оно понятно...но ты ведь мне доверяешь?
-Доверяю.
-Так значит, ты мне отдашься?
-Том...ну что за вопрос...
-Ну скажи, да или нет?
-Не скажу.
-Почему?
-Я не знаю еще...
-А что тебе мешает? Ты хочешь, но боишься или даже желания нет?
-Э...ну...желание есть...только...
-Ты боишься, что тебе не понравится?
-Ну...это ведь очень больно...
-С чего ты взял?!
-А что, разве нет?
-Это смотря как делать...
-А ты знаешь, как надо?
-Надеюсь, что да...
-Откуда?
-Ну...
-Что, опять твои любимые фильмы?
-Ну...скажем так: и они тоже.
-То есть, ты хочешь сказать, у тебя это уже было?
-Ммм...
-С кем?
-Да нет, было пару раз, но с девушками, конечно...то есть меня никто не имел, это уж точно!
-Ну я и не думал, что тебя... И как это?
-Это круто.
-Тебе. А им?
-А им еще круче.
-Ты серьезно?
-Абсолютно. Слушай, столько людей этим занимается, они что, думаешь, это из благотворительности делают, а сами кайфа не получают?
-Ну...нет, конечно...но все же в первый раз...
-И в первый раз будет кайф, если все делать правильно!
Вздыхаю.
-Ты не думай, что я эгоист конченый. Если бы я не считал, что тебе это тоже будет в кайф, я бы так не хотел... Я хочу, чтобы ты стонал от удовольствия, а не от боли. Я хочу, чтобы тебе было хорошо, так же как и мне, а может и еще лучше. И я сделаю все, чтобы так и было. Ты мне веришь?
-Верю.
-Ну и все. Тогда я больше тебе об этом говорить не буду. И уламывать тоже. Думай сам, решай. Когда надумаешь, дай знать. И мы уже сообразим, что делать. Договорились?
-Да.
-Ну и хорошо. Так ты идешь в душ?
-Да, сейчас...Том...
-Что?
-Знаешь, так странно, вроде я еще больше волноваться должен теперь, но мне очень спокойно стало... Спасибо, что поговорил со мной.
-Да не за что, ты чего... Ну пошли что ли?
-Пошли.

Ты уже давно спишь, а я все никак не могу уснуть. В очередной раз вернувшись с кухни, забираюсь в постель и ложусь на бок перед тобой. Приподнимаю твою руку и кладу ее на свою талию, придвигаясь ближе к тебе. Прижимаю твою ладонь к своему животу. Ты мычишь что-то невнятное и горячо выдыхаешь мне в шею. Легонько вожу ногтями по твоим пальцам и тыльной стороне ладони. От твоего чуть хриплого сонного голоса сердце резко останавливается, а потом начинает биться с бешеной скоростью.
-Ты почему не спишь?
-Это я тебя разбудил? Прости...
-Сколько времени?
-Около двух.
Ты опускаешь свою руку с моего живота ниже.
-Ммм...зачем ты оделся?
-Оделся? Это всего лишь трусы...
-Сними их.
-Зачем?
-Я так хочу...
-Том, спи...
-Ладно, тогда я сам...
Убираешь руку назад и пробираешься под трусы, стягивя их вниз и одновременно гладя мою попу.
-Ну Том...не надо...
Ничего не отвечаешь, только садишься и все же стаскиваешь с меня трусы. Ложишься обратно, кладешь руку на мое бедро и тесно прижимаешься пахом к моему заду.
-Вот, так гораздо лучше...
-Ну все, а теперь спи.
-А ты?
-Я тоже постараюсь...
Подтягиваю подушку к лицу и удобнее устраиваю на ней голову. Ты касаешься губами моего плеча. Замираешь так. Но ненадолго. Твоя ладонь снова перемещается на попу.
-А ты можешь лечь на животик?
-Том...ну что ты...
-Ну давай...пожалуйста...
-Зачем?
-Я хочу погладить твою попку.
-Не надо ее гладить...
-А я хочу...
-А я хочу, чтобы ты спал!
-Нет, я уже не хочу спать...ну перевернись...
Пытаешься перевернуть меня на живот, но я упираюсь коленом в кровать и не даю тебе этого сделать.
-Ну Билл...ну не вредничай...
-Том, я не хочу!
-Чего ты не хочешь? Я ничего тебе не сделаю...только поглажу...ну разве тебе не приятно?
Проводишь ладнонью по попе.
-Ну Том!
Резко от тебя отодвигаюсь и поворачиваюсь к тебе лицом. Ты придвигиваешься ближе обнимаешь за талию.
-О... Ну так тоже можно...
Скользишь рукой назад, добираясь до своей цели.
-Да перестань ты...
-Ну хватит сопротивляться...ммм...ну какая же попка у тебя...
Чувствую, как в живот упирается твой начинающий уже твердеть член. Он касается моего и, кажется, тем самым будит, потому что он явно начинает просыпаться. Водишь по моему заду ладонью, слегка сжимая пальцами и снова гладя.
-Черт, Том...ну что ты делаешь...
-Ну тебе ведь нравится...ну скажи...
Шепчешь это мне в щеку, подбираясь к губам. Медленно двигаешь бедрами, отчего наши члены трутся друг о друга, и становятся все тверже. Когда твои губы касаются моих я, уже не дожидаясь твоих действий, обнимаю тебя за шею и сам начинаю тебя целовать. Твоя рука на моей попе начинает двигаться быстрее и беспорядочнее, сдавливаешь ее уже сильнее, издавая тихое рычание и покусывая мои губы. Поддаюсь нахлынувшему возбуждению. Закидываю ногу на твое бедро, прижимаясь максимально близко. Ты так тяжело дышишь, что мне кажется, скоро задохнешься. До боли сдавливаешь пальцами мое бедро, уже довольно сильно кусаешь губы. А меня это только сильнее возбуждает. Кусаюсь в ответ. Царапаю твою руку, проводя ногтями от плеча до запястья. Шепчешь, прерывисто дыша:
-Черт, Билл...черт...
А я уже впиваюсь зубами в твою шею.
-А-а-а...да...еще...кусай сильнее...
Кладешь руку на мою голову и что есть силы придаливаешь ее к своей шее. Буквально вгрызаюсь в нее. Ты кричишь, но руку с головы не убираешь. Царапаю уже твою спину.
-Все..хватит...остановись...Билл!
Но я уже так увлекся, что остановиться просто не могу. Дергаешь меня за волосы, пытаясь заставить оторваться от своей шеи. Это не действует. И тогда ты с силой шлепаешь меня по заду. Вскрикиваю и останавливаюсь. Ты тут же отстраняешься и трешь шею.
-Блин...Том...я что-то...больно, да?
-А ты у меня такой дикий оказывается...будем приручать...
Улыбаешься и наваливаешься на меня, переворачивая на спину, оказываясь между моих ног. Очень непривычное для меня положение. Двигаешь бедрами поверх моего паха, создавая просто невыносимо приятное трение. Глубоко проникаешь языком в мой рот, водишь им вокруг моего. Провожу ногтями обеих рук вдоль твоей спины. Ты поднимаешь голову, смотришь мне в глаза. Проводишь указательным пальцем по моим губам.
-Давай я тебе...
Перебиваешь меня, предлагая свой вариант:
-А давай одновременно.
-Э...это как?
Прищуриваешь левый глаз.
-Ну...а число 69 тебе о чем-нибудь говорит?
В воображении тут же воникают нужные ассоциации.
-Черт...я не знаю...
-Да все будет ок...ты только выбирай, как тебе удобнее: сверху или снизу...ну или можно еще на боку...
Мое воображение теперь услужливо вырисовывает все предложенные тобой варианты.
-Ну решай быстрее!
-Я не знаю, как удобнее...
-Значит будем пробовать все! Давай, поднимайся!
Слезаешь с меня и садишься. Сажусь тоже и неуверенно говорю:
-Да не надо все...ну давай я буду сверху...
-Уверен?
-Ну да...
-Отлично. Этот вариант мне нравится больше всего.
Ложишься на спину посреди кровати. Смотришь на меня.
-Ну давай!
-Э...как мне...
-Вставай на четвереньки попкой ко мне. Ну же...давай...я уже сгораю от нетерпения!
Блин, и зачем я только захотел быть сверху! Неуверенно перекидываю через тебя ногу. Ты сразу же притягиваешь меня за бедра ближе к своему лицу.
-Нагнись ниже...ну давай...
-Блин, Том...как...
-Ну просто ноги шире развинь...да, вот так...ммм...все, я начинаю...
Твой язык касается мошонки. Начинаешь ее лизать. Черт, это просто нереально. Смотрю на твой член. Наклоняю голову к нему. А ты уже начинаешь водишь по моему рукой, одновременно засасывая в рот яички. Мне кажется, что я просто не смогу сейчас что-то делать сам, утонув в собственных ощущениях. Но все же обхватываю твой член ладонью и облизываю головку. Ты вздрагиваешь и выпуская мою мошонку изо рта, вдруг резко заглатываешь член. Решаю последовать твоему примеру и поступаю так же с твоим. Ты крепко сжимаешь мои бедра и приподнимая голову, начинаешь быстро его сосать. Стараюсь от тебя не отставать. Ты набираешь скорость. Хочешь поиграть в «кто быстрее»? Но я проигрывать не люблю. Вхожу в азарт, и скольжу губами по твоему члену так быстро, что начинает кружиться голова и перед глазами мелькают мелкие звездочки. Закрываю их. И все-таки победа будет за мной. К тому же, мое положение удобнее. Убеждаюсь в этом, чувствуя вскоре, как сильно твердеет и напрягается твой член и как крепко ты впиваешься пальцами в мои бедра. Твои губы на моем члене замирают. Кончаешь мне в рот, но при этом так плотно сдавливаешь мой член губами, что через несколько секунд я кончаю сам. Ты жадно всасываешься в головку. Сглатываю уже во второй раз, но рот снова заполняется спермой. Ты, громко чмокая, высасываешь из меня все, что можно, и медленно облизываешь головку. Глотаю последнюю порцию и без сил валюсь на бок, замирая. Ты тоже не шевелишься, но немного спустя спрашиваешь:
-Ты там живой?
С трудом шевелю языком, чтобы ответить:
-Не уверен...
Ты перебираешься ко мне и укладываешься рядом. Убираешь прядь волос с моего лица, заглядываешь в него.
-Ну как тебе?
-Мне? Мне хорошо...очень хорошо... А тебе?
-А мне... Ну...так себе...сойдет...
Поднимаю голову.
-Что?!
Ты смеешься.
-Да шучу я, шучу! Это потрясающе, просто супер! А ты быстро схватываешь...
-Блин...
Кладу голову обратно, закрываю глаза. По телу разливается приятная томительная слабость. Окутывает меня, нагоняя сон. Слышу твой голос уже словно издалека.
-Ты спишь?
-Почти...
-А...ну тогда спокойной ночи...
«Спокойной ночи, Том.» Не нахожу уже сил, чтобы ответить тебе вслух. Засыпаю прямо так, ногами к изголовью, без подушки и одеяла.

Утро началось с беготни по квартире, сопровождаемой неустанным ворчанием Саки, потому что мы оба совершенно бессовестно проспали и были разбужены уже непрекращающейся трелью дверного звонка. В результате в студию мы опоздали почти на час и были встречены целым цунами не самых лестных фраз в свой адрес со стороны Йоста. Поэтому, дабы не навлечь на свои непутевые головы очередную порцию праведного продюсерского гнева, следующие пять часов мы непрерывно и добросовестно работали, ни разу не заикнувшись даже о перекуре. Едва была произнесена фраза: «Ладно, идите отдохните, но чтобы через час все были тут!», Густав с Георгом, которые из-за нас тоже попали под раздачу Дэвида, и теперь явно не были настроены с нами общаться, тут же поспешили покинуть репетиционную и мы остались одни.
Ты устало вздыхаешь и снимаешь с плеча ремень от гитары. Слезаешь со стула и ставишь ее на подставку. Я отодвигаю от себя микрофон и тоже встаю. Потягиваешься и подходишь ко мне. Бросаешь быстрый взгляд на дверь и обнимаешь обеими руками за талию. Прижимаюсь к тебе и обвиваю руками твои плечи. Гладишь меня по спине. Тихо спрашиваешь:
-Устал?
-Угу...
-Может, пойдем приляжем?
-Том...
-Да нет...я без всяких задних мыслей...
Я только вздыхаю.
-Не веришь?
-Ну, помнится, когда ты хотел полежать в последний раз, это закончилось...
-Ну все, ладно. Я тебя понял. Не продолжай... Пойдем тогда поедим.
Убираешь от меня руки и пытаешься снять мои с себя. Но я только крепче тебя обнимаю.
-Билл...
-Ну Том, чего ты... Я разве сказал «нет»?
-«Да» ты тоже не сказал.
Прекращаешь попытки отцепить меня от себя, но не обнимаешь снова. Опускаю голову тебе на плечо и провожу ногтями по задней части твоей шеи. Ты все так же стоишь, опустив руки.
-Ну обними же меня...
-А ты не расценишь это как домогательство?
-Ну Том...хватит тебе...
Тянусь к твоей шее и нежно целую поверх оставленного позавчера засоса. Твои руки возвращаются на мою талию. Поднимаю голову и смотрю тебе в глаза.
-Я что-то не понял...это вы чего тут делаете?
Мы одновременно поворачиваем головы к двери. Густав смотрит на нас непонимающе и чешет затылок. Ты быстро отталкиваешь меня от себя и говоришь.
-Ничего мы не делаем. Просто...
Ты запинаешься, очевидно, еще не придумав подходящего объяснения. Прихожу к тебе на помощь.
-Просто Том учил меня танцевать медленный танец!
Ты подхватываешь:
-Да, именно так!
Густав задумчиво потирает подбородок и говорит:
-Ну-ну...странно как-то...
Подхожу к нему ближе.
-Что странного?
-Да просто ты...
Ему не дает договорить запыхавшийся Георг, появившийся в дверях.
-Густ, ну ты идешь?
-Да, сейчас...
Густав проходит в комнату и подбирает с пола свой рюкзак. Закидывает его на плечо. Окидывает нас обоих подозрительным взглядом и как-то загадочно улыбается. Потом, уже в дверях, оборачивается и сообщает:
-Кстати, я тут слышал краем уха, похоже Йост для вас сюрприз приготовил на сегодняшнюю ночь.
Ты осторожно спрашиваешь:
-Какой еще сюрприз?
-Сами узнаете, он вам расскажет небось вечером. Это наверное, чтобы вы не просыпали больше.
Он хитро улыбается и уходит вместе с Георгом. Переглядываемся с тобой. Ты хмуришься и нервно дергаешь край куртки. Раздраженно выпаливаешь:
-Черт!
-Да уж...я боюсь даже представить, что он про нас подумал...
Ты пинаешь ногой металлическую ножку стула. Он покачивается, но удерживается в вертикальном положении. Вздыхаю.
-Интересно, что же там придумал Дэвид...
-Билл, а знаешь что?
Поднимаю на тебя глаза.
-Что?
-Мне все равно.
-Что тебе все равно?
-Все равно, что там подумал Густав...меня больше волнует, что думаешь ты.
Подходишь ко мне и снова обнимаешь. Не дожидаясь ответной реакции, начинаешь целовать в шею.
-Том...это...опасно...вот так...
-Ты же у меня любишь адреналин, разве нет?
Продолжаешь целовать, а я не решаюсь тебя оттолкнуть. Хотя, кого я пытаюсь обмануть, я просто не хочу этого делать. Более того, хочется расслабиться, закрыть глаза и полностью отдаться твоим нежным губам. Но какая-то разумная часть меня все же не допускает подобного безумия.
-Том, ну все...хватит...так нельзя!
Отталкиваю тебя от себя и отхожу подальше, поправляя волосы. Ты смотришь на мой пах и говоришь с нагловатой улыбкой:
-Ты ведь не будешь отрицать, что риск быть застуканными тебя возбуждает?
-Что? С чего ты взял? Это не из-за этого...
-Нет?
Делаешь шаг ко мне.
-Том...не надо...
Встаю за стулом, отгораживаясь им от тебя.
-Тогда признай это.
-Да перестань ты...
Подходишь к другой стороне стула, так, что он оказывает переградой между нами. Тянешь ко мне руки. Уворачиваюсь и отхожу к двери.
-Том, все...пойдем отсюда...
-Куда?
-Куда-нибудь.
Медленно подходишь ко мне и все же обнимаешь сзади. Игриво шепчешь в ухо.
-Куда-нибудь, где нас никто не увидит?
Подавляю в себе желание развернуться и впиться жадным поцелуем в твои губы. Ведь мы не целовались еще сегодня. А так хочется. Но вместо этого говорю, стараясь сделать тон более серьезным:
-Здесь нас везде могут увидеть.
-Закроемся где-нибудь...Билл...ну давай...полчаса у нас еще есть...
Проводишь языком за ухом. Рука спускается с моего живота вниз, кладешь ее поверх ширинки.
-Ну ты же хочешь...давай, соглашайся...
Гладишь член, тесно прижимаясь своим к моей попе. Закусываю нижнюю губу и опираюсь ладонью о дверной косяк. Ты продолжаешь шептать мне на ухо, отбирая последние остатки благоразумия.
-Или я начну прямо здесь...
-Не надо...здесь...
-Тогда идем в местечко поукромнее...
-Ладно...черт...идем!

-Ну подожди ты...
-Не могу я уже ждать...
-Дай хоть свет включить...
-Зачем тебе свет?
-Тут же темно, хоть глаз выколи!
-А на что ты смотреть собирался?
-Том...
-Билл...
-Черт... Я ничего не вижу!
-А ты не смотри, ты чувствуй...чувствуешь?
-Да...кажется...
-А так?
-А так...а так уже точно...
-Хочешь его?
-Хочу...
-А я хочу твой...
-Боже, Том...
-Ему там тесно... Давай его выпустим...
-...
-Ну что это...я не врубаюсь...как это расстегнуть?
-Там надо...блин, дай я лучше сам...
-Ммм...у тебя такой горячий животик...
-Зачем... Не снимай ее...
-Ну она мешает... Не волнуйся...тебе не будет холодно...
-Да не в этом дело...просто...
-Все...поздно об этом думать...я уже снял...
-Блин...
-Ты расстегнул?
-Да...
-Отлично...а вот и он...иди сюда, малыш...
-Эй...погоди...Ты куда?
-Сюда...
-Ну может...сначала...о...ох...ладно...
-Или ты хочешь первым? Я могу тебе уступить это право...
-Нет...продолжай уж теперь...раз начал...
-Ну как скажешь...
-А-ах...господи...что ты...о, господи...
-...
-Еще...сделай так еще...
-...
-О-о...
-Так?
-Д-да-а...
-Тебе так нравится?
-Очень...очень...еще...пожалуйста!
-...
-Ммм...Т-о-о-ом...да...так...так...
-...
-Черт...как ты это делаешь? Черт...
-...
-Ну давай же, давай!
-Эй...
-Извини...я просто...ну чуть-чуть поглубже...ну еще немножко...
-Только не делай так...
-Не буду, не буду, прости...ну продолжай, прошу тебя!
-...
-Да...да...боже...еще...Том, еще!
-...
-Вот...вот...ну...только не останавливайся!
-...
-А-а-а...То-о-ом...да, да...боже мой...спасибо, спасибо...
-...
-Оу...о...нет...все...пожалуйста...о...ну хватит, Том! Иди сюда...
-Ммм...ну как, твой малыш остался доволен?
-Да...еще бы...поцелуй меня!
-Куда...ммм? Хочешь, сюда?
-Том, ну нет...вот сюда, в губы...
-А они меня потом за это отблагодарят?
-Не сомневайся...ну же...
-............
-............

Тихонько приоткрываю дверь и осторожно выглядываю в коридор. Никого. Быстро выхожу из комнаты. Ты следом. Закрываешь за собой дверь и, довольно улыбаясь, подходишь ко мне.
-Ну вот, а ты боялся. Никто ничего не узнал и не узнает.
-Ну это еще не факт.
Окидываю взглядом доступную глазам часть себя.
-Я нормально выгляжу?
Оглядываешь мою голову. Расплываешься в еще более широкой улыбке.
-Ну причесаться тебе не мешало бы...
-Это все ты...зачем было меня так за волосы хватать?
Пытаюсь пригладить волосы ладонями.
-Эй, парни, вот вы где! А я вас повсюду ищу!
Оборачиваюсь на голос Дэвида. Он стремительно приближается к нам с другого конца коридора. Когда он подходит ближе, я спрашиваю:
-Что, перерыв уже закончился? Вроде еще...
-Да нет...я хотел вам кое-что сообщить...
-А...ну да...
-Что, вы уже знаете?
Ты подаешь голос:
-Нет, пока...
У Дэвида звонит телефон. Он смотрит на экран, хмурится, и сбрасывает вызов.
-Так вот, мне эти ваши опоздания как-то не в кассу...у нас всего пять дней осталось, а работы еще выше крыши! Каждый час на счету...да что там час, минуты. К тому же, мы тут решили еще одну песню в программу включить...надо будет отрепетировать, как следует...а еще прогон в субботу, не забыли?
Ты вздыхаешь и вяло отвечаешь:
-Нет...знаем мы все...
-Ну знать-то знаете...а толку чуть...ну да ладно...короче, все эти дни нужно будет на час раньше приезжать теперь...то есть к девяти...и это еще я вас жалею...а сам тут похоже до конца недели ночевать буду! И не я один...работы у всех навалом...
-Ясно...
-Это еще не все. Так я к чему это. Сильно я сомневаюсь, что вы вовремя сами встанете и в девять будете на месте...
У него снова звонит мобильный.
-Черт! Сейчас... Да? Я перезвоню через две минуты! Да, все... да понял я, понял! Две минуты! Все.
Он отключается и хватается за лоб.
-Так, о чем я говорил? А...да...так вот...в общем так: все эти дни Саки будет ночевать у вас и будет вас будить и привозить сюда к девяти, понятно?
Ты возмущаешься:
-Что?! Это еще зачем? Мы сами можем...
-Можете вы...конечно...только не то, что нужно! А как же то, что он сегодня полчаса звонил в дверь, прежде чем вы соизволили проснуться, в то время, как должны были уже быть тут?
Я робко пытаюсь оправдаться:
-Ну это мы просто...
-Так вот, чтобы не было ни просто, ни сложно. Я так решил. Заодно он и проконтролирует, чтобы вы спать во время ложились, а то хрен знает чем занимаетесь всю ночь, а потом дрыхните, как убитые!
-Ну Дэвид...
-Все, разговор окончен. Давайте, у вас еще десять минут и за работу! И...
Он хочет сказать что-то еще, но тут снова оживает его неугомонный мобильный. Он прикладывает его к уху и разворачиваясь, идет от нас по коридору.
-Нет, ну неужели две минуты подождать нельзя?! Что там у тебя...ну...
Поворачиваюсь к тебе. Встречаюсь взглядом с твоим. И без слов понимаем сейчас друг друга. Что ж, сюрприз удался. Ты тихо ругаешься себе под нос и качаешь головой. Трогаю тебя за плечо.
-Том...ну подожди ты...может мы с Саки как-нибудь договоримся...
-Ага...еще скажи, заплатим ему...
-Ну может, стоит хотя бы одну ночь потерпеть, и встать завтра во время, а там глядишь, Дэвид смягчится и передумает насчет всей недели...
Вздыхаешь и киваешь.
-Ладно..может ты и прав...только для меня и одна ночь это уже очень много...я же хочу спать с тобой...
-Я тоже хочу...но что поделаешь...ну в конце концов, мы сами виноваты...
-Черт...как же фигово...
-Ну все...пошли лучше назад, а то если сейчас снова опоздаем, еще хуже будет.
-Иди. А я еще покурю.
-Ладно, только я тебя умоляю, не задерживайся!
Опасливо поглядываю по сторонам и быстро чмокаю тебя в губы. Одариваешь теплым взглядом и улыбкой. Улыбаюсь тебе в ответ и мы расходимся в разные стороны.

Дома мы оказались только около десяти вечера. Заехали после студии в ресторан и плотно поужинали, восполнив потраченный за день запас энергии. Саки приехал с нами. Вид у него был уставшим и хмурым. Устроившись на диване перед телевизором, он стал смотреть вечерние новости. Пока ты наслаждался отвоеванным душем, я принес ему постельное белье, плед и подушку и, присев рядом, все же предпринял попытку разрулить ситуацию в нашу пользу.
-Саки, тебе, наверное, неудобно будет тут спать, да? Диван не раскладывается...
Он отводит взгляд от телевизора и снимает очки. Протирает их краем футболки и смотрит на стекла, поднеся их к глазам.
-Да ладно, перекантуюсь как-нибудь.
-Мне очень жаль, что из-за нас тебе приходится терпеть неудобства... Может мы могли бы решить эту проблему как-то по-другому?
Он снова водружает очки на нос и спокойно говорит:
-Билл, не беспокойся. Я и не в таких условиях ночевал. И вообще, это моя работа...
Да уж, мои надежды на консенсус необратимо улетучиваются на глазах. Саки снова устремляет взгляд в телевизор и перестает обращать на меня внимание. Разочарованно вздыхаю и как-то заторможенно поднимаюсь с дивана. Так же тормознуто говорю:
-Ну что ж...эм...я пойду...если что понадобится, я буду у себя...
-Да, иди отдыхай. Подъем в семь, не забывайте.
Выйдя из гостиной, я сразу плотно прикрываю за собой дверь и иду к ванной. Свет в ней горит, но шума воды уже не слышно. Значит, ты уже вылез из душа. Тихо скребусь в дверь.
-Это ты?
-Да. Ты скоро?
-Да, уже выхожу.
-Я пока к себе пойду...
-Нет, подожди!
Щелкает замок, и ты приоткрываешь дверь.
-Заходи.
-Нет, не надо...
Пячусь назад и отмахиваюсь от тебя. Ты быстро завязываешь пояс на халате и выходишь в коридор. Я сразу разворачиваюсь и направляюсь к себе в комнату. Идешь позади меня, шлепая босыми ногами по паркету. Я включаю свет и иду к шкафу. Заходишь следом за мной и закрываешь дверь.
-Ну, ты поговорил с ним?
-Попытался.
Выдвигаю ящик и достаю из него чистое белье, беру с полки полотенце.
-И как?
-Бесполезно. Его это вполне устраивает.
-Ну да. Он бы и на полу в коридоре без проблем бы согласился переночевать…
Подходишь к кровати и, отодвинув валяющиеся на ней мои куртку и сумку, присаживаешься на ее край. Вертишь в руках баночку с воском и задумчиво на нее смотришь. Сажусь рядом, укладывая на колени приготовленные для ванной вещи. Смотрю на твои руки и спрашиваю:
-Помочь тебе намазать?
Поворачиваешь ко мне лицо.
-Ты же в душ идешь.
-Пойду чуть позже…давай…
Беру баночку у тебя из рук и откладываю в сторону полотенце с бельем. Забираюсь с ногами на кровать и встаю на колени за твоей спиной. Отвинчиваю крышку и зачерпываю пальцами густой воск, слегка отдающий запахом меда. Отделяю одну дредину и начинаю втирать его в нее по всей длине, начиная от корней волос. Откидываешь голову немного назад и прикрываешь глаза. Я знаю, что тебе приятно, когда я занимаюсь твоими дредами. Хоть ты и не говорил этого никогда, но твое выражение лица постоянно выдавало твое к этому отношение. И когда ты меня об этом просил, я всегда охотно соглашался, если не был занят. Для меня этот процесс никогда не был обременительным, но сейчас я делаю это совсем по-другому. Точнее, с другими эмоциями и ощущениями. Потому что сейчас мне очень хочется быть для тебя полезным и незаменимым.
Катаю дредины в ладонях, смазывая их воском одну за другой, откидывая вперед уже прошедшие «обработку». Ты молча сидишь, придерживая их рукой, чтобы не лезли в глаза. Заканчиваю с задней частью и хочу собрать смазанные дреды, чтобы не мешали.
-Давай резинку.
Протягиваю руку через твое плечо. Ты вдруг игривым тоном спрашиваешь:
-Какую?
И, сдвигая с лица вбок собранные в кулаке дреды, хитро улыбаешься, поворачивая ко мне голову. Понимаю твой намек и, делая сердитый и возмущенный вид, хлопаю тебя по плечу.
-Для волос, дурак!
Хихикаешь и разочарованно вздыхаешь:
-Эх, а уже понадеялся…
Достаешь широкую черную резинку из кармана и подаешь мне.
-Я тут, понимаешь ли, ему оказываю первоклассные салонные услуги, причем совершенно бесплатно, а он только об одном и думает!
Стягиваю покрытые воском дреды в низкий хвост и передвигаюсь, спуская одну ногу на пол, а вторую, согнутую в колене, оставляя на краю кровати. Сую баночку тебе в руки.
-Держи.
Начинаю обрабатывать боковые дреды, а ты принимаешься беззастенчиво меня разглядывать. Делаю вид, что не замечаю этого и сосредоточенно занимаюсь своим делом. А ты протягиваешь руку и обнимаешь меня за бедро, кладя ладонь на попу, и смотришь мне в лицо, пытаясь поймать мой взгляд. Долго искать не приходится. Останавливаюсь и внимательно вглядываюсь в твои глаза.
-Ну чего ты?
-Мы ведь не станем из-за Саки мучить себя воздержанием?
Многозначительно вскидываешь брови и, проезжаясь рукой по заду, стискиваешь одну половинку внизу.
-Тебе мало того, что сегодня было?
-А тебе достаточно?
Спускаешь руку ниже, проезжаясь по ноге, и хватаешь ее под коленкой. Тянешь на себя, сгибая и разворачивая меня к себе передом. Вцепляюсь в твои волосы, чтобы не упасть, теряя опору, когда ступня отрывается от пола. А ты ловко затаскиваешь меня к себе на колени, притянув ближе за попу, и отложив баночку с воском, крепко обхватываешь обеими руками за талию.
-Том, ну зачем ты…я же пытаюсь привести в порядок твою дурную голову!
-Так продолжай, разве тебе так неудобно?
Утыкаешься подбородком мне в грудь и смотришь снизу вверх. Приподнимаюсь на коленях, и ты съезжаешь им к животу.
-Том, пусти…
Упираюсь ладонями в твои плечи.
-Не-а.
Крепче сжимаешь руками уже бедра и прислоняешься щекой к моему животу. Мне это все же приятно, поэтому больше не пытаюсь от тебя отстраниться и говорю:
-Ну и ладно. Я и так могу. Только воск подай.
Убираешь от меня одну руку и, быстро выполнив мою просьбу, снова возвращаешь ее на прежнее место. Я продолжаю втирать воск в твои дреды, а ты принимаешься водить лицом по моему животу, пока тебе не удается таким образом поддеть носом край футболки. Едва твои влажные губы касаются кожи, я ахаю и замираю. Покрываешь живот мягкими поцелуями, перемещаясь вдоль резинки трусов. Закрываю глаза, обхватив ладонями твою голову. Ты перемещаешь руку на пах и начинаешь медленно поглаживать меня там. Разрываюсь от желания, чтобы ты продолжал, и от понимания, что сейчас этого делать не стоит. Но чем дольше твои пальцы массируют мой член, тем меньше во мне становится этого понимания, и тем больше желания. Эта обратная пропорциональность продолжает прогрессировать до тех пор, пока эрекция не достигает своего апогея. Ты перестаешь меня поглаживать и тихо, но уверенно говоришь:
-Потрахай меня в рот.
У меня словно короткое замыкание произошло внизу живота. Распахиваю глаза и смотрю на тебя сверху вниз.
-Чего?
Поднимаешь на меня глаза.
-Мне повторить?
-Том…ты меня поражаешь…
-А ты меня возбуждаешь…
Расстегиваешь джинсы и просовываешь руку в ширинку. Снова блаженно прикрываю глаза. Слабые попытки разума остановить очередное безумство тела выражаются лишь в совершенно неубедительных словах.
-Том, перестань…не надо…
-Ты не хочешь?
Не прекращаешь водить ладонью поверх трусов. Блин, конечно, я хочу. И мой член уже просто жаждет оказаться в твоем горячем рту. И присутствие Саки за стеной его ничуть не смущает. Впрочем, меня самого уже почти тоже. А тебе так вообще по ходу забить на все, когда ты чего-то сильно хочешь.
Так и не дождавшись моего ответа, начинаешь стаскивать с меня джинсы, одновременно целуя член поверх трусов. Сдаюсь окончательно и позволяю тебе спустить вниз и их. Кладешь обе ладони мне на ягодицы и сжимаешь их так, что я вскрикиваю от весьма ощутимой боли. Издаешь довольное мычание и отпускаешь, отводя руки и опираясь ими о кровать позади себя. Немного отклоняясь назад и вынуждая меня наклониться к тебе.
-Давай.
-Ты это что, серьезно?
-А что, похоже, что я шучу?
-Ну…я не знаю…
-Билл…вставь член мне в рот и трахай!
По телу прокатывается волна жара. Вытираю ладонь о футболку и беру ею член. Придвигаюсь чуть ближе к тебе и, положив вторую руку тебе на плечо, касаюсь головкой твоих приоткрытых губ. Ты высовываешь кончик языка и, быстро лизнув ее им, открываешь рот шире. Ввожу головку, и ты тут же плотно смыкаешь на ней губы. Сдерживаю стон и, закусив нижнюю губу, медленно продолжаю двигаться дальше, пока не упираюсь в твое небо. Замираю, наслаждаясь теплом и влагой, обволакивающими теперь член. А ты начинаешь отводить губы назад, постепенно выпуская его, и мне тут же хочется вернуться обратно, чтобы не терять это потрясающее ощущение. И я возвращаюсь, кладя руку тебе на затылок и плавно подаваясь вперед. Ты послушно заглатываешь и уже не двигаешься. Понимаю, что ты хочешь, чтобы дальше я все делал сам. И хоть я раньше так ни с кем не пробовал, инстинкт берет свое и руководит телом, заставляя начать движение. Тем более, что с каждым новым проникновением в твой рот, я получаю все усиливающееся удовольствие. Очень скоро хочется увеличить темп и скорость. И вставлять глубже и резче, захлебываясь в подавляемых стонах.

Ты останавливаешь меня, кладя ладонь на живот. Вынимаю член и, держа его в руке, спрашиваю:
-Что-то не так?
Ты отрицательно качаешь головой и не спеша облизываешься. Наклоняюсь и целую тебя, с силой всасываясь в твои сочные губы. С готовностью отвечаешь, откровенно водя языком по моим зубам. А потом вдруг резко падаешь назад, ложась на кровать, и тянешь меня за талию к себе, но лечь сверху не даешь, а, перемещая руки на попу, подталкиваешь вперед, вынуждая меня проползти дальше. И как только мой член оказывается на уровне твоего рта, поднимаешь голову и захватываешь его губами. Тянешь вниз, и мне приходится шире раздвинуть ноги, чтобы сократить расстояние от моего паха до твоего лица, и нам обоим было удобнее. Опираюсь руками в кровать и наклоняю шею, наблюдая за тем, как мой член снова погружается в твой зовущий рот. Ты запрокидываешь голову и позволяешь войти так глубоко, что я не сдерживаюсь и издаю сдавленный стон. И опять замираешь, ожидая продолжения от меня. А я пытаюсь собраться с духом, чтобы начать делать то, чего ты ждешь, потому что боюсь показаться грубым и эгоистичным, хотя и понимаю, что ты сам хочешь, чтобы все было именно так.
Но ты не дожидаешься, когда я начну, и, видимо решив меня таким образом подогнать, звонко шлепаешь по заду сразу обеими ладонями. Это действует сразу. Сдаю назад и незамедлительно всовываю снова, а ты сопровождаешь путь члена внутри языком. Открываю рот, потому что носом дышать уже не получается, и начинаю ритмично двигать бедрами, вновь и вновь вторгаясь в охотно принимающий меня рот, опуская голову все ниже, пока не утыкаюсь лбом в постель. Ты все так же держишь руки на моей попе, слегка сжимая ягодицы пальцами при каждом моем новом толчке в тебя. Забываюсь, полностью отдаваясь своим ощущениям, вхожу так глубоко, что мошонка соприкасается с твоим подбородком. Но ты не возражаешь, а значит все нормально. Чувствуя приближения оргазма, шепчу в покрывало:
-Том…я кончу сейчас…слышишь?
Мычишь, плотнее смыкая губы.
-Я хочу тебе в рот…можно?
Снова мычание, на этот раз с утвердительной интонацией. Совершаю последние фрикции, а ты ныряешь средним пальцем в ложбинку между ягодицами и проводишь им вниз, добираясь до ануса и несильно на него надавливая. Только я хочу что-то возразить на это твое действие, как ты начинаешь водить пальцем взад-вперед, вызывая такие необычные и непривычные мучительно-приятные ощущения, что я забываю, что хотел сказать, и, до боли закусывая свой кулак, кончаю глубоко в твой рот, зажмуриваясь и замирая. А ты сглатываешь и начинаешь сосать член, вытягивая из него все еще продолжающую выплескиваться в тебя сперму. А твой палец продолжает массировать анус, заставляя мышцы непроизвольно сокращаться от каждого надавливания. Расслабляюсь и только тяжело и часто дышу себе в руку, медленно разжимая зубы. Ты уже прекратил посасывать член и только лениво водишь вокруг головки языком, но гладить между ягодицами не перестаешь, делая это уже двумя пальцами. Надо бы тебя попросить остановиться, но отчего-то не хочется. Поднимаю голову и смотрю на тебя.
-Том, что ты делаешь?
Выпускаешь член изо рта и спрашиваешь:
-Тебе нравится?
Водишь пальцами по кругу, то усиливая, то ослабляя давление.
-Ну хватит…
-Что, разве не приятно?
-Блин…не знаю…зачем это?
-Мне нравится…
Медленно выдыхаю и поднимаюсь на вытянутых руках, начиная отползать назад. Нехотя убираешь руку, и я укладываюсь на тебя, сразу же ощущая животом, как у тебя стоит. Склоняюсь над твоим лицом. Поднимаешь руки и убираешь назад мои свесившиеся волосы, одновременно притягивая голову к себе. Проводишь языком по губам. Высовываю свой твоему навстречу. Мне всегда нравился французский поцелуй, но с тобой это как-то по-другому. Особенно и неповторимо. Водишь кончиком языка по шарику пирсинга снизу и массируешь голову пальцами. Закрываю глаза и тихонько покачиваю бедрами, надавливая животом на твой член.
-Ну как тебе, понравилось?
-Да…очень…скажи, как тебе удается заглатывать так глубоко?
Целую тебя в уголок губ. Улыбаешься.
-А что, тоже хочешь так попробовать?
-Мммм…может быть…как-нибудь…
Забираюсь ладонью под вырез халата и глажу твою грудь.
-А может сейчас?
Перемещаешь руку с моей головы на губы и осторожно всовываешь в рот указательный палец. Заглатываю его до основания и не отпускаю, зажимая зубами. Тру подушечкой большого пальца твой сосок и скольжу по пальцу языком внутри. Приоткрываешь рот и слегка морщишь лоб, мучительно постанывая, когда я, проезжаясь по пальцу зубами, выпускаю его изо рта и снова вбираю в себя.
-Билл…ты напрашиваешься…я же сейчас сам попробую…
Выпускаю палец и игриво приподнимаю бровь.
-Что?
-Что попробую?
-Да…
Наклоняю голову и целую тебя в шею. Пока что очень нежно и мягко. Но я уже знаю, как ты любишь. Ты любишь так, как нравится мне. Это здорово. И вообще, здорово, что мы перешли к подобным отношениям. Я никогда не думал, что может быть так классно заниматься всем этим со своим братом. Я никогда не думал, что я захочу этим заниматься с тобой. Да я просто не знал, что с тобой можно этим заниматься!
-Попробую узнать, как глубоко умеешь ты, если постараешься…
Шепчу тебе в шею, спуская руку с груди ниже и развязывая пояс на халате:
-Вообще-то мне уже давно пора в ванную…
-А мне уже давно пора кончить…
Хватаешься за мое запястье и уверенно кладешь руку на свой член.
-Об этом мы не договаривались…
Продолжаю целовать твою шею и провожу рукой по члену вниз, сжимая в ладони яйца. Ты снова кладешь руки на мой зад и вдруг говоришь:
-Черт…я так тебя трахнуть хочу…дико просто…поставить на четвереньки и всунуть тебе в попку…
Раскрываю глаза и медленно выпрямляюсь, натягивая джинсы и садясь на твой пах. Ты тихо вскрикиваешь, когда я придавливаю твой член своим весом.
-Том...мы же решили, что не будем спешить. Ты мне обещал, что не станешь настаивать.
-А я и не настаиваю. Просто сказал, чего хочу. Или мне молчать и все держать при себе?
-Я просто не знаю, как на эти твои признания реагировать…
-А что такого?
-Блин, ну как ты не понимаешь…мне ведь никогда еще такого слышать не приходилось в свой адрес! А тем более от тебя…
-А мне никогда не приходилось тебе это говорить…
-Ну ты можешь пока не озвучивать эти свои желания? Меня это напрягает…сильно.
-Да ладно тебе. Расслабься уже… Потом ведь сам будешь меня об этом просить…
Обхватываешь за талию и тянешь на себя. Упираюсь ладонями тебе в грудь.
-Нет, Том…пообещай, что не будешь больше мне такое говорить!
-Да чего ты, Билл! Ну что я такого сказал?
-Да…действительно…что такого…всего-то то, что хочешь меня в зад трахнуть! Наверное, я должен рад быть, что ты хотя бы этого не сделал!
-Ну что ты завелся? Ну сказал и сказал…
-Думать надо, прежде чем говорить!
-А я думал…много думал…и это я еще только одну сотую озвучил из того, что я хочу с тобой сделать.
Хитро улыбаешься и снова пытаешься уложить меня на себя. Но я отпихиваю от себя твои руки и перелезаю на кровать.
-Да ну тебя, Том! С тобой невозможно серьезно разговаривать.
-Ну Билл…что ты сразу так ощетинился? Ну извини тогда…я не думал, что ты так отреагируешь…
-Да ты вообще по ходу не думаешь, когда у тебя стоит!
Одеваю нормально трусы и джинсы и застегиваюсь. Пробую подняться, но ты меня удерживаешь, хватая за руку, и дернув назад, валишь на кровать, сразу же забираясь на меня. Садишься верхом и нависаешь надо мной, придавив мои руки своими.

-Том, слезь.
Дергаю ногой. Ты качаешь головой.
-Не слезу, пока не прекратишь изображать эту глупую обиду.
-Я ничего не изображаю…просто ты не хочешь меня понять…
-Да все я понимаю…ты боишься, тебе кажется, что это было бы ужасно, и не хочешь даже посмотреть на все с другой стороны…
-Мне нужно время…я еще не готов к таким экспериментам!
-С таким отношением ты никогда не будешь готов.
-Да? И что ты предлагаешь?
-Пока ничего. Но я подумаю, как тебя переубедить…
Наклоняешься и касаешься губами моего подбородка.
-Том, ну ладно…пусти…
Отворачиваюсь и смотрю куда-то вбок, на картину на стене.
-Так ты не обижаешься?
Вздыхаю.
-Нет.
-Посмотри на меня.
Пытаешься заглянуть в глаза. Поворачиваю голову и говорю, глядя в твои:
-Ну нет, нет, не обижаюсь я!
Ты расплываешься в хищной улыбочке.
-Так значит, мы можем продолжить?
Тоже улыбаюсь, придумав ответ.
-Да…надо бы с дредами твоими закончить…
-И с ними тоже…но потом…
Отпускаешь мои руки, заключаешь лицо в ладони, и, слегка поворачивая голову набок, начинаешь целовать в губы. Поддаюсь и несколько расслабленно отвечаю, закидывая свесившиеся дреды тебе за плечи и обнимая за них. Ты плавно двигаешь бедрами, трясь об меня членом. Просовываю одну руку между нами и кладу ее на твой живот ладонью вверх. Ты немного приподнимаешься, давая мне пробраться дальше. Но только я забираюсь кончиками ногтей под резинку трусов, как раздается тихий стук в дверь. Мы оба сначала замираем, не разрывая поцелуя, а потом как ошпаренные подрываемся с кровати и вскакиваем на ноги. Пока ты спешно запахиваешь халат и завязываешь пояс, я иду к двери, на ходу одергивая футболку и поправляя волосы.
-Да?
Сердитый голос Саки из-за двери спрашивает:
-Вы что, еще не спите?
-Э…ну нет…так ведь не поздно еще вроде…
Смотрю на тебя. Поправляешь покрывало и берешь с него баночку с воском. Идешь к зеркалу и садишься на стул напротив. Вытираю губы и подбородок, и приоткрываю дверь. Саки тут же начинает «наезжать»:
-Уже первый час ночи. Опять не выспитесь ведь. Давайте закругляйтесь.
-Ну я помогаю Тому дреды смазывать…
Раскрываю дверь шире и киваю на тебя. А потом добавляю:
-А еще мне в душ надо…обязательно.
Саки скептически оглядывает мою комнату и тебя заодно, и заключает:
-Ну так иди быстро и сразу в постель! А я пока сам ему помогу…
И переступает порог. Ты тут же встаешь и быстро говоришь:
-Нет-нет, не нужно…мне Билл уже большую часть сделал…а дальше я и сам могу…просто у него быстрее получается…
-Ну смотри…
Он пожимает плечами и поворачивается ко мне.
-Так, давай бери все, что надо и в ванную! Пока не увижу обоих в кроватях сам не лягу, ясно?
На последних словах он поворачивается уже к тебе и ты, вздыхая, киваешь. Иду к кровати и беру с нее давно приготовленное полотенце. Не стоит ему сейчас перечить. Не в наших это интересах. Мы все втроем выходим из моей комнаты. Саки идет последним и гасит свет. Молча переглядываемся с тобой и ты нехотя плетешься в свою спальню, а я направляюсь в сторону ванной, сопровождаемый идущим позади Саки. Черт, даже дома уже под охраной нахожусь. Он так скоро и спать со мной будет. Он этой мысли меня аж передергивает, и я встряхиваю головой, выкидывая ее из нее. Только этого мне сейчас не хватало. Точнее, нам. Мне теперь хочется каждую ночь спать с тобой в одной постели. Жаль, что в ближайшее время это не реально. Хотя…может нам удастся что-нибудь придумать. По крайней мере, попытка не пытка.

Утром я первым занимаю ванную, потому что тебе все равно куда меньше времени нужно на сборы. А мне удобнее наносить тон и красить ресницы именно у этого зеркала, потому что здесь освещение то, что надо, и вода рядом, чтобы сразу можно было помыть руки. Но, очевидно, я все же злоупотребляю твоим терпением, потому что не успеваю поднести кисточку ко второму глазу, как ты начинаешь нетерпеливо барабанить в дверь и кричать:
-Билл…вылезай сейчас же! Забыл, что ты не один?!
Не желая провоцировать очередной утренний скандал, быстро иду к двери и открываю, впуская тебя. Влетаешь в ванную в одних трусах и сразу же направляешься к унитазу. Отворачиваюсь от тебя, запирая дверь. Ты отливаешь и удовлетворенно выдыхаешь.
-Черт, еще немного и я бы не дотерпел! Ну вот на фиг запираться, если просто малюешься?
Спускаешь воду и идешь к раковине. Окунаю кисточку в тюбик и тоже подхожу к зеркалу, пытаясь рассмотреть свое отражение из-за твоей спины.
-Мне только один глаз осталось докрасить…это пара минут всего…
-А мне зубы почистить можно или хотя бы умыться, а?
Зачерпываешь воду в ладони и окунаешь в них лицо.
-Это дольше.
-Ты тут уже полчаса торчишь! И все мало тебе?
Берешь свою щетку и выдавливаешь на нее зубную пасту. Как всегда, не закрываешь крышку.
-Том…закрой пасту…
Захожу сбоку, чуть отклоняясь в сторону и вытягивая шею, чтобы заглянуть в зеркало. Ты коротко отрезаешь:
-Сам закрой.
И начинаешь быстро водить щеткой по зубам. Вздыхаю и завинчиваю пластиковую крышку, ставя тюбик на полке вертикально. Пытаюсь накрасить хотя бы верхние ресницы. Кое-как это удается. Ты сплевываешь пену и полощешь рот водой. Я перехожу к нижним. Опираешься руками о бортик раковины и внимательно за мной наблюдаешь. Цокаю языком.
-Блин, Том…ну не смотри так…я не могу, когда смотрят!
Говоришь с идиотской улыбкой:
-А вот мне интересно, зачем открывать рот, когда глаза красишь, а?
-Чего?
-Ну зачем ты рот открываешь?
Несколько секунд просто хлопаю глазами, и, наконец, поняв про что ты, отмахиваюсь от тебя.
-Да иди ты со своими дурацкими вопросами!
Снова смотрюсь в зеркало, сравнивая оба глаза. Вроде ничего, сойдет. Ты закрываешь кран и тоже смотришь, медленно отходя назад и вставая у меня за спиной.
-Ну все, красивый, красивый…
Обнимаешь за талию и разворачиваешь к себе. Так резко, что я проезжаюсь кисточкой по своей руке и пачкаюсь тушью.
-Ну что ты делаешь! Блин…
Запихиваю кисточку и завинчиваю тюбик. Слюнявлю большой палец и пробую стереть черный мазок с тыльной стороны ладони. Ты берешь меня за подбородок и приподнимаешь его, заставляя поглядеть себе в лицо. Тянешься к губам. Отворачиваюсь, кладя ладонь тебе на грудь и пытаясь отстраниться. Не хочу возбуждаться с самого утра. Все равно мы не успеем ничего сейчас. Но ты довольно грубо стискиваешь пальцы на моей челюсти, поворачивая мое лицо к себе и, несмотря на мое протестующее мычание, впиваешься в губы. Целуешь настойчиво и напористо, окутывая мои губы мятной свежестью. Отклоняюсь назад, перегибаясь поясницей через раковину, и, отводя руку, кладу тушь на полку. А ты все равно не отпускаешь моих губ, наклоняясь ко мне и просовывая ладонь под голову. Видимо, придется сдаться. Ты на секунду отстраняешься и смотришь на мои губы. Пользуюсь моментом, чтобы тебя вразумить:
-Том…ну вот зачем ты это начинаешь…сейчас же будем…
Не даешь договорить и, шепнув мне в рот «помолчи», всовываешь в него язык. Приходится заткнуться и дать тебе свободу действий в моем рту. Целуемся уже минуты две, и меня начинает стремительно затягивать в водоворот этих ощущений. Возбуждение не заставляет себя долго ждать. А осознание того, что оно взаимное, делает его еще более сильным и томительным. Хочется теперь, чтобы твои губы и язык ни на секунду не отрывались от моих. Засасываю их в себя, легонько покусывая, и крепко обнимаю тебя за талию, прижимая к себе и прижимаясь к тебе сам. Ты снова отстраняешься и, бросив быстрый взгляд мне в глаза, приникаешь к шее. Запрокидываю голову и зажмуриваюсь от удовольствия. Тихо говоришь, касаясь кожи губами и целуя между словами:
-Я ночью…так долго уснуть не мог…так хотелось…к тебе…даже думал…забить на все и пойти…
Поглаживаю тебя по спине.
-И что…тебя остановило?
-Я подумал потом, что ты, наверное, спишь уже…и будить тебя не захотел…тем более, что вставать так рано…
Твои губы перемещаются на ухо, сильнее сжимаешь меня в своих руках. А мне хочется еще крепче, еще теснее, еще надежнее. И совсем не хочется думать о том, что через двадцать минут нам надо выйти из дома.
-Черт…я тебя так хочу, Билл…я не успокоюсь теперь…
-Ну вот поэтому я и не хотел…
Опять ты затыкаешь меня поцелуем, перекрывая кислород и здравые мысли. Отрываешь меня от раковины и, разворачиваясь, подталкиваешь назад, не прекращая при этом посасывать мою нижнюю губу. Пячусь, увлекая тебя за собой, пока не упираюсь попой в стиральную машину. Ты тут же легко отрываешь меня от пола и усаживаешь на нее, вставая между моих ног и заводя их себе за спину. Скрещиваю щиколотки чуть ниже твоей поясницы и опираюсь руками о поверхность машинки позади себя. Задираешь футболку и принимаешься целовать грудь, водя языком вокруг сосков и теребя их самым кончиком. Кладу одну ладонь тебе на шею и плотно смыкаю губы, чтобы не издавать никаких звуков.
Я уже не могу противиться ни твоему, ни тем более собственному желанию. Мне уже тоже не успокоиться теперь. Ты так легко меня заводишь, словно в тебе есть какой-то скрытый рычаг, приводящий в движение все шестеренки и маятники в моем теле и сознании. Заставляя их работать в выбранном тобой ритме, подчиняться твоим установкам, выполнять заданные тобой функции. Я чувствую себя изобретением, созданным тобой и приведенным в действие твоими руками. И мне это нравится. Нравится быть твоим и принадлежать тебе. Нравится покоряться твоей воле и слушаться твоих немых команд. Мне нравится подчиняться силе твоих желаний и позволять тебе проявлять свою власть надо мной.
-Эй…вы чего там засели?
Черт, опять стук в дверь, опять сердитый голос Саки, опять мы вынуждены остановиться на самом интересном месте. На самом пике возбуждения. На самой высокой ноте страсти. Ненавижу Саки, Йоста и тех, кто придумал, что в сутках всего двадцать четыре часа! Ну не хватает их для полноценной жизни, ну хоть в лепешку расшибись!
Ты кричишь в сторону двери:
-Сейчас выйдем!
И шепчешь мне в самое ухо:
-Боже…Билл… тебя просто съем, как только останемся снова наедине… Ну почему ты такой вкусный у меня?
Улыбаюсь, обнимая тебя за шею и притягивая к себе как можно плотнее.
-Мне подогреть себя тогда или холодным слопаешь?
-Мммм…лучше подогреть…можно даже слегка поджарить…хотя нет, это я лучше сам…
Обхватываешь за талию и стаскиваешь со стиральной машины. Одергиваю футболку и опускаю глаза на твой пах.
-Ну и как ты собираешься выйти отсюда с таким стояком?
Ты смотришь на него и задумчиво говоришь:
-Значит, придется замаскировать…
Усмехаюсь.
-Как?
Ты глядишь по сторонам.
-Блин…халат в комнате…ну, значит, в полотенце завернусь…
Идешь к крючку и снимаешь с него большое синее махровое полотенце. Оборачиваешь его вокруг бедер и засовываешь уголок под край. Встаешь в профиль и интересуешься:
-Ну как?
Улыбаюсь.
-Почти незаметно. Ну…думаю, Саки не станет так пристально всматриваться. Пойдем, пока он снова не начал злиться.
Разворачиваюсь и иду к двери. Но только я берусь за замок, как ты подходишь ко мне сзади и тесно прижимаешься, кладя ладони на бедра. Прислоняешь губы к уху и шепчешь поверх волос:
-Черт…ну не могу я…
-Сам виноват…не надо было лезть ко мне с поцелуями…
Отталкиваю тебя попой и отпираю дверь. Берусь за ручку, чтобы открыть ее, но ты останавливаешь мою руку, хватая за запястье, и поднимаешь ее вверх, придавливая ладонь к двери. Сдавливая бедро второй рукой, начинаешь толкаться в меня пахом. Закатываю глаза, борясь одновременно с твоим и своим возбуждением.
-Том…перестань…ну хватит…
Не хочется это тебе говорить, но надо. Иначе ты не остановишься уже. А я уже не захочу тебя остановить. За дверью слышатся тяжелые шаги. И следом за ними новый стук. Ты, явно совершая над собой неимоверное усилие, отпускаешь меня и отходишь назад. Я тут же распахиваю дверь и задеваю ею стоящего по ту сторону Саки.
-Ой, прости.
Он хмурит брови и указывает на наручные часы.
-Осталось пятнадцать минут. Понятно теперь, почему вы постоянно опаздываете. Вы просто не следите за временем!
-Ну Саки, мы успеем, нам только одеться осталось…я сейчас, быстро…
Переступаю через порог и направляюсь к своей комнате. Он растерянно бормочет мне вслед:
-А как же завтрак?
Оборачиваюсь на ходу и отвечаю:
-Мы почти никогда утром дома не завтракаем. В студии перекусим.
Он начинает ворчать:
-И как только вам разрешили жить одним…вы совсем не можете о себе позаботиться…никакого порядка…
Он говорит что-то еще, но я не слушаю и захожу к себе. Меня чрезвычайно раздражает его навязчивое присутствие в нашей квартире. Нам только няньки не хватало. Чтобы укладывала спать, будила и кормила с ложечки. В конце концов, мы не дети уже. И уж тем более не его.
Распахиваю дверцы шкафа и оглядываю его содержимое. Мне предстоит нелегкая задачка – одеться за десять минут. Обычно я столько времени трачу только на то, чтобы выбрать хотя бы футболку. А в паху все еще чувствуется сильное напряжение. И зачем только я тебе поддался! Вот и жди теперь удобного момента. Даже мысли о вечере и возвращении домой не помогут уже. Наш «воспитатель» явно не даст расслабиться. Ну что за жизнь! Никакой личной свободы!

День выдался еще более напряженным и загруженным, чем вчерашний. Дэвид был крайне раздражителен и вспыльчив, реагировал на все очень эмоционально и к середине дня позволил себе обматерить нас так, что у меня даже уши покраснели от услышанного. Правда после обеда он несколько поостыл и, сменив гнев на милость, даже извинился перед каждым лично, объяснив, что у него в последнее время нервы на пределе. Мы отнеслись к его состоянию с пониманием и постарались его лишний раз ничем из себя не выводить.
Мы с тобой возлагали весьма большие надежды на перерыв, но, к сожалению, уединиться так и не удалось, потому что ребята решили есть в комнате отдыха, параллельно смотря какие-то гонки по телеку, и настояли на том, чтобы мы составили им компанию. Отбиваться от коллектива мы не стали, чтобы не вызвать и без того уже начавшие возникать подозрения. Но даже в присутствии Густава и Георга ты умудрился пару раз украдкой погладить меня по ноге и поцеловать в щеку. Это было так приятно, словно глоток освежающей воды сделать во время забега на длинную дистанцию, когда каждая секунда так дорога, что о том, чтобы остановиться и выпить за раз целый стакан даже и мечтать не приходится. И когда ребята оба вышли в туалет во время рекламной паузы, мы накинулись друг на друга как дикие звери, которых до этого держали в соседних клетках, не давая возможности физического контакта. Осознание того, что у нас есть всего несколько минут, только еще больше распаляло, заставляя целоваться и обниматься отчаянно безудержно, пытаясь успеть получить за такой короткий срок как можно больше этих невероятных по силе ощущений, чтобы запастись ими до вечера. Мы так увлеклись, что едва не спалились перед вернувшимися парнями. Пришлось срочно изобразить, что мы не поделили пульт и теперь боремся за право обладать им. Иначе объяснить тот факт, что я лежу на диване, а ты - на мне, и оба дышим, как загнанные лошади, было бы просто невозможно. И нам еще очень повезло, что спасительный пульт валялся рядом.
В общем, к концу рабочего дня в студии мысли у нас были только об одном. И как только мы попрощались со всеми и оказались одни в машине в ожидании водителя и Саки, ты сказал, что у тебя появился классный план насчет того, как можно сегодня вечером и ночью избавиться от неусыпного контроля последнего. Но рассказать пообещал, когда окажемся дома, и ты убедишься в том, что он сработает. И пока мы ехали домой, я все гадал, что же ты собираешься с ним сделать. Ведь, чтобы он нам не мешал, его придется как минимум связать и заткнуть рот кляпом, а как максимум – убить и закопать на заброшенном кладбище на окраине города. Представив, как мы вдвоем при нашей комплекции будем тащить его труп, я не сдержался и тихонько засмеялся, чем вызвал твой недоумевающий взгляд и немой вопрос. Помотав головой и подавив в себе этот приступ неоправданной бесчеловечности, я все же взял себя в руки (хотя предпочел бы оказаться в твоих), и весь оставшийся путь только молча глядел в окно, думая о том, что я сделаю с тобой, как только мы останемся вдвоем в запертой комнате, а еще больше о том, что сделаешь со мной ты. Сомнений в том, что мы что-то друг с другом сделаем, у меня даже и не возникало.
Едва мы поднялись на свой этаж, уже на выходе из лифта, ты поинтересовался у Саки, поужинает ли он с нами. На что тот, недолго раздумывая, вполне охотно согласился. Вызвавшись приготовить ужин сам, ты сразу же, зайдя в квартиру, отправился было на кухню, но был остановлен указаниями Саки сначала вымыть руки и переодеться. Ко мне это тоже относилось, поэтому мы с тобой, конечно же вместе, пошли в ванную, где кроме мытья рук успели еще и проверить на прочность дверцу душевой кабинки, и решить что особо на нее давить не стоит, потому что когда ты со всей силой меня к ней прижал, она предательски затрещала и чем-то жалобно хрустнула. Переодеваться нам хватило благоразумия пойти порознь, потому что в обратном случае неизвестно, как долго бы это продолжалось и чем бы все закончилось. А по плану у тебя сейчас должен был начаться процесс приготовления твоих фирменных спагетти с соусом, состав которого ты держишь в секрете даже от мамы. Поэтому, выйдя из ванной, мы разошлись по своим комнатам, договорившись встретиться уже на кухне.

Надеваю спортивный костюм и босиком отправляюсь на кухню. Терпеть не могу тапочки, а пол у нас с подогревом, поэтому дома чаще всего хожу так. Ты уже стоишь у холодильника и вынимаешь из него нужные тебе продукты. На голове только черная лента и дреды собраны в хвост. Увидев меня на пороге, улыбаешься и манишь рукой.
-А, иди сюда…будешь помогать.
Подхожу к тебе и, обернувшись на всякий случай на дверной проем, обнимаю сзади, кладя ладони на грудь и прижимаясь щекой к твоей лопатке. Ты выпрямляешься и накрываешь мои руки своими.
-Ну и зачем ты все это затеял? Мы могли бы уже сейчас устроиться у меня…или у тебя… Есть я особо не хочу…
Касаюсь губами ткани футболки. Ты, слегка обернувшись, отвечаешь:
-Да, и чтобы он дергал нас каждые пять минут? Помойте руки, приберитесь в комнате, переоденьтесь в пижамки, выпейте молочка на ночь!
Ты говоришь это таким смешным тоном, пытаясь передразнить Саки, что я щурюсь от смеха и хихикаю тебе в плечо. Ты снова наклоняешься и берешь с полки бутылку с растительным маслом. Отхожу от тебя и, вставая по другую сторону открытой дверцы, прошу:
-Ну ладно, давай, рассказывай, что ты придумал.
Ты идешь к столу и выкладываешь на него все, что набрал в холодильнике.
-Закрывай.
Толкаю дверцу, и она почти бесшумно захлопывается. Усаживаюсь за стол и снова интересуюсь:
-Ну так что?
Ты, бросив быстрый взгляд на дверь, лезешь в карман и достаешь из него белый пластмассовый пузырек. Протягиваешь мне. Беру и читаю надпись на этикетке.
-Что это? Снотворное?
Ты утвердительно киваешь и хитро улыбаешься уголком рта. Округляю глаза и приглушенно говорю:
-Ты с ума сошел? Хочешь ему это подсыпать в еду?
Садишься на соседний стул и быстро шепчешь, периодически поглядывая на дверь:
-Это вырубит его до утра. И действует не сразу…после еды он почувствует легкую усталость и пойдет к себе. А потом уснет и проспит всю ночь, как убитый. Утром он проснется бодрым и ничего не поймет.
-Ты уверен, что все так и будет?
-На девяносто девять процентов.
Нерешительно верчу баночку в руках.
-Блин…ну не знаю…а это не опасно?
-Да ничего с ним не будет…он вон какой здоровый…я вот даже думаю, может ему двойную дозу дать?
Забираешь у меня из рук снотворное и прячешь обратно в карман.
-Не надо двойную! А то мало ли что…он ведь не молодой уже…
-Ну посмотрим…думаю, двух таблеток хватит…
-И как ты собираешься ему их подсунуть?
-В соусе растворю.
-Эээ…а как же мы? Без соуса есть будем?
Улыбаешься и кладешь руку мне на коленку.
-Ты же сказал, что не голоден.
-Ну от твоих спагетти не откажусь.
-Так, ну тогда отолью ему отдельную порцию.
Хлопаешь меня по ноге и поднимаешься. Идешь к шкафу и достаешь из него кастрюлю. Тоже встаю и спрашиваю:
-Ну так тебе помочь чем-нибудь?
-Да, вдвоем быстрее будет.
Протягиваешь мне кастрюлю и даешь первое поручение:
-Набери воды. Только не много. Чуть больше половины.
-Ок.
Иду к мойке и открываю кран. Ты включаешь плиту и указываешь на конфорку.
-Ставь потом сюда. А я пока спагетти займусь.
Позади раздается голос Саки:
-Ну что, как тут у вас дела?
Оборачиваюсь. Он заходит на кухню и подходит к нам. Ты весело отвечаешь:
-Все отлично. Через полчаса будем наслаждаться уже.
-Полчаса? Ну так может я тогда пока в душ схожу быстренько?
Я ставлю кастрюлю с водой на плиту и радостно выпаливаю:
-Конечно, иди!
-Ага…ну ладно…
Он пятится назад и разворачивается.
-А, погоди, сейчас я тебе полотенце дам и халат! Правда не уверен, что он на тебя налезет, сейчас прикинем…

Дожидаюсь, пока не щелкнет замок ванной с той стороны и не раздастся шум воды, и возвращаюсь к тебе на кухню. Ты сидишь за столом и что-то выливаешь в миску, помешивая ее содержимое деревянной лопаткой. Поднимаешь на меня глаза. Медленно подхожу к тебе, с намеком произнося по пути:
-Он уже в душе…
-И что?
Прищуриваешь левый глаз и ухмыляешься.
-А это значит, что в ближайшие минут двадцать он нам не сможет помешать…
Обхожу стол, проводя по его краю кончиками пальцев и слегка царапая поверхность ногтями, и останавливаюсь рядом со стулом, на котором ты сидишь. Прекращаешь помешивать полужидкую желтоватую субстанцию, оставляя лопатку в миске, и в ожидании смотришь на меня снизу вверх. Поднимаю ногу и осторожно перекидываю ее через тебя, опускаясь к тебе на колени и опираясь спиной о край стола позади себя. Ты протягиваешь вперед руки, но не обнимаешь, а кладешь их по обе стороны от меня на стол и чуть заметно улыбаешься. Требовательно прошу:
-Поцелуй меня.
Приподнимаешь бровь.
-А что мне за это будет?
На секунду задумываюсь над ответом, но быстро соображаю:
-Я тоже тебя поцелую.
-Так может, мы одновременно попробуем?
Пожимаю плечами.
-Ну давай попробуем.
Ты улыбаешься уже во весь рот.
-На счет три?
Улыбаюсь в ответ и, подаваясь вперед, тянусь к твоим губам. Соприкасаемся нашими улыбками, и поверхностно целуемся, тихонько посмеиваясь друг другу в рот. Но постепенно с каждым движением губ становимся все серьезнее, и вскоре улыбки стягиваются, а поцелуй набирает силу и глубину, увлекая нас в новый омут страсти. У меня так быстро встает, что я уже через минуту в нетерпении начинаю елозить у тебя на коленях, пытаясь прижаться к тебе животом и соприкоснуться своим членом с твоим. Ты наконец-то отцепляешь руки от стола и обнимаешь за талию, гладя теплыми пальцами кожу на пояснице. Расстегиваю молнию на спортивной куртке и снимаю ее с себя. Помогаешь вытащить руки из манжет и отбрасываешь ее на соседний стул. При этом мы ни на секунду не разрываем ставший уже просто предельно откровенным и горячим поцелуй. Я просто не могу оторваться от тебя, присосавшись словно паразит, питающийся чужим возбуждением, чтобы усилить и укрепить свое собственное.
Но только я, забравшись обеими руками под твою футболку, добираюсь до ремня и собираюсь расстегнуть, как ты меня останавливаешь, мягко, но уверенно, убирая от себя мои руки, и шепчешь мне в рот:
-Нет, Билл…не сейчас…
Отстраняю от тебя лицо и недоуменно смотрю в глаза.
-Ты издеваешься?
-Нет. Давай подождем, когда Саки будет полностью ликвидирован. Вот тогда и оторвемся по полной.
-Ну Том…а я уже возбудился по полной! И что прикажешь с этим делать?
Ты кладешь руку на мой член и несильно сжимаешь пальцы. Прикрываю глаза и вцепляюсь в твои плечи. Но ты, проведя по нему ладонью пару раз, убираешь руку и говоришь на ухо:
-Мммм… Я найду что с этим сделать…только попозже… Если мы займемся этим сейчас, то ничего не успеем приготовить…и наш план провалится…но мы ведь этого не хотим?
-Ну блин…когда это будет, через час, два?
-Ну где-то так…но поверь, лучше подождать час, чем потом опять полночи мучиться в одиночестве.
Вздыхаю и откидываюсь назад, опираясь локтями о поверхность стола. Ты, придерживая одной рукой за поясницу, второй проводишь вниз от шеи до живота, и возвращаясь, добираешься до губ, чуть-чуть приоткрыв их большим пальцем и проведя по внутренней стороне нижней. Хочу засосать его в рот, но ты не даешь и, убирая от меня руки, командуешь:
-Нет, все. Давай закончим с ужином. А то Саки скоро выйдет, а у нас еще ничего не готово!
Нехотя слезаю с тебя и пересаживаюсь на другой стул, поднимая с него свою куртку и вешая ее на спинку. Теперь мне так жарко, что можно было бы и футболку снять, но лучше, наверное, не стоит. Пожалуй, надо форточку открыть. А еще вдруг очень покурить захотелось. Хотя я в последнее время делал это крайне редко. Максимум пару раз в день.
Ты снова принимаешься за свою смесь, а я встаю и иду к окну. Беру с подоконника сигареты и зажигалку и открываю форточку. Подставляю лицо потоку хлынувшего из нее свежего воздуха, прикрывая глаза и делая первую затяжку. За окном на фоне одетого в вечерние огни весеннего города, легонько покачиваются верхушки деревьев, покрытых налетом первой зелени. Мне вдруг отчего-то становится очень волнительно и внутри все начинает трепетать и колыхаться, как эти маленькие свежие листочки на ветках. Оборачиваюсь на тебя. Возишься у плиты, увлеченно помешивая содержимое кастрюли и сыпля туда соль. Улыбаюсь пришедшим в голову мыслям про то, как забавно ты выглядел бы в роли повара, в фартуке, шейном платке и большом белом колпаке. Но, пожалуй, озвучивать их не стану, лучше просто молча полюбуюсь тобой. Так, как никогда раньше. Замечая то, чего до этого в упор не видел, открывая тебя для себя заново, словно читая между строк в давно прочитанной книге то, что было написано невидимыми чернилами, которые вдруг стали проявляться, раскрывая совсем иной ее смысл.

-Иди ты.
-Почему я?
-Ну Билл, пожалуйста!
-А если он еще не спит?
-Скажешь, что что-то взять пришел.
-Блин…я боюсь…
-Билл…ну ради нас же…
-Ну ладно…только стой тут тогда и не уходи!
-Конечно, я здесь…ну все, давай…
Подталкиваешь меня к двери гостиной. Осторожно приоткрываю ее и оборачиваюсь на тебя. Прикладываешь палец к губам и киваешь на образовавшуюся щель, показывая, чтобы я зашел. Неуверенно делаю шаг вперед, переступая порог темной комнаты, чувствуя себя вором, крадущимся в помещение, где спит хозяин. В гостиной тихо, слышно только тиканье настенных часов и мерное сопение, доносящееся с дивана. Крадусь к нему на цыпочках и останавливаюсь за спинкой. Еле слышно зову:
-Саки…
Реакции не последовало. Делаю глубокий вдох и говорю уже громче:
-Саки, ты спишь?
И снова ничего. Становится спокойнее. Но все же нужно сделать еще кое-что. Обхожу диван и склоняюсь над ним, пытаясь рассмотреть в темноте его лицо. Спит, даже не сняв очков. Слегка касаюсь его плеча. Не заметив никаких изменений, уже чуть более уверенно сжимаю его пальцами и несильно тормошу. Еще раз зову:
-Саки…
Но он даже не шелохнулся и дыхание по прежнему размеренное и глубокое. Облегченно выдыхаю и выпрямляюсь. Кажется, все получилось. Желая побыстрее покинуть гостиную, торопливо иду к двери и по пути задеваю ногой стеклянный журнальный столик. Стоящие на нем предметы покачиваются и довольно громко позванивают. Зажмуриваюсь и застываю на месте. Но ничего не происходит. Сон Саки так и остается не потревоженным. Стараясь больше ничего не задеть по пути, возвращаюсь к тебе. Выйдя в коридор и закрыв за собой дверь, прислоняюсь к ней спиной.
Ты тихо шепчешь:
-Ну что?
-Все ок. Похоже, получилось.
-Крепко спит?
-Ага…ни на что не реагирует.
-Отлично. Пойдем…
Берешь за руку и тянешь за собой по коридору. Останавливаемся у моей комнаты.
-Давай, запри свою дверь.
-Зачем?
-На всякий случай. Если он встанет ночью и решит проверить, спим ли мы.
-Так мы будем у тебя?
-Да. Или ты против?
-Нет, хорошо. Сейчас закрою…только возьму кое-что…
-Ок. Тогда встретимся у меня…я пока на кухню зарулю…
Хлопаешь по плечу и идешь в сторону кухни. Захожу к себе и, не включая свет, иду к креслу. Беру с него свою сумку и достаю забытый и давно уже разрядившийся телефон. Роюсь в тумбочке в поисках зарядки. Забираю ее с собой, потом, секунду подумав, прихватываю и сумку и, подойдя к двери, вытаскиваю из замка ключ. Запираю ее снаружи и, кинув ключ в сумку, иду к тебе.

Тебя в спальне еще нет. Включаю лампу у кровати и, найдя розетку, оставляю телефон заряжаться. Ты заходишь в комнату с двумя бокалами и бутылкой вина. Ставишь их на тумбочку и запираешь дверь на ключ.
-А вино зачем?
-Выпьем за удачно реализованный план.
Отходишь от двери и идешь ко мне, протягивая вперед руки. С готовностью подаюсь навстречу твоим объятиям. Прижимаемся друг к другу и замираем так. Кладу подбородок тебе на плечо и закрываю глаза. Мне так хорошо сейчас. И так мало, оказывается, надо, чтобы почувствовать это. Всего лишь твое теплое дыхание на своей шее и твои горячие ладони на своей талии. Кажется, больше ничего и не надо. Но ты начинаешь мягко касаться кожи губами и я тут же понимаю, что все же нет, надо, и намного больше.
-Том…
-Мммм?
-Ну и что мы будем делать теперь?
Проводишь языком по краю уха и шепчешь:
-А что ты хочешь?
-Я не знаю… А ты?
-Я бы рассказал…но ты просил меня про это не говорить…
Легонько хлопаю тебя по спине.
-Ну Том, нет…ну из того, что мы можем реально…
-А мы все можем реально…если захотим…
Целуешь в скулу и заглядываешь в глаза, немного отстраняя лицо.
-Я не могу.
-Можешь…
-Тогда не хочу.
Понимающе вскидываешь брови.
-А это уже другое дело. Но мы это исправим.
-Да? И как же это сделать?
-Как сделать так, чтобы ты меня захотел?
Верчу головой и утыкаюсь лбом в твою ключицу.
-Нет. Я и так тебя хочу…
-Правда?
-Да.
-Тогда в чем же дело?
-Ну я хочу…но не все…а только…только то, что мне нравится…
-То есть не всего меня, а только часть?
-Ну нет…не так…
-Билл…это все равно, что заказать салат из овощей, а есть из него только огурцы!
Хихикаю тебе в плечо.
-Интересное сравнение. А почему именно огурцы?
-Ну первое, что в голову пришло.
-Ааа…ну конечно…
Ты поглаживаешь по волосам и молчишь. Расслабляюсь и снова закрываю глаза. Но ты вдруг продолжаешь:
-И вообще, откуда ты знаешь, что тебе другое не понравится, если не пробовал еще?
Поднимаю голову.
-Том…пожалуйста…не надо сейчас на меня давить…
Тяжело вздыхаешь.
-Ладно...как скажешь…нет, так нет…я же не настаиваю…
Выпускаешь меня из своих рук и отходишь к тумбочке. Берешь бутылку и достаешь из кармана штопор.
-Давай лучше выпьем немного…
Прищуриваю глаза и ставлю колено на кровать.
-Хочешь меня напоить, как следует и коварно соблазнить?
Поднимаешь на меня взгляд и смотришь несколько настороженно.
-Ты серьезно так думаешь?
Пожимаю плечами и боком сажусь на кровать, подогнув под себя одну ногу. Ты откладываешь штопор на тумбочку и присаживаешься передо мной на корточки, ставя бутылку рядом с собой на пол. Кладешь руку мне на ногу и смотришь в глаза.
-Нет, погоди…если ты действительно так думаешь, то давай тогда не будем пить…никаких проблем…раз уж ты мне не доверяешь…
Накрываю твою руку своей.
-Ну чего ты…я же пошутил…да не думаю я так…не бери в голову…открывай.
Киваю на бутылку и улыбаюсь. Ты недоверчиво хмуришься.
-Уверен?
-Да…все нормально, Том…не волнуйся…и вообще, если что, я смогу за себя постоять!
Подмигиваю тебе и, наклоняясь, целую в кончик носа. Ты проводишь по нему согнутым указательным пальцем и серьезным тоном говоришь:
-Просто понимаешь…мне кажется, у тебя такое впечатление складывается обо мне…ну что я только одного от тебя и хочу…но это совсем не так, веришь?
-Том…да не парься ты…я тебя на самом деле отлично понимаю…просто…да, ты прав, мне страшно на это решиться…и у меня к этому несколько предвзятое отношение…может, это какой-то ложный стереотип, не знаю…но пока я не вижу в этом ничего привлекательного для себя…вот.
Слушаешь меня внимательно, кивая и задумчиво покусывая губы. Потом медленно поднимаешься на ноги и спрашиваешь:
-А если я смогу тебя переубедить?
-Ну…если сможешь…то может быть… А как?
-Но ты дашь мне хотя бы возможность это сделать?
-Смотря каким способом ты собираешься меня переубеждать.
Улыбаешься.
-Гуманным. Насильно ничего делать не буду, не боись. Просто я хочу, чтобы ты понял, что все вовсе не так ужасно, как ты это себе представляешь…и для тебя в первую очередь.
Мне становится любопытно.
-Будешь проводить со мной разъяснительные беседы?
-Нет, есть способ поэффективнее. Я тебе лучше покажу на наглядном примере.
-То есть?
-Сам увидишь. Но это чуть позже. А сейчас давай все же откроем вино и выпьем по бокальчику. Ты точно не против?
-Нет, давай. Но ты меня заинтриговал…
Усаживаешься на пол и обхватываешь горлышко бутылки.
-Это уже хорошо. Подай-ка штопор.

-Мммм…как вкусно сейчас с тобой целоваться…оторваться не могу…
Улыбаюсь и кладу ладонь себе на лоб.
-А у меня голова кружится…это все вино…
Ты облизываешь губы и заискивающе говоришь:
-А может это от страсти?
-Может и от нее…тоже…
Привстаю на локтях и подтягиваюсь повыше, к подушке. Кладу на нее голову, а ты укладываешь свою мне на грудь.
-У тебя сердце так быстро бьется…
Прижимаешься ухом к левой половине груди и слушаешь. Протягиваю руку и начинаю перебирать пальцами дреды в хвосте. Ты лежишь тихо и не шевелясь, закрыв глаза и едва заметно улыбаясь. Тяну за дредину.
-Эй…ты смотри мне не усни…
Тут же поднимаешь голову и ползешь к моему лицу.
-Да ты что…уснуть сейчас? Я же не такой идиот, чтобы вырубить Саки, и самому отрубиться так и не получив самого сладкого…
Ложишься на меня и медленно целуешь в губы. Обнимаю тебя и спрашиваю, не размыкая наших губ:
-Тогда…чего мы ждем?
Так же не переставая целовать, отвечаешь:
-А ты…уже готов?
-К чему?
Приподнимаешься надо мной и лукаво улыбаешься.
-К процессу переубеждения.
-Ну…я же не знаю, как он будет происходить…и что мне надо будет делать…
-Ничего. Только смотреть и запоминать.
-На что смотреть?
-Сейчас…
Слезаешь с меня и спускаешься на пол. Недовольно надуваю губы.
-Ну куда ты…
-Погоди…
Идешь к шкафу и открываешь дверцу. Лениво потягиваюсь на кровати и бросаю взгляд на время. Еще не так поздно, даже полуночи нет. Но после вина чувствую себя несколько расслабленно, хотя у меня сейчас вполне прилично стоит после наших пылких поцелуев и объятий. И странно, что мы даже не разделись до сих пор. Видимо, ты реально что-то задумал.
Возвращаешься ко мне на кровать и показываешь то, что достал из шкафа.
-Что это, DVD?
-Да…поставлю сейчас и посмотрим, так ли все безнадежно у тебя…
-Что там?
-Много чего…интересного…и полезного…
Протягиваю руку к коробке.
-Дай посмотреть!
-Сейчас дам…
Открываешь ее и вынимаешь диск. Подаешь мне пустую коробку и идешь к телевизору. Подношу ее к лицу и разглядываю. Быстро соображаю, что к чему, и повышенным тоном заявляю:
-Том! Я не буду это смотреть!
-Почему это?
-Потому что нет! И вообще, откуда у тебя гей-порно?!
Берешь пульт и идешь ко мне.
-Билл…ты же сказал, что готов дать мне возможность тебя переубедить…
Сажусь на кровати и откидываю от себя коробку.
-Я не хочу смотреть эту порнуху…мне это не нужно!
-Нет, тебе как раз нужно…иначе ты просто не поймешь, от чего отказываешься…а посмотришь - глядишь и понравится…
Забираешься на кровать и садишься напротив. Категорично качаю головой.
-Мне это не может понравиться! Это отвратительно!
-Ну вот как ты можешь это заявлять, когда еще не видел?
-Это и так понятно… Ну неужели тебе это нравится, Том?
Ты вздыхаешь и притягиваешь меня к себе.
-Билл, успокойся…давай так…мы включим и ты посмотришь хотя бы минут десять…и если тебе не понравится, выключим и все…идет?
-Ну зачем это…
-Ну Билл…хотя бы ради меня можешь ты это сделать?
Раздумываю полминуты, поглядывая то на коробку от DVD, то на телевизор, то на пульт в твоей руке.
-Ну хорошо. Только десять минут! И если я скажу «стоп», ты сразу выключишь, ок?
-Ок. Сам выключишь. Вот, держи пульт.
Вкладываешь его мне в руку и устраиваешься поудобнее, подкладывая под спину подушку и вытягивая ноги. Сижу, опустив голову, и верчу пульт в руках. Никогда не понимал этого твоего интереса к порнухе. Не знаю, что может быть увлекательного в том, чтобы смотреть как какие-то неизвестные люди трахаются перед камерами. А уж тем более, когда это два мужика! Вообще не думал, что у тебя есть порно с геями. Похоже, я еще многого о тебе не знаю.
-Ну чего ты думаешь? Включай давай.
-Но мы договорились, да?
-Да, да…пульт же у тебя…нажимай на «play» и иди ко мне.

Сначала на экране загораются титры, и я внутренне радуюсь, что хотя бы пару минут из десяти я ничего такого не увижу. Ты сидишь, откинувшись на спинку кровати и согнув ноги в коленях, обнимая меня за шею и слегка шевеля пальцами в волосах, растущих внизу затылка. Мой большой палец уже заранее находится на кнопке «stop». Я уверен, что мне просто никак не может понравиться видео про двух волосатых мужиков.
Титры сменяются красочной картинкой солнечного летнего дня. По тропинке к дому идет молодой парень в джинсах и футболке, по виду не старше нас с тобой. Подходит к двери и нажимает на кнопку звонка. Симпатичный такой парень, но мне все равно как-то не интересно знать, что с ним будет происходить тут дальше. Ему открывает дверь такой же молодой пацан, и, улыбаясь, приглашает в дом. В следующем кадре они проходят в гостиную и усаживаются на диван. Говорят о какой-то ерунде и смеются. Вот никогда бы не подумал, что это геи. Выглядят как обычные современные парни, ни одежда, ни прически, ни манеры, ничто не выдает их ориентации. Я уже даже начал думать, что это и не гомики вовсе, а просто друзья, но тут они заканчивают трепаться и начинают целоваться. Причем так реально и по-настоящему, с языками и всеми делами, что у меня глаза на лоб лезут. Никогда не видел со стороны, как целуются два парня. Да и видеть никогда не хотел. Но у этих это получалось весьма эффектно и так естественно, как будто так оно и надо. Тот, что пришел в гости, валит второго на диван и, продолжая целовать, начинает расстегивать его джинсы. Бросаю взгляд на часы. Уже семь минут прошло. А ничего страшного пока не было. Мне повезло. Поднимаю глаза на тебя. Смотришь в телевизор и жуешь губы. Твои пальцы на моей шее уже не двигаются, просто несильно сжимаешь ее. Снова перевожу глаза на экран. Там уже полным ходом идет процесс раздевания, сопровождаемый поцелуями и поглаживаниями. Когда они избавляются ото всей одежды, «гость» спускается к животу «хозяина дома» и берет его член в рот. У меня аж пульт из руки выпал. А ты наклоняешься к моему уху и шепчешь:
-Ну что, отвратительно?
Тушуюсь.
-Эээ…
-Только честно.
Нащупываю рукой пульт и говорю:
-Ну не отвратительно…но все равно…смотрю только ради тебя!
Ты улыбаешься и киваешь, снова устремляя взор на экран. Следую твоему примеру. Этот парень так легко и умело сосет, что я невольно завидую, правда не знаю, кому их них больше. Потому что второй так стонет, что самому хочется открыть рот и простонать. Но вместо этого я делаю звук потише, на всякий случай, объясняя тебе:
-Громко очень…вдруг Саки услышит…
-Да его теперь и пушкой не разбудишь…в ближайшие шесть часов…
Опускаешь руку с шеи на плечо и крепче прижимаешь к себе. А на экране уже такое творится…теперь они сосут друг у друга одновременно. Так, как делали мы с тобой совсем недавно, даже в точно такой же позе. Нахлынувшие воспоминания тут же вызывают ответную реакцию в паху. Непроизвольно раздвигаю согнутые в коленях ноги, касаясь одной твоей. Ты немного поворачиваешься ко мне и, вытянув вторую руку, кладешь ее мне на коленку. И начинаешь медленно вести ладонь вниз по внутренней стороне бедра. На несколько секунд прикрываю глаза и снова открываю, когда твои губы касаются виска.
-Том…
-Дааа…
Твоя рука уже почти добралась до своей цели.
-Налей мне еще вина.
Улыбаешься и целуешь проколотую бровь, накрывая колечко губами.
-Сейчас…
Убираешь от меня руки и поворачиваешься к тумбочке. А я внимательно слежу за происходящим на экране. Потому что то, что они сейчас делают, я вижу впервые. И не совсем понимаю, зачем это надо, лизать языком ТАМ.
Ты протягиваешь мне наполненный бокал и я, быстро сделав несколько глотков, спрашиваю, кивая на экран:
-А что он делает?
Ты смотришь и довольно облизываешься.
-Это называется римминг.
-Чего?
-Ну вот этот процесс…когда попу лижут…называется римминг.
Мне кажется, я даже покраснел. То ли это от вина, то ли от смущения. Пригубливаю бокал снова. Ты опять обнимаешь и интересуешься:
-А что, тебе понравилось?
Глотаю немного терпкое вино и говорю, чувствуя, как пылают щеки:
-Да просто…первый раз вижу такое…а зачем это делать?
-Ну…вообще-то это очень приятно должно быть…
-Да?
-Да…просто это очень чувствительное место…и его стимуляция вызывает приятные ощущения…
Допиваю вино залпом и возвращаю тебе бокал.
-Еще налить?
-Нет…а, хотя…давай…и себе тоже!
-Ок.

Получив новую порцию пьянящей жидкости, отпиваю только один глоток и, поставив бокал себе на живот и держа его за ножку, продолжаю пялиться в телек. Десять минут прошли уже давно, но нажать на «stop» пока не захотелось. Сейчас там уже началась явная подготовка к самому главному. Потому что у них в руках появились презервативы и какая-то бутылка с дозатором. Ты отставляешь свой бокал и поворачиваешься на бок лицом ко мне. Берешь мою ногу и, отводя ее в сторону, укладываешь себе на бедро. Свешиваю ее с той стороны, чуть касаясь пальцами покрывала, а ты снова проводишь ладонью по направлению к паху, только уже куда быстрее и, не останавливаясь, кладешь ее на член.
-Мммм…а чего это мы такие возбужденные?
-Не знаю, не знаю…может ты в вино подмешал чего? Виагры какой-нибудь…
Улыбаюсь и игриво облизываю уголок губ. Ты наклоняешься и целуешь в шею, вынуждая меня отклонить голову вбок. Гладишь член и мошонку, периодически сдавливая их в руке, и всасываешься в кожу все сильнее. Снимаю бокал с живота и смотрю, куда бы его поставить. Но, не расставаясь с твоими руками и губами это сделать невозможно. А так не хочется.
-Том…забери его…
Даю тебе бокал, и ты быстро, буквально за доли секунды, ставишь его на тумбочку, сразу же возвращая губы и руку на прежние места. Сползаю вниз и устраиваю голову на подушке. Перемещаешь губы на мои, одновременно забираясь под резинку спортивных штанов. Пока я тщетно пытаюсь поймать твой язык зубами, ты снимаешь со своего бедра мою ногу и, толкая ее вперед, переворачиваешь меня на бок спиной к себе.
-Ну Том…что ты делаешь…
-Пока ничего…
Ныряешь кончиком языка в ухо и, просунув под меня руку, кладешь ладонь на живот, плотнее прижимая к себе. Вынимаешь вторую руку из моих штанов и начинаешь расстегивать свои джинсы, при этом продолжая ласкать языком мое ухо, отчего я тихо постанываю, возбуждаясь все сильнее. Ты, звеня пряжкой, стаскиваешь джинсы с бедер и снова прижимаешься ко мне. Это такое странное и непривычное для меня пока ощущение, чувствовать попой твой твердый член, но мысли о том, что ты хочешь его в нее вставить, мне как-то не импонируют. Утыкаюсь коленом пульт. Про телевизор мы уже забыли, теперь он нам ни к чему.
-Том…я выключу…мы же все равно не смотрим…
-Выключай…
Нажимаю на кнопку и отбрасываю пульт куда подальше. Ты наваливаешься на меня сильнее и переворачиваешь на живот.
-Эй…
Пытаюсь поднять голову с подушки и заглянуть тебе в лицо.
-Все нормально…расслабься…
Захватываешь мочку губами и плавно двигаешь бедрами поверх моей попы.
-Том…не надо так…
-Билл, я же сказал, что ничего не сделаю против твоего желания…успокойся…
-Это уже против…я не хочу…
Ты замираешь и говоришь в ухо:
-Билл…замолчи уже, а?
-А если не замолчу?
-В рот тебе вставлю и оттрахаю. Хочешь?
Возмущенно восклицаю:
-Ах, вот ты как!
-Ты знаешь другой способ тебя заткнуть и получить удовольствие?
-Знаю. Поцеловать, например.
Вполне искренне удивляешься:
-Я тебя мало целовал сегодня?
-Меньше, чем мне бы хотелось…
-Ок, дай мне хотя бы пять минут, а потом будем целоваться, если ты так хочешь.
-Зачем тебе пять минут?
-Пять минут тишины можно? Ты ведь можешь помолчать хоть это время?
-А что ты будешь делать?
-И не задавать никаких вопросов!
-Ага…а вдруг ты меня за это время трахнуть успеешь!
-Билл…все…я сейчас начну злиться! Ты что, мне совсем не доверяешь?!
Понимаю, что уже, наверное, перегибаю палку и, немного подумав, решаю, что за пять минут ничего непоправимого случиться не сможет.
-Ну хорошо. Но ты обещал, что ничего не сделаешь такого!
-Да, все. Заткнись и расслабься.
Хочу сказать что-то еще, но сдерживаюсь, и, прижавшись щекой к подушке, жду, что ты будешь со мной делать.
Ты поднимаешься на четвереньки и сползаешь чуть ниже, усаживаясь на мои ноги. Задираешь руками футболку и начинаешь целовать спину, поглаживая ладонью вдоль поясницы. Что ж, это очень даже приятно. Закрываю глаза и обнимаю подушку обеими руками. Но через минуту твоя рука спускается с поясницы вниз, а губы занимают ее прежнее место. Водишь языком вдоль резинки треников и, пуская в ход вторую руку, неторопливо массируешь ягодицы обеими ладонями. Но это действие занимает еще меньше времени и ты, не отрывая губ от моей кожи, захватываешь край штанов пальцами и начинаешь стягивать их с меня, вызывая острое желание нарушить данный обет молчания. Но я убеждаю себя, что не стоит лишний раз демонстрировать тебе свое недоверие и позволяю снять с себя и штаны, и трусы. Ты устраиваешься у меня в ногах и наклоняешься к моему голому заду. Касаешься губами по очереди обеих половинок, а потом вдруг с силой всасываешься в правую, втягивая в рот кожу и издавая громкое чмоканье. Мычу в подушку, надеясь, что ты поймешь, что надо остановиться, потому что мне уже больно. И ты останавливаешься, приподнимаясь, и медленно проводишь по этому месту пальцами. Довольно ухмыляешься и снова кладешь обе руки на ягодицы, слегка их сдавливая и сминая пальцами. Пять минут подходят к концу. Но я пока не вижу явных причин тебя останавливать. Хотя…вот сейчас, кажется, уже увижу.
Ты сдвигаешь руки ближе и, оттопырив большие пальцы, погружаешь их в ложбинку между ягодиц и проводишь по всей ее длине от копчика и почти до мошонки. Выдыхаю резко и снова вбираю в себя воздух, когда ты таким же образом возвращаешься обратно. Но до конца уже не ведешь, а останавливаешься на полпути и раздвигаешь половинки в стороны. И прежде чем я успеваю сообщить тебе, что пять минут истекли, ты наклоняешь голову и проводишь там языком. У меня перехватывает дыхание, и заготовленные слова возвращаются обратно в горло, застревая там и перекрывая путь всем другим. Хватаю воздух ртом как рыба, а ты принимаешься плавно водить языком вдоль всей ложбинки, то и дело задевая анус, и вызывая у меня этим новые приступы нехватки кислорода. Постепенно путь, который проделывает твой язык, становится все короче и вскоре ты сосредотачиваешь все внимание на отверстии. И когда ты начинаешь быстро и часто лизать его языком, я полувыдыхаю-полуговорю:
-То-о-ом…хватит…
Ты на секунду отрываешься от своего занятия, чтобы сказать:
-Билл…перестань…тебе же нравится…
И снова выпускаешь язык, на этот раз уже водя им по кругу и заставляя меня неконтролируемо сжиматься внутри.
-Не-е-ет…
-Врешь.
Осторожно проводишь подушечкой указательного пальца по влажному от твоей слюны анусу и принимаешься его им массировать.
-Том…я тебя прошу…я не могу так…
-Почему?
-Ну я…не знаю…мне стыдно!
Говорю и тут же утыкаюсь лицом в ладони, потому что так оно и есть. Мне в самом деле это нравится и очень приятно, так, что словами не передать, но мне реально стыдно, что кто-то, а уже тем более ты, в прямом смысле слова лижет мне зад и видит то, чего я сам никогда не видел!
-Билл…что за глупости…тут нечего стыдиться…если нам обоим это нравится…
-Том…ну иди ко мне…пожалуйста…
Переворачиваюсь на бок и протягиваю к тебе руки. Подползаешь и обнимаешь, укладываясь рядом. Целуешь в щеку и гладишь по спине.
-А…а тебе что, это правда нравится?
-Еще как…у тебя такая красивая дырочка…такая нежная и очень аппетитная.
-Боже, Том…что ты говоришь! Я сейчас сгорю от стыда!
Утыкаюсь лбом тебе в грудь, не зная, куда деться от смущения.
-Лучше бы ты от желание сгорал…чтобы я продолжил…
Ведешь ладонь вниз и поглаживаешь попу.
-Том…так нельзя…
-А как можно? Может тебя поза смущает? Хочешь, по-другому попробуем?
-Как еще по-другому? Не надо…
-Надо! Мы вообще с тобой все-все попробовать должны. Чтобы знать, что нам нравится больше всего и как.
-Но не все же сразу!
-Нет, конечно…поэтому сегодняшнюю ночь мы посвятим твоей попке! Будем ее целовать и вылизывать…точнее я буду…
Закрываю тебе рот ладонью.
-Том…замолчи сейчас же…я не могу это слушать!
Убираю от тебя руку, и ты тут же лезешь целоваться. Отворачиваюсь.
-Что такое? Ты же хотел поцелуев…
Опускаю глаза. Ты понимаешь почти сразу.
-Уууу…да ты, братишка, просто ханжа!
-Ничего я не ханжа…просто это негигиенично!
-А после члена целоваться нормально, значит?
-Ну…
Вожу пальцем по простыне. Ты встряхиваешь за плечо и говоришь, поймав мой взгляд:
-Билл…послушай меня…я не знаю точно, что и как там у тебя раньше было…ты со мной редко делился и мало чем…НО…
Делаешь многозначительную паузу, заставляя обратиться в слух.
-Но У НАС все будет по-другому, понятно? Мы будем делать все, что нравится нам обоим, без оглядки на какие бы то ни было правила, нормы и заморочки. Поэтому свой стыд девай куда хочешь, но в постель со мной не бери, ясно? Потому что я не привык отказывать себе и другим в удовольствии из-за каких-то глупых предрассудков, стеснения и прочей фигни! И если ты не умеешь, тебе придется научиться открыто выражать свои желания, и не смущаться, когда их выражаю я! И если что-то нравится, так и говорить, потому что самому же будет хуже, если ты будешь чего-то хотеть но из-за своих тараканов в голове бояться или стесняться об этом попросить. Потому что иначе, это будет не секс, а черт знает что!
Выговорив мне все это, замолкаешь и откидываешься на подушку, ложась на спину и закрывая глаза. Осторожно ложусь рядом и медленно обдумываю твои слова. Да ты прав, я не умею говорить вслух о том, чего хочу, если это мне кажется чем-то совсем неприличным и неправильным. И чувство стыда у меня иногда зашкаливает в таких ситуациях. Если бы я тебе рассказал все в подробностях про свой первый раз, ты бы, наверное, до сих пор надо мной смеялся бы. Ты в сексе совсем не такой как я, куда более раскрепощенный и откровенный, для тебя не существует запретных тем и ты готов на любые эксперименты. Но, должно быть, это и к лучшему, потому что если ты будешь вести себя так же, как я, то это у нас самом деле будет не секс, а черт знает что.

Нащупываю твою руку и сжимаю кисть.
-Том…
-Ну?
-Ты прав, конечно…но я не смогу так сразу перестроиться…
Ты поворачиваешься ко мне.
-Билл, я и не прошу сразу. Но ты даже мне не даешь делать то, что я хочу! И себя удовольствия лишаешь этим.
-Ну…я постараюсь…исправиться.
Улыбаюсь и притягиваю тебя к себе за шею. Ты тоже улыбаешься, нависая надо мной.
-Отлично. Начинай прямо сейчас.
Приподнимаю голову и захватываю твои губы своими. Легко поддаешься и наклоняешься ко мне, вовлекаясь и вовлекая меня в поцелуй. Через минуту мне уже снова хочется. Хочется чтобы ты поласкал меня там языком. Но попросить об этом я вряд ли сейчас смогу. Остается только надеяться, что ты сам догадаешься. Ты спускаешься губами вниз, через подбородок к шее, от нее к груди, потом к животу и вскоре твои губы ловят мой член и вбирают его в твой рот. Закусываю нижнюю губу и с неприкрытым интересом смотрю, как ты у меня сосешь, ловя кайф и от этих движений твоих губ, и от самого наблюдения.
Ты поднимаешь голову и, приподнимая одну ногу, ставишь колено между моих. А потом проделываешь то же со второй, оказываясь у меня между ног. Сгибаешь их в коленях и, держа под ними, поднимаешь вверх, одновременно разводя в стороны. Мне снова хочется закрыть лицо руками, потому что в такой позе мне еще ни перед кем лежать не приходилось. Волна стыда опять накрывает с головой. А ты, не обращая на мое смущение никакого внимания, усаживаешься на свои согнутые ноги и наклоняешься к моему паху. Посасываешь губами мошонку, придерживая мои ноги и не давая их опустить. Но мне так хорошо от того что ты делаешь ртом, что я забиваю на свой стыд и отдаюсь тебе во власть. Ты проводишь языком вверх по внутренней стороне бедра и, поднимаясь на колени, говоришь:
-Билл…ты можешь полежать так? Тебе так удобно?
-Э…ну…нормально…а что?
-Ноги сможешь не опускать? Просто мне сейчас неудобно будет их держать…
-А…а что ты собираешься делать?
-То, что мы оба хотим.
Подмигиваешь и наклоняешь мои ноги ближе ко мне.
-Держи сам.
Подавляю очередной приступ жгучего стыда и просовываю руки под коленками, прижимая ноги к себе.
-О, супер. То, что надо!
Довольно облизываешь губы и спускаешься вниз, укладываясь на живот и привставая на локтях, кладешь ладони на мою попу, немного приподнимая ее вверх.
-Мммм…какая красота…эта попка будет моей, по-любому…
Нет, мне определенно придется научиться привыкнуть к подобным твоим словам и выражениям. Но сейчас я опять чувствую, как кровь приливает к щекам. Ты впиваешься в анус губами и начинаешь его посасывать, причмокивая и довольно мыча. А я не в силах уже сдерживаться, позволяю себе издавать тихие стоны и всхлипы. Заменяешь губы на язык и лижешь так, что у меня подгибаются и быстро немеют пальцы на ногах. Запрокидываю голову и то открываю рот, выпуская наружу очередной стон, то закрываю, плотно сжимая губы и зажмуриваясь, когда ты трешь там пальцем, несильно надавливая, и одновременно щекочешь языком чувствительное место под мошонкой. Не знаю, сколько минут это уже продолжается, но ты все лижешь, целуешь, посасываешь, водишь пальцами, гладишь, массируешь, даря мне столько невероятных ощущений, что мне хочется, чтобы все это продолжалось и продолжалось до бесконечности.
Но ты берешь правой рукой мой член и начинаешь параллельно его дрочить, быстро набирая темп и скорость, заставляя стонать все громче, забывая обо всех предосторожностях, и двигать бедрами навстречу то твоей руке, то твоему рту. И когда я, наконец, кончаю, то не могу даже разобрать, что больше этому поспособствовало. А ты продолжаешь лизать и вдруг всовываешь кончик языка внутрь и шевелишь им там, так, что меня накрывает новой мощной волной удовольствия, похожей на мини-оргазм.
-Том…господи…что ты со мной делаешь…я сознание сейчас потеряю…
Ты прекращаешь свои манипуляции с языком, крепко припечатываешь анус губами и поднимаешься на колени. Убираю руки и медленно опускаю затекшие с непривычки ноги на кровать. Ты гладишь по бедрам и, улыбаясь, смотришь на меня.
-Ну как? Теперь ты понимаешь, зачем они это делают?
Киваю и улыбаюсь в ответ, слегка смущенно.
-Теперь понимаю.
Поднимаешь мою ногу и, проползя под ней, дотягиваешься до тумбочки и берешь с нее коробку с одноразовыми салфетками. Подаешь мне и снова укладываешься рядом. Вытираю живот и смотрю на твой пах. Спрашиваю:
-А что мы будем делать с тобой?
-А что ты хочешь со мной сделать?
Решаю дать тебе почувствовать себя на моем месте.
-Трахнуть хочу.
Ты округляешь глаза.
-Да-да…вот возьму и сам отымею твою задницу! А если будешь сопротивляться - к кровати привяжу.
-О, вот мы как заговорили! Но меня ты этим не испугаешь, не старайся.
-Да? И что, ты согласен?
-Нет, конечно.
-Ага, а меня значит, можно?
-Тебя нужно. Причем давно уже. Это просто тебе повезло, что я такой добрый и понимающий.
Делаешь невинное лицо и хлопаешь ресницами. Качаю головой.
-Ладно, вернемся к этому позже…а сейчас дай я хотя бы тебя раздену, наконец…
-Это пожалуйста.
Помогаешь мне избавить себя от одежды и заодно стаскиваешь с меня так и не снятую футболку. Беру твой член в руку и быстро привожу его в «рабочее состояние».
-Ну что, тебе пососать или есть другие предложения?
Ты расплываешься в довольной улыбке и, хитро прищуривая глаза, говоришь:
-Есть. Но сначала пососать.
-Только не говори, что будешь меня потом в рот трахать.
Все так же хитро улыбаясь, отвечаешь:
-А что, ты против?
Морщу лоб.
-Ну Том, серьезно что ли?
-Нет, Билл. Только если ты сам захочешь.
-А что тогда?
-Бли-и-ин…все тебе знать надо! Ты сосать будешь или нет?
Показываю тебе язык.
-Буду.
-Ну так начинай. А то мы так до утра будем выяснять, что к чему.
Устраиваюсь сбоку, склоняюсь над твоим животом и беру твой член в рот, стараясь сразу заглотить максимально глубоко. Все равно, судя по всему, придется этому учиться в ближайшее время. Мне с тобой всему учиться придется. Но с таким учителем я, в принципе, готов заниматься каждый день по несколько часов, а то и всю ночь до утра, забыв про сон и прочие надобности.

Сосу у тебя уже минут пять, периодически играя с членом языком и облизывая яйца. Ты же периодически стонешь и мнешь в руке мои волосы, иногда легонько давя на затылок и заставляя снова брать в рот, когда я чересчур увлекаюсь своими «играми». И только я начинаю чувствовать, как твой член твердеет до предела у меня во рту, ты тянешь за волосы вверх и говоришь:
-Стой…Билл, остановись.
Выпускаю его изо рта и вопросительно смотрю на тебя. Манишь рукой:
-Иди сюда.
Подползаю к тебе. Ты обхватываешь мое лицо руками и целуешь в немного припухшие губы, а потом просишь:
-Ложись на живот, пожалуйста.
Настораживаюсь.
-Зачем?
Ты закатываешь глаза.
-Боже, Билл…ну что ты такой подозрительный! Не бойся, трахать не буду. Я кое-что другое хочу. И не волнуйся, это не больно.
Поднимаешься на колени и сам укладываешь меня на живот. Пробую все же выяснить, что ты намерился со мной делать в этот раз.
-Ну ты можешь хотя бы сказать, что хочешь делать…
-Сейчас сам все поймешь…
Забираешься на меня и ложишься сверху. Твой влажный член упирается головкой мне в копчик. Я непроизвольно напрягаюсь и сжимаю половинки попы.
-Ну что ты сразу так жмешься…расслабься!
Хлопаешь ладонью по бедру и садишься на меня. Но это мало помогает, если даже не наоборот. Ты раздвигаешь ягодицы руками и подаешься вперед так, что твой член укладывается между них. Отпускаешь руки, и он плотно сжимается с двух сторон. Придерживая его рукой, снова ложишься на меня и, устроившись поудобнее, начинаешь двигать бедрами взад-вперед.
Спрашиваешь, склонившись над ухом и не прекращая двигаться:
-Ну что…больно?
Мотаю головой.
-Н-нет…
-Можно мне так кончить?
-М-можно…
Целуешь в плечо и горячо в него дышишь открытым ртом, постепенно ускоряясь и увеличивая силу трения. У меня складывается почти полное ощущение, что ты меня трахаешь сейчас. И я пытаюсь представить себе, как это было бы, если бы твой член был не снаружи, а внутри.
Ты рвано дышишь и хрипло шепчешь:
-Билл…зажми его сильнее…ты можешь…
Сжимаю ягодицы, пытаясь сильнее сдавить твой член ими.
-Еще…еще…мне так нравится…да…еще раз, давай…
Стискиваю половинки что есть силы, и ты, подавшись вперед последний раз, замираешь и со стоном изливаешься мне на поясницу.
-О...ох…боже…вот это кайф…спасибо…
Утыкаешься взмокшим лбом мне между лопаток и тяжело дышишь в спину. А сперма медленно стекает по бокам на изрядно уже помятое покрывало. Расслабляю ягодицы и снова резко сжимаю. Ты ахаешь и кусаешь меня за лопатку. Толкаю тебя попой, приподнимая ее вверх.
-Том…слезай уже с меня…я пить хочу…
-У нас только вино.
-Все равно что. У меня в горле пересохло.
Лениво сползаешь с меня и берешь салфетки.
-Сейчас вытру тебя и дам.

Через полминуты я жадно пью вино прямо из горлышка, а ты стаскиваешь покрывало и разбираешь постель.
-Поспишь со мной?
-Я бы хотел…но нельзя…утром Саки будить ведь будет…
Ты подходишь сзади и обнимаешь.
-Поставим будильник на десять минут раньше его.
-Нет, Том…ты разве нас не знаешь…мы проспим…уже вон, третий час ночи…
Ставлю бутылку на тумбочку и поворачиваюсь к тебе, тоже обнимая. Проводишь рукой по спутавшимся волосам и интересуешься:
-Ну тебе понравилась наша сегодняшняя ночь?
-Ну…ты, конечно, заставил меня понервничать…но, это того стоило.
-Я рад, что ты все же начинаешь выбираться из своей скорлупы, Билл. Мы с тобой еще столько всего должно попробовать…ммм…
Мечтательно поднимаешь глаза к потолку и улыбаешься. Быстро чмокаю тебя и высвобождаюсь из твоих объятий. Ищу свою одежду.
-Что, все?
-Да, я пойду к себе уже…блин, где моя футболка?
Опускаюсь на четвереньки и заглядываю под кровать.
-Билл…если ты будешь принимать такие позы, ты никуда отсюда не уйдешь до утра, так и знай!
Выпрямляюсь и поднимаюсь на ноги.
-Лучше бы найти помог, ежик озабоченный!
Ты смеешься, держась за живот.
-А почему именно ежик?
Вспоминаю про салат и огурцы и отвечаю твоими же словами:
-Ну, первое, что в голову пришло.
Ты качаешь головой и, смеясь, подходишь ко мне.
-Билл…я тебя обожаю…
Целуешь в щеку и обходишь кровать с другой стороны. Наклоняешься и просовываешь руку в щель между ею и тумбочкой. Достаешь оттуда мою футболку и кидаешь мне. Ловлю ее на лету и начинаю одеваться. Ты тоже натягиваешь трусы и идешь провожать меня к двери.
-Ключ свой взял?
-Он у меня в сумке.
Хлопаю по ней ладонью.
-Ок.
Отпираешь замок и, осторожно приоткрыв дверь, выглядываешь в коридор. Возвращаешь голову обратно и снова прикрываешь.
-Чего?
-Все чисто вроде. Тихо и темно.
-Ну я пошел тогда.
Останавливаешь, кладя руку на плечо.
-Погоди…сказать хотел…
-Что?
-Про попку твою.
-То-о-ом…
-Нет, ну я серьезно…она мне так нравится, просто до безумия…
-Да уж…оно и видно…
-Ну ты ведь дашь мне скоро, правда?
-Ага, коленкой в живот! А можно и пониже…поспокойнее будешь…
-Ай-яй-яй. Как нехорошо. За это можно и по попе получить, как следует…по первое число.
-Том, все…хватит дурачиться…я пойду…
-Да, кстати, я поставил тебе отличный засос на ней.
-Что?
-Ну на видные места нельзя, а там никто не увидит. Зато я буду знать. Это моя печать. Значит, что твоя попка теперь моя. Пройдет – новую поставлю. Вот так.
-Дурак! Все, я ухожу.
-Иди-иди.
Выхожу в коридор и прислушиваюсь к обстановке. Да, кажется, все нормально. Ты шепотом говоришь:
-Спокойной ночи.
-И тебе. До встречи утром.
Иду к своей комнате, и, останавливаясь рядом с ней, ищу ключ в сумке. Нахожу и отпираю дверь. Только когда я закрываю ее изнутри, чувствую себя спокойно и, пообещав себе обязательно сходить в душ утром, укладываюсь спать.

Утром Саки разбудил меня первым, очевидно, поняв, что мне на сборы требуется куда больше времени, чем тебе. Выглядел он вполне бодрым и выспавшимся, и даже улыбался, когда я открыл ему дверь. Быстро ополоснувшись и почистив зубы, я пошлепал на кухню, откуда доносился непривычный для утра в нашей квартире запах чего-то съестного.
А там меня ждет сюрприз в виде стоящего у плиты Саки, что-то переворачивающего на скворчащей сковородке.
Увидев меня, он кивает на стол и говорит:
-Билл, давай садись, сейчас будет завтрак.
-Нет, Саки, я не хочу есть…
Иду к холодильнику и достаю из него пакет молока. С самого пробуждения дико хочется пить.
-Я не спрашиваю, хочешь или нет. Завтракать вам нужно обязательно. Это необходимо для растущих организмов! Ты посмотри на себя, да мне же приходится иногда тебя держать, чтобы ветром не сдуло!
Ну вот, опять начинается. Закатываю глаза и отворачиваюсь от него, подходя к окну. День сегодня солнечный, и температура почти 20 градусов, это радует. Делаю еще несколько глотков и, оставляя пакет на подоконнике, подхожу к плите. Саки расставляет тарелки и раскладывает столовые приборы.
-Ну и что ты там приготовил?
Приподнимаю крышку и заглядываю в сковородку.
-Картофельные оладьи. Очень вкусные и питательные.
Неуверенно сдвигаю губы в сторону и принюхиваюсь к подрумянившимся лепешкам. Вроде пахнут съедобно.
-Так, давай, садись, а я пойду Тома разбужу уже.
Тут же предлагаю свой вариант:
-А давай я схожу. А ты пока разложишь все тут…
Он пожимает плечами и согласно кивает.
-Ну иди…только быстрее давайте…а то они остывают быстро…
-Хорошо…я его потороплю.
Быстро иду к двери и уже почти бегом добираюсь до твоей спальни. Сначала пробую открыть, надавив на ручку, но у тебя заперто. Стучу.
-Том, это я! Ты спишь еще? Просыпайся!
Жду немного, но с той стороны только тишина. Снова долблю кулаком в дверь.
-Том! Пора вставать! Ты слышишь? Ну открывай давай!
Прислушиваюсь, почти прислонившись ухом к двери. За ней слышится какая-то возня, а потом несильный грохот и твое сердитое «Твою мать!». Топаешь к двери. Отхожу на пару шагов назад. Поворачивается ключ в замке, и ты открываешь. Вид у тебя, конечно, не ахти какой. Хмуришь лоб и трешь глаз кулаком.
-Доброе утро!
Улыбаюсь тебе и, быстро глянув в сторону кухни, подхожу и обнимаю за талию. Ты мычишь что-то неразборчивое и утыкаешься лбом мне в плечо. Тихо говорю тебе на ухо:
-С Саки вроде нормально все. Он нам даже завтрак приготовил. Иди умывайся и пойдем есть. А то он не отстанет…
Киваешь мне в плечо и трешься о него виском.
-Сейчас…я еще не проснулся, кажется…
-Помочь тебе?
-Помочь…
Перемещаю руку с талии на твой живот и веду ладонь вниз. Останавливаюсь у резинки трусов и интересуюсь:
-Ну как, помогает?
Твои руки незамедлительно приземляются на мою попу.
-Да…определенно…продолжай…
Но только я начинаю сдвигаться ниже, как с кухни раздается громкий голос Саки:
-Билл! Ну что вы так долго?
Ты разочарованно простанываешь, убирая от меня руки и проводя ими по лицу:
-Бли-и-ин, ну за что нам это наказание?
Нехотя отлипаю от твоего теплого тела и отхожу в коридор. Кричу в сторону кухни:
-Все, я его разбудил, сейчас придем!
И обращаюсь уже почти шепотом к тебе:
-Давай быстрее, а то я один с ним сидеть за столом не хочу. Сейчас опять начнет нотации читать…
-Ладно, сейчас только штаны надену, зубы почищу и приду.
Расплываюсь в лукавой улыбке.
-Эх…вот если бы его тут не было, штаны одевать тебе бы сейчас не пришлось…
-Так я могу и не одевать…хочешь, наоборот, трусы даже сниму?
Подцепляешь большими пальцами резинку и медленно тянешь вниз, хитро на меня поглядывая.
-О, не-е-ет…
Закрываю себе глаза рукой и, отмахиваясь от тебя, иду на кухню, чувствуя, как ты смотришь мне в след.

-Ну так вот, и когда пища преобразовывается в энергию…
Саки замолкает и перестает размахивать вилкой. Облегченно выдыхаю, когда вижу тебя на пороге кухни.
-Давай, Том, садись…позавтракаешь хоть раз по-человечески! Я специально тебя будить рано не стал, думал Билл надолго ванную займет…но он что-то сегодня быстро…
Тянусь за стаканом.
-Это я просто не красился еще.
Саки переводит на меня взгляд и воспитательным тоном изрекает:
-Сейчас поешь и хоть весь разрисуйся.
Ты садишься напротив меня и с интересом разглядываешь содержимое своей тарелки, а потом спрашиваешь:
-А что это такое?
-Это картофельные оладьи. Ешь, это вкусно. Я как раз рассказывал Биллу о том, как важно вам утром завтракать.
Ты смотришь в мою тарелку и поднимаешь глаза на мое лицо.
-Нормально?
-Да, вполне съедобно. Попробуй.
Саки отпивает молоко из кружки и подтверждает:
-Конечно, съедобно. Не отравы же я вам туда подсыпал.
Мы с тобой понимающе переглядываемся и, стараясь скрыть шкодливые улыбки, принимаемся за еду.
-Между прочим, у вас в холодильнике полно просроченных и практически испорченных продуктов. Нужно произвести ревизию и выбросить все старое. А то еще возьмете и не поглядите, а потом отравление и промывание желудка!
Он встает из-за стола и относит свои тарелку и вилку в мойку. Включает воду и, продолжая что-то ворчать себе под нос, моет их. Ты невозмутимо продолжаешь уплетать за обе щеки, видимо решив не обращать на его нравоучения вообще никакого внимания. Эх, мне бы так. А то он уже с утра загрузил меня лекциями о пользе полноценного питания для здоровья и хорошего самочувствия.

-Билл, ну сколько можно копаться? Бери телефон и пошли!
Саки всовывается в дверь моей спальни. Хлопаю себя по лбу.
-А…точно, телефон! А я все никак не могу вспомнить, что забыл…только вот…
Вспоминаю, что вчера вечером взял его к тебе и оставил там заряжаться, да так и забыл.
-Только вот он у Тома в комнате, кажется…мы вчера у него сидели…и я его там оставил…
Выхожу в коридор и иду к тебе. Сталкиваюсь с тобой в дверях твоей спальни. Ты протягиваешь мне мобильный и зарядку.
-Держи, растеряха!
И, выглянув за мое плечо, быстро целуешь в губы, вызывая одновременно два несовместимых желания: отпрянуть и впиться в ответ в твои. Моя бы воля, и я так думаю, что и наша, мы бы сейчас захлопнули дверь, заперлись бы изнутри и завалились бы в постель. И уж точно никуда бы не поехали сегодня.
-Все, мы выходим!
Но мы вынуждены на этот раз подчиниться воле Саки. Как несправедлива жизнь! Называемся звездами и секс-символами, а обращаются с нами как с неразумными детьми, читая мораль и указывая, что и как нужно делать. Ну ничего, вот исполнится нам по восемнадцать, тогда фиг я позволю так ограничивать свою свободу!

Во время перерыва мы с тобой выходим покурить на улицу с черного хода. Точнее ты хочешь покурить, а я просто решаю составить тебе компанию. Погода радует теплом и солнцем. Опираюсь спиной о стену и подставляю ласковым лучам свое лицо, закрывая глаза и слегка улыбаясь. Но вслед за лучами моих щек касаются твои не менее теплые и ласковые губы. Открываю глаза и сам того не желая прошу:
-Том, не надо…вдруг кто-нибудь увидит…
Ты бросаешь взгляд в сторону.
-Да нету никого вокруг…
-Ну а вдруг появится кто-то…или из окна посмотрит…
Ты нехотя отходишь от меня и прикуриваешь уже заготовленную сигарету. Снова закрываю глаза и кайфую. А в голову настойчиво лезут воспоминания из прошлой ночи, заставляя улыбаться все шире и испытывать приятные волны легкого возбуждения внизу живота.
-О чем думаешь?
Не открывая глаз, честно отвечаю:
-О том, что было ночью…
-Да? И что ты об этом думаешь?
-Я думаю, как хорошо, что ты такой…не такой нерешительный, как я...
-Значит, тебе нравится моя настойчивость?
-Нравится…но в разумных пределах.
Приближаешь губы к моему лицу и говоришь чуть хрипловато вполголоса:
-Дашь мне сегодня ночью снова полизать свою попку?
Пихаю тебя кулаком в бок.
-Том…опять ты за свое…
А у самого щеки краснеют и пульс подскакивает. Ты тихонько посмеиваешься и отвернувшись, выпускаешь дым в сторону. Решаю задать тебе один интересующий меня после увиденного вчера в фильме вопрос.
-Слушай, а…вот там, ну в твоей киношке…у этого парня…у него там было все так гладко…они что, все сбривают что ли?
Ты многозначительно улыбаешься и подходишь ближе, почти вплотную.
-Да, а может эпиляцию делают…но я думаю, брить куда быстрее и проще…а что, ты тоже хочешь избавиться от растительности там?
-Нет! То есть…не знаю… А надо?
Вполне серьезно смотрю тебе в глаза. Мне действительно важно, что ты об этом думаешь. Ведь раз уж мы перешли к такому виду ласк, наверное, стоит поработать немного над собой. Ты вскидываешь вверх руку.
-О, я только за! И мне будет приятнее, и тебе. Ты знаешь, что после бритья, чувствительность кожи значительно повышается?
На этих словах ты почти прикасаешься губами к моему уху, и я спешу оттолкнуть тебя от себя.
-Том, ну не подходи так близко ко мне! Хочешь нас спалить?
Ты бросаешь окурок на землю и давишь его кроссовком.
-Ладно, пойдем, пока Дэвид не начал рвать и метать. Он сегодня снова не в духе по ходу. Хотя…вот ему бы с Саки пожить…посмотрим, как бы он тогда заголосил!
Открываешь дверь и пропускаешь меня вперед. Захожу и, все еще размышляя над возникшей проблемой, бреду к лестнице. Ты догоняешь на ступеньках и говоришь:
-Но мы к этой теме еще вернемся с тобой. Это отличная идея. Надо будет ее взять на вооружение.
Легонько толкаешь меня плечом и задорно улыбаешься. Неуверенно покачиваю головой. Не знаю, может и попробую это сделать, но это же будет означать, что я действительно хочу, чтобы ты делал мне этот, как его, римминг, вроде. Хотя, тебя этот факт только обрадует. А мне надо учиться не стесняться своих желаний. Да уж, а это не так-то просто, как может показаться на первый взгляд.

В коридоре мы встречаем идущего нам на встречу, уткнувшись в какие-то бумаги, Дэвида. Поравнявшись с нами, он быстро проезжается по нам глазами и снова устремляет взгляд в документы, проходя мимо. Но секунду спустя тормозит и словно что-то вспомнив, окликает:
-А…погодите…есть разговор!
Останавливаемся и разворачиваемся к нему.
-Про Саки знаете уже?
Переглядываемся и одновременно пожимаем плечами. Качаю головой:
-Нет, а что с ним?
Он делает озабоченное лицо и, сунув бумаги под мышку, тихо и как то вкрадчиво говорит:
-Слушайте, вот по мне видно, что у меня сейчас проблем до фига?
Так, что-то меня уже этот его тон не радует. Чую, сейчас услышим нечто невеселое. Ты отвечаешь, так же тихо и осторожно, словно боясь сказать что-то не то и не так:
-Видно. Но мы же вроде не…
Дэвид морщится, словно ему в лицо брызнули лимонным соком, и поднимает вверх ладонь, останавливая твою речь.
-Нет, Том, я не собираюсь вас отчитывать снова…тут просто такое дело… Вот почему я не могу на вас положиться, а? Итак забот невпроворот, и мне сейчас только тем не хватало заниматься, как няньку вам искать…
Ты, очевидно, почуяв возможность воспользоваться его загруженным состоянием, быстро предлагаешь:
-Нет, Дэвид, ну хочешь, мы поклянемся, что будем сами вовремя вставать?
Он скептически кривит губы:
-Если бы вам можно было верить…
Решаю прийти тебе не помощь.
-Дэвид, ну честное слово, мы обещаем, что больше не подведем тебя…ну дай нам хоть шанс это доказать!
Он тяжело вздыхает, отводя глаза, и я понимаю, что еще немного и нам удастся его уломать. Незаметно пихаю тебя локтем в бок, призывая не отступать. Ты снова говоришь:
-Мы же все понимаем, Дэвид…осталось четыре дня…и мы должны успеть…и мы успеем, вот увидишь! И не будем больше опаздывать, обещаем! А что с Саки-то?
Поддакиваю тебе:
-Да, что с ним случилось?
Дэвид проводит ладонью по лбу.
-У него возникли проблемы в семье…у матери неприятности со здоровьем, не помню точно, что…ну в общем, ее в больницу срочно положили…
Округляю глаза:
-Ого…
Дэвид кивает и продолжает:
-Да…и я его отпустил…он уже билет заказал на вечер…так что вы остаетесь без присмотра теперь…по крайней мере на сегодня…и просить кого-то другого с вами пожить…
Ты опять заступаешься за нас:
-Не надо никого просить! Ну что мы, совсем несамостоятельные что ли? Тем более, раз такая ситуация…мы справимся сами, правда, Билл?
Толкаешь меня плечом и смотришь с ожиданием. Делаю последний бросок:
-Да, Дэвид…ну позволь нам реабилитироваться, а? Ну хотя бы сегодня. Вот если завтра опоздаем, делай тогда с нами, что хочешь, хоть тут посели!
Замолкаю и мы оба с надеждой смотрим на Йоста. На его лице блуждает тень сомнения. Мысленно прошу его принять нужное нам решение. Наконец, он выдыхает и заключает:
-Ладно. Но если завтра вы снова проспите…
Он поднимает вверх указательный палец. Ты не даешь ему закончить:
-Нет-нет, не проспим! Будем вовремя! Честно-честно!
Он открывает рот, чтобы сказать что-то еще, но из кармана его куртки раздается спасительная трель, и он лезет туда за мобильником. Мы довольно переглядываемся, затаив улыбки, потому что знаем, что если он сейчас начнет с кем-то говорить по делам, то наш разговор можно считать оконченным. И оконченным весьма удачно для нас.
-Да! Чего? Ты прикалываешься что ли? Мне не до шуток сейчас… Какого черта? Они охренели там все что ли? Твою мать…слов приличных у меня на них нет… Так, погоди…я приеду сейчас… Да, где-то через час буду…ничего без меня не делайте, ждите! Все, позвоню еще, как буду подъезжать! Давай…
Закончив разговор, он окидывает нас каким-то бессмысленным взглядом и говорит:
-Так, значит…а ладно, черт с вами…
И, махнув на нас рукой, разворачивается и уходит, что-то бурча себе под нос. Дожидаюсь, пока он не скроется за углом, и со сдавленным визгом кидаюсь тебе на шею, слегка подпрыгивая на месте. Ты обнимаешь в ответ и так крепко стискиваешь, что перекрываешь доступ кислорода в легкие. Но я даже не пытаюсь отстраниться, потому что меня ничуть не пугает перспектива задохнуться от радости в твоих объятиях.
-Так-так-так…опять Каулитцы друг с другом обнимаются…весна что ли так действует на них…
Будто ушатом холодной воды окатили. Убираю руки с твоей шеи и отхожу назад на пару шагов, одергивая край куртки. Одновременно замечая, что ты даже не сделал попытки от меня отстраниться.
Материализовавшиеся словно из воздуха Густав и Георг медленно подходят к нам, издевательски лыбясь и хихикая. Густав обращается ко мне, еле сдерживаясь, чтобы не засмеяться:
-Ну и чему на этот раз Том тебя учил? Снова танцевать? Или уже чему-то более важному?
Чувствую, как стремительно кровь приливает к щекам, а пальцы сами собой сжимаются в кулаки. Ты делаешь шаг навстречу парням и потираешь ладони друг о друга.
-Секретным приемам я его учил. Как одной левой вырубить особо любопытных типов. Может, поможешь? На твоем примере нагляднее выйдет…
Густ выставляет вперед руку и улыбается.
-Да ладно тебе, Том…я ж свой человек…не сдам…в прессу не сообщу…и Георг тоже могила, да, чувак?
Он задевает плечом тупо хихикающего Георга и тот отзывается:
-Ага…мы будем молчать обо всем, что видели и еще увидим…но за отдельную плату!
Влезаю в эту полушутливую дискуссию, понимая, что подоплека у нее очень даже серьезная:
-А что это вы такого видели-то? Тоже мне, шантажисты нашлись! Фантазию свою больную подлечите сначала!
Георг только собирается что-то ответить, как дверь комнаты звукорежиссера открывается, и он, выглядывая в коридор, кричит нам:
-Так, вы уже передохнули? Тогда чего стоите? Давайте за работу. У нас на сегодня еще два трека и обсуждение аранжировок…
Первым реагирую на его призыв и спешу покинуть место происшествия, на ходу говоря:
-Да, мы уже идем…
Шагаю к двери, испытывая массу противоречивых чувств. И радость от вновь обретенной нами свободы, и беспокойство за маму Саки, и некое чувство вины перед ним, и волнение по поводу предстоящей ночи, и опасения за те мысли, что теперь поселились на наш счет в головах ребят, и желание, чтобы запись прошла удачно, и мы уехали домой не очень поздно, чтобы побыть вдвоем подольше…

-Ну что?
Спрыгиваю с подоконника и подтягиваю джинсы. Ты выходишь в коридор и прикрываешь дверь кабинета Дэвида.
-Все нормально. Едем домой.
Киваешь головой в сторону выхода, и, не дожидаясь меня, шагаешь по коридору. Беру сумку и иду за тобой. Спускаемся вниз по лестнице. Ты идешь впереди, на пару ступенек ниже меня.
-А что насчет Саки?
Отвечаешь, не оборачиваясь:
-Дэвид звонил ему сейчас. Он уже там, в больнице. Вроде ничего страшного, состояние у его мамы не критическое…должна оклематься…
На душе немного полегчало. Притормаживаю, ухватившись за перила.
-Это хорошо…а то знаешь, у меня такое чувство неприятное было…ну какой-то вины…все же мы по-свински с ним поступили вчера…
Ты спускаешься еще на несколько ступеней и останавливаешься, поворачиваясь ко мне. Смотришь несколько секунд снизу вверх, а потом начинаешь медленно подниматься, говоря на ходу:
-Ну чего уж теперь…что сделано, то сделано…главное, что все обошлось…а мы смогли кайф словить…
Встаешь на ступень ниже меня и с легкой полуулыбкой уже гораздо тише спрашиваешь, глядя в глаза:
-Тебе ведь было хорошо, правда?
Твоя рука проезжается вверх по перилам и накрывает мою. Ждешь ответа на свой вопрос. Но я не хочу говорить об этом здесь.
-Том, пошли…
Пытаюсь выдернуть руку из-под твоей, но ты не отпускаешь.
-Ответь и пойдем.
-Ты и так знаешь…
Делаешь непонимающее лицо.
-Понятия не имею.
Недовольно морщу лоб и снова дергаю руку.
-Ну Том, не прикидывайся…пошли уже…ты разве не хочешь домой поскорее?
Ты как-то обиженно поджимаешь губы и опускаешь глаза.
-Хочу…а еще я хочу, чтобы ты был откровенным со мной…а ты даже не можешь на такой элементарный вопрос ответить.
Твоя ладонь сползает с моей руки, и ты отступаешь на ступень вниз.
-Я тебе дома скажу, ок?
Ты не отвечаешь и, развернувшись, продолжаешь спускаться вниз. Вздыхаю и, закинув сумку на плечо, ступаю за тобой. Ну не знаю, почему я не могу тебе все говорить, как есть. Даже элементарного «да» из себя выдавить не смог. А тебя, похоже, расстраивает эта моя сдержанность. Но я тебя вовсе не хочу расстраивать. Попробую исправиться в скором времени.

Водитель провожает нас до лифта и прощается. Ты нажимаешь на кнопку и снимаешь темные очки. Сдвигаю свои на голову и скидываю капюшон. Еще пара минут и нам совсем не нужно будет прятаться. Двери тихо разъезжаются в стороны, и ты пропускаешь меня вперед. Встаю лицом к своему отражению и поправляю волосы. Ты заходишь следом и нажимаешь на наш этаж. Поворачиваюсь к тебе и улыбаюсь. Ты тоже улыбаешься. Мы думаем об одном и том же сейчас, это точно. И ждем одного и того же. Когда можно будет наконец-то обняться, не боясь быть увиденными. А это можно будет сделать, только закрыв за собой дверь нашей квартиры. Потому что только там нас не будут «пасти» камеры видеонаблюдения.
Ты касаешься носком своего кроссовка моего и спрашиваешь:
-Чего ты так улыбаешься?
От этого вопроса мои губы растягиваются еще сильнее.
-А ты?
Ты как всегда, отвечаешь прямо и без увиливаний:
-Представляю, что сейчас с тобой сделаю…
Перехожу на заигрывающий тон:
-Да? И что же?
На твоем лице появляется легкая издевка.
-Уверен, что хочешь это услышать? Просто я не уверен, что смогу вовремя тебя потушить, когда ты снова начнешь сгорать от стыда.
Смеешься. А я наоборот, делаю лицо посерьезней, стягивая улыбку и упирая руки в бока.
-Ты теперь будешь постоянно надо мной прикалываться по этому поводу, да?
-Нет, только иногда!
Протягиваю руку и сдвигаю твою кепку на глаза.
-Ну и дятел!
Открываются двери. Ты ржешь и, снимая ее с головы, вываливаешься из лифта. Выуживаю брелок с ключами из сумки и принимаюсь за свое обычное занятие: считаю ступеньки. Ты почти бегом поднимаешься наверх и встаешь у нашей двери. Вертишь в руках свою кепку, и, едва я подношу руку с ключом к замку, нахлобучиваешь ее мне на голову козырьком набок. Мои очки спадают на лоб.
-Блин, ну зачем ты…
Стаскиваю ее вместе с очками и отпираю дверь. Захожу первым и кидаю все на столик у зеркала. Спускаю сумку с плеча и, ногами стянув кроссовки, иду к себе.
Ты захлопываешь дверь и восклицаешь мне в след:
-Эй! Ты куда это потащился?
Оборачиваюсь:
-А что?
-А меня подождать?
-Ой, действительно, а то ведь заблудишься!
Корчу тебе дразнящую рожицу и все же продолжаю путь к своей комнате. Но не успеваю и порог переступить, как ты накидываешься на меня сзади и обхватываешь руками, прижав мои ко мне.
-Ну Том, подожди ты…дай раздеться хоть…
-Только если это будет стриптиз!
-Еще чего!
-Нет?
-Нет! Зато я знаю теперь, что тебе на день рожденья подарить!
-Да? Что?
-Губозакаточную машинку!
Вырываюсь из твоих крепких объятий и прохожу в комнату, по пути кидая сумку в кресло. Ты подходишь и, развернув меня к себе, говоришь:
-Ладно. Тогда я сам.

И принимаешься с деловым видом расстегивать молнию на куртке. Не мешаю тебе, опустив руки вдоль тела, только смотрю на твое лицо не отрываясь. Ты разъединяешь замок внизу и поднимаешь на меня глаза.
-Чего?
-Обними меня нормально, а?
Прищуриваешь глаза.
-Нормально это как?
-Вот так.
Беру твои руки и кладу себе на талию. Оставляю их там и обвиваю своими твои плечи, прислоняясь своей щекой к твоей и зарываясь лицом в твои дреды. Ты держишь руки на моей талии, но недолго, вскоре они медленно, но уверенно сползают все ниже и ниже, пока не оказываются на попе.
-Том…
-Что, так уже не нормально?
-Да перестань уже дурачиться…я хочу серьезно…
-Я тоже вполне серьезно хочу. Но ты же не даешь…
-Блин! Я сейчас обижусь!
Убираю от тебя руки и складываю их на груди. Ты возвращаешь свои на талию и притягиваешь к себе.
-Ну ладно, ладно, все…не буду больше…
Но я надуваю губы и отворачиваю от тебя лицо. Не думай, что так совершенно безнаказанно можешь надо мной издеваться.
-Ну Билл…ну обними…
Говорю в сторону:
-Ты со мной как с какой-то девочкой-дурочкой обращаешься!
-Ну извини…больше не буду…
Поворачиваюсь к тебе, но на твоих губах играет совсем не виноватая улыбка. Понимаю, что ты еще настроен на шутливый тон, и что сейчас опять скажешь какой-нибудь подкол. И ты говоришь:
-Буду как с мальчиком-дурачком.
Вскипаю и с силой отталкиваю тебя от себя:
-Все! У тебя был шанс исправиться, но ты его упустил! Я иду в ванную!
Хватаешь меня за капюшон и тянешь назад.
-А ну стоять!
-Не командуй мной!
Выворачиваю назад руки, двигаясь к двери, и ты стаскиваешь с меня толстовку. Кидаешь ее на пол и, поймав меня в дверях, подхватываешь на руки.
-Не командовать, говоришь? А может мне нравится?
Дергаю ногами и стучу кулаком по твоей спине.
-Не имеешь права! А-а-а! Отпусти, ты меня уронишь!
-Будешь так брыкаться – точно уроню!
Тащишь к кровати и со всего размаху кидаешь на нее. Быстро сажусь и пробую слезть на пол. Но ты в два счета запрыгиваешь следом и, усаживаясь мне на живот, хватаешь за плечи, укладывая на спину.
-А ну лежать!
-Пусти, болван! Я хочу в душ!
-Одного не пущу. Пойдем вместе. Но чуть позже…
-Нет, мне надо сейчас! Да слезь ты с меня!
Тяну руки к твоим бокам, собираясь применить самый действенный прием – щекотку. Но ты вовремя их перехватываешь и, сцепив наши пальцы, придавливаешь к кровати. Наклоняешься и пробуешь поцеловать в губы. Но я не даюсь и упрямо верчу головой. Ты продолжаешь пытаться поймать мои губы, но попадаешь только в щеки, нос и подбородок. Наконец, тебе это надоедает, и ты, вытянувшись на руках, вполне серьезным тоном говоришь:
-Что, не хочешь со мной целоваться?
Перестаю вертеть головой и смотрю на тебя. И тени улыбки нет на губах. А вот сейчас, пожалуй, можно пооткровенничать.
-Хочу. И не только целоваться…
Твое лицо мигом меняет выражение. В глазах загораются озорные искорки. Снова наклоняешься ко мне и шепчешь в губы:
-А что еще?
-Мммм…обниматься…
-А еще?
Ну что ж, как ты со мной, так и я. Шутка за шутку.
-А еще…а еще хочу с тобой английским позаниматься!
Но ты не пасуешь, переводишь все в свою излюбленную тему:
-Английским? Это как? Я таким никогда не занимался…научишь?
-Ага. Это тебе надо с меня слезть и дать сходить в ванную…
-И все?
-И все!
-Да ну…лучше уж займемся старым добрым немецким…
Не дожидаясь моего ответа, целуешь, сразу жадно всасываясь в мою нижнюю губу. Не вижу смысла, да и не хочу больше сопротивляться. Закрываю глаза, окунаясь с головой в этот источник наслаждения, чувствуя, как медленно и неотвратимо иду ко дну, потому что дышать становится все тяжелее и тяжелее и давление на тело усиливается. На самом деле, конечно, это все потому, что мы голодно целуемся взасос, а я забываю дышать носом, и ты навалился на меня уже всеми своими шестьюдесятью двумя килограммами. И мне приятно ощущать тяжесть твоего тела, и ловить твое горячее дыхание, и слышать волнующий шепот:
-Так можно тебя раздеть?
Но приходится ответить:
-Нет. Не надо сейчас…мне правда нужно в душ…
-Тогда я с тобой.
-Нет, Том, я пойду один…
-Почему?
-Потому…так надо…дай встать.
Перекатываешься с меня на кровать, и я сажусь, начиная лениво сползать задом к краю.
-Так, так, так…погоди-ка…я понял!
Оборачиваюсь и спрашиваю через плечо:
-Чего это ты там понял?
Расплываешься в довольной улыбке.
-Ты решил все же сделать это, да?
Делаю вид, что не понимаю, о чем ты:
-Что сделать?
-Да…точно! Я же тебя вижу насквозь, Билл! Не притворяйся, что не понимаешь!
-Не знаю, что ты там видишь, но я пошел…
Слезаю с кровати и иду к шкафу. Ты поворачиваешься на бок и, подперев щеку ладонью, зовешь:
-Билли-и-и…
Роюсь в ящике с бельем.
-Ну чего?
-Я пойду с тобой…по-любому…
-Нет, даже и не думай!
-Я тебе помогу…самому будет неудобно…
Выпрямляюсь и вытаращиваю на тебя глаза.
-Что?
Ты встаешь и медленно идешь ко мне.
-Да-да…идем вместе, я тебе очень пригожусь...
-Том! Ты все не так понял! Я не собираюсь ничего делать, ясно?
Улыбаешься, с самым невозмутимым видом отвечая:
-Ясно. И не надо. Я сам все сделаю…тебе даже будет приятно, обещаю…
-Так. Еще одно слово и…
Но ты перебиваешь:
-Да, ты прав. Меньше слов – больше дела. Я пошел готовить ванну. Жду тебя там, не задерживайся!
Подмигиваешь мне и, прежде чем я успеваю ответить, скрываешься за дверью. От негодования пихаю коленкой выдвинутый ящик. Но он не задвигается, а зато ногу пронзает тупая боль. Черт, ну почему ты такой наглый? Думаешь, тебе все позволено? Да, я хотел сделать это. Но теперь не буду из принципа. Раз уж ты не дал мне пойти одному, то обойдешься, сам виноват. Не при тебе же мне это делать. А уж о том, чтобы доверить этот столь интимный процесс тебе, и речи быть не может!

Сижу в кресле и нервно качаю ногой. Ты заглядываешь в комнату и с искренним удивлением спрашиваешь:
-Ну и чего ты тут сидишь? Там уже все готово. Пошли.
-Я же сказал, что хочу один…но тебе на мое желание пофиг…
Ты тяжело вздыхаешь и идешь ко мне. Встаешь перед креслом и протягиваешь мне руку.
-Пойдем, Билл. Поваляемся вдвоем в ванне. С пеной, как ты любишь.
Недоверчиво смотрю на твою руку.
-Ты же приставать ко мне будешь.
-А ты не хочешь?
-Я хотел, чтобы все было по-другому…
-Как?
-Я бы сходил быстренько один и…
-И?
-Ладно, не важно уже…все равно ты все делаешь по-своему…
Поднимаюсь, так и не воспользовавшись твоей рукой. Иду к зеркалу, на ходу снимая все украшения, и оставляю их на столике. Бросаю на себя быстрый взгляд и поворачиваюсь к тебе. Ты задумчиво кусаешь губы и говоришь:
-Ну хорошо, давай так: мы сейчас пойдем полежим с тобой немного, а потом я уйду. Ок?
Пожимаю плечами и направляюсь к двери. Все равно уже так, как я хотел не будет. Какая разница теперь?
Первым захожу в ванную и встаю перед полукруглым джакузи, над бортиками которого вздымается нежная ароматная пена, тихо шипя лопающимися пузырьками. Ты встаешь в дверях и интересуешься:
-Так я могу присоединиться?
Вздыхаю.
-Можешь, конечно.
Заходишь и закрываешь дверь. Встаешь рядом и тоже смотришь на ванну, от которой исходит манящее тепло.
-Ну как?
Усмехаюсь.
-Пены для ванной ты не пожалел.
-Ну так. Все для тебя. Попробуй, вода не очень горячая?
Наклоняюсь и запускаю кисть под слой пены, нащупываю воду и шевелю в ней пальцами.
-Нет, в самый раз.
-Отлично. Тогда давай залезать.
Стаскиваешь с себя футболку и кидаешь ее в сторону корзины с грязным бельем. Ну нет, чтобы сразу в нее положить! Но решаю на этот раз промолчать и принимаюсь за избавление себя от одежды. Успеваю снять только футболку, как ты останавливаешь и просишь:
-Ну дай я сам, а?
-Ну что тебе с того?
-Мне нравится тебя раздевать.
Да уж, исчерпывающий ответ. Сдаюсь и поднимаю вверх руки.
-Ну ладно, давай.
С довольным видом принимаешься расстегивать мой ремень, а потом присаживаешься передо мной на корточки и стягиваешь джинсы вниз. Переступаю через них, а ты стаскиваешь со ступней носки. Поднимаешь вверх руки и хочешь уже взяться за трусы, но я не даю.
-Нет, оставь.
Ты изумляешься:
-Что? Ты их не снимешь?
-Нет.
-Билл, ты прикалываешься что ли?
-Не-а.
Качаю головой и отхожу от тебя назад. Поднимаешься на ноги и разводишь руками.
-Я тебя не понимаю…
-И не надо!
Быстро залезаю в джакузи и устраиваюсь поудобнее, постепенно привыкая к горячей воде. Ты непонимающе смотришь на меня.
-Ну чего ты стоишь? Залезай.
-А мне тоже в трусах надо или можно снять?
-Как хочешь. Мне все равно.
-Тогда я сниму.
Подходишь к зеркалу и закручиваешь хвост вокруг резинки, а потом нацепляешь еще одну сверху, так, что кончики дредов смешно торчат в разные стороны. Начинаешь снимать джинсы, и я отворачиваюсь от тебя. Не хочу сейчас смотреть на твое обнаженное тело. Думай, что я не хочу. Пока что. Я даже закрываю глаза, когда ты залезаешь в ванну и усаживаешься напротив, задевая мои ноги своими. И открываю, только выждав время и убедившись, что пена скрывает все, что мне не нужно видеть. Ты нарушил все мои планы, а теперь думаешь, что я буду реализовывать твои идеи? Ошибаешься. Почему все должно быть только по-твоему? Как будто ты у нас главный! Как бы не так. Я тоже не привык плясать под чужую дудку.
Ты расслабленно тянешь:
-Хорошо-о-о…
Соглашаюсь:
-Да, неплохо.
Смотришь на меня внимательно и слегка толкаешь ногой под водой. Не реагирую и снова закрываю глаза.
-Ну ты что, надулся что ли?
Молчу. Может до тебя дойдет, что ты иногда ведешь себя чересчур нагло и самонадеянно.
-Знаешь что? А я ведь тоже обидеться могу. Да…вот возьму и обижусь на тебя.
Равнодушно парирую:
-У тебя причин нет.
-Еще как есть!
-Например?
- Ты мне ни хрена не доверяешь. А это очень обидно на самом деле.
Открываю глаза и смотрю на тебя внимательно. Вроде ты серьезно.
-Почему это не доверяю?
-Не знаю почему, сам не понимаю. А ты не говоришь.
-Это неправда. Я доверяю. Просто ты свои слова не всегда сдерживаешь.
-Ну конечно. Нет, ты наверняка так и думаешь, что я только и мечтаю, как бы поскорее тебе в зад засадить. Ну признайся, ты ведь так думаешь?
-А что, не мечтаешь?
Резко садишься, взмахивая руками и плескаясь водой.
-Ну вот, я так и знал!
-Да чего ты психуешь? Да мало ли, что я думаю! Не это важно…
-Нет! Именно это и важно! Если ты будешь думать так, ты будешь относиться ко мне как к озабоченному эгоисту, а я этого не хочу!
Тоже сажусь, нагоняя на тебя пенную волну.
-Да перестань ты, не отношусь я к тебе так!
-А как ты ко мне относишься?
-Нормально.
Ты вскидываешь глаза к потолку.
-Замечательный ответ. Очень приятно слышать!
-Ну Том…чего ты взвинтился? Ну не думаю я о тебе так, и доверяю тебе, почти как себе. Ну как тебе это доказать?
Кладу ладонь тебе на плечо и ловлю твой взгляд. Ты придвигаешься ближе, сильнее сгибая ноги в коленях и расставляя их по обе стороны от меня. Берешь мое лицо обеими руками и тихо говоришь:
-Слушай…я не хочу, чтобы мы из-за этого ссорились…
-Мы не ссоримся…
-Погоди, дай сказать.
-Ну.
-Ты понимаешь, что это проблема? Что у нас проблема с твоим недоверием мне? А это очень даже серьезное препятствие на пути к нормальным отношениям. Мы можем сколько угодно говорить об этом, но если ты реально не будешь мне доверять, то у нас ничего не получится, понимаешь?
-Том, я же говорю…я доверяю…
-Нет, Билл, нет. И это видно во всем. И в том, что ты не хочешь делиться своими ощущениями, и даже в том, что ты сейчас сидишь тут в трусах!
-Боже, ну это-то тут при чем? Ну хочешь, я сниму?
-Хочу. Но это уже другая тема. Я не знаю, как внушить тебе, что я никогда не сделаю ничего, что бы могло быть тебе неприятно или причинило боль. Мне твое удовольствие важнее собственного, веришь?
-Том…ну что ты…
-Нет, слушай. Я так долго мечтал об этом, так часто представлял себе…и ты…я понимаю, что у тебя все по-другому…что для тебя это было неожиданностью…и тебе сложно вот так сразу вжиться в новую роль…но…скажи мне…неужели ты совсем не хочешь хотя бы попробовать? Хотя бы дать мне возможность доставить тебе удовольствие? Я же все сделаю, чтобы тебе было хорошо…просто доверься мне…просто не мешай…
Слушаю тебя, почти не моргая. И мне становится совестно за свое поведение. Действительно, ты не сделал мне ничего плохого, а я постоянно демонстрирую тебе свое недоверие, которое так сильно тебя задевает и обижает. Наверное, я кажусь тебе глупым трусом, боящимся всего нового и неиспробованного. И, возможно, так оно и есть. И видимо, нужно перебороть себя и сделать шаг тебе навстречу. И если не помочь, то хотя бы не мешать.

-Ладно, Том…что ты от меня хочешь?
Провожу руками по волосам, убирая их назад, чтобы намокшие пряди не лезли в глаза.
-Хочу, чтобы ты был откровенным со мной и не ждал от меня постоянно подвоха. Ну почему ты не можешь просто расслабиться и получать удовольствие?
-Почему нет…могу…и откровенным быть могу…наверное…
Опускаю глаза вниз и смотрю на плавно покачивающийся островок пены между нами.
-Да? Ну давай попробуем. Вот скажи, почему ты так упорно хотел идти сюда один?
Твои руки ложатся на мои коленки. Настойчиво пытаешься зацепить мой взгляд, наклоняя голову. Ну вот, так и знал, что ты снова к этому вернешься.
-Ну…ок, признаю…ты все верно подумал…я хотел попробовать, но ты сам все испортил!
-Билл, ну почему ты этого так стесняешься? В этом же нет ничего такого…и я серьезно готов предложить тебе свою помощь.
Приближаешь лицо к моему и мягко целуешь в висок. Прикрываю глаза и обнимаю тебя за шею. Так не хочется сейчас с тобой спорить и доказывать что-то. Твои губы подбираются к уху, начинают нашептывать:
-Ну, ты согласен?
-На что?
-Чтобы я побрил твою попку…
Захватываешь вверху зубами хрящик и перемещаешься ими вдоль всего края уха вниз, к мочке. А у меня, несмотря на то, что сижу в горячей воде, мигом выступили мурашки.
-Ты ведь шутишь?
Отрицательно качаешь головой, не выпуская мочку из зубов.
-Том, это уже слишком…я не могу тебе это позволить…
Твое лицо снова перед моим. Вскидываешь брови:
-Почему?
-Ну как почему! Это…это дело очень интимное…
-Да? А лизать тебя там языком это не интимное дело?
Убираю руки с твоих плеч и прикрываю ими явно начавшие стремительно краснеть уши.
-Том…ну это же другое…
Ты настороженно интересуешься:
-Или что, ты больше не хочешь, чтобы я так делал?
Не буду отмалчиваться на этот раз, скажу как есть.
-Хочу.
На твоем лице зарождается улыбка.
-Значит, понравилось?
-Да…
-Отлично. Тогда, может, повторим?
-Ну я хотел…сегодня…а ты…
-А я хочу прямо сейчас. Давай сейчас, а?
-Нет, сейчас не надо!
-Ну что опять не так?
-Ну…тут не удобно…и…
-И что?
-И слишком светло!
-Би-и-илл! Ну что за ерунда! Чего ты боишься? Я уже и так все видел…и мне все очень понравилось…я же говорю, ты там очень красивый…ты вообще везде красивый…весь, понимаешь?
Отмахиваюсь от тебя и откидываюсь назад, укладывая голову на бортик.
-Да ну тебя…ты это специально говоришь…ну как ТАМ может быть красиво? Это же задница!
Ты смеешься и наклоняешься ко мне, опираясь руками в ванну по обе стороны от моих плеч.
-Не веришь? Хочешь, сфоткаю и покажу?
-Да иди ты!
Брызгаю в тебя водой и, поднимая ногу, пытаюсь пихнуть коленкой в живот. Но она встречается с твоим членом, и я сразу же ощущаю степень твоего возбуждения. От этого собственное мгновенно подскакивает, и я уже жалею, что не стал снимать трусы. Пожалуй, пора уже от них избавиться.
-Ну так что, сначала побреем?
Упираюсь тебе в грудь ладонями, не давая на меня лечь.
-Отстань от меня со своими безумными идеями…
Выпускаешь язык и медленно проводишь им по щеке.
-Значит, мне сначала поработать языком?
-Ты им и так постоянно работаешь! И несешь всякую чушь!
Отталкиваю тебя, и ты садишься у меня в ногах. Запускаешь руки под воду, кладя их мне на бедра, и глядя на меня, говоришь:
-Давай снимем с тебя эти ненужные тесные трусы, и ты дашь мне полизать свою вкусную мокрую попку…
Начинаешь стягивать с меня боксеры.
-А в нос тебе не дать пяткой?
-Лучше не надо, крови будет много.
Позволяю тебе снять с меня трусы и ты бросаешь их в сторону, так что они со шлепком приземляются на кафельный пол. Берешь меня под коленками и подтаскиваешь ближе к себе. Хватаюсь руками за бортик, чтобы не уйти с головой под воду.
-Эй, полегче! Утопить меня хочешь?
-Нет. Ты мне нужен живым. Иди ко мне.
Протягиваешь мне руки и я, ухватившись за них, вновь принимаю сидячее положение, оказываясь верхом на твоих ногах. Обнимаешь за талию и целуешь грудь. Мой получивший, наконец, свободу член касается твоего под водой. По телу пробегает приятная дрожь. Слегка подаюсь вперед, и они снова соприкасаются. Ты отрываешься от моей груди и поднимаешь на меня глаза. Смотришь так, как будто мысли пытаешься прочесть. Все так же не отрывая этого словно гипнотизирующего взгляда, убираешь правую руку с талии и просовываешь ее между нашими животами. Обхватываешь ладонью сразу оба наших члена и прижимаешь их друг к другу. У меня дыхание перехватывает. Открываю рот и смотрю на тебя широко распахнутыми глазами. А ты начинаешь медленно двигать рукой, лаская нас обоих одновременно, и заставляя меня судорожно дышать ртом. Ты закусываешь нижнюю губу и продолжаешь глядеть на меня не отрываясь, следя за моей реакцией. И водишь по нашим членам рукой все быстрее и ритмичнее. Хочется застонать.
-Нравится так?
-Да…а тебе?
-Еще как…помогай…
Опускаю свою правую руку вниз и обхватываю нас со своей стороны, кладя пальцы поверх твоих. Подстраиваюсь под заданный тобой ритм и, закрывая глаза, наугад тянусь к твоим губам. Ты встречаешь мои, и мы начинаем неторопливо целоваться. Мне так хорошо, что я забываю, где мы и кто мы.
Ты тихо говоришь, касаясь губами подбородка:
-Хочешь кончить сейчас?
-А ты?
-А может, позже? Я хочу сначала заняться твоей попкой…
Прекращаю двигать рукой и останавливаю твою.
-Ну Том…ты что серьезно собираешься это сделать?
-А почему бы и нет? Ты же хочешь доказать мне, что доверяешь?
Твои хитро прищуренные глаза не дают шанса на спасение. Кажется, я проигрываю, и меня это уже почти не расстраивает.
-Хороший способ ты выбрал!
-Ну давай, Билл…обещаю, я буду острожным…все сделаю аккуратно и больно точно не будет!
Убираешь руку с наших членов и снова обхватываешь меня за талию, немного приподнимая.
-Вставай.
Поднимаешься сам и ставишь меня на ноги.
-Том, ну что ты хочешь…
-Я много чего хочу…но сейчас мы возьмем вот это…
Встаешь коленом на бортик и тянешься к раковине. Берешь с нее баллончик с гелем для бритья и, встряхивая его, подаешь мне. Смотришь на полку под зеркалом.
-Так…а где твоя бритва?
-Том, это уже не смешно!
-А я вроде и не шучу. Так где она?
-А вот не скажу!
Ты только пожимаешь плечами и снова тянешься к раковине.
-Ладно, тогда возьмем мою…мне без разницы…
Вытаскиваешь станок из подставки и возвращаешься ко мне. Пытаешься выцепить у меня из рук гель, но я прячу его за спину.
-Ну что ты все сопротивляешься? Мы ведь уже решили…
-Это ты решил, а я вообще-то против!
-Назови хоть одну разумную причину!
-Да хоть двадцать!
-Ну-ка.
-Во-первых, это моя попа, и я сам с ней разберусь!
Качаешь головой.
-Не резон. Мне удобнее будет.
-Тогда во-вторых, ты можешь меня порезать!
-Тоже не причина. Ты и сам себя можешь. А мне опять же, удобнее, а потому менее травмоопасно для тебя.
-Вот как. Ладно. Нет, ну как ты вообще себе это представляешь?
-О, отлично представляю! Ты сейчас повернешься, нагнешься и расставишь ноги пошире, а я…
Перебиваю тебя:
-Ха! Еще чего! Не дождешься!
-Билл, хватит уже…я же говорю, что буду очень осторожен…мне же не хочется повредить твою нежную попочку…я же ее так люблю…ну Билл, давай…
Разворачиваешь меня к себе спиной и выхватываешь баллончик из рук. Пытаюсь оказать сопротивление, когда ты берешь меня за плечи и наклоняешь.
-Том, если ты это сделаешь…
-Ты меня поцелуешь, договорились.
-Я с тобой разговаривать не буду!
-Я сочту это за подарок в знак благодарности. Ну давай, расставь ноги…
-Да чтоб тебя!
Понимаю, что дальнейшее сопротивление бесполезно, раз ты что-то так твердо решил, тебя переубедить и остановить малореально. Упираюсь руками в бортик и расставляю ноги пошире. Чувствую себя при этом просто дико неловко. Хорошо, что я хотя бы не вижу сейчас выражения твоего лица. Но почему-то отлично его себе представляю.
Ты проводишь ладонью по правой ягодице и слегка отодвигаешь ее в сторону.
-Готов?
-Я с тобой не разговариваю.
-Ну и не надо. Так даже лучше. Не будешь говорить под руку.
Ты выдавливаешь гель и начинаешь размазывать его по моему заду. Зажмуриваюсь и утыкаюсь головой в стену. Ну почему я на это согласился? Хотя нет, я же и не соглашался вроде. Но все равно ты своего добился. Неужели так и будет у нас дальше? Почему тебе удается так легко меня разводить на все свои безумные идеи?

-Так, ну все…теперь замри и не дергайся. Это в твоих же интересах.
-Том! Только…только не торопись…если ты меня порежешь…
-Молчи и не двигайся. И все будет ок.
Распахиваю глаза и стискиваю зубы, когда холодное лезвие касается кожи. Черт, а это то еще испытание. Боюсь даже вздохнуть лишний раз. У тебя в руках холодное оружие. И я абсолютно беззащитен сейчас. Стремная ситуация.
Ты медленно водишь бритвой по краю ягодицы, периодически опуская ее в воду и всполаскивая лезвие. А потом начинаешь пробираться в более труднодоступные места, приближаясь порой опасно близко к анусу, отчего он непроизвольно сжимается каждый раз, заставляя меня напрягаться до предела. У меня даже уже пот на лбу успел проступить от напряжения, когда ты сообщаешь:
-Так, с одной половиной закончено. Теперь займемся второй.
Закрываю глаза и мысленно прошу, чтобы все это поскорее закончилось. Стоять так долго совсем неудобно. Да и кровь к голове начинает приливать.
-Том, давай уже быстрее.
-Ты же сам просил не торопиться…
-Блин, ну я уже устал так стоять!
-Ничего, привыкай…
-Что?
-Все, умолкни. Я продолжаю.
И снова все повторяется, только уже с другой стороны, и твои движения уже более смелые и уверенные. В который уже раз мысленно ругая себя за такую податливость, пытаюсь думать о чем-то постороннем, о музыке, например. Но выходит плоховато. Наконец ты откладываешь бритву и сообщаешь:
-Ну вот и все. А ты боялся.
Сразу же пробую выпрямиться, но ты останавливаешь, кладя ладонь на поясницу.
-Нет, погоди, дай я сполосну. Постой пока так.
Отползаешь за душем и включаешь воду. Направляешь его на меня.
-Ай, горячо!
-Да? Извини…сейчас отрегулирую…
Возишься с краном и снова поливаешь меня.
-Так нормально?
-Да, сойдет.
Поливаешь меня из душа и водишь ладонью по только что обработанной тобой коже. Отмечаю, насколько чувствительнее она стала к прикосновениям. Ты был прав все же.
-Так, ну все…
Откладываешь душ и я снова пытаюсь выпрямиться.
-Ну подожди ты! Дай хоть полюбоваться!
-Успеешь еще!
-Ну Билл…не вредничай…я заслужил.
Проводишь кончиками пальцев между ягодиц. Замираю. Такое ощущение странное. Какой-то легкости и пустоты.
-Ммм…это потрясающе…такая гладкая, такая чистенькая…у меня аж член заныл…
Продолжаешь гладить меня, а я не могу пошевелиться. Так это приятно и волнующе-томительно. Ты целуешь куда-то в копчик и говоришь:
-Черт, я сейчас обкончаюсь тут…
-Что?
-Тут такое зрелище…я только от него кончить могу, наверное…твоя попка просто идеальна!
-Да перестань ты…
А улыбка так и лезет на лицо. Одновременно с румянцем смущения.
-Я все же тут задержусь, пожалуй…не могу…
-Не на…до…
Но ты уже приникаешь губами к отверстию и начинаешь его легонько посасывать. Затыкаюсь и заставляю себя забить на свой стыд, уже явно сейчас неуместный, а наоборот, наслаждаться этими приятными до дрожи ощущениями. И от каждого движения твоего языка и каждого прикосновения губ хочется стонать, кусать губы или шептать что-то типа «о боже» или «да, еще». Ты увлекаешься не на шутку, мне кажется проходит уже минут семь, а ты похоже и не собираешься останавливаться. А мне уже так хочется кончить. Потому что это возбуждение уже невыносимо терпеть. Тянусь к своему члену и обхватываю его ладонью. Мне нужно совсем немного уже, совсем чуть-чуть. Вот, еще несколько одновременных движений твоего языка и моей руки, и я разлечусь на кусочки, рассыплюсь на молекулы и осяду на дно этой ванны, медленно растворяясь в теплой воде.

-Том…все…хватит…я больше не…не могу-у-у…
Меня уже начинает трясти от все не прекращающих накатывать одна за другой мучительных волн оргазма. Ты наконец-то отстраняешься от моей попы и хриплым голосом спрашиваешь:
-Ты в порядке?
-Более чем.
В который раз уже пытаюсь выпрямить спину, тем более что поясницу уже ломит. Но ты просишь, поднимаясь на ноги:
-Билл, пожалуйста, одну минуту…
-Что еще?
-Я тоже хочу кончить, если ты не против.
-Как?
-Вот так. Постой так еще минуту, а?
-И что ты будешь делать?
-И помолчи…пожалуйста…
Пытаюсь повернуть голову, чтобы увидеть, что ты там делаешь, но шея так затекла, что это причиняет довольно ощутимую боль. Ты часто дышишь и мычишь что-то невнятное, поглаживая мой зад одной рукой.
-А-а-а…боже…о-о-оу…да-а-а…
Только сейчас понимаю, что ты там делал. Когда твоя сперма приземляется на мою попу и начинает тут же медленно стекать вниз.
-Том…какой же ты все-таки извращенец…
-Черт…сейчас бы фотик…а лучше камеру…это надо видеть…
-Еще чего не хватало! Я ни за что не дам тебе снимать домашнее порно, вот на это даже не надейся!
Наконец-то выпрямляюсь и потираю ноющую поясницу. Ты протягиваешь руку и, захватив ею мою голову, притягиваешь к себе. Нагло запускаешь язык глубоко мне в рот и вращаешь им вокруг моего. Как будто демонстрируя мне этим свое превосходство и лидерство. Как будто давая мне понять, что я твой и ты можешь позволить себе делать со мной, что хочешь. А мне нравится это, как ни странно. Но немного пугает. Потому что я даже не могу представить себе, что будет, когда я все же тебе отдамся. А с твоим упорством и настойчивостью это, судя по всему, произойдет рано или поздно. И что-то мне подсказывает, что скорее всего рано.

По экрану снизу вверх медленно поплыли белые строчки. Фильм закончился довольно предсказуемо и особого впечатления не произвел. Потягиваюсь и прошу:
-Том, подай пульт.
Но ты никак не реагируешь. Поворачиваю голову в твою сторону. Ну вот, уснул по ходу. А я и не заметил. А можно ведь было догадаться, потому что ты в последние минут двадцать не сказал ни слова и не прикоснулся ко мне ни разу. Что уже само по себе теперь странно. Смотрю на тебя и соображаю, будить или нет. Спать ложиться мы пока что не собирались. И время еще не позднее, половина двенадцатого. Но раз ты уснул, значит, устал, а, следовательно, незачем сейчас тебя тревожить. Оглядываю кровать в поисках пульта. Но не нахожу и встав, выключаю телек вручную. В комнате становится совсем темно.
Стою в этой темноте и думаю, что мне сейчас сделать. То ли лечь к тебе и тоже попробовать уснуть, потому что завтра вставать рано и проспать никак нельзя, то ли пойти съесть чего-нибудь, потому что в желудке урчит, то ли в инете посидеть, потому что давно туда не залезал. Наконец, решаю все же найти что-нибудь съедобное и хоть полчаса полазать по всемирной паутине. Тихо выхожу и прикрываю за собой дверь. Шлепаю на кухню и, не включая свет, иду к холодильнику. А там из всей массы продуктов нет ничего, что можно было бы употребить сразу же, не готовя или хотя бы не размораживая. Захлопываю дверцу и иду рыться на полках. Тут мне везет больше, находится пакет чипсов и коробка печенья. Кладу это все на стол и отправляюсь в твою комнату, потому что твой ноут точно подключен к интернету, а мой я даже не помню где лежит, уже сто лет им не пользовался.
У тебя свет включить все же пришлось, потому что в темноте в этом бардаке даже стол найти можно с трудом. Ноутбук я вижу сразу, а вот провод приходится искать в ящиках. Выдвигаю их один за другим, натыкаясь на весьма любопытные находки вроде порно-журналов, презервативов и каких-то DVD с говорящими названиями типа «Влажные фантазии» или «Дикие кошечки». В нижнем ящике обнаруживаются даже красные кружевные стринги в комплекте с приколотой к ним булавкой запиской с номером телефона и именем «Линда». Почему-то ощущаю какой-то непонятный и неведомый доселе укол ревности. Интересно, у тебя с ней что-то было или это просто подарок какой-нибудь фанатки? В таком случае, почему ты хранишь это у себя в столе? Но решаю не грузиться этими мыслями и гоню их прочь от себя. Всегда считал, что нет ничего глупее и бессмысленнее, чем ревновать человека в прошлому.
Задвигаю ящик коленом и поворачиваюсь, оглядывая комнату. Ну где у тебя может лежать провод от ноута? Хотя, ответ очевиден: где угодно. Например, под кроватью или за креслом. Но ползать по полу и собирать пыль мне вовсе не охота. Решаю только заглянуть в тумбочку и если не найду, то забить на инет и идти хомячить на кухню.
Но мне везет, провод обнаруживается в верхнем ящике. Но помимо него мое внимание привлекает уже знакомая коробка. Беру ее и читаю название, которое прошлой ночью в упор не видел и не хотел: «Зайди в меня». От этой фразы становится смешно, всегда было интересно, какие придурки придумывают названия для порно-фильмов, потому что чаще всего они такие забавные, а порой просто нелепые. Встряхиваю коробку в руке и понимаю, что она пустая. Значит, ты так и не вытащил диск из проигрывателя. Кладу ее обратно в ящик и закрываю его. Иду к столу, чтобы взять ноутбук, но тут мой взгляд падает на телевизор, и я застываю напротив него в нерешительности, потому что в голову вдруг врывается неожиданная мысль. Мы ведь так и не досмотрели его вчера. Стою посреди твоей комнаты и перебираю пальцами завитки провода. Во мне борются активное любопытство и ощущение некой преступности моего желания. Оглядываюсь на дверь. Потом снова смотрю на темный экран. Любопытство одерживает победу. Кидаю уже вмиг ставший ненужным провод на стол и иду на кухню, по пути мысленно рассуждая сам с собой. Ну что с того, что я посмотрю как трахаются два парня? И не такое еще придется в жизни увидеть, скорее всего. В конце концов, меня никто не заставляет, не понравится - выключу и никаких проблем.
Беру со стола раздобытую недавно еду и, захватив бутылку воды, возвращаюсь к тебе в комнату, по дороге притормозив у своей и прислушавшись к звукам за дверью. Но ты, видимо, крепко спишь. Впрочем, как и всегда. Плотно закрываю твою дверь и для верности запираюсь на ключ. Подбираю валяющийся на полу пульт и, выключив свет, устраиваюсь на кровати. Нажимаю на «play» и устремляю взгляд на загорающийся экран. Ощущение словно в детстве, когда ночью прокрадывался в родительскую спальню и таскал оттуда свои любимые конфеты, которые мама прятала у себя в комоде и выдавала только по две штуки в день, потому что стоило мне съесть больше, как на руках тут же выступала противная мелкая сыпь. Но тогда я в силу возраста мало беспокоился о своем здоровье, а вот от конфет отказаться казалось просто невозможным. Тем более, что тебе их можно было есть сколько угодно, потому что склонность к аллергическим реакциям из нас двоих досталась только мне.
Сразу ставлю звук на минимум и открываю пакет с чипсами. Но первая же отправленная в рот порция задерживается там, потому что я забываю про то, что надо жевать, а расширившимися глазами пялюсь в телек. Нет, я конечно, не полный профан и приблизительно представляю, как происходит анальный половой акт, но вот до таких подробностей мне самому было бы никогда не додуматься. А еще я почему-то не думал, что геи делают это в такой позе, вроде классической миссионерской, потому что мне казалось, что трахаться в попу удобно только сзади. Правда, они там и не трахаются еще, а только собираются. Но уже однозначно понятно, кто из них актив, а кто пассив. И я уже начинаю переживать за последнего, потому что у второго член очень даже немаленький, и мне с трудом представляется, как он сможет влезть в такое узкое отверстие. Заставляю челюсти прожевать содержимое рта, а горло - проглотить, и тут же непроизвольно прикидываю размер твоего члена и понимаю, что у тебя он не намного меньше, если не такой же. От этого вывода внутри все невольно сжимается, словно испугавших этих моих мыслей. А парни на экране снова увлеченно целуются, и у меня при виде этого рот наполняется слюной, а внизу живота медленно начинает растекаться тепло. И самому тоже хочется обнять кого-то и завалиться на кровать. И целоваться, целоваться, целоваться… Уже даже начинаю подумывать выключить эту киношку и пойти будить тебя, но меня заинтересовывает то, что сейчас делает актив. А он приставляет член к анусу и начинает медленно вводить его внутрь. И чем дальше он продвигается, тем сильнее округляются мои глаза, и тем шире открывается рот. Потому что это происходит так легко и беспрепятственно, и, судя по выражению лица пассива, совершенно безболезненно, что я начинаю сомневаться в своих убеждениях по поводу неприятности и болезненности этого вида секса. А когда он принимается двигаться, сначала плавно, а потом все быстрее и быстрее, и оба начинают стонать, у меня в трусах происходит стремительный и неконтролируемый процесс возбуждения, отчего я напрочь забываю про еду и только часто облизываю губы не в силах оторваться от экрана. Вот уж не думал, что так заведусь от порнухи, да еще и гейской! Но отрицать очевидно нет смысла, у меня уже стоит так, что рука сама тянется к паху и ложится на член. Я так увлекаюсь, что опоминаюсь только тогда, когда она оказывается уже в трусах. Встряхиваю головой и решительно вынимаю ее оттуда. Еще чего не хватало, дрочить на подобного рода зрелище! Тем более, когда в соседней комнате спишь ты. Да уж, в этот раз мы с тобой полностью поменялись местами. Только вот я сейчас могу совершенно не боясь и не робея пойти к тебе и сделать с тобой что-нибудь очень волнующее и неприличное. Поэтому выключаю телевизор и, добравшись впотьмах до двери, отпираю замок. Есть уже ничуть не хочется. И пить тоже. Зато дико хочется тебя. И еще сильнее хочется почувствовать твое ответное желание. Надеюсь, ты будешь в настроении, когда я тебя разбужу. Хотя, неважно, если даже и нет, я помогу тебе его создать.

Забираюсь на кровать и, пользуясь тем, что ты спишь на спине, сажусь на тебя сверху. Но от этого ты не просыпаешься. Наклоняюсь к твоему лицу и тихонько зову:
-То-о-ом…То-о-омми-и…
Ты шумно вздыхаешь и открываешь глаза. Смотришь на меня непонимающе, часто моргая, а потом спрашиваешь:
-Я что, уснул? Фильм закончился уже?
Улыбаюсь и тянусь к твоему уху.
-Да…только что…
Захватываю губами мочку и начинаю ее легонько покусывать. Ты протягиваешь руки и кладешь их мне на бедра. Перехожу на твою шею, водя по ней языком так, чтобы коснуться кожи шариком пирсинга. Ты довольно мычишь и интересуешься:
-Мммм…что это с тобой?
-Ничего…просто…хочу…тебя…целовать…
Произношу каждое слово через поцелуй, постепенно перемещаясь от твоей шеи через подбородок к губам. Хочу поцеловать в них, но ты отворачиваешься и останавливаешь меня, кладя ладонь на плечо.
-Нет, погоди…чего это ты такой…
-Какой?
-Ну такой…возбужденный…фильм вроде скучный был, раз я даже заснул…а ну колись, что случилось, пока я спал?
-Да ну, Том…ничего не случилось…я что, не могу тебя захотеть? Просто так.
Ты улыбаешься и заигрывающе поводишь бровью.
-Так значит, ты меня хочешь?
-Очень…ну поцелуй же меня…
Снова тянусь к твоим губам и на это раз получаю столь желанный доступ. Возбуждение накатывает с новой силой. Видимо, передается и тебе, потому что ты начинаешь активно мне отвечать, а потом прижимаешь к себе и переворачиваешь нас, наваливаясь на меня сверху и надавливая животом на ноющий уже член. Хочу вытянуть ноги, но ты, наоборот, сгибаешь их в коленях и заводишь себе за спину. Опираешься одной рукой в кровать, а второй сжимаешь мою левую ягодицу и начинаешь двигать бедрами взад-вперед, надавливая каждый раз на пах и заставляя стонать от накатывающего все сильнее желания.
-Том…тише…
Останавливаешься.
-Что, больно?
-Нет, просто…это слишком…я так прямо в штаны кончу…
-Ок, тогда сейчас снимем…
Поднимаешься на колени и тянешь за штанины. Помогаю тебе ногами, сам стаскивая с бедер трусы. Ты склоняешься над моим животом и сразу же обхватываешь член губами. Вскрикиваю и зажимаю себе рот ладонью, роняя голову на подушку. Ты проводишь несколько раз вдоль всего ствола и, выпуская его изо рта, спрашиваешь:
-Отсосать тебе или не будем пока спешить?
Убираю руку от губ и выдыхаю:
-Как угодно…не знаю…делай, что хочешь…
Ты многозначительно хмыкаешь и уточняешь:
-ВСЕ, что хочу?
Приподнимаюсь на локтях и качаю головой:
-Все, кроме того, чего не хочу я!
-А чего ты не хочешь?
-Не хочу, чтобы мы сейчас снова начали обсуждать твои неуемные желания! Давай лучше займемся тем, что нам обоим нравится…
Склоняю голову набок и облизываю губы.
-Ок, тогда раздвигай ноги.
Хмурю лоб.
-Зачем?
Недовольно цокаешь языком.
-Билл…ты опять начинаешь? Ты видишь, я одет еще даже! Ну что за запарки у тебя?
Вздыхаю и, перебарывая чувство неловкости, развожу ноги в стороны. Ты устраиваешься между ними и, поглаживая по внутренней стороне бедер, проводишь языком по мошонке. Охаю и вновь откидываюсь на подушку. Ты, немного поиграв языком с членом и пососав яйца, начинаешь спускаться ниже и я уже словно по инерции поднимаю ноги выше, желая чтобы ты поскорее добрался до ждущего твоих ласк места. И когда твой язык снова касается кончиком кружка ануса, я невольно вздрагиваю всем телом и, зажмуриваясь, открываю рот. И позволяю себе издавать все звуки, которые рвутся из меня, пока ты лижешь и целуешь меня между ягодицами. Никогда не думал, что мне может понравиться такое, но я действительно ловлю нереальный кайф от происходящего сейчас. Мне это уже даже больше нравится, чем минет. Потому что ощущения острее и словно на грани, и желания возникают какие-то ранее не известные и не испытываемые. И хочется, чтобы ты сделал со мной что-то совсем безумное и запретное. Хочется, так хочется чувствовать тебя там… Но внезапно что-то меняется. Распахиваю глаза и рефлекторно сжимаю мышцы заднего прохода. Что это ты делаешь?
-Том!
Ты замираешь и успокаивающим тоном говоришь:
-Тихо…не делай резких движений…расслабься и просто чувствуй…
Мотаю головой, упираясь пятками в постель.
-Нет, я не хочу…убери его…пожалуйста…
Ты поднимаешь голову и смотришь на меня.
-Билл, но это всего лишь мизинец…тебе же не больно?
-Больно! Вытащи его из меня сейчас же!
Двигаю бедрами назад и отодвигаюсь от тебя. Твой палец покидает мое тело. Ты садишься и сердито спрашиваешь:
-Зачем ты врешь?
-Я не вру.
Подтаскиваю к себе согнутые в коленях ноги и обнимаю их руками.
-Тебе не могло быть больно!
-Могло.
-Могло? Значит, не было?
-Было! Ну…могло быть…если бы ты продолжил…
-Билл, ты трус просто!
-Я тебе не разрешал, зачем ты это сделал?
Ты придвигаешься ближе и кладешь ладонь мне на ступню.
-Так, ответь мне честно: тебе было больно?
Молчу и обиженно соплю в коленку.
-Билл!
Вскидываю голову и быстро говорю:
-Ладно, нет, не было мне больно, но все равно…ты сделал это не спросив меня, а мы так не договаривались!
Ты хватаешься за лоб и валишься на спину.
-Знаешь, я, наверное, скоро с ума с тобой сойду…мне уже кажется, что у меня крыша едет…
-Ты сам себя с ума сводишь…ну почему тебе вечно надо что-то новое пробовать? Разве того, что сейчас есть, мало?
Ты только тяжело вздыхаешь и закрываешь глаза рукой. Выдергиваю из-под себя покрывало и накрываюсь по пояс. Как-то неуютно себя чувствую теперь в одной футболке, когда ты полностью одет. Смотрю на тебя. Лежишь и не шевелишься.
-Ну что ты молчишь?
-А что ты хочешь от меня услышать?
-«Прости, Билл, я больше так не буду делать!»
Ты только усмехаешься и медленно принимаешь сидячее положение.
-Даже не надейся! Я не собираюсь просить прощения за это. И не буду извиняться за то, что я хочу тебя, и за то, что у меня есть потребность в сексе, и что я мечтаю заняться им с тобой! Понятно? Да, Билл, Я ХОЧУ тебя трахнуть, я очень этого хочу, и я этого не скрываю с самого начала, НО Я НЕ СДЕЛАЮ ЭТОГО, пока ты не скажешь «да», ясно тебе? И я спрошу тебя, я тебя десять раз спрошу, прежде чем вставить свой член тебе в зад, это понятно?
Чем дольше ты говоришь, тем громче и резче становится твой тон. А у меня наоборот, пропадает дар речи. Не ожидал услышать такое от тебя сейчас. И не знаю даже, как на подобные слова реагировать. Сижу и молча смотрю на твое лицо, пытаясь понять, что ты вкладываешь в свои фразы, пытаясь уловить в твоей мимике то, что ты чувствуешь, говоря их. И мне даже обижаться на тебя не хочется. Хочется понять. И обнять. И я уже готов это сделать, но ты вдруг отмахиваешься от меня и слезаешь с кровати.
Только и могу, что спросить:
-Ты куда?
Бросаешь небрежно:
-Покурить хочу.
И выходишь, негромко, но все же захлопывая за собой дверь. Шмыгаю носом и укладываюсь набок, поджав ноги к животу. Ну вот, ты обиделся. И я, наверное, виноват. Ну почему я так этого боюсь? И зачем вру? Ведь мне совсем не было больно. А вот теперь стало. В душе. Мне всегда было нелегко после наших ссор, а теперь от этого становится совсем тяжко. И ведь все из-за чего? Из-за какого-то мизинца? Глупо просто. Я все-таки дурак. Ладно, вот вернешься, и извинюсь перед тобой. Вдруг возникает мысль, а что если ты не вернешься? И уйдешь спать к себе? Но тут же приходит ответ. Тогда я пойду к тебе. И мы все уладим. Если, ты конечно, не запрешься.

Так, лежа один на своей кровати под покрывалом и размышляя о возникшей ситуации, я не замечаю, как проходит пять минут, десять, пятнадцать…а тебя все нет. Неужели ты и вправду так сильно на меня рассердился, что не хочешь вернуться? Но только я успеваю об этом подумать, как дверь издает легкий скрип, и слышатся твои тихие шаги. Замираю и даже задерживаю дыхание, прислушиваясь к исходящим от тебя звукам. Подходишь к кровати и забираешься на нее. Подползаешь ко мне и крепко обнимаешь, прижимая к себе мою голову и целуя в макушку. Шепчешь в волосы:
-Прости меня…я наговорил тебе лишнего…я не хотел…простишь?
Обнимаю тебя в ответ и говорю:
-Это я должен прощения просить…я такой дурак…как только ты меня выносишь?
-Нет, это я идиот…говорю тебе такие вещи, а потом удивляюсь, почему ты так все воспринимаешь…я, наверное, кажусь тебе маньяком каким-то…только и разговоров, что о сексе…
-Нет, Том…все не так…это же нормально, что ты хочешь…что мы хотим…в нашем возрасте…но понимаешь, нужно все же учитывать мнения и желания друг друга…ты сделал это так…неожиданно…и я…да, я испугался…просто я не думал, что ты…и не был готов…
-Билл, все, не надо об этом…я уже пожалел сто раз…и я тебе обещаю, что больше без твоего предварительного согласия ничего незапланированного не сделаю! Вот клянусь тебе!
Поднимаешь вверх правую руку и раскрываешь ладонь. Улыбаюсь и утыкаюсь носом тебе в шею. Ты у меня такой замечательный. А вот я у тебя точно не подарок. Но хочется все же хоть чем-то тебя порадовать. Переворачиваю тебя на спину.
-Ложись.
Устраиваюсь сбоку от тебя, задираю твою футболку и целую живот, одновременно расстегивая джинсы. Ты тянешь ко мне руки и хочешь остановить.
-Билл, нет…зачем ты…
-Я хочу.
-Не надо…
-Ты не хочешь?
Ты заминаешься.
-Ну…скажу нет – совру.
-Тогда расслабься и получай удовольствие. Ты же мне доверяешь?
Улыбаюсь и лукаво прищуриваю левый глаз. Ты вскидываешь вверх обе руки, а потом закладываешь их за голову.
-Полностью.
-Ну и все. Заткнись и не мешай.
Стаскиваю с тебя джинсы с трусами и принимаюсь за ставшее уже приятным для меня самого дело. Так хочется сейчас делать все с максимальным кайфом для тебя, чтобы каждое движение моей руки, моих губ и моего языка вызывало море удовольствия и океан наслаждения, вынуждая тебя непрерывно стонать, шептать мое имя и просить еще и еще. И мне кажется, нет большей благодарности для меня, чем слышать, наконец, твой удовлетворенный стон и ловить губами брызги твоего оргазма. И слизывать, и высасывать, и глотать, глотать, глотать… Пока ты не просишь остановиться, пока не зовешь к себе и не целуешь в измазанные твоей спермой губы.
А потом все повторяется. Только уже наоборот. И я стону, и шепчу твое имя, и прощу еще. И тоже кончаю тебе в рот, содрогаясь всем телом от мучительно-сладких судорог, когда ты, не желая разжимать губы, продолжаешь облизывать головку и гладить между ног. И хочется кричать на всю квартиру, как мне хорошо, но я только шепчу это еле слышно. Ты ведь и так это чувствуешь и знаешь.
Засыпать в твоих объятиях так легко и тепло. И твой нежный шепот на ухо убаюкивает. Прижимаю твою ладонь к щеке. Она кажется в сто раз мягче и удобнее подушки. Желаю тебе спокойной ночи и под твое невесомое дыхание мне в шею погружаюсь в приятный сон.

Будит неугомонная трель мобильного. Краем сознания определяю, что это не мой. Двигаться не хочется, но этот звук становится все настойчивее, постепенно набирая громкость. Пихаю тебя ногой под одеялом и бурчу в подушку, не открывая глаз:
-Том, блин, выключи его…
Ты начинаешь шевелиться, и я чувствую, как мозг снова погружается в сон, будто бы посчитав свою миссию выполненной. Вскоре раздражающая мелодия стихает, и я слышу твой голос, звучащий словно сквозь толстый слой ваты:
-Семь двадцать уже. Надо вставать…
Подгребаю к себе подушку и зарываюсь в нее лицом.
-Ну-у-у…давай еще пять минут полежим…
Спать хочется неимоверно. А мысль о том, что уже пора вставать, вызывает только отторжение. Ты плюхаешься на соседнюю подушку и кладешь ладонь мне на плечо.
-Билл, все…ты сейчас снова заснешь ведь…пять минут не спасут…
Но у меня даже отвечать тебе сил нет, сознание настойчиво затуманивается все не отступающим сном. Только слабо шевелю пальцами и зачем-то губами. Ты гладишь по спине, отчего я только больше расслабляюсь.
-Билл…ну хватит…просыпайся…потом ведь меня ругать будешь, что не разбудил во время…
Нехотя разлепляю губы:
-Не буду…да я не сплю…
Ты садишься и теребишь за ногу поверх одеяла.
-Вставай, нам нельзя опаздывать сегодня!
-Ну Том…отстань…я встану…сейчас…еще две минуточки…
Пытаюсь натянуть одеяло на голову. Но ты дергаешь его на себя и вообще с меня стаскиваешь. Тело обдает прохладой.
-Ну зачем ты…мне холодно…
-Вставай и одевайся…и будет тепло.
Протягиваю руку и хватаю вторую подушку. Накрываю ею голову.
-Ну чего ты такой вредный…дай две минуты полежать…
Ты не отвечаешь, слышу только, как возишься на кровати, поскрипывая матрасом. Ну хоть не лезешь со своим не радующим мозг и тело «вставай». Но через полминуты я слышу звук, который меня моментально приводит в чувство. Этот звук я ни с чем не спутаю, потому что только у тебя такой стоит на мобильном. Подскакиваю и, садясь, разворачиваюсь к тебе. Сидишь у меня в ногах и хихикаешь, глядя в телефон.
-Что ты сделал?!
Показываешь мне язык и прячешь мобильник за спину.
-Ты меня сфоткал?
Снова посмеиваешься и отвечаешь:
-Не тебя, а только твою попку.
-А ну удали сейчас же!
Кидаюсь на тебя и пытаюсь достать до телефона. Но ты бросаешь его на ковер и, схватив мои руки, ловко заводишь их мне за спину, валя на бок и задорно смеясь.
-Том, это не смешно! Ты должен стереть…
-Да удалю я потом, чего ты психуешь с утра!
Слезаешь с кровати и подбираешь мобильник с пола. Сажусь, подползая к краю и спуская ноги на пол. Грожу тебе пальцем:
-Если не удалишь до выхода из дома – отниму телефон и раздолбаю нахрен!
Но ты в ответ только дразнишься.
-Ух, какие мы злые…не выспались видать…
-Да! Удали эту чертову фотку! И хватит уже размахивать у меня перед лицом своим членом!
Смеешься и, снова показывая мне язык, выходишь из комнаты. Вот дурень! Встаю и иду к креслу. Беру с него халат и, накинув на плечи, топаю в ванную, по пути бросая взгляд на настенные часы в коридоре. Черт, на полчаса проспали. А через сорок минут машина уже будет внизу. Придется собираться в ускоренном режиме.

Только умывшись и почистив зубы, начинаю чувствовать себя лучше. Когда ты заглядываешь в ванную, уже в трусах, ничего не говорю тебе, а уступаю место у раковины и, присев на бортик ванны, начинаю протирать лицо увлажняющим лосьоном. Если этого не сделать с утра, на коже весь день будет неприятное ощущение стянутости. Ты быстро чистишь зубы и берешься за бритву, которой мы вчера брили мою задницу.
-Хоть бы лезвие поменял.
Ты поворачиваешься и удивленно спрашиваешь:
-Зачем?
-Да так…хотя, тебе же все равно…
-Вообще-то да. Это ты у нас ханжа.
-Да конечно…а кто брезгует пить из одной бутылки?
-С тобой?
-Ну…нет…не со мной…но вообще…с Георгом, например…
Встаю и ставлю бутылочку с лосьоном на полку перед зеркалом. Ты пару раз проводишь лезвием по подбородку и, сполоснув станок, откладываешь его на бортик раковины. Умываешься и отвечаешь:
-Да я после Георга и на унитаз садиться не могу! Но это совсем другое дело. Ему я зад лизать даже за миллиард евро не стал бы!
-Да? А за два?
Прищуриваешься, изображая раздумия.
-Не-а. Даже за два не стал бы.
Поворачиваешься ко мне и притягиваешь к себе за талию.
-А вот тебе бы я сам платил…за каждый раз…если бы вел себя посговорчивей…
Аккуратно прижимаешься мокрыми от воды губами к моим, и тихонько чмокаешь, не настаивая на продолжении поцелуя.
-Давай, красься уже, а то времени мало осталось…я пойду пока кофе хотя бы сварю…
Отпускаешь меня и, быстро проведя по лицу краем полотенца, идешь к двери. Кричу тебе в след, когда ты уже выходишь в коридор:
-Удали фотку!
Из-за двери доносится твой ответный крик:
-Да удалю я, удалю…

Кофе я успел отпить только несколько глотков, как позвонил водитель и сказал, что ждет внизу. Пришлось срочно скидывать все необходимое в сумку и мчаться обуваться. Он сказал еще, что в городе пробки, и мы можем опоздать, поэтому едва мы уселись в машину, я набрал Йосту и предупредил, что мы выехали во время и что задержаться можем, только если возникнуть серьезные пробки. На что он вялым тоном сообщил, что сейчас как раз торчит в одной из них, потому что ночевал сегодня не в студии, и по ходу сам опоздает. И попросил не ждать и начинать без него. Это обстоятельство обрадовало нас чрезвычайно, ведь это, скорее всего, означало, что к нам в этот раз претензий нет, а, значит, мы опять сможем быть дома одни. Даже если Саки вдруг сегодня вернется.
В студию мы и вправду приехали раньше Дэвида, потеряв из-за затора минут пятнадцать. Георг с Густавом уже были на месте и перекусывали прямо в коридоре у окна хот-догами. Не знаю, как им удается никогда никуда не опаздывать, а чаще всего даже приезжать раньше. Может, у них время на час вперед переставлено?
Я успеваю распеться, и мы уже начинаем записывать припев, когда в дверь просовывается голова Йоста. Быстро махнув рукой и дав знак звукорежиссеру, чтобы мы не останавливались, он снова скрылся за дверью и вернулся минут десять спустя со стаканом дымящегося кофе в руке и ноутбуком под мышкой. Усевшись на диван напротив режиссерского пульта, он раскрыл его у себя на коленях и уткнулся в монитор, только раза два или три за все время записи подняв голову, не отрываясь даже, когда отвечал на звонки. Голос меня сегодня не подводил, и режиссер остался вполне доволен записанным, поэтому перерыв нам устроили на полтора часа раньше, чем обычно, дав на отдых не час, а два. Ребята решили в таком случае отправиться в ресторан и пообедать по-человечески. В другой ситуации мы с тобой остались бы тут и побыли эти два часа вдвоем в комнате отдыха, но из-за вчерашнего решили не навлекать на себя очередную порцию подозрений и поехать с ними.
Всю дорогу Георг как заведенный рассказывал пошлые анекдоты, которые он накануне вычитал в интернете. Из двух десятков дай бог пара оказались действительно смешными, но он сам ржал надо всеми на весь салон, порой сгибаясь пополам и хлопая себя по колену. И я смеялся только потому, что на него смотреть было дико забавно, а ты на него вообще по ходу не смотрел, потому что твой взгляд я то и дело ловил исключительно на себе. Мы специально сели не рядом, а напротив друг друга, дабы у парней вообще никаких левых мыслей не зарождалось на наш счет. Но когда я поднимал или переводил на тебя глаза, мне казалось, что если бы они тоже сейчас посмотрели в твое лицо, то все бы поняли моментально. А может это просто у меня такое ощущение, что ты не только раздеваешь меня глазами, но еще и гладишь, и целуешь, и даже говоришь ими: «Я тебя хочу». И уж точно только у меня от этого взгляда поднимается температура, пересыхает во рту и учащается сердцебиение. Я уже не говорю про то, что происходит внизу живота. А там словно находится мягкая, насквозь пропитанная удовольствием губка, из которой оно начинает тихонько сочиться, растекаясь в паху, если чуть надавить. И ты давишь каждый раз, то неожиданно и словно случайно касаясь моей ноги своей, вытянутой вперед, то высовывая кончик языка и облизывая им уголки губ, то поднося руку ко рту и водя по зубам костяшками пальцев. И все это не отрывая от меня глаз. И я даже не пытаюсь угадать, о чем ты при этом думаешь, потому что, наверное, мне будет лучше не знать.

-А можно вот этот салат, только без брокколи?
Официант вежливо кивает и записывает в блокнот. Переворачиваю страницу и веду ногтем по строчкам.
-Еще говяжий бифштекс и картофель фри на гарнир, только двойную порцию.
-Хорошо. А что будете пить?
-Мммм…колу…только безо льда, пожалуйста…и обязательно с трубочкой.
Он улыбается и снова кивает, как китайский болванчик. Забирает у меня меню и уходит. Остальные уже сделали свои заказы раньше, зная, что ждать, пока я определюсь с выбором, все равно придется долго. Стаскиваю кепку с головы и бросаю ее рядом на кожаное сидение углового дивана. На этот раз мы с тобой все же сели рядом, но я предусмотрительно поставил между нами свою сумку. В целях конспирации, разумеется. Но зато под длинной скатертью можно без опасений прижаться друг к другу ногами, что мы и сделали сразу же, как уселись. И теперь твое тепло медленно передается мне через двойной слой денима.
Сейчас ты на меня не глядишь, сидишь, отвернувшись в сторону окна, и тихонько постукиваешь пальцами по столу. Хочу спросить у тебя что-нибудь, чтобы у тебя был повод посмотреть на меня, но не могу придумать ничего путного. Густав, ходивший в туалет, возвращается и начинает оживленно рассказывать о том, как по ошибке случайно забрел в женский, а там какая-то тетка подтягивала колготки и, увидев его, обозвала малолетним извращенцем. Мы все начинаем смеяться, а Георг так вообще покатывается со смеху, тыча в него пальцем и стуча кулаком по столу. Ну совсем себя вести прилично не умеет. Мне иногда за него стыдно бывает в общественных местах.
Нам приносят напитки. Густаву светлое пиво, Георгу темное, тебе холодный чай со льдом, а мне колу безо льда, и, как я и просил, с трубочкой. Это уже радует. Видимо, персонал здесь обучен потакать всем прихотям клиентов, а тем более, знаменитых.
Делаю несколько глотков и ставлю стакан обратно. Ты достаешь из кармана свой мобильник и, посмотрев сколько времени, кладешь его на стол. У меня в голове что-то щелкает, но я не успеваю превратить этот щелчок в мысль, потому что к столу подходит официант и ставит перед Георгом и Густавом тарелки. Морщу нос и обращаюсь к Георгу:
-Фу, ты опять заказал эти мерзкие луковые кольца!
-Ну и что? Что хочу, то и ем. Я же тебя не заставляю их жрать!
Он подцепляет вилкой золотистое кольцо и отправляет его в рот.
-Все…со мной больше сегодня не разговаривай!
Откидываюсь на спинку дивана и скрещиваю руки на груди. Вот гадость-то, луковые кольца в сочетании с пивом. А нам еще полдня вместе работать. Поворачиваю голову к тебе и спрашиваю:
-Надеюсь, хоть ты никакой гадости не заказал?
Улыбаешься и выдаешь:
-Нет, что ты. Всего лишь чесночный суп и телячьи мозги с хреном.
Уже собираюсь возмутиться, как ты начинаешь смеяться, и я понимаю, что ты просто так бессовестно надо мной подшутил. Только открываю рот, чтобы ответить тебе, как у стола возникает официант и ставит передо мной тарелку.
-Ваш салат.
Поворачиваюсь к ней и разглядываю содержимое. Вроде не обманули, во всяком случае я не вижу среди кусочков овощей и обрывков салатных листьев никаких зеленых «кустиков».
-Спасибо.
Перед тобой тоже ставят тарелку. Смотрю, что в ней. Ты, уже зная мою привычку интересоваться тем, что ты ешь, сразу информируешь:
-Баранина с тушеными овощами. И без хрена.
Улыбаюсь и принимаюсь возиться вилкой в салате. Почему-то в голове всплыла твоя фраза про огурцы. Только сейчас у меня по-другому, я ем все, кроме одного ингредиента, который мне проще сразу попросить не класть в салат, чем выковыривать потом самому.
Георгу приносят горячее. Он, всплеснув руками, пораженно говорит:
-Е-мое…вы только гляньте!
Мы все втроем устремляем взгляды в его тарелку.
-Прикольно, да?
Ухмыляюсь. Ну да, интересную композицию повар составил. Похоже, он на досуге не на шутку увлекается абстрактной живописью. Так поглумиться над продуктами мог только человек с оригинальным творческим мышлением.
-Черт, это надо сфоткать! Маме покажу. Она любит, когда блюдо красиво оформлено.
Георг хлопает себя по карманам и разочарованно тянет:
-Бли-и-ин…забыл телефон то ли в машине, то ли в студии…
Его взгляд скользит по столу и натыкается на мирно лежащий возле твоей тарелки мобильник. И его тут же тянется к нему и хватает прежде, чем он говорит:
-Том, я твой тогда возьму, ок? А потом себе перекину.
Ты сначала киваешь, берясь за вилку и нож, а потом вдруг вздрагиваешь, словно тебя пчела ужалила, и встревожено смотришь сначала на уже тыкающего в кнопки Георга, а потом на меня. Твой взгляд меня настораживает.
-Да где у тебя камера-то включается?
Ты привстаешь и тянешься к телефону.
-Дай сюда, я сам включу.
Но Георг отстраняется и говорит:
-А, все, нашел, нашел…сейчас…упс…это че такое?
Его глаза расширяются, и на лице появляется самая что ни на есть идиотская улыбка. Ты пытаешься выхватить у него телефон, но он уворачивается и продолжает пялиться в экран.
-Ух ты…вот, блин, везет же некоторым…смотри!
И он тычет мобильник под нос Густаву. Тот начинает тупо хихикать и интересуется:
-Ого…где ты такую классную попку нашел? Ну вот почему мне такие никогда не попадаются?
До меня только сейчас доходит, на ЧТО они там сейчас таращатся. Чувствую, как стремительно приливает кровь к щекам и потеет спина. Ты встаешь из-за стола и обходишь его, приближаясь к парням. Тянешься за мобильным.
-Верни телефон, придурок.
Но Георг уклоняется и делает новое открытие:
-Погоди-ка…а дата-то сегодняшняя…7:28…так-так-так…стоило Саки свалить, как Каулитцы тут же привели домой телок!
Я не знаю уже, плакать мне или смеяться. Встать и убежать отсюда или попросить тоже дать посмотреть. Но вот дать тебе по башке хорошенько очень хочется.
-Да дай ты его сюда, идиот!
Ты все же изловчаешься и выхватываешь из рук Георга мобильник и быстро щелкаешь по кнопкам. Тот непонимающе разводит руками:
-Не, ну чего ты так реагируешь-то? Я бы похвалился на твоем месте…а ты такую клубничку зажимаешь… Давай, колись, что это за детка, у которой такая клевая задница?
Густав поддакивает:
-Да, может познакомишь? Всегда мечтал о девушке с такой маленькой круглой упругой попкой.
Ты переводишь глаза на меня и виновато сводишь брови. Хмыкаю и отворачиваюсь от тебя, нервно дергая ногой под столом. Ну давай же, Том, придумывай срочно что-нибудь, выкручивайся теперь сам, раз меня не послушал. Эх, не стоило на тебя надеяться, самому надо было сразу взять и удалить.

-Да это вообще не моя девушка…в смысле, у меня с ней ничего не было…это просто…сфоткал с монитора… Да! В инет утром залезал и наткнулся…понравилось, вот и снял…
Георг со знанием дела возражает:
-Да ладно…видно же, что снимок реальный…не обработанный…
Но ты твердо занимаешь выбранную позицию:
-Как будто в инете нет реальных! И вообще, что вы так всполошились, как будто голых задниц никогда не видели!
Возвращаешься ко мне и уже хочешь сесть рядом, но я встаю и останавливаю тебя.
-Дай выйти.
Вылезаю из-за стола, утаскивая с собой сумку. Ты хватаешь за руку.
-Ты куда?
-В туалет.
Выдергиваю руку и иду по направлению к уборным. Сидящий за соседним столиком охранник встает и тащится за мной. Блин, даже в туалет не могу один сходить!
У двери я прошу его:
-Подожди тут, ладно?
Он, заглянув внутрь, согласно кивает и остается снаружи. Внутри никого нет. Подхожу к зеркалу и поражаюсь цвету своего лица. Черт, ну надо же так покраснеть! Качаю головой и лезу в сумку за тональником.
Дверь, тихо скрипнув, открывается и в нее просовывается твоя голова. Бросаю на тебя сердитый взгляд и снимаю крышку с флакончика. Ты зачем-то спрашиваешь:
-Можно?
Повожу плечом.
-Это же общественный туалет.
Выдавливаю на пальцы крем из дозатора и втираю в щеку. Ты прикрываешь за собой дверь и подходишь к раковинам. Смотришь на меня в зеркало.
-Ты не злишься?
-Злюсь.
-Ну блин, прости…
-Ты обещал, что удалишь.
Намазываю вторую щеку.
-Знаю. Но я забыл. Честно. Я уже удалил, можешь проверить…
-Да, вовремя ты это сделал, пока не увидела вся студия!
-Ну ладно тебе…они же ничего не поняли…
-Твое счастье, что тебе не хватило ума сфоткать меня целиком! Иначе сейчас бы ты уже ехал в машинке с красным крестом!
Вскидываю голову кверху, встряхивая волосами. Ты смеешься и пытаешься меня обнять. Выворачиваюсь из твоих рук.
-Том, не надо. Еще зайдет кто-нибудь…
Ты понижаешь голос и говоришь почти в самое ухо:
-Но заметь, даже они признали, что у тебя классная попка. Теперь-то ты мне веришь?
-Между прочим, я эту фотку так и не увидел…
Ты хитро улыбаешься.
-Так я могу тебя сегодня поснимать…только для личного архива…
Показываю тебе фигу и убираю тональник обратно в сумку. Ты снова лезешь обниматься. Пытаюсь отцепить твои руки от своей талии.
-Ну вот что ты делаешь…тебе мало вчерашней ситуации?
-Ну только один поцелуй…быстренько…
Тянешься ко мне губами. Но я прислоняю к ним пальцы и твердо заявляю:
-Потерпишь до дома.
Ты отстраняешься и быстро говоришь:
-Чего? Не-е-ет…так не пойдет.
-Том, я не хочу здесь…сюда в любой момент могут войти!
Но ты не сдаешься, снова приближая свое лицо к моему:
-Но ведь пока никто же не вошел?
-Блин…ок…
Сам тянусь к тебе и быстро чмокаю в губы.
-Все. Я тебя поцеловал. Идем.
Высвобождаюсь из твоих объятий и берусь за ручки сумки. Ты разочарованно говоришь:
-Ну разве это поцелуй?
-Ты сам сказал «быстренько».
-Я не это имел в виду.
-Значит, я тебя не так понял. Извини.
Коротко улыбаюсь и направляюсь к выходу. Но едва я дохожу до двери, как ты вдруг хватаешь меня за плечо и резко развернув к себе, впечатываешь в нее спиной. И прежде чем я успеваю что-то сказать, сжимаешь мое лицо в ладонях и с силой всасываешься в губы. Грубо вталкиваешь мне в рот язык и не даешь мне даже попытаться тебе ответить. Повращав им немного внутри, снова целуешь губы и отстраняешься.
-Я имел в виду вот это. А теперь пошли.
Так же коротко, как и я пару минут назад, улыбаешься мне и хватаешься за ручку. Тянешь дверь на себя, вынуждая меня сделать шаг вперед, чтобы она могла открыться. Поправляю сумку на плече и вытираю губы тыльной стороной ладони. Ты выходишь первым и, не дожидаясь меня, сразу идешь в зал. Охранник отлипает от противоположной стены и, пропуская меня вперед, снова плетется следом. Иду, глядя себе под ноги. Ты иногда бываешь таким…таким властным и требовательным. Делаешь со мной то, что хочешь, не обращая внимания на мой протест. Это…это так странно для меня. Потому что вызывает ответное желание подчиниться. Потому что, как ни удивительно, не порождает возмущение и негодование, а наоборот, заводит и заставляет хотеть чувствовать твою силу и власть в еще более ярких проявлениях. Никогда не думал, что во мне есть это. Это, должно быть, что-то из разряда скрытого в подсознании и дающего о себе знать только когда возникают определенные ситуации. И стоит тебе сменить уговоры и нежность на требования и грубость, как я перестаю тебе сопротивляться и превращаюсь в податливую куклу. И мне немного страшно от этого. Ведь если ты вдруг поведешь себя так в ситуации с моей задницей, я боюсь, что не смогу тебе помешать. Но ты пока не позволял себе проявлять подобную агрессию в такие моменты, и я надеюсь, что и не позволишь.

-Все, я готов, поехали.
Убираю расческу в сумку и отхожу от зеркала. Ты лениво поднимаешься с дивана и что-то перекатываешь из одной щеки в другую. Судя по характерному стуку о зубы, это какой-то леденец.
-Что это у тебя во рту?
Издалека глядишься в зеркало и поправляешь козырек кепки.
-Конфета.
Подхожу ближе.
-А мне?
Переводишь взгляд на меня и с улыбкой спрашиваешь:
-Что, тоже хочешь?
С улыбкой отвечаю:
-Хочу.
Ты оглядываешься на закрытую дверь и манишь к себе пальцем.
-Что?
-Иди сюда и получишь конфетку.
Делаю еще пару шагов к тебе и протягиваю руку ладонью вверх.
-Ну давай.
Но ты качаешь головой и говоришь:
-Закрой глаза и открой рот.
Недовольно вздыхаю.
-Блин, Том, ну что за детский сад?
Ты невозмутимо продолжаешь:
-Хочешь конфетку – выполняй.
Скрещиваю руки на груди.
-Ага…я тебе что, собачка что ли дрессированная?
Ты подходишь чуть ближе и кладешь руку мне на плечо.
-Пока что нет.
-Что пока что нет?
-Пока что не дрессированная. Но я над этим работаю.
Кладешь на другое плечо вторую руку и притягиваешь вплотную к себе. Поднимаю руки и кладу ладони тебе на грудь, чтобы отстранить. Мне не нравится, что ты так со мной разговариваешь. И я не буду выполнять твои команды, как обученный этому зверек.
-Ладно, все, едем уже домой…
Встречаюсь взглядом с твоими глазами. Что-то в них меня тревожит. Но я не успеваю понять, что именно, как ты сдвигаешь руки с плеч к шее и крепко сжимаешь ее с двух сторон пальцами так, что большие оказываются прижатыми к подбородку и приподнимают его вверх. Смотришь мне в глаза и спокойно, но требовательно говоришь:
-Открой рот.
И снова я чувствую это поднимающееся откуда-то из глубин сознания желание подчиниться. Тело становится словно не принадлежащим мне. Не могу сам им управлять. Ты настойчиво давишь на подбородок, и я поддаюсь, разжимая челюсти и приоткрывая рот. Касаешься моих губ своими и медленно просовываешь между ними свой язык. Стою, словно обездвиженный, позволяю себе только закрыть глаза. Леденец спускается по твоему языку как по трапу и приземляется на мой, легонько стукнув по шарику штанги. Убираешь язык и надавливаешь пальцами на мой подбородок снизу, закрывая мне рот.
-Ну вот и все, теперь она твоя. Наслаждайся.
Убираешь от меня руки, и я открываю глаза, сдвигая конфету к щеке и сглатывая выступившую на языке сладость. Ты подбираешь с дивана свой мобильник и, даже не взглянув на меня, идешь к выходу.
-Том!
Оборачиваешься у двери.
-А?
-Ты что, новую не мог дать?
-Не-а, это была последняя.
Подмигиваешь мне и открываешь дверь.
-Подожди.
-Ну что?
Подхожу к тебе и давлю ладонью на приоткрытую дверь, снова ее захлопывая, и прислоняюсь к ней плечом.
-А почему ты меня не поцеловал?
-А ты хотел?
-Ну…я подумал ты хочешь…
-А я подумал, ты не хочешь…
-А я и не хотел…
-Ну так чего тогда спрашиваешь?
-Но ты же хотел?
Ты усмехаешься и непонимающе вертишь головой.
-Блин, Билл, я не пойму тебя чего-то…ты это все к чему?
-Ладно, забей. Спасибо за конфету.
Хочу уже сам открыть дверь, но ты не даешь, перехватывая мою руку и притягивая меня за нее к себе.
-Так мне тебя поцеловать?
Опускаю глаза и смотрю на шнурок, торчащий из твоего капюшона. Зачем то берусь за него двумя пальцами и тяну вниз.
-Билл…
Наклоняешь голову, пытаясь заглянуть мне в глаза. Поднимаю их на тебя.
-Ты хочешь, чтобы я тебя слушался?
Ты удивленно приподнимаешь брови.
-Чего?
-Тебе нравится заставлять меня делать то, что ты хочешь?
Ты внимательно смотришь на меня, словно пытаешься понять по выражению моего лица, к чему я веду. Но не думаю, что ты что-нибудь там увидишь. Потому что я сам не понимаю до конца, зачем затеваю этот разговор.
-Та-а-ак…погоди-ка…я опять сделал что-то не так?
Я все же решаюсь высказать то, что думаю.
-Вот именно. Опять. То есть это уже не в первый раз. Поэтому я и спрашиваю.
Твое лицо приобретает предельно серьезное выражение.
-Что тебе не понравилось?
Отвожу взгляд в сторону.
-Дело не в том, что мне не понравилось…просто ты иногда так себя со мной ведешь…
Ты быстро спрашиваешь:
-Как?
-Ну…так…как-то…не знаю…грубо…
Повторяешь за мной, уже с вопросительно интонацией:
-Грубо?
Неуверенно пожимаю плечами.
-Ну не знаю, какое еще слово подобрать…дерзко…нагло…
-Правда?
Вскидываю на тебя глаза.
-А ты сам не замечаешь?
Ты разворачиваешься боком ко мне и опираешься спиной о дверь.
-Ну тебе виднее, наверное… Так значит, тебя раздражает мое поведение?
-Ну не то что бы раздражает…скорее задевает…мне кажется, ты иногда забываешь, кто я…
Насмешливо говоришь:
-О, вот оно как! А кто ты у нас? Кумир девчонок? Звезда?
Коротко отрезаю:
-Я твой брат.
Ты, словно не веря своим ушам, переспрашиваешь:
-Брат?
-А что, ты об этом уже забыл?
Шумно выдыхаешь и проводишь ладонями по лицу.
-Так, понятно…хочешь, чтобы мы были просто братьями, да? Хочешь, чтобы все было как раньше?
Качаю головой:
-Нет, ты меня не так понял, я не об этом…
-А о чем?
-Я хочу, чтобы ты относился ко мне с бОльшим уважением. Не надо меня дрессировать, как собачку, не надо делать из меня ручную зверушку! Я не хочу быть твоей марионеткой, Том!
Смотришь куда-то впереди себя и кусаешь губы. Ничего не отвечаешь. И я больше не знаю, что сказать. Поймешь ли ты? Почувствуешь ли то, что на самом деле стоит за этими моими словами? Я боюсь. Я боюсь, что ты, осознав, что имеешь на меня такое влияние, начнешь этим злоупотреблять. Я боюсь, что если ты будешь продолжать вести себя таким образом со мной, я превращусь в безропотную покорную куклу, с которой ты будешь играть, как тебе вздумается, пока не наиграешься и не захочешь поменять ее на другую. Я не хочу, чтобы ты думал, что так легко можешь мною управлять и добиваться своего с помощью физической силы и жесткого тона. Я не хочу становиться для тебя очередной игрушкой, я хочу быть для тебя самым важным человеком в жизни. Я боюсь теперь тебя потерять. Потому что мне ли не знать, как быстро наскучивает и становится неинтересным человек, готовый ради твоих прихотей на все.
Ты отталкиваешься от двери и поворачиваешь ручку.
-Ладно, поехали домой. Продолжим разговор там. Если захочешь…
Выходишь в коридор, не дожидаясь, а скорее всего, просто не желая моего ответа. А я и не собираюсь ничего отвечать. Разговор, конечно, вышел не из приятных. И кто на кого больше обиделся еще вопрос. Но мне все же кажется, что будет лучше, если я сразу дам тебе понять, что не стану потакать всем твоим желаниям. Только бы это не переросло у нас в размолвку. Ты ведь не станешь теперь на меня дуться и избегать общения?
Выхожу за дверь, не обнаруживая тебя за нею. Ты стоишь уже в самом конце коридора, напротив лестницы, и смотришь в окно. Захлопываю дверь, и ты оборачиваешься. Увидев, что я иду, отходишь от окна и сразу выходишь на лестницу. Не хочешь больше говорить со мной? Ну ничего, дома я надеюсь, оттаешь. Ведь не станешь же ты из-за этих моих слов лишать меня и себя самого такого удовольствия, как вечер и ночь вдвоем…

-Ты что, не разговариваешь со мной что ли?
Спрашиваю, когда мы выходим из машины и направляемся к дому. Отвечаешь, глядя себе под ноги:
-С чего ты взял?
-А что тогда молчал всю дорогу?
Вполне резонно замечаешь:
-Ты тоже молчал.
К нам подходит охранник и ждет, когда мы зайдем в подъезд. Замолкаю и следую за тобой, отставая на пару шагов. Ты вызываешь лифт и обращаешься к нему:
-Все, можешь идти, дальше мы сами.
Он переводит взгляд с тебя на меня. Я утвердительно киваю, снимая с лица темные очки, и он, вынимая мобильник из кармана, говорит:
-Ок, тогда до завтра.
И пятясь назад, тыкает по кнопкам. Сейчас позвонит главвожатому Йосту и сообщит, что драгоценные дети доставлены домой в целости и сохранности. Лифт раскрывает для нас свои двери, приглашая занять как всегда сверкающую чистотой кабину. Ты заходишь первым и держишь палец у кнопки, ожидая, когда войду я. Нажимаешь, едва я переступаю порог, и встаешь лицом к дверям, а спиной ко мне. Вздыхаю нарочито громко. Говоришь не оборачиваясь:
-Что-то я так устал сегодня… А ты?
Радуясь, что ты сам со мной заговорил, спешу ответить:
-И я…будем отдыхать?
Дурацкий вопрос, конечно. Ты говоришь расслабленно, не оборачиваясь:
-Я бы сейчас с удовольствием спать завалился…так выспаться хочется…
Не тороплюсь с ответом на этот раз. Тем более, что и вопроса не было. Пытаюсь сообразить, реально ли дело в усталости и желании спать или все же ты так говоришь, потому что не хочешь продолжать начатый в студии разговор. Но я и не собирался его продолжать. Все что хотел, я сказал, и надеюсь, теперь ты не станешь больше так себя со мной вести. А спать я и сам не прочь завалиться. В твоей компании, разумеется.
Лифт останавливается на нашем этаже. Ты выходишь, едва дождавшись, когда разъедутся двери, и быстро поднимаешься к квартире. На этот раз ключи у тебя, поэтому, когда я дохожу до двери, она оказывается уже открытой, а ты оказываешься уже по ту сторону порога.
Захожу и спиной захлопываю дверь за собой. Ты разуваешься, даже не включив свет в прихожей, и, не сказав мне ни слова, идешь к себе. Черт, ну что за фигня? Не смотришь на меня, не прикасаешься и почти не разговариваешь. Тебя так задели мои слова? Стаскиваю кроссовки и прохожу в свою спальню. Швыряю сумку и очки на неубранную постель, оглядывая комнату. Да, она давно уже напрашивается на хорошую уборку, скоро догонит твою по степени захламленности. Снимаю куртку и вешаю ее на спинку стула. Хочется пить. Выхожу в коридор и вижу, что в ванной горит свет. Заглядываю в приоткрытую дверь, но тебя там нет. Хочу уже выключить, но тут ты с полотенцем на плече и бутылкой минералки в руках выходишь из кухни. На тебе уже нет головных уборов и футболки, одни только джинсы, из-под ремня которых торчит белая полоска с крупной надписью черными буквами «Emporio Armani». Не помню, чтобы у тебя были такие трусы, или я просто раньше не обращал внимания на твое белье, что скорее всего.
Подойдя к ванной, останавливаешься, и я спрашиваю:
-Ты в душ?
Киваешь и говоришь как-то отстраненно, глядя на бутылку в своей руке:
-Да, освежиться не помешает перед сном…
Тоже перевожу на нее взгляд, вспоминая о своей жажде.
-А мне с тобой можно?
Ты равнодушно отвечаешь, пожимая плечами:
-Как хочешь.
И заходишь в ванную. Уточняю, заглядывая внутрь и берясь снаружи за дверную ручку:
-То есть лучше не стоит?
Кидаешь полотенце на стиральную машину и отвинчиваешь пробку с минералки.
-Я этого не говорил.
Отпиваешь несколько больших глотков и собираешься поставить бутылку.
-Дай мне попить…пожалуйста…
Протягиваю руку. Суешь в нее бутылку и отворачиваешься от меня, направляясь к душевой кабине. Раздвигаешь матовые дверцы и заглядываешь внутрь. Допиваю залпом почти все и, переступая порог ванной, ставлю бутылку на стиралку. Закрываю за собой дверь и, приняв окончательное решение, стаскиваю футболку. Ты оборачиваешься на меня и на пару секунд «зависаешь» на мне взглядом.
Объясняю свои действия, хоть и так все понятно:
-Я все же составлю тебе компанию.
Запихиваю футболку в почти уже переполненную до краев корзину с грязным бельем, попутно отмечая про себя, что пора бы уже устроить стирку, и принимаюсь за джинсы. Ты снова отворачиваешься и подходишь к зеркалу. Собираешь дреды на макушке резинкой и открываешь кран. Наклоняешься над раковиной и умываешься. Не понимаю, зачем тебе это сейчас делать, если идешь в душ?
Раздеваюсь и быстро забираюсь в кабинку, не закрывая дверей. Снимаю с держателя душ, и, выбирая более комфортную для тела температуру воды, говорю тебе через стекло:
-Ну, ты идешь?
Начинаешь копошиться и через полминуты, уже голый, залезаешь ко мне, задвигая за собой дверцы. Окидываешь меня беглым взглядом и вдруг улыбаешься:
-А что это ты без трусов?
Подхватываю твой слегка ироничный тон:
-А что, не нравится?
Ты убираешь с лица улыбку и, хватая с полки гель, спокойно отвечаешь:
-Ты мое мнение знаешь.
Смотрю на то, как ты выдавливаешь полупрозрачно-голубую субстанцию себе на ладонь, и игриво интересуюсь:
-Помоешь меня?
Растираешь гель между ладонями, опустив голову и глядя на свои руки.
-Ты же уже большой мальчик, сам можешь…
Быстро ополаскиваю себя из душа и продолжаю свое «наступление», тем более, что я уже вижу, как неспокойно себя ведет в отличие от тебя самого твой член.
-Ну видишь, я уже мокрый…а у тебя уже гель на ладонях…
Ты нерешительно смотришь на них, и я понимаю, что придется в этот раз взять инициативу в свои руки. Вешаю душ на держатель и подхожу к тебе. Беру твои руки за запястья и завожу себе за спину, спуская ниже и укладывая твои скользкие ладони себе на ягодицы. Оставляю их там и обвиваю твою шею руками, приближая свое лицо к твоему. Но только я собираюсь тебя поцеловать, как ты говоришь:
-Зачем ты это делаешь, Билл?
-Что делаю?
-Я тебя не понимаю. Чего ты хочешь?
-Чтобы ты меня поцеловал…сейчас…
-И что потом?
-А потом еще раз…и еще…
Перемещаю губы вдоль края твоего подбородка. Твои руки неподвижно лежат на моей заднице. Медленно двигаю ею из стороны в сторону, трясь мокрой кожей о твои намазанные гелем ладони. Ты смотришь на мои губы. Приоткрываю их, зазывая твои. Ну, ты же хочешь, Том. Бессмысленно это отвергать, когда твой член упирается мне в живот.
Но ты не спешишь разделить мой настрой и достаточно серьезно спрашиваешь:
-Как тебя надо целовать, чтобы ты не счел это грубостью и неуважением к себе?
Хмурю лоб, чуть отстраняясь от твоего лица.
-Том…ну не надо все утрировать…ты же понял, что я имел в виду…
Ты честно признаешься:
-Я уже боюсь снова сделать что-нибудь не то и вызвать твое очередное возмущение. Я не думал, что у тебя такая реакция возникнет…черт, Билл, я реально уже не знаю, как себя с тобой вести, чтобы ты ничего дурного обо мне не думал! Мне уже кажется, что ты просто ищешь повод…
Поднимаешь руки на талию и утыкаешься лбом мне в плечо.
-Повод для чего?
Ты молчишь, только пальцы едва ощутимо сжимаются. Вздыхаю. За спиной льется и шумит горячая вода, оседая мелкими брызгами на коже. В кабинке постепенно становится душно, лицо покрывается испариной. Провожу ладонью вниз по твоей чуть влажной спине, останавливаясь на пояснице.
-Ты можешь делать, что хочешь, Том…если чувствуешь, что я хочу того же…
-А если не чувствую?
-Разве? Ты разве не чувствуешь, чего я хочу сейчас?
Ты поднимаешь голову и смотришь в глаза. А потом тихо говоришь, убирая от меня руки и отходя немного назад:
-Билл, дай мне принять душ…
Я не совсем тебя понимаю в данный момент. Или не понимаю совсем. Растерянно смотрю на то, как ты отступаешь.
-То есть? Мне вылезти что ли?
Ты вздыхаешь, проводя пальцами левой руки по правой все еще вымазанной гелем ладони, и тихо отвечаешь, не глядя на меня:
-Я правда помыться хочу. И…если честно…немного побыть один…наверное…
У меня после этих слов тут же появляется такое неприятное ощущение ненужности, начинаю чувствовать себя глупо и как-то по-дурацки. И хочется поскорее отсюда свалить.
-О…вот как. Понятно. Так бы сразу и сказал. Ну я тогда сейчас уйду, извини…
Быстро ополаскиваюсь, подхожу к дверце и отодвигаю ее в сторону, очевидно, чересчур резко, и в ней снова что-то трескает. Вылезаю из кабинки и уже собираюсь ее закрыть, как ты обращаешься ко мне, довольно громко выкрикивая:
-Билл!
-Что?
Смотришь извиняющимся взглядом.
-Ты только не вздумай обижаться. Ок?
Делаю безразличный вид и заверяю тебя:
-И в мыслях не было. Ты имеешь полное право принимать душ в одиночестве. Как я могу на это обижаться?
Ты медленно киваешь, глядя в пол и поджав губы, и я задвигаю дверцу. Мне настолько не хочется тут задерживаться, что я хватаю полотенце и, даже не обтеревшись, поспешно выхожу из ванной, плотно прикрывая дверь.
Да, я не должен обижаться в этой ситуации, ты же меня не звал с собой, я сам напросился, причем видя, что ты не особо настроен на интим. Но мне, черт возьми, обидно! Потому что я думал, что смогу прогнать это твое подавленное состояние, увлечь тебя собой, заставить забыть о нашем разговоре в студии и снова предаться нашим полюбившимся уже за эту неделю забавам. Но увы… Неужели ты так серьезно воспринял мою просьбу относиться ко мне более уважительно, что решил вообще лишний раз не трогать? Или это такой показной жест? Ну просто отличный ход. А я, типа, из этого должен буду сделать вывод, что сам виноват, и нечего было тебя одергивать и предъявлять претензии? Мол, что хотел, то и получил. Ну ладно, Том, посмотрим, как долго ты продержишься. Я попытку предпринял, ты ее отклонил, так что следующий шаг за тобой, а я подожду. В конце концов, я ничего не сделал такого, за что ты имел бы право на меня дуться. И хуже этим своим, как мне кажется, демонстративным нежеланием близости ты сделаешь только себе.

С этими мыслями я прихожу в свою комнату, вытираюсь полотенцем и, одевшись, отправляюсь на кухню, потому что жажда проснулась во мне с новой силой. Вот только возьму воды, вернусь к себе, закрою дверь и не выйду, пока сам не придешь. А ты придешь, куда ты денешься! Ты же не настолько горд, когда дело касается твоего собственного удовольствия.

Ты вышел из ванной почти два часа назад, судя по направлению шагов, ушел к себе и с тех пор ни малейшим шорохом не выдал своего присутствия в квартире. У меня уже стало начинать складываться ощущение, что я в ней один. Так тихо здесь, когда мы оба дома и не спим, обычно бывало крайне редко. А в последние дни я вообще практически не прислушивался к окружающим звукам, за исключением тех двух ночей, когда у нас гостил Саки, потому что мы с тобой почти постоянно были рядом, и мой слух был настроен исключительно на восприятие твоего голоса и других шумов, издаваемых тобой же. Они уже все зафиксированы в моих ушах, и я слышу их внутри головы, стоит только подумать об этом. И твой пылкий шепот в темноте, и твое размеренное дыхание во сне, и твои несдержанные стоны, и вздохи, и вскрики, и чмоканья, и еще куча разных звуковых сопровождений нашего общения, не у всех из которых даже имеется свое четкое обозначение. А сейчас вокруг меня тишина, которая с каждой минутой тяготит все сильнее. Ну что за упрямство ты демонстрируешь? Что ты мне этим хочешь доказать? Что можешь и без меня обходиться даже теперь? Без моей непосредственной близости, без возможности прикасаться, целовать, хотя бы просто лежать рядом? Ну и дурак же ты, Том. Я ведь хочу совсем другого, я хочу убедиться, что как раз таки и не можешь, что я тебе нужен, и ты и часа без меня добровольно не протянешь. И, блин, я же знаю, что это так. Мы оба знаем. Так к чему был взят весь этот принципиальный тайм-аут? Если ты таким образом мне о своем несогласии с моими претензиями заявляешь, то почему выбрал такой тупой способ? Не проще ли все сказать, как есть?
Я лежу на своей неубранной кровати в одежде и злюсь на тебя. Мне же много не надо. Просто приди и заговори со мной. Неужели так трудно? Нет, конечно, ты ждешь, что я первым прибегу, это уже понятно. И тогда ты, внутренне празднуя свою победу, спокойно скажешь: «Билл, вот видишь, ты сам не знаешь, чего хочешь. Когда я пристаю, тебе не нравится, когда не лезу - тоже не устраивает. Ты уж определись, пожалуйста.» Я просто уверен, что услышу что-то подобное, если заявлюсь к тебе и выражу свое недовольство твоей новой тактикой. Ты же свою неправоту не признаешь никогда, если сам не чувствуешь, что не прав. И извиняться не будешь за то, в чем не считаешь себя виноватым. Я знаю, потому что я точно такой же. И именно поэтому мы сейчас находимся в своих спальнях в одиночестве, и каждый рассчитывает на то, что это положение вещей изменит другой из нас, при этом в глубине души все же понимая, что первым придется уступить все-таки ему.
Наверное, на этот раз ты выдержишь дольше, потому что у тебя есть цель - заставить меня пожалеть о сказанном и осознать, насколько ты и наши новые отношения важны для меня теперь. Только вот ты ее уже достиг, хоть и не можешь пока в этом убедиться. Ну что ж, я готов предоставить тебе доказательства. Слезаю с кровати и, не спеша дойдя до выключателя, включаю верхний свет. Встаю перед зеркалом и критически себя осматриваю. Переодеваться не буду, а вот причесаться и стереть серые разводы от растертой под глазами туши не помешает, заодно и подкрасить ресницы свежей можно.
Через пять минут я уже вполне могу себе позволить предстать перед тобой с неплохими, как мне видится, шансами привлечь к себе должное внимание. Впрочем, не могу сейчас быть ни в чем уверенным, в душе я был голым, и у тебя на меня стоял, но ты нашел в себе силы меня оттуда выпроводить, весьма успешно сохраняя при этом хладнокровие. Но, возможно, тот факт, что я сам к тебе пришел, уже повлияет на твое поведение. Во всяком случае, уходить ни с чем я не намерен.

Твоя дверь закрыта, но я и не думаю стучать. Надавливаю на ручку и с облегчением обнаруживаю, что ты не запирался изнутри. Уже хорошо. Хотя, ничего удивительного, ты ведь меня ждал. Не мог не ждать. У тебя темно. Только узкая полоска ночного света пробивается между неплотно сдвинутыми шторами. Тихо прикрываю дверь и стараюсь поскорее привыкнуть к темноте. На кровати светлеет одеяло, укрывающее тебя. Спишь, что ли? Делаю пару шагов вперед и негромко зову:
-Том…
Ты не двигаешься. Я подхожу ближе и теперь могу разглядеть, что лежишь на боку, ко мне спиной, натянув край одеяла на ухо. Видимо, действительно спишь. Притворяться-то тебе незачем все же. Значит, не врал, когда говорил, что устал. Немного разочарованно вздыхаю и оглядываю комнату. Ну и что делать теперь? Будить? А стоит ли? Утро ж вроде как вечера мудренее. Решаю, что, наверное, лучше оставить все, как есть, до завтра и самому пойти спать. Нам и правда выспаться, как следует, не мешает уже давно. Только вот не уверен, что проснемся вовремя. Я-то будильник поставлю, но, зная себя, могу его выключить, когда прозвонит, и снова уснуть. Надо бы подстраховаться, проверить, включен ли у тебя.
Перемещаюсь к твоей тумбочке и принимаюсь шарить по ней рукой, пытаясь нащупать мобильник. Но не нахожу, небось, ты его в постель положил. Встаю у края кровати рядом с изголовьем и, наклонившись, осторожно провожу рукой по простыне рядом с подушкой. И телефон в самом деле оказывается там, только я случайно смахиваю его, и он падает на пол, заваливаясь в щель между тумбочкой и кроватью. И тут же загорается в темноте голубоватой подсветкой экрана. Чертыхаюсь про себя и сажусь на корточки, прислушиваясь к тебе. Ты слабо шевелишься под одеялом, что-то сонно бормотнув. Я пытаюсь нашарить твой мобильный на полу, но вслепую не выходит, и я опускаю голову, ища его глазами. И когда достаю его, наконец, и выпрямляюсь, вставая на колени, чуть было не вскрикиваю от испуга, видя тебя сидящим на постели и глядящим на меня. Перевожу дух и, прикладывая руку к сердцу, медленно встаю на ноги.
-Боже, Том…ты меня напугал…
-А уж как ты меня. Ты что тут делаешь?
Тянешься к ночнику и включаешь его. Говорю почти правду:
-Да вот, зашел проверить, поставил ли ты будильник.
Показываю тебе телефон. Ты бросаешь на него быстрый взгляд и переключаешь внимание на свою подушку, обернувшись назад и начиная ее взбивать.
-А, ясно. Проверил?
-Нет еще. Я его уронил случайно… Вот, искал… Прости, что разбудил, я хотел тихо, но не получилось.
Улыбаюсь немного смущенно и протягиваю тебе мобильник. Ты оставляешь подушку в покое и берешь его у меня из руки.
-Я поставил на семь, не волнуйся. Будет каждые пять минут звонить.
Кладешь трубку на кровать с другой стороны и вопросительно на меня смотришь. Я не знаю, что делать сейчас. Уходить не хочется, а остаться ты не предлагаешь.
-Ну…хорошо…тогда…
Не знаю я, что тогда. Говорю только потому, что надо что-то сказать. Ты едва заметно улыбаешься и снова ложишься, только уже на спину и смотришь куда-то вперед, сплетя пальцы на животе. Я, как будто и не было всего того, что происходило между нами, стою в полнейшей нерешительности, как в ту первую ночь, когда пришел к тебе сам. Ну дай же мне хоть какой-нибудь знак! И словно в ответ на эту немую просьбу ты тихо интересуешься:
-Ты долго еще там стоять собираешься?
-А…
-Ляжешь ко мне?
-Ага. Если ты не против.
Ты только тихо усмехаешься и сдвигаешься дальше, освобождая мне место. Перекладываешь туда вторую подушку. Я снимаю с себя все, кроме трусов и забираюсь к тебе под одеяло.
-Как у тебя тут тепло…
Ты киваешь за мое плечо.
-Свет выключи.
-А, сейчас.
Поворачиваюсь и гашу лампу. Укладываюсь на спину, потому что ты тоже так лежишь. Молчим около минуты. Ты меня не трогаешь, и я не решаюсь первым к тебе прикоснуться почему-то. Но зато решаюсь заговорить.
-Вообще-то я пришел с тобой поговорить. Думал, ты не спишь еще.
Ты в ответ издаешь лишь мычание, означающее, что ты принял мою информацию к сведению. Я продолжаю.
-Том, ты же знаешь, я не люблю, когда мы вот так, как чужие люди друг с другом…когда каждый сам по себе…а тем более теперь… Не хочу, чтобы мы начали отдаляться вдруг из-за какого-то дурацкого недоразумения.
Ты коротко соглашаешься:
-Аналогично.
Поворачиваю к тебе голову.
-Тогда зачем ты так делаешь?
-Как?
-Зачем делаешь вид, будто не хочешь ничего?
-Вид?
-А что, хочешь сказать, что это в самом деле так?
Ты вертишь головой.
-Билл, я не понимаю тебя.
-Взаимно, Том. Поэтому я и хочу поговорить, чтобы во всем разобраться.
-Сейчас?
-А почему нет?
Ты нащупываешь свой телефон и подносишь его к лицу, включая. Смотришь на время и шумно вздыхаешь, запихивая его под подушку.
-Полдвенадцатого всего. Рано я отрубился что-то. Ну давай поговорим…

Я переворачиваюсь на бок и приподнимаю голову, подперев ее рукой. Ты так и остаешься лежать на спине, только чуть поворачиваешь ко мне лицо.
-Можешь мне объяснить свое поведение в душе?
-Что именно?
-Том, не надо только сейчас давить на тормоз. По-моему, вопрос ясен.
Ты киваешь и формулируешь его сам:
-Почему я захотел остаться там один?
-Да.
-Я же говорил. Я хотел просто помыться, сегодня запарился сильно…
-А я, значит, мешал?
-Мне еще подумать надо было.
Вот, уже что-то. Не люблю из тебя клещами все тянуть.
-Значит, мое присутствие мешало думать?
Положительно мычишь.
-И о чем ты думал? Хотя нет, погоди, дай я угадаю. Ты думал о том, что я тебе сказал сегодня в студии, и сделал вывод, что лучше теперь вообще не будешь со мной общаться. Так?
-Разве я не общаюсь сейчас с тобой?
-Да, но я не о том. Ты сейчас общаешься как…как раньше…как до этого всего…
-А ты не этого хотел?
Я резко сажусь, скидывая с себя одеяло, и почти выкрикиваю:
-Нет!
Ты смотришь на меня, выгнув брови и, по-видимому, ждешь продолжения.
-Вот с чего ты взял, что я хочу, чтоб все было, как прежде? Я этого не говорил! Я только сказал, что иногда ты себя ведешь слишком…
Ты меня перебиваешь, заканчивая мою фразу:
-Грубо, нагло, дерзко. Я помню.
-Ну да. Но это не значит, что я против нашего…наших…ну ты понял, в общем. Просто мне не нравится, когда ты что-то делаешь насильно, это нечестно и…
-И?
-Это… Том, я не хочу тебе врать и что-то придумывать. Давай я правду скажу. Только пообещай, что не воспользуешься ею в своих целях!
Ты хмуришься и чешешь нос.
-Каких еще целях?
-Сам знаешь каких. Всю неделю только об этом и говоришь. А уж сколько ты об этом думал до этого я и представить не могу…
-Ты про секс?
-Ну да.
Закладываешь руки за голову и деловито отвечаешь:
-Ага, понятно. Значит, по-твоему, это моя цель, тебя трахнуть?
Твой тон меня выводит из себя.
-Блин, Том, ты что, будешь это отрицать сейчас? Я тебя умоляю!
-Это не цель, Билл. Это желание. И если ты опять…
-Том, послушай меня, а?
Охотно уступаешь.
-Слушаю.
-В общем, я хочу, чтобы ты знал причину, почему твое такое поведение мне не нравится.
-А, ну давай. Я не откажусь о ней узнать.
Я собираюсь с мыслями и начинаю излагать суть проблемы.
-Когда ты так себя ведешь, когда против моего желания что-то делаешь, когда применяешь силу, я…со мной что-то происходит…не знаю, почему…но я не могу тебе сопротивляться. Понимаешь? Я не чувствую в себе сил…и…и мне кажется в такие моменты, что я абсолютно беззащитен перед тобой, и ты можешь сделать со мной все, что угодно, а я и слова сказать не смогу. И поэтому я боюсь, что если…
-Стоп.
Ты садишься и выставляешь вперед ладонь, призывая замолчать. Я закрываю рот.
-Так, погоди. Когда с тобой происходит эта хрень, ты что думаешь? Что я могу этим воспользоваться? Что я что, тебя так и того, отыметь могу?
-Ну…в общем и целом…да…
Ты валишься назад на подушку и закрываешь лицо руками. Лежишь так где-то полминуты, а я молчу, ожидая какой-то реакции. И она происходит. Ты снова принимаешь сидячее положение и начинаешь довольно громко и раздраженно говорить, активно при этом жестикулируя:
-Билл, ты просто болван! Я не знаю уже каким языком тебе это вдалбливать! Не сделаю я ничего без твоего согласия, ясно? И если бы мне на это было плевать, уже давно все было бы! Только мне на хрен такой секс не нужен! И каждый раз…Билл, каждый раз, когда ты снова даешь мне понять, что ты так думаешь, я… Черт, я не знаю, что с тобой делать! Я устал уже тебе что-то объяснять и доказывать! Я устал, черт побери, от этого всего! От этой дури твоей, от этого гребаного недоверия и от того, что ты постоянно чего-то боишься! Я устал!
Высказав все это, откидываешь одеяло и слезаешь с кровати.
-Том…только не уходи.
Ты не отвечаешь, идешь к столу и шуршишь там чем-то, мне не видно в темноте и за тобой. И только когда чиркает зажигалка, я понимаю, что ты решил успокоить нервы сигаретой. Тихо произношу:
-Так и знал, что в итоге виноватым окажусь я…
Огорченно поникаю плечами и гляжу на твой темный силуэт. Ты поворачиваешься ко мне, но не подходишь, так и стоишь у стола.
-Билл, мы уже много раз говорили об этом, но я так и не пойму до сих пор, почему конкретно ты не хочешь этого? Дело во мне? То, что я не внушаю тебе доверия, это мне уже понятно. Мне причина не ясна. Чего ты боишься?
Опускаю глаза и говорю с долей сомнения:
-Я…я просто не знаю, что это за собой повлечет…
-В каком смысле?
-Ну…что будет потом…когда ты это сделаешь…
-То есть?
-Ну…ты ведь… Я же знаю, как ты обычно быстро теряешь интерес. Всегда же так было. И, допустим, будет это у нас, раз, два, ну хоть десять…а потом тебе надоест. Так же может быть…это же ты…
Ты восклицаешь:
-А это ты! Не девчонка какая-нибудь, которую я знаю полвечера! Я с тобой всю жизнь живу, я каждый день с тобой общаюсь, ты для меня самый близкий человек в мире, блин!
-Я понимаю, но… Но этот твой интерес, он может пройти, когда ты свое желание удовлетворишь. Ты так не считаешь?
Поднимаю на тебя взгляд. Ты затягиваешься и отвечаешь, одновременно выпуская дым изо рта:
-Нет. Потому что это совсем другое. Это не так, как когда я вижу, например, зачетную телку, которая мне глазки строит, и я точно знаю, что она даст, и поэтому ее лимит - одна ночь максимум. Больше с такими просто нереально. Потому что это порода такая, они все одноразовые. И потому что мне нужны не они сами, а чисто перепихон. То есть мне по большому счету пофигу кто она, лишь бы была симпотная и с классной фигурой. Вот поэтому я ни на ком не зацикливаюсь, и мне одного раза вполне хватает. Меня дальнейшие отношения не интересуют, равно как и их. С теми, кого это интересует, я просто не сплю, догоняешь? А теперь подумай, кто они и кто ты в моей жизни.
Я слабо улыбаюсь, но твои слова почему-то вызвали во мне какое-то смутное ощущение ревности. О том, что ты можешь заниматься сексом с кем-то кроме меня, мне теперь думать крайне неприятно.
-Ну хорошо. Я не одноразовый, допустим. И у тебя на меня долгосрочные планы. Но ведь ты же не можешь знать наперед, как все получится. А если потом тебя снова потянет к ним? Ну просто представь. Что тогда? Будешь мне изменять? Или скажешь, мол, так и так, не могу без девушек, давай у нас все будет, как раньше. А вот я уже не представляю, как без тебя буду. Мне кажется сейчас, что у нас всегда так было, что иначе и быть не может…
Ты кидаешь сигарету в пепельницу и быстро подходишь к кровати, забираясь на нее и садясь напротив меня. Берешь за руку и возбужденно говоришь:
-И мне так кажется! Билл, ты пойми, мой выбор, он уже осознанный вполне. Я об этом много думал, я представлял, я все уже для себя решил. Я знаю, чего хочу. Я и ждать готов еще, сколько потребуется. Но я все же хочу знать, что это не напрасно все. Что я не ошибся, что у нас все получится, что мы сможем друг с другом быть полностью довольными своей сексуальной жизнью. Я мечтаю об этом на самом деле, я живу мыслями об этом, и когда я тебя целую…когда мы вместе…знаешь, это…это для меня все до сих пор словно сон, мне не верится. Я вот ночью просыпаюсь, тебя рядом вижу и офигеваю, осознавая, что это все реально было.
У меня от твоей последней фразы вырывается смешок. Стискиваю твои пальцы крепче.
-Том, я тоже рад что у нас так все вышло… Хоть я и не думал об этом раньше, но мне кажется, что это здорово. Мне с тобой так…суперски. Нет, правда, это супер, что мы это все попробовали. И я не жалею ни о чем. И не хочу уже ничего назад вернуть, это так. А то, чего ты хочешь… Ну, не все же сразу…неделя прошла всего, дай мне еще немного времени, ок? Если это будет, то я хочу, чтоб это было идеально, как надо, чтоб ничего не пошло не так. Я хочу быть готовым на все сто. Во всех смыслах. И как только я буду готов, я тебе скажу, обещаю. Договорились?
-Договорились.
-И ты обещай, что…
Но ты сразу выпаливаешь:
-Обещаю.
-Что?
-Что буду терпеливо ждать и не буду тебя торопить. Верно?
Улыбаюсь.
-Почти.
Ты добавляешь к нашему уговору еще один пункт:
-А ты перестань видеть во мне озабоченного маньяка.
-Хорошо.
Смотришь на меня с ласковой улыбкой и протягиваешь руки.
-Обнимешь?
Я тут же кидаюсь к тебе и крепко обнимаю, вдыхая легкий запах сигаретного дыма и твоего воска.
-Молодец, что пришел. Я ждал тебя.
-И уснул.
Киваешь мне в плечо:
-И уснул.
-А сейчас спать хочешь?
Ты не спеша гладишь по спине и отвечаешь не сразу:
-Есть немного. А ты?
-Ну…пора уже, наверное. А то проспим не дай бог…
-Тогда давай ложиться.

Отстраняешься, и я нехотя выпускаю тебя из своих рук. Не до конца верю, что мы сможем сейчас вот так просто лечь и заснуть, но все же забираюсь обратно под одеяло и укладываюсь. Ты наклоняешься и поверхностно, одним легким прикосновением целуешь в губы, а потом ложишься лицом ко мне и только я протягиваю руку, чтобы привлечь тебя к себе для более ощутимого поцелуя, издаешь непонятное:
-Ммм…
-Что?
-Лучше не надо. Наверное…
-А…ну как хочешь. Спать, так спать. Спокойной ночи.
Невозмутимо убираю руку и переворачиваюсь на другой бок. Я нисколько не обижен. Просто так самого себя пытаюсь от соблазна избавить. Ты не выдерживаешь и минуты. Придвигаешься ближе и шепотом говоришь:
-Черт, ты это специально?
-Не знаю, о чем ты, но все равно нет.
Ты обнимаешь меня за талию, кладя раскрытую ладонь на живот, отчего я тут же инстинктивно его втягиваю, и прижимаешься ко мне сзади. Достаточно тесно, чтобы я мог чувствовать пульсацию у тебя в трусах.
-Том…
-Ммм?
-Ты, кажется, хотел спать.
-А я хочу. Это он не хочет.
Толкаешься в меня пахом. От твоей руки в низ живота просачивается тепло. Я не буду ничего делать. А ты делай, что хочешь.
-А я буду спать.
-Спи.
Говоришь и тут же прижимаешься губами к моей лопатке. По спине пробегают мурашки от холодного касания металла. Ты снова толкаешься мне в зад, и я понимаю, что твое возбуждение набирает обороты. Извиняешься:
-Прости. Не могу уснуть что-то.
Твои губы пробираются к шее и начинают провоцировать и мое. А рука решает им помочь, спускаясь с живота вниз.
-Может, я к себе пойду? Так нам будет проще заснуть…
-Ага, как бы не так. Спасаться бегством - не выход.
-Тогда как…
-Вот так.
Ты ловко стягиваешь с меня трусы и, повозившись немного со своими, снова прижимаешься ко мне, только уже голой кожей. Шепчешь взволнованно:
-С ума сойти…
-Том…
Ты опять приникаешь к шее и начинаешь одновременно целовать ее, гладить мой член и тереться своим между моими ягодицами.
-Ты бессовестный обманщик.
У меня уже глаза закатываются от удовольствия.
-Я сейчас подавляю твою волю?
-Не-ет…
-Отлично.
Движение твоих бедер учащается, и давление сзади усиливается. Я чувствую все это анусом и мне приятно. Все-таки сила трения чудесная вещь. А еще более клевая вещь - доверие. Я знаю точно, что ты не сделаешь ничего лишнего сейчас и могу полностью расслабиться, не ожидая от тебя подвоха. В этот раз, после только что состоявшегося разговора по душам я абсолютно ни о чем не беспокоюсь. Я просто наслаждаюсь нашей близостью, теми ощущениями, что твое тело дарит моему. И мне кажется в эти минуты, что мы с тобой для того и созданы. Чтобы доставлять удовольствие и делать друг друга счастливыми своим существованием. Всеми способами. Но этот, что ни говори, самый приятный.

Я просыпаюсь от противнейшего звука твоего будильника и с удивлением обнаруживаю, что тебя в постели нет. И вообще в комнате. Выключаю этот слухораздражитель и уже собираюсь вылезти из-под одеяла, как ты вдруг толкаешь дверь и на приличной скорости заходишь в спальню. Коротко взмахиваешь рукой в мою сторону:
-Привет.
И подходишь к шкафу, отодвигаешь дверцу. Зеваю и спускаю ноги на пол.
-Ты встал раньше будильника?
-Нет. Я встал в семь, как только он прозвенел в первый раз.
Встаю и потягиваюсь, высматривая свои вещи. Ты перебираешь вешалки со своими футболками.
-А сейчас сколько?
-Не знаю точно, посмотри…
Подбираю твой мобильник с кровати и обнаруживаю, что уже семнадцать минут восьмого.
-Блин, почему меня не разбудил-то?
Ты достаешь пару вешалок и, вытянув руки, оценивающе смотришь на висящие на них шмотки.
-Чтоб ты ванную занял опять на час? Я вот уже умылся спокойно, и теперь она свободна, можешь идти и торчать там, сколько влезет.
Цокаю языком и кидаю телефон обратно на одеяло.
-Как же. У меня, выходит, полчаса всего осталось…
-Хватит с тебя.
Я влезаю в джинсы и, не застегивая их, выхожу в коридор. Все равно сейчас отливать буду. В ванной дверь нараспашку, горит свет и весь пол вокруг раковины забрызган, так что я чуть не поскальзываюсь, когда подхожу, чтобы взглянуть на свое отражение. Ворчу себе под нос:
-Черт, вот поросенок…
-Чего? Ты мне?
Оборачиваюсь. Ты, уже одетый, заглядываешь внутрь.
-Ничего. Аккуратнее нельзя?
Вытираю мокрые ступни о коврик. Ты смотришь на пол, все понимаешь, но ничего не говоришь об этом, а только спрашиваешь:
-Кофе варить?
-Не знаю, я не хочу…
-Я тоже. Тогда ладно…
Заходишь внутрь и направляешься прямиком ко мне. Уже очевидно, с какими намерениями. Я машу на тебя руками и с недовольным лицом говорю:
-Нет-нет. Иди отсюда. Мне надо в туалет, и вообще я еще даже зубы не почистил.
-Ну я не буду в губы.
-Том, нет, свали. Потом.
Разворачиваю тебя за плечи к выходу. Ты возмущаешься, пытаясь повернуться обратно:
-Потом ты вылезешь, только когда нам уже выходить надо будет!
-Я оставлю для тебя пять минут. Ну давай-давай, проваливай уже!
Толкаю тебя в спину и с трудом выставляю за дверь, сразу же запираясь. Мало того, что так немного времени мне оставил на сборы, так еще и на него покушаешься. Я тебя знаю, да и себя тоже, если начнем, то это может обернуться нам новым опозданием, что совсем нежелательно.

Я управляюсь за двадцать минут. Осталось только одеться и сложить в сумку все необходимое. Но я не успеваю даже до своей комнаты дойти, как ты выруливаешь в коридор и преграждаешь мне путь, упирая руку в стену. Улыбаешься, зазывающе поигрывая бровями.
-Ну теперь-то можно?
-Я еще не оделся.
-И хорошо. Мне так больше нравится.
Пробуешь меня обнять, но я изловчаюсь и, поднырнув под твою руку, убегаю к себе. Ты кричишь мне в след:
-Вот зараза!
Отвечаю тебе через дверь:
-Тогда не лезь - заразишься!
Начинаю одеваться, потому что мне на самом деле тоже уже хочется тебя поцеловать, но лучше уж сначала полностью собраться, чтобы потом не очнуться, когда снизу позвонит водитель и не делать этого впопыхах. Ты решаешь, по всей видимости, меня пасти под дверью и говоришь из коридора:
-Ты всегда такой вредный по утрам, противнющий.
Смеюсь, роясь в ящике в поисках чистых носков. Ты спрашиваешь:
-Что, не так?
-Я просто не хочу, чтобы мы опоздали.
-Как будто один поцелуй отнимет много времени!
-Ну конечно. Как будто сам не понимаешь… Где один, там и второй, где второй, там и третий…
-Не-а.
-Что?
-Думаю, третий был бы уже не там.
Смеешься. Я, улыбаясь, просовываю голову в вырез футболки. Вечно тебе нужно как-нибудь сострить, ты не можешь быть серьезным почти никогда. И в те редкие моменты, когда ты действительно не настроен шутить, вроде нашего ночного разговора, мне кажется, что я имею дело не с тобой, а с каким-то твоим альтер-эго. Ну не умеешь ты долго не юморить, зато с тобой практически не бывает скучно, и настроение ты можешь поднять кому угодно в два счета, даже если оно находится ниже нулевой отметки. Правда иногда этим же своим качеством можешь и взбесить, если хохмишь не к месту или перебарщиваешь с подколами.
Только уже полностью одевшись и собрав все, что надо, я замечаю, что ты больше не сказал ни слова и, очевидно, уже покинул свой пост. И убеждаюсь в этом, когда открываю дверь и вижу пустой коридор. Ну вот, а я надеялся попасть сразу в твои заждавшиеся руки. Закинув сумку в прихожую, направляюсь в сторону кухни и кричу:
-Том, я все!
Хоть попить чего-нибудь надо перед выходом. А может, и съесть чего удастся. Минут десять еще есть. Открываю холодильник, достаю сок и в задумчивости разглядываю полки. Ты что-то не идешь. Не слышал что ли? Выкрикиваю громче:
-Том!
Решаю, что в холодильнике ничего подходящего на роль завтрака нет и, захлопнув его, подхожу к окну. Погода какая-то непонятная. Вроде и не пасмурно, но солнца нет. Или просто рано еще и оно пока прячется где-то. Небо светлое, едва-едва голубое и облаков прилично. Термометр показывает что-то около тринадцати тепла и, судя по раскачивающимся веткам деревьев, ветер там тоже имеется неслабый. Так, изучая вид за окном, попиваю сок и недоумеваю, почему ты до сих пор не здесь. В очередной раз зову тебя и отхожу от окна, завинчивая крышку на пакете. Ставлю его на стол и уже собираюсь выйти из кухни, как ты появляешься на пороге.
-Звал?
У тебя на шее висят наушники, от которых змеится проводок, скрывающийся в кармане твоей толстовки.
-Десять раз уже! Не слышал что ли?
-Не-а. Я плеер слушал.
-Блин. Какая необходимость…
Ты делаешь шаг ко мне.
-А что?
Делаю ответный шаг и теперь между нами всего один. Интересно, чей.
-Что-что. Целоваться будем?
Ты даже не улыбаешься, чешешь макушку, которая еще не спрятана под кепкой.
-А, это… Не знаю…
Сдвигаю брови и упираю руки в бедра.
-Что значит «не знаю»? Передумал уже что ли?
-Ну…знаешь…тебя пока дождешься…
Поводишь глазами, описывая ими дугу в воздухе.
-Ой-ой-ой… А кто ночью говорил, что готов сколько угодно ждать?
-Но поцелуй я имею право получать уже без предварительного ожидания.
-Ишь как мы заговорили. Право он имеет.
Я делаю тот самый последний шаг сам и обвиваю твою талию, просовывая руки под куртку и прижимаясь своим животом к твоему. Ты смотришь мне в лицо, и я вижу, как меняется выражение твоих глаз. Глядя в них, ни на секунду не закрывая своих, тянусь к твоим губам и замираю в сантиметре от них. Ты стоишь неподвижно. Вытягиваю губы трубочкой, этого хватает, чтобы коснуться и оставить легкий отпечаток на твоих. Возвращаю их в прежнее положение и жду от тебя хоть каких-то действий. Но ты продолжаешь бездействовать, даже не обнимаешь. Ну и ладно, я и без тебя справлюсь. Уже не медлю и, закрыв глаза, начинаю настойчиво тебя целовать, подняв одну руку и придерживая ею твою голову. Ты и тут проявляешь чудеса сдержанности и никак мне не отвечаешь. Очень прикольно, блин. Я с досадой отстраняюсь от тебя и начинаю говорить:
-Ты что, опять…
Но на этом твое терпение иссякает, и уже через секунду ты сгребаешь меня в охапку и жадно присасываешься к губам, возбужденно дыша мне в рот. Вот странный. Так интереснее, что ли? С трудом могу тебе отвечать, потому что ты чрезмерно активен, и я за тобой просто не успеваю. Твои руки проворно забираются под одежду, а потом ныряют в задние карманы джинсов. Губы вообще разошлись не на шутку. Ну все, придется мне снова срывать стоп-кран. Мычу, пытаясь напомнить, что так сильно увлекаться не стоит. Но разве ж тебя так остановишь? И тут мне на помощь приходит звонок домофона, означающий, что нас уже ждут у подъезда. Ты разочарованно стонешь и наконец-то даешь свободу моему рту. Я тут же ею пользуюсь, негрубо, но все же отпихивая тебя:
-Ну вот просто поцеловать спокойно нельзя, да? Чтоб хотя бы до этого не доводить.
Указываю глазами на свою ширинку. Твою мне не видно, но я знаю, что у тебя под ней происходит то же самое. Ты только морщишься и поправляешь член через футболку. Снова укоряю тебя, выходя из кухни:
-Какой же ты безбашенный. Знал же, что сейчас уже выходить…
-Да не могу я с тобой спокойно!
Я иду в прихожую и беру трубку домофона. Говорю, что через пять минут спустимся. Ты походкой пингвина дотопываешь до зеркала и, стараясь на меня не глядеть, берешь свою кепку со столика.
-Что, не нравится? А мне каково?
-Ладно, хватит уже. Раньше надо было и все.
Ворчу, надевая кроссовки и испытывая дискомфорт от того, что приходится нагибаться в таком состоянии:
-Ага, раньше. Тогда ты меня успел бы уже в кровать затащить к этому моменту! Нет, это уже становится дурацкой традицией, возбуждаться с утра и потом переться в студию…
Ты отворачиваешься от зеркала и хмуро смотришь на свои кроссовки. Вот-вот, давай, расплачивайся теперь за свою неуемность. Выпрямляюсь, с облегчением ощущая, как постепенно спадает напряжение в трусах. Скорей бы уже все прошло, не очень-то приятно, когда эрекция проходит впустую. И ведь ты же прекрасно знаешь о том, что она возникнет, если так целоваться, но нет, остановиться вовремя не способен! Так, ругая тебя в мыслях, я выхожу из квартиры и, не дожидаясь, пока ты закроешь дверь, спускаюсь к лифту. Вот и еще один день-ожидания-вечера начался. Интересно, чего в итоге дождемся.

Во время перерыва, сидя в комнате отдыха в ожидании, когда принесут еду из Макдональдса, я от нечего делать беру толстый глянцевый журнал, валяющийся рядом на диване. Георг треплется по мобильному, ходя взад-вперед по комнате, Густав сидит за столом перед ноутом, а ты вышел пару минут назад в туалет и заодно покурить. Мне же в последнее время дымить хочется все реже и реже, сам не знаю почему. Бездумно листаю журнал. Гладкие красочные страницы, заполненные одними только картинками с подписями и рекламой, постепенно сменяются на текстовые, чем дальше от начала, тем слов на листах больше и тем длиннее становятся статьи. Это, наверное, какой-то хитрый издательский прием, но я что-то не понимаю его цели. Да и не важно это, я читать все равно не собираюсь сейчас. Пробегаюсь глазами только по крупным заголовкам. Судя по ним, я уже добрался до раздела о сексе и прочих интимных темах, вот 10 верных способов соблазнить мужчину, что-то про ролевые игры, рекомендации для тех, кто решил попробовать в экстремальных условиях… Переворачиваю очередную страницу, и глаза натыкаются на ярко-синие буквы, складывающееся в фразу: «Об анальном сексе без «задних мыслей». Меня тут же словно иголкой кольнуло, поднимаю глаза на ребят. Такое чувство, будто компромат на себя в руках держу. Но они, конечно, ничего такого и подумать не могут, оба на меня ноль внимания. Бросив быстрый взгляд еще и на дверь, снова опускаю его в журнал. Интересно, это просто совпадение, или неспроста он тут валялся? Может это ты мне его подсунул, оставил тут специально в надежде, что я в него загляну? А может, это у меня уже что-то типа паранойи на этой почве развивается, как знать. Но как бы там ни было, факт остается фактом: статейка очень даже актуальна для меня. Надо будет почитать на досуге, вдруг чего полезного почерпнуть удастся. Раньше я этой темой вообще не интересовался и на подобных вещах внимания не заострял, хотя уверен, что и прежде мне не раз попадались такие вот статьи и заметки.
Решаю прочесть хотя бы первый абзац и, погружаясь в текст, теряю бдительность. А зря. Потому что не замечаю, как заканчивает базарить Георг, и понимаю это, только когда он уже удивленно присвистывает у меня над головой и затем незамедлительно плюхается рядом, нехило задевая мою ногу своим коленом. Заглядывает в разворот и, качая головой, говорит:
-Охренеть!
Я захлопываю журнал у него перед носом и сую ему в руки.
-На, охреневай.
-Да не, я от тебя охреневаю. Ты это читал!
Так сказал, как будто я таракана только что съел или в футболку свою высморкался.
-И что, тебя так поразило то, что я умею читать?
-Люди обычно не читают то, что им не интересно, а значит…
Я раздражаюсь и поднимаюсь с дивана.
-Оставь свои догадки при себе!
-А чего ты злишься-то? Если бы тебе это было по фигу, ты бы так не реагировал…
Меня уже бесит его эта подозрительность. Еще не хватало, чтобы он за это уцепился и начал донимать.
-Блин, ты что, психологом заделался? Выводы какие-то делаешь тупые из ничего.
Он смотрит на меня пристально, немного сощурив глаза, отчего я ощущаю себя, как под рентгеновскими лучами.
-Да ты вообще странный в последнее время стал. Вы оба…
Ну вот, начинается.
-Так, все, отвали от меня, Георг! Думай что хочешь, только про себя, ок? Я обойдусь без твоих наблюдений.
Не желая продолжать этот разговор, иду к двери и, уже собираясь переступить порог, сталкиваюсь с тобой. Ты живо интересуешься, потирая руки:
-Ну что, принесли пожрать?
-Нет еще.
-А ты куда?
-Не знаю. Подальше отсюда. Георг бесит.
Обхожу тебя и делаю несколько шагов вперед по коридору.
-Эй, погоди, я с тобой!
Догоняешь меня и обнимаешь за плечо. Быстро сбрасываю твою руку и опасливо оборачиваюсь.
-Да нету никого…
-Все равно не надо.
Ты шумно вздыхаешь.
-Ну чего ты такой хмурый? Георг так достал?
-Ага. Какой же он придурок, блин! Вечно лезет со своими идиотскими подозрениями!
-И что на этот раз?
-Да все тоже самое… Сказал, что мы с тобой в последнее время странные стали.
-Хм. Думаешь, это правда так заметно?
-Что?
-Ну это…что мы того…
-Да ну! Не может быть! Ерунда это все. Он просто не может не поглумиться, дурак.
Ты останавливаешься, хватая меня за рукав куртки, и, понизив голос, спрашиваешь:
-А как вообще думаешь, нам удастся никогда не спалиться?
Так же тихо отвечаю:
-Надеюсь. Иначе это будет полное дерьмо.
Ты задумчиво отводишь глаза.
-Это будет сложно…
-Да. Но у нас нет другого выхода. Никогда нельзя терять бдительность. Всегда надо быть начеку и вести себя, как обычно. Поэтому, Том, давай без всего этого, ок?
-Без чего?
-Ну когда мы не дома, не наедине…давай не будем ничего такого делать…вообще…даже трогать друг друга…
Ты кривишь губы, но возразить на это не можешь, потому что понимаешь, что я прав. Нам нельзя себя выдать, ни в коей мере. Слишком многое можно потерять в противном случае.
-Мальчики! Идите есть!
Это доносится из другого конца коридора. Ты поворачиваешь голову на зов и разворачиваешься.
-Ладно, пошли. Я жутко голодный…
Не хочу возвращаться в общество Георга, но отказываться из-за него от любимой еды не собираюсь все же. И пусть только попробует испортить мне аппетит!
Когда мы заходим, парни уже сидят за столом и потрошат бумажные пакеты. Георг нарочито недовольно замечает, открывая коробку с биг-маком:
-Приперлись, Каулитцы.
Ты быстро подходишь к столу и заглядываешь в один из пакетов, проигнорировав его слова. Я тоже молча следую за тобой, устраиваюсь на стуле и притягиваю к себе стакан с колой.
-Где трубочки?
Ты находишь их в своем пакете и подаешь одну мне. Вытаскиваю ее из бумажной упаковки и втыкаю в прорезь в пластиковой крышке. Густав методично поглощает картошку, все так же пялясь в ноутбук и, кажется, вообще не замечает, что не один за столом. С ним вот никаких проблем. Он даже если и думает что-то, то, как правило, держит это при себе и не сует нос в чужие дела. Но вот Георг…
-На, держи свой журнал. Мне без надобности.
Передо мной на стол приземляется это чертово издание. Ну вот какая необходимость была в этом жесте? Не мог просто оставить где-нибудь в комнате?
-Он не мой.
Я отодвигаю его локтем в сторону.
-Ну ты же не дочитал…
-И не собираюсь.
-А че так?
Вот же прилипала! Сдержанно говорю, разворачивая обертку гамбургера:
-Мне это не интересно.
-Да ладно. Вид у тебя был ну очень заинтересованный, я потому так и удивился.
Я снова вскипаю:
-Хватит уже, а? Дай поесть спокойно.
Вонзаю зубы в мягкую булку. Георг издевательски хмыкает и обращается уже к тебе:
-Мне кажется, кое-кто хочет чпокнуть чью-то попку.
У меня кусок застревает в горле, и я закашливаюсь, подавившись. Даже Густав отрывает глаза от монитора. Ты, помешкав пару секунд, поворачиваешься и стучишь по моей спине ладонью, пытаясь помочь. Георг гогочет, очевидно, довольный произведенным эффектом. Вот дебил! Откашливаюсь и тут же присасываюсь к трубочке. Ты с внутренним напряжением, ощутимым, наверное, только мной, спрашиваешь его:
-Это ты про кого?
-Догадайся.
Ты медленно переводишь на меня недоуменный взгляд. Я заканчиваю пить и поднимаю голову. На лице Георга играет самая что ни на есть пакостная улыбка. Решаю пойти другим путем.
-Ладно, признаюсь. Это я. И что дальше?
Ты ошарашено смотришь на меня.
-Чего?
-Ну чего-чего! Я собираюсь заниматься анальным сексом. Да, да. Сегодня же. Георг меня раскусил. Он гений логических выводов!
Ты неуверенно произносишь:
-Э…что, правда?
-Конечно! И я уверен, он даже знает, с кем. Он же у нас все знает!
-И…с кем?
Я окончательно взвинчиваюсь и хлопаю ладонью по столу.
-Блин, Том! Ну ты-то хоть не будь идиотом!
Георг хихикает и пихает Густава, чтоб тот тоже составил ему компанию. Я встаю и со скрежетом отодвигаю стул.
-Короче, все! Задолбали!
Ты поворачиваешься ко мне, судя по всему, все еще не догоняя, в чем дело.
-Так, я не понял…
-Господи! Спроси тогда у Георга. Он тебе объяснит! Он же лучше знает о моих планах, чем я сам!
Выкрикиваю это и быстро ухожу, дабы не видеть это сборище кретинов. И ладно Георг, от него ничего другого ожидать и не приходится, но ты мог бы и посообразительнее быть. Как будто не ясно, что я нарочно так говорю. Неужели ты думаешь, я стал бы всерьез на эту тему распространяться? Черт знает что, блин. И аппетит все же испорчен безвозвратно.

Иду в туалет и открываю там окно. Достаю сигареты. Вот теперь самое время покурить, а то иначе до конца перерыва не успокоиться. Встаю, опираясь локтями на подоконник, и дымлю на улицу, глядя, как топчется внизу стая голубей. Через минуту позади хлопает дверь, но я не оборачиваюсь. Уверен, что это ты.
-Ну что ты психанул-то?
Не отвечаю, делая очередную глубокую затяжку. Ты подходишь ближе и дергаешь за край куртки.
-Ну Билл…
-Да потому что нечего так тупить!
Ты молчишь и вдруг обнимаешь сзади, прислоняясь щекой к моему плечу.
-Том, мы же только что договорились…
-Но тут же никого нет.
Я бросаю окурок вниз и разворачиваюсь, отстраняя тебя.
-Блин, ты не понимаешь что ли? Георгу вон уже достаточно увидеть, как я читаю журнал, и его уже несет! А что если он сейчас вот зашел бы?
Ты делаешь недовольное лицо, но потом внезапно оживляешься и любопытствуешь:
-А что ты читал-то такое? Я так и не понял.
-Да ничего я не читал! Просто журнал листал! А этот идиот увидел какой-то заголовок и напридумал хрен знает чего! Надеюсь, он хотя бы о девушке подумал…
-А при чем тут анальный секс?
-Да при том. Статья там была про него.
На твоих губах появляется хитрая улыбка.
-А…вот оно что… И ты прочел?
-Блин, нет!
-Но собирался?
-Том, не зли меня, а?
Ты протягиваешь руку и касаешься живота кончиками пальцев.
-Хочу домой поскорее.
-Между прочим, дома нам всего четыре дня жить осталось.
Напоминаю об этом тебе и тут же сам расстраиваюсь, осознавая, что скоро неизбежно начнется тур. А это значит по нескольку суток только автобус и изредка остановки в отелях. Не разгуляешься.
-Да…потом будет совсем туго…
-Но мы же все равно будем вместе…
Я делаю шаг к тебе и берусь за застрявший посередине молнии замок на твоей расстегнутой толстовке. Сдвигаю его вниз под твоим внимательным взглядом. Спрашиваешь вкрадчиво:
-А представляешь, что было бы, если бы одного из нас не было?
Отрицательно качаю головой, поднимая на тебя глаза.
-И я…
Смотрим друг на друга, и мне уже хочется забить на наш уговор и обнять тебя, но я держусь. Ведь дальше будет еще труднее, и надо учиться держать себя в руках, если мы не хотим, чтобы наша тайна раскрылась. Тем более, что с каждым днем она становится все значимее и весомее.

Из студии мы выходим в начале девятого. Солнце еще не село, но из-за пасмурной погоды на улице все равно мрачновато. Водитель спрашивает, когда мы занимаем свои места на заднем сидении:
-Ну что, домой?
Ты отвечаешь:
-Нет, сначала в магазин, у нас есть нечего уже…
Я тоже думаю, что неплохо было бы пополнить запасы еды и начинаю рыться в сумке в поисках маркера.
-Да, я сейчас напишу список…
Самим нам, конечно, в супермаркет не стоит идти, если не хотим выбраться оттуда ползком и в лохмотьях. Одному охраннику с натиском даже небольшой компании одуревших девчонок не справиться. Саки вот, тот еще мог как-то их усмирить, но все остальные в нашей команде не обладали такой уж внушительной комплекцией и грозным видом. Но его пока что в Гамбурге нет, Дэвид сказал, что к началу гастролей вернется и непременно поедет с нами. Надеюсь, ночевать в наших номерах он его не попросит.
Пока мы сидим в машине на стоянке и ждем, ты достаешь телефон и принимаешься играть во что-то. Я отворачиваюсь от тебя и разглядываю людей на улице и тачки. Давно уже думаю над тем, какую куплю себе, когда исполнится восемнадцать и получу права. Ты вот уже решил, что хочешь, да и водить уже более-менее умеешь, а я пока не определился даже с выбором типа кузова. Спортивное купе, седан или, может быть, кабриолет…
У меня в кармане вибрирует мобильник. Без всяких посторонних мыслей достаю его и открываю пришедшее сообщение, даже не посмотрев, от кого оно. И только прочтя, смотрю на имя отправителя. А потом на тебя. Ну делать, что ли, больше нечего? Но ты на меня даже не глядишь, тоже уставился в окно. Конспиратор хренов. Ну вот что писать в ответ на: «Не облизывай так губы, меня это заводит»? Я и не заметил, что облизываю. Иногда это у меня происходит само собой, когда задумываюсь, и я не слежу за своей мимикой и прочими непроизвольными движениями. И потом, что значит, заводит? Ну не встает же у тебя от этого. Хотя…все может быть. Печатаю ответ: «Правда? И до какой степени?» Боковым зрением наблюдаю за тем, как ты читаешь и быстро тыкаешь в кнопки.
«До крайней». Ха, ну да, так я и поверил. Небось, специально начинаешь эту игру, чтобы к приезду домой мы оба были на одной волне. Подумаешь, облизнул губы пару раз, я вот от этого не возбудился бы. Пишу тебе: «Не гони» и решаю, что на этом эта глупая переписка окончена. Но ты не унимаешься и отправляешь сообщение такого содержания: «Не веришь? Сейчас докажу». Изумляюсь и поворачиваю к тебе голову. Как это ты мне доказывать свою крайнюю степень собрался в машине и при водителе? Совсем уже, что ли, офигел или прикалываешься просто. И тут ты вздрагиваешь и тычешь в окно пальцем, громко говоря:
-Билл, смотри!
-Что там такое?
-Блин, быстрее, ну глянь же!
Вытягиваю шею, пытаясь что-то увидеть за тобой.
-Ничего я не вижу.
-Да иди сюда, скорее, пока они не ушли!
Ты хватаешь меня за руку и тянешь к своему окну, вынуждая перегнуться корпусом через твои ноги. И только когда ты не отпускаешь мое запястье, а напротив, прижимаешь ладонь к своему паху, я понимаю, что смотреть мне ни на что и не нужно. А нужно совсем другое - убедиться, что ты не врал. И я отлично в этом убеждаюсь, одновременно поражаясь, как легко, оказывается, могу, сам того не подозревая, тебя завести. А в этом что-то есть, мне нравится. Это лестно даже.
-Блин, ну вот, опоздал, ушли…
Я возвращаюсь в прежнее положение, и ты, довольно ухмыляясь, снова берешься за телефон.
«Ну что, теперь веришь?»
Я вместо ответа жду, когда ты на меня взглянешь, и нарочно, как можно соблазнительнее, обвожу языком губы. А потом не выдерживаю и тихо смеюсь, отвернувшись к окну. И перестаю только, когда получаю новое сообщение. «Не смешно. С тебя минет». Вот наглость-то! Ответ приходит в голову быстро, печатаю с улыбкой: «Сейчас вернется Крис, я и пошлю его обратно за губозакаточной машинкой!» Ты тоже улыбаешься, прочтя его, и я говорю, подаваясь вперед и обращаясь к водителю:
-Видишь, там газетный киоск?
Он смотрит в указанном направлении и кивает.
-Можешь сходить купить журнал один быстренько?
Все это сплошная импровизация, мне никакой журнал не нужен, но я хочу, чтоб он на пару минут вышел из машины. Он соглашается:
-Ну ладно. Какой?
-Ммм…
Вспоминаю название того, что читал сегодня в студии, и называю его.
-Ок. Только я двери заблокирую.
-Ну конечно.
Он выходит и как только удаляется на десяток метров, я придвигаюсь ближе к тебе и приглушенно говорю:
-Он еще стоит?
Ты лукаво улыбаешься уголком рта.
-Проверь.
Во мне просыпается какое-то хулиганское начало и я, совершенно не смущаясь, забираюсь рукой под твою футболку и оттуда под ремень, обхватывая член поверх трусов. Ты приоткрываешь рот и резко выдыхаешь. Я скребу по нему ногтями и ловлю себя на вполне осознанном желании сделать то, что ты хочешь. Ты обхватываешь меня чуть выше запястья и говоришь с сожалением:
-Он возвращается…
Я сразу же убираю руку и отодвигаюсь от тебя на приличное расстояние. Блин, и зачем я к тебе в штаны полез? Теперь у самого там неспокойно. Твое возбуждение передалось мне, видимо, через тактильный контакт. Ну и отлично, теперь дома точно будет нескучно. Хотя я в этом и не сомневаюсь уже как минимум неделю.

Уже в лифте мне становится ясно, что последует за тем, как мы захлопнем дверь нашей квартиры. И тем волнительней считать ступени, ведущие к ней, с каждой новой приближаясь к этому долгожданному моменту. Ключи у тебя, но твои руки заняты пакетами с продуктами, поэтому я пытаюсь взять их у тебя, чтобы ты мог открыть дверь. Но ты не даешь и предлагаешь:
-Достань сам. Они в правом кармане.
Я лезу в карман твоей куртки, но там только зажигалка. Ты мотаешь головой, растягивая губы в улыбке:
-Не-а, не в этом.
-В джинсах?
-Ага.
Цокаю языком и закидываю свою сумку на плечо.
-Спасибо, что не в трусах.
Нащупать что-то в твоих бездонных карманах - задачка не из легких. Мне приходится наклониться и засунуть руку чуть ли не по локоть, чтобы удалось добраться до самого конца. Ты в это время тихо посмеиваешься, и, когда я понимаю, что ключей там нет, пихаю тебя кулаком в живот.
-Ну значит в левом, я ошибся!
-Делать тебе нечего, охота у двери торчать, что ли?
Ворчу, но лезу в левый карман, разворачиваясь и задевая ногой один из пакетов. Там что-то звенит и потрескивает. Я не обращаю на это внимания, продолжая погружение в недра твоих штанов, но ты выдаешь:
-Блин, осторожнее, там яйца!
После этой фразы повисает секундная тишина. А потом мы оба начинаем ржать, как больные. Я - все еще держа руку в твоих джинсах и согнувшись пополам. И тут на нашем этаже останавливается лифт и по ступенькам начинает подниматься наверх соседка, дама интеллигентная и утонченная. Вообще мы редко пересекаемся, я даже не знаю, как ее зовут, только фамилию ее мужа, и то, потому что она написана на табличке у звонка. Ну а она вряд ли интересуется нашей музыкой, поэтому сомневаюсь, что в курсе, кто мы и чем занимаемся. Ты, подавляя хохот, выдавливаешь из себя неожиданно писклявым голосом:
-Здравствуйте.
Я выпрямляюсь и, поправляя сползшую с плеча сумку, добавляю, не в силах убрать с лица улыбку:
-Добрый вечер.
Она как-то заторможенно кивает и натянуто улыбается тонкими губами, замедляя восхождения по лестнице. Но весь ее вид говорит: «Боже, какой кошмар!» А взгляд падает на мою руку, застрявшую у тебя в кармане. Я быстро нащупываю брелок и извлекаю на свет ключи. Звеню ими в воздухе и обращаюсь к ней, совершенно по-идиотски лыблясь:
-Вот…ключи искали…
Она делает понимающее лицо и, продолжая улыбаться, но с очень странным выражением глаз проходит к своей квартире. Я тут же принимаюсь отпирать замок, чтобы поскорее зайти к себе, потому что уже еле сдерживаюсь, ржач так и распирает. И только мы попадаем внутрь и захлопываем дверь, как разражаемся новой порцией хохота в темноте прихожей.
-Бли-и-ин…это пипе-ец…
Ты плюхаешь пакеты на пол и хлопаешь себя по ноге, заливаясь беззвучным смехом.
-Том, аккуратнее! Там же…я…яйца!
-Заткни-и-ись!
Наша обоюдная истерика продолжается минуты три. Потом я сажусь прямо на пол и, одной рукой держась за заболевший живот, второй убираю волосы с лица. Ты садишься рядом на корточки и утыкаешься лбом мне в колено. Я с трудом выравниваю дыхание и говорю плохо слушающимся языком:
-Надо проверить, как там…как там…яйца…
И снова прыскаю, корчась от боли в прессе. Ты поднимаешь голову и, уже готовясь опять заржать, спрашиваешь:
-Чьи?
-На-аши-и…
Я заваливаюсь на бок и еще минуту мы активно продлеваем свою жизнь. Давно уже так не ржали вдвоем по такому тупейшему поводу. Но, блин, как же это круто, я прям себя другим человеком почувствовал. Точнее, я вспомнил, что мне на самом деле всего семнадцать, и так угорать над всякой хренью в этом возрасте - это нормально. Наверное. Ну хоть иногда.

Ты совершенно бессовестным образом целуешь меня в шею, обняв сзади, пока я пытаюсь выгрузить продукты на стол.
-Том, ну подожди…
-Не хочу…
Твои руки крепко обхватывают бедра. Я оставляю в покое пакеты и запрокидывая голову, опуская ее тебе на плечо. Мне так приятно, как ты щекочешь губами кожу за ухом, до дрожи.
-А есть?
-Потом…
Прикрываю глаза и улыбаюсь:
-Даже яйца?
-Не-ет, хватит про них…
-Да? А я думал, ты хочешь…
Ты разворачиваешь меня к себе лицом и четко впечатываешься в губы, с каждой секундой все дальше отгоняя от меня желание делать что-либо другое. У тебя во рту так горячо, и та настойчивость, с которой ты меня целуешь, незамедлительно находит отклик в паху. Тихо говоришь с паузами:
-Ммм…все…пойдем…
Тянешь меня за руку из кухни. Я даже и не сопротивляюсь, только уже в коридоре меня посещает мысль, что неплохо было бы сначала в ванную наведаться. Ведь поцелуями дело у нас явно не ограничится. А я в душе не был со вчерашнего вечера, и то не помылся толком, ты же меня оттуда вытурил.
-Том…мне надо в душ…
-Да ладно…
Заводишь меня к себе.
-Ну нет, правда…
-Да забей! Грязный прям весь как будто!
-Да-да.
-Ну и пусть. Значит, у нас будет грязный секс.
Валишь меня на кровать и тут же придавливаешь к ней собой.
-Ну блин, я так не хочу. Дай хоть десять минут, я быстро…
Ты отрицательно качаешь головой и снова всасываешься в шею. Прибегаю к легкому шантажу:
-Тогда я не дам себя раздеть!
-Билл, ну перестань…мне все равно…
-А мне нет! Я себя буду чувствовать неуютно…мне надо…ну Том, серьезно…
Ты приподнимаешься и сосредоточенно смотришь мне в глаза. Я придаю им просящее выражение, и ты сдаешься.
-Черт, ну иди давай!
-Ага. Я быстро!
Ты перекатываешься с меня на постель, и я, не теряя ни секунды, слезаю с нее и выхожу из твоей комнаты. Но только я успеваю снять футболку, как ты стучишь в дверь ванной.
-Ну что?
-Я решил пойти с тобой.
-Зачем? Я же сказал, я быстро!
Но ты упрямо заявляешь:
-Хочу в ванной.
-Господи…
Открываю тебе дверь, и ты тут же юркаешь ко мне, уже в одних трусах. Предлагаешь:
-Давай ванну наберем, а? Можно еды какой-нибудь взять даже.
-Ну…можно…
-Ок. Тогда я на кухню, а ты пока открывай кран.
Выбегаешь в коридор, и я со вздохом иду к джакузи. Десять минут уже подождать не в состоянии что ли? Сам вон вчера мылся себе спокойно один, а мне, видать, такую роскошь уже позволить нельзя. Ничего у нас по сути не изменилось после ночного разговора. Ты по-прежнему делаешь все так, как хочешь, а я иду у тебя на поводу. Другое дело, что я сейчас особо не переживаю из-за этого. В любой паре всегда есть лидер, ну, выходит, у нас им получаешься ты. В конце концов, ты же на роль актива претендуешь, не я. И почему-то мне с самого начала такая расстановка сил показалась справедливой. Может, где-то во мне это заложено, на каком-то подсознательном уровне или как там… Главное, что с тобой мне действительно хорошо. Так, как ни с кем не было. Да и, как мне теперь представляется, быть не могло. С чужими людьми лучше, чем с близкими, уверен, не бывает. А мы же изначально так задуманы, вместе, и все, что мы делаем, у нас получается превосходно, именно когда мы беремся за это сообща. Мы же как две стороны одной медали, как эти, инь и ян, составляем посредством друг друга что-то цельное и неделимое. Ты - белое, я - черное. А вместе - идеальное сочетание. Во всяком случае, мне нравится так думать.

-Вот, взял все, что готовить не нужно.
Ты выгружаешь на стиральную машину фрукты, чипсы, печенье и конфеты.
-Ну и куда ты столько набрал, собираешься тут нажраться до отвала и пойти ко дну?
Отвинчиваю от бутылки с пеной крышку и наливаю в нее пахнущую черникой сиреневую гущу.
-Сколько влезет, столько и слопаем. Только фрукты помыть надо.
Идешь к раковине и кладешь в нее виноград, груши и бананы. Я смотрю на тебя, мысленно крутя пальцем у виска. Ты же совершенно невозмутимо включаешь воду.
-Бананы-то мыть зачем? Ты их с кожурой есть собираешься?
-А? А-а-а… Забыл.
Ты вынимаешь из умывальника уже мокрые бананы и протягиваешь мне.
-И куда их класть? Ты бы хоть тарелку захватил…
-Точно. Сейчас принесу.
Ты оставляешь фрукты мокнуть под напором воды и уходишь. Качаю головой и верчу связку из четырех бананов в руках. Иногда ты откровенно тупишь, интересно, чем это обусловлено? Нет, я тоже, случается, торможу. И, как правило, у нас эти моменты не совпадают. Наверное, это специально так устроено, чтобы хоть один из нас всегда был в адеквате. Не знаю просто, как это иначе можно объяснить.
Ты возвращаешься не только с тарелкой, но и со стулом.
-Во, теперь все ок.
Ставишь стул возле джакузи, а на сидение - тарелку. Складываешь в нее вымытые фрукты и довольно смотришь на результат своей деятельности. Наигранно хвалю тебя:
-Молодец, Том. Я бы до такого не додумался.
Ты не обращаешь на мою иронию внимания и спрашиваешь:
-Ну что, все? Залезаем? Вода уже набралась?
Я оборачиваюсь на ванну.
-Да, почти.
Ты притаскиваешь со стиралки остальную еду и умещаешь все на стуле. А потом ловко стаскиваешь с себя трусы и, закинув их в сторону корзины для белья, залезаешь в воду.
-Ау, горячо!
-Да? Может сначала только так кажется…я нормальную вроде делал…
Расстегиваю джинсы и, вынув из них ремень, тоже кидаю в стирку. И трусы следом. Ты с насмешкой говоришь, усаживаясь на дно:
-О, опять без трусов? Ты меня балуешь.
-Не надоело еще на эту тему шутить?
Я ставлю правую ногу в джакузи и понимаю, что вода и впрямь очень горячая. Но это ничего, привыкну. Едва я встаю в ванну обеими ногами, ты тянешь ко мне руки и обхватываешь чуть выше коленей.
-Ну что ты?
-Давай ты на меня сядешь. Так удобнее будет.
-Что удобнее?
-Ну все. Целоваться…
Прикидываю это в уме и соглашаюсь с тобой. Осторожно встаю на колени, и ты притягиваешь меня к себе за талию, преодолевая сопротивление воды. Опускаюсь на твои ноги, а ты сгибаешь их в коленях за моей спиной. Интересуешься:
-Ну, с чего начнем?
-Что именно? Есть?
-Ага. Банан хочешь?
-Мокрый?
Киваешь.
-Мокрый.
-Ммм…а эротично звучит. Мокрый банан.
Смеюсь, скорее даже не самому словосочетанию, а той интонации, с которой я его озвучил. Ты спускаешь руки вниз и подхватываешь меня под ягодицами, чуть приподнимая и прижимая к своей груди животом.
-Как сказал… Я уже хочу… Мокрый…
Подталкиваешь меня выше, сам чуть сползая вниз и укладывая голову на бортик. Неуверенно смотрю на свой член.
-Он еще не…совсем…
Но ты все равно хватаешь его губами и затягиваешь в рот, вынуждая меня податься вперед. Упираюсь одной рукой в бортик, а вторую кладу тебе на затылок. Ты поднимаешь на меня глаза, продолжая посасывать член. Улыбаюсь:
-Вкусно?
Положительно мычишь и, очевидно, для пущей убедительности, пускаешь в ход зубы, слегка сдавливая ими сразу за головкой. Стискиваю челюсти от остроты ощущений. Ты ласкаешь внутри кончиком языка, в самом чувствительном месте. Я закрываю глаза и сильнее вцепляюсь в твои дреды в хвосте. Вот что бы я делал сейчас, если бы мы жили по-прежнему? Однозначно не получал бы удовольствие от минета. Да, если честно, мне кроме тебя, его толком никто и не делал. Но тебе об этом знать вовсе не обязательно. Открываю глаза и смотрю на тебя сверху вниз. В голову приходит озорная мысль и снова хочется смеяться, но я пытаюсь сказать серьезным тоном:
-Том…а попробуй…яйца. Мне кажется, мокрые яйца тоже вкусные должны быть…
Ох, не стоило мне говорить этого в тот момент, когда мой жизненно важный орган в самом своем наичувствительнейшем состоянии находится «на чужой территории». Потому что если рассмешить человека, у которого во рту твой член, то… в общем, это не смешно, нисколечко. Хорошо, что я успеваю вытащить его до того, как уже могло бы захотеться плакать. Ты брызжешь на меня водой и произносишь сквозь смех:
-Билл, твою мать! Отныне я ставлю табу на слово «яйца», все! Я чуть не подавился!
Я позволяю и себе рассмеяться, снова опускаясь к тебе на колени.
-А я чуть не остался без банана!
Ты подтягиваешься и переводишь дух, проводя ладонью по слегка покрасневшему лицу. Мне нравится, какие у тебя сейчас губы. Яркие, блестящие от воды, такие аппетитные. Наклоняюсь и аккуратно захватываю зубами нижнюю, оттягивая. Ты высовываешь язык и запускаешь кончик мне под верхнюю, щекоча им небо. Да уж, нестандартный поцелуй получается. Если это вообще можно так назвать. Но долго мы так не продерживаемся, и уже через полминуты он становится вполне себе обычным, но оттого не менее волнующим и захватывающим. А может даже и более. Я опускаю руку под воду и сжимаю в кулаке твой стоящий член. Ты снова хватаешь меня за зад и начинаешь перемещаться ближе к своей любимой его части.
Я не против, чтобы ты трогал меня там, даже не напрягаюсь уже, ощущая давление твоих пальцев, я честно стараюсь тебе доверять. И в какие-то мгновения, когда мне особо хорошо от твоих манипуляций, и я забываюсь, мне кажется, что это было бы, наверное, и не столь ужасно, если бы ты сделал что-то большее, если бы проник внутрь или… Хотя нет, потом, как вот и сейчас, я все же понимаю, что пока не готов к новым ощущениям, что-то мешает мне спустить все тормоза и позволить тебе делать все, что ты хочешь. И не знаю, в чем тут больше дело, в физиологии или все же в психологии. А может дело в элементарном недостатке информации на этот счет. Ведь люди вечно боятся чего-то неизведанного и, как им сдается, таящего в себе опасность.
-Она такая приятная на ощупь…нежная… Я буду с ней очень нежным…
Чуть хмурюсь, не открывая глаза, немного сожалея о том, что твои губы стали дальше от моих. Ну вот обязательно тебе надо что-то сказать!
-Том…
Ты тут же исправляешься, поясняя:
-Ну я про будущее…
Приоткрываю один глаз и предупреждаю тебя:
-Будешь продолжать в том же духе - оно наступит не скоро.
Но ты улыбаешься и, прижимая губы к моему уху, шепчешь:
-Я верю, что ты не станешь меня так долго мучить…
-А ты разве мучаешься?
-Еще как… Это то еще мучение, когда вот оно все, в моих руках, но нельзя… Это пытка настоящая. Ты все же садист, Билл, признайся…
Запрокидываю назад голову, давая тебе свободно осыпать мою шею поцелуями.
-Нет…это просто ты хочешь того, что еще рано…
-Но ведь…черт, ладно…я же обещал не настаивать…
-Вот-вот.

Снова целуешь в губы, и я обхватываю обеими руками твое лицо, прижимаясь теснее и чуть привставая на коленях. Ты просовываешь руку мне под мошонку и гладишь кончиками двух пальцев за ней, постепенно продвигаясь все дальше и выше. И когда ты начинаешь энергично массировать анус, я чувствую, как завожусь все сильнее, начиная кусать твои губы и вдавливать ногти в твои плечи. Эти ощущения, они какие-то странные, непонятные, неоднозначные. В них есть что-то безумно возбуждающее, томительное, желанное, но при этом и нечто пугающее, тревожное, дикое, словно вызывающее выработку адреналина. Это, должно быть, как раз тот случай, когда и хочется, и колется. Когда разумом понимаешь, что надо остановиться, но тело просит еще. У меня слабеют мышцы в ногах, и колени разъезжаются, скользя по дну. Я пробую подтянуться чуть выше, переставляя их ближе, но вдруг теряю равновесие и резко плюхаюсь назад, снова принимая сидячее положение. Это занимает всего долю секунды, и я даже не сразу соображаю, что произошло. Я замираю и почему-то открываю рот. И смотрю на тебя в упор, не моргая. Ты тоже пребываешь в каком-то ступоре, и, судя по выражению лица, даже испуган. Слабо произношу твое имя, пытаясь понять, что чувствую:
-Т-том…
Ты беззвучно шевелишь губами и наконец, говоришь:
-Я…это…с…случайно…
И тут до меня доходит вся суть ситуации. Сразу, в один миг, обрушивается, как снежный ком на голову. Твой палец. Он…он…он во мне! И если верить ощущениям, достаточно глубоко. Черт возьми, слишком! Я вздрагиваю, и ко мне возвращается способность говорить.
-Как это…Том…ну что ты сидишь, сделай что-нибудь!
Но ты в полной растерянности:
-А…но…ты…
-Боже…сейчас же, Том!
Я опять встаю на колени, и ты как-то заторможено опускаешь руку вниз, извлекая палец, и когда он полностью покидает мое тело, я отодвигаюсь от тебя подальше и в полном недоумении гляжу на то, как ты приходишь в себя.
-Что это было?
Но у меня реакция другая, я в возмущении. Почти кричу на тебя:
-Что-то я не вижу радости! Ты же этого хотел!
-Этого? Я…я же не специально…
-Нет, конечно! Это я сам себе его засунул!
Всплескиваю руками, нагоняя на тебя пенные волны и отодвигаюсь на другой край ванны, отворачиваясь. Чувствую себя тупейшим образом, ну как такое могло случиться?! Поверить не могу.
-Не, ну ты что…я же ничего…оно само как-то так вышло…точнее, вошло…
-Том, что ты несешь?!
-Блин, Билл, да я не виноват! Просто ты…ты сам…
Бросаю на тебя злобный взгляд.
-Ну да, разумеется, это я! А ты тут вообще ни при чем!
Ты вздыхаешь и придвигаешься ко мне, пересаживаясь.
-Билл, ну серьезно. Ну послушай…это случайно получилось, ты же сам понимаешь…я этого не хотел…зачем мне это делать так?
Кладешь руку мне на плечо и пытаешься заглянуть в лицо. Отмахиваюсь от тебя, пряча глаза за влажными волосами, и молчу. Ты почти обиженно спрашиваешь:
-Эй, ну ты чего?
Сухо отвечаю, не глядя на тебя:
-Ничего.
-Ну ладно тебе…ничего же страшного не случилось…тебе ведь не больно?
Я только сейчас подумал о боли. И о том, что как раз ее-то и не почувствовал почему-то. Хотя мне казалось, что должен был. Наверняка она имела место, точнее, могла бы иметь, но, возможно, ее заглушил или заблокировал шок и эффект неожиданности. Думаю, это что-то типа того. Чуть поворачиваю голову к тебе и тихо говорю:
-Знаешь…нет. И в этом твое счастье. Потому что если бы мне было больно, я бы тебя убил! Утопил бы прямо тут!
Ты улыбаешься и обнимаешь обеими руками, прислоняясь виском к плечу.
-Ну вот видишь, значит все не так ужасно. И ты зря…
Я снова повышаю голос, отталкивая тебя:
-Вот только этого сейчас не надо! Не пытайся все в свою пользу обернуть! Если такое случилось, это еще не значит, что теперь можно так делать и дальше, ясно?
Ты обезоружено поднимаешь вверх ладони, уверяя:
-Да я и не собирался… Я и сейчас не собирался…правда… Веришь?
Сдвигаю брови и произношу еле слышно, отводя глаза в сторону:
-Не знаю. Это все как-то…
-Ну это просто ты так резко сел. Я не ожидал и…
Тычу в тебя указательным пальцем и говорю обвинительным тоном:
-Если бы твой палец не находился там, где он находился, ничего бы не произошло!
Ты тоже вскипаешь, активно жестикулируя и создавая плеск вокруг себя.
-Блин, ну и что мне его отрубить что ли теперь?! Может, еще запретишь мне к тебе прикасаться?
-Том, ты не понимаешь что ли? Это…это же так…да я в шоке вообще! И мне это не нравится! Такого не должно быть! А если бы это не палец был, а?
Ты на секунду замираешь, очевидно, прикидывая другой вариант, а потом качаешь головой:
-Бред…нет, так бы не получилось…наверное…да точно нет…
-О, ну слава богу, и это значит, я могу не беспокоиться, что однажды совершенно случайно окажусь на твоем члене! Спасибо, мне важно было это знать!
-Билл, ну хватит уже истерить! Подумаешь, трагедия…
-Да? А вот я бы на тебя посмотрел, если бы это случилось с твоей задницей!
Ты раздраженно хмыкаешь.
-Черт, ну что мне сделать? Хочешь, давай, вставь мне тоже, и будем квиты.
Впиваюсь в тебя испытующим взглядом.
-Ты серьезно?
-Ну…если после этого ты перестанешь на меня орать и успокоишься…
Разворачиваюсь к тебе и задаю новый вопрос:
-И ты дашь мне это сделать?
Твой взгляд становится слегка затравленным, робко интересуешься, своим видом давая понять, что боишься положительного ответа:
-А ты что, хочешь?
Я представляю себе эту сцену и мысленно протестую. Нет, мне это совсем не импонирует. Как-то не вяжется с моим отношением к тебе и вообще, не мое это.
-Если честно, то не очень. Даже в качестве реванша за себя.
Ты облегченно откидываешься на бортик и зовешь:
-Ну и отлично. Иди сюда, хватит уже злиться.
-Да я не злюсь…просто…это так…глупо вышло…
-Глупо-не глупо, но вышло же. Не застряло.
Твоя откровенно издевательская улыбка провоцирует меня на атаку. Пинаю тебя ногой под водой.
-Идиот!
-Ну все, все, не нервничай.
Хватаешь за лодыжку и тянешь на себя. Пытаюсь ее выдернуть из твоих и без того уже набедокуривших пальцев.
-Пусти…
Но твоя хватка не ослабевает, продолжаешь подтягивать меня к себе за ногу, улыбаясь так, будто что-то задумал.
-Да иди уже ко мне.
-Да ну тебя…
Я уже не сопротивляюсь, но придерживаюсь рукой за бортик, чтобы ненароком не хлебнуть горячей воды с пеной. А между тем, ты с абсолютно невозмутимым лицом прижимаешь мою ступню к своему паху, и я ощущаю под ней твой расслабленный член.
-Том, я не буду…
-Ну чуть-чуть…
-Чтобы ты потом снова ко мне приставать начал? Давай вон ешь лучше. Понатащил всего, а сам…
Киваю на стул с едой. Но ты не отпускаешь мою ногу, сам начинаешь водить моей ступней по своему члену.
-Одно другому не мешает.
-Я уже не хочу ничего…
И я не вру, мне уже перехотелось после этого инцидента. До сих пор не по себе.
-Захоти.
-Да, блин, сию секунду, слушаюсь и повинуюсь!
-Давай я тебе тоже…
Ты тянешь ко мне свою ногу.
-Не надо.
-Ну давай…одновременно…друг другу…
-Нет, Том…я так не хочу…
Отталкиваю ее от себя и все же отнимаю у тебя свою, снова отодвигаюсь, прислоняясь спиной к противоположной стенке джакузи.
-А как ты хочешь?
-Никак. Отстань.
-Еще чего.
Подаешься вперед и, вставая на четвереньки, ползешь ко мне. Выставляю преграду в виде согнутых в коленях ног. Ты просовываешь между ними голову, и я зажимаю ее так, чтобы дальше ты уже не мог двигаться. Говорю с улыбкой, не давая тебе прорваться через мою баррикаду.
-Я сказал: отвали.
-И не подумаю. Раздвигай…
-Ха, размечтался!
-Ладно. Тогда…
Ты пускаешь в ход руки и принимаешься щекотать меня за бока.
-А-а-а, нет! Ты используешь запрещенный прием!
Но, черт, возьми, он работает, и уже через несколько секунд ты нависаешь надо мной, все-таки оказываясь между моих ног. Дурацкое положение. Никогда к нему не привыкну.
-Вот, другое дело.
-Том, только не…ложись на меня…
Но поздно, когда я договариваю, ты уже окончательно закрепляешь свои позиции, из-за чего мне приходится раздвинуть ноги еще шире.
-Почему? Мне нравится так…
Устраиваешься поудобнее, притираясь своим «хозяйством» к моему.
-А мне…
-Ой, только не говори, что нет!
-Нет. Это как-то неправильно. Мне неудобно и вообще…я тебе не девчонка! И еще ты на меня давишь, я сейчас уйду под воду.
Ты просовываешь руку мне под голову и уверенно говоришь:
-Я тебя держу. И конечно, ты не девчонка. Ты лучше.
-Ага… Но обращаешься ты со мной иногда…
-Билл.
-А?
-Хватит вредничать и дай мне тебя поцеловать уже…
Приближаешь свое лицо ближе к моему. Я не могу промолчать, желая напомнить тебе о недавнем разговоре:
-Вот ты опять…
Но ты снова перебиваешь, говоря, уже задевая мои губы своими:
-Я тебя хочу…опять…вот и все…
И неожиданно нежно целуешь, хотя после этих слов я ожидал более страстного поведения с твоей стороны. Переходишь на шепот:
-Мне так нравятся твои губы…я говорил?
Я расслабляюсь, обнимая тебя и прикрывая глаза.
-Не помню…
-Столько губ целовал уже, а твои…они какие-то особенные…когда прикасаюсь, каждый раз будто током бьет…так, знаешь, приятно…торкает…у тебя нет такого?
Мне льстит твоя откровенность, и то, как чувственно ты это все прошептал, вызывает прилив желания.
-Бывает…да…есть…
Тянусь к твоим губам, чтобы иметь возможность ощутить это снова. Веки опускаются сами собой, твоя мокрая кожа скользит под ладонями, и целуешь ты меня сейчас просто восхитительно, это такое удовольствие… Я не хочу терять это потрясающее ощущение от твоей близости никогда, вот так у нас все должно быть, а иначе незачем было и начинать. На меньшее наслаждение я не согласен. Но и большего, кажется, просто не вынесу. Когда слишком хорошо, это плохо. Всего должно быть именно столько, сколько человеку достаточно, чтобы почувствовать блаженство, а избыток удовольствия лишает его своей притягательности. Почему-то так мне подумалось в этот момент. Наверное, это все ты. И твои губы. Да, вне всякого сомнения, это они.

-Боже, какое свинство…
Я с пренебрежением оглядываю ванну, в которую теперь не залез бы ни за что. Разбухшие осколки чипсов, крошки от печенья, виноградины и маленькие веточки от них, белые «нити» от бананов, все это щедро украшает сейчас дно и поверхность воды. А ведь еще пару минут назад мы во всем этом находились. Замечательный вышел ужин, ничего не скажешь. Особенно прикольно было понять, что попить ты захватить не догадался.
-Чур убирать все это будешь ты!
С твоей стороны, к моему удивлению, не последовало возражений, и я быстро сбегаю из ванной, пока ты не передумал. В квартире уже темно, время почти подобралось к одиннадцати, скоро спать, а завтра наконец-то последний день работы в студии. И выходной потом. Один единственный перед стартом. Правда, после генеральной репетиции концерта у нас будет еще один день на сборы, но, пакуя чемоданы, особо не отдохнешь.
Я захожу на кухню за водой и нахожу в одном из пакетов тот самый журнал, одна из статей в котором уже стоила мне попорченных нервов сегодня. Что ж, здесь Георга нет и, значит, ничто не помешает мне ее прочесть. Забираю журнал с собой и отправляюсь в свою комнату. Все равно ты пока занят уборкой в ванной, а я уже сто лет не валялся в кровати с каким-нибудь интересным чтивом. Включаю лампу на тумбочке и устраиваюсь поудобнее в постели, забираясь под одеяло. Класс. То, что надо для полной расслабухи. Листаю журнал в поисках нужной страницы. Так, сейчас узнаем, что они там об этом пишут…

-Чего делаешь?
Ты заходишь ко мне и направляешься прямиком к кровати. Отрываю взгляд от текста и смотрю на тебя поверх журнала.
-Читаю.
-О чем?
Присаживаешься, и я молча разворачиваю журнал страницами к тебе. Ты пробегаешься глазами по заголовку и удивленно выгибаешь брови. Я улыбаюсь и откладываю его в сторону, не закрывая. Вопросительно киваешь:
-Ну и?
-Я еще не дочитал.
-А что пишут-то хоть?
-Ну…как ни странно, ничего плохого…
Подтягиваюсь повыше, почти садясь, и сгибаю одну ногу в колене. Ты подползаешь ко мне и ложишься рядом на живот.
-Может, поговорим об этом?
Скептически кривлю губы.
-Опять будешь меня разводить?
-Да нет, зафиг мне это… Просто хочу, чтобы мы обсуждали все, что нас волнует. Так ведь правильнее, когда люди разговаривают о том, что их интересует, разве нет?
-Не знаю, Том… Я пока не чувствую себя готовым даже к разговорам об этом… Мне и сказать-то нечего…
-Ты же думаешь на эту тему? Мысли же есть?
-Есть, но они все какие-то…непонятные…
Ты задумчиво косишься на раскрытый журнал.
-И ты собираешься вообще это не обсуждать, пока до дела не дойдет?
-А что, ты предлагаешь заранее все обговорить? Все детали?
-Ну все не все, но хотя бы основные…
Беру с тумбочки стакан с водой. Ты меня заставляешь нервничать, подняв эту тему. А я частенько хочу пить, когда нервничаю.
-Это какие же?
-Ну…например, будем ли мы предохраняться…
Отвечаю не раздумывая:
-Конечно.
Ты придвигаешься ближе.
-Да? Хочешь, чтобы на мне была резинка?
-Это обязательное условие. Так что даже и не думай без…
Допиваю то, что осталось в стакане, и ставлю его обратно. Ты склоняешь голову набок и подпираешь ее рукой.
-А чего так?
-Так надо.
-С чего взял?
Киваю на журнал.
-Там написано.
-А, понятно. Ну ладно, пусть так. Я не против.
-Еще бы ты был против.
-Ну…потом может и без попробуем…как-нибудь…
-Мечтай, мечтай…
-Ну ок, а что насчет позы? Ты уже думал, как в первый раз хочешь?
Мне становится немного смешно, как будто мы не всерьез об этом говорим, а просто разыгрываем какой-то разговор по ролям. И мне досталась явно не мужская.
-Первый раз…блин, звучит так странно… Как будто ты меня девственности лишать будешь.
-А что, я с тобой сейчас как…ну, хотя, ладно…неважно… Но в каком-то смысле я ведь буду у тебя первым. Это круто.
Твое лицо приобретает загадочно-довольное выражение. Круто, конечно. Тебе.
-Зашибись просто. Мне этим гордиться, наверное, надо будет.
-Ты у меня тоже будешь первым. Парнем в смысле. И, думаю, единственным.
А вот это очень правильное замечание. Не дай бог после меня тебя на других парней потянет. Это еще хуже, чем если обратно на девушек.
-Да уж, хотелось бы надеяться…
-Ну так мы отвлеклись. Что насчет позы-то?
-Хм…она должна быть такой, чтобы я мог тебя контролировать и легко остановить в любой момент.
Ты хмуришься и как-то задето спрашиваешь:
-Думаешь, у меня с этим проблемы?
-С чем?
-С самоконтролем. Думаешь, я не знаю, когда можно, а когда нельзя? И когда надо остановиться не пойму?
Обреченно вздыхаю, почуяв в этом вопросе определенную проблему.
-Ничего я не думаю. Просто нужно предусмотреть все возможные варианты и по максимуму избежать всяких косяков.
Но ты уже все понял по-своему и, судя по тону, собрался оскорбиться моими словами.
-Да ясно мне все. Боишься, что если что-то будет не так, ну если тебе не понравится или больно будет, то я на это забью и все равно буду трахать и не остановлюсь, говори уж как есть!
Хлопаю ладонью по одеялу.
-Блин, Том, вот зачем ты сейчас начинаешь на меня наезжать, когда еще ничего не было?
-Потому что ты ко мне как к какому-то агрессору относишься! Страховаться собрался… Как будто я зверь какой-то и у меня кроме инстинктов ничего нет, ни чувств, ни понимания!
-Ой, ну вот ты обидься еще!
-Я не ты. На всякую хрень не обижаюсь.
Скрещиваю руки на груди.
-Ну и отлично.
-Да, супер.
Садишься и слезаешь с кровати.
-Ну и куда ты?
-Никуда. Покурить.
-Вернешься?
-Может быть.
-Приходи, я тебя жду. Поспим у меня сегодня…
Ты неопределенно пожимаешь плечами и выходишь. Ну вот вечно так, сам же начал этот разговор, а потом еще и на меня наехал из-за какой-то ерунды. И снова все на свою излюбленную тему недоверия перевел. Как будто обязательно меня надо виноватым сделать! Если мы уже сейчас, когда еще ничего не было, практически ссоримся по этим вопросам, то боюсь представить, что будет, когда реально к практике перейдем. Надо будет самому обо всем заранее позаботиться, по-любому, чтобы все было путем, а то ты опять прицепишься к чему-нибудь и все испортишь. Так что лучше уж я сделаю сам все, что от меня зависит, и только тогда тебя в известность поставлю. Если уж делать это, то так, чтобы не пожалеть потом. А кому, как не себе, можно доверять в наибольшей степени?
Тяну руку к журналу. Статью надо все же дочитать. Написано очень даже неплохо, доходчиво и обоснованно. И автор внушает доверие, чувствуется, что знает, о чем пишет, не из пальца высасывает все эти факты, советы и пояснения. А вообще, стоит еще побольше информации на эту тему поискать. Как там говорится, кто предупрежден, тот вооружен?

Ты, конечно же, вернулся. Через полчаса. Молча разделся, забрался под одеяло и улегся на свободной половине кровати. Прошло уже минут пять, но ты ни слова не сказал и не пошевелился. Ну что за бред, обиду что ли свою демонстрируешь? То же мне, нашел повод. Спрашиваю, не глядя на тебя:
-Том, ну ты чего?
Ты недоумевающим тоном отвечаешь:
-Ничего. Я спать лег. А что не так?
Я выключаю лампу и поворачиваюсь к тебе. Ты тоже ложишься на бок. Обнимаю тебя под одеялом, кладя руку на талию, и тихонько вздыхаю, пробуя разглядеть в темноте твое лицо.
-Да все будет хорошо, я уверен.
Это я тебе говорю? Дожили, блин.
-Ты о чем?
-Ну об этом...о нашем, так называемом, первом разе.
Ты удобнее устраиваешь голову на подушке, подкладывая под щеку тыльную сторону ладони.
-А, значит, ты уже не боишься?
-Ну как сказать…я пытаюсь сжиться с этой мыслью и посмотреть на это с положительной стороны.
-Это клево. Так и надо. Моральная подготовка важнее всего.
Обнимаешь меня свободной рукой и притягиваешь ближе к себе, так что мы аккуратно состыковываемся лбами. Я опускаю глаза и тихо прошу, проводя указательным пальцем вдоль твоего торса:
-Только давай не будем спорить по этим вопросам, ок? Мне на этот шаг непросто будет решиться, поэтому тебе придется проявить лояльность и ни на чем не настаивать.
-То есть, все должно быть по-твоему?
-Ну…это было бы справедливо. Ты же в любом случае ничего не потеряешь.
-А ты что теряешь? Свою анальную девственность?
Мое лицо тут же становится сердитым, а палец присоединяется к остальным и образует вместе с ними кулак, который впечатывается в твой живот.
-Том, блин, ты как скажешь…
Ты с улыбкой обхватываешь мое запястье и отводишь кулак от себя. Говоришь, параллельно пробуя его разжать и переплести наши пальцы:
-А что такого? Так и есть в принципе… Только это по-моему не то, что стоит беречь, и вообще, человеческое тело создано и для удовольствия тоже. Поэтому надо стремиться получать его всеми доступными способами.
-Что-то я не вижу, чтоб ты стремился получить его таким вот способом.
Позволяю тебе произвести «пальцесплетение», и ты поднимаешь наши руки вверх и начинаешь медленно переворачиваться, приподнимаясь на локте.
-Ну мне больше подходят другие способы…
Нависаешь надо мной и придавливаешь захваченную кисть к матрасу, уложив меня на лопатки. Я все же отстаиваю свою «мужскую честь» хотя бы для приличия:
-Вот оно что, а почему это тогда мне именно этот подходит? Может, я тоже хочу так?
-Нет, ты не хочешь…
Делаешь то же со второй, практически «распиная» меня на кровати, чему я нисколько не сопротивляюсь.
-Почему это?
-Я знаю.
Наклоняешь голову и трешься кончиком носа о мой. Я непроизвольно улыбаюсь, но все же не сдаюсь:
-Откуда, интересно?
Ты резко выпрямляешь шею и вдруг уже совсем с другой интонацией интересуешься, глядя в упор:
-Билл, а вот скажи честно…вот за все это время тебе ни разу не захотелось? Ну хоть не секунду?
Отворачиваюсь, не выдерживая твоего взгляда. Опять ты задаешь эти провокационные вопросы.
-Я не знаю…я на своих секундных желаниях не фиксирую внимание…может и было…раз или два…
Ты снова переходишь на существенно сбавленный тон, опять приближаясь к моему лицу:
-А в какие моменты?
-Да не помню я!
-Жаль…
Ведешь руки по простыне, сгибая мои в локтях и почти заводя наши пальцы под края подушки. Я твой интерес понимаю по-своему, но, скорее всего, правильно. И высказываюсь на этот счет, даже несмотря на то, что твои губы уже явно настроились на контакт с моими.
-Ага, а то ты бы стал активно эти моменты повторять.
На тебя эти слова действуют почему-то слишком сильно, и вместо поцелуя ты довольно громко и раздраженно произносишь, поднимаясь на вытянутых руках:
-Черт, ну что я могу поделать, если я хочу? Хватит уже меня в этом упрекать!
-Я не упрекаю. Но мне как-то некомфортно, когда ты говоришь об этом вот так, когда мы рядом…когда что-то происходит…я сразу понимаю, о чем ты думаешь, и меня это напрягать начинает…
Ты закатываешь глаза и отцепляешь от меня пальцы, валясь рядом на постель.
-Да почему?
Я стараюсь объяснить как можно доходчивей, потому что хочу, чтобы ты меня хоть отчасти понял.
-Ну блин, потому что вот ты не понимаешь, каково это, когда ты просто целуешь кого-то, ни о чем таком не думая…тебе просто хорошо…а потом бац, и ты узнаешь, что ему-то этого мало, что он только и думает о том, как бы тебя трахнуть в зад! Это, знаешь ли…не очень приятно… Чувствую себя, как…как…
Ты останавливаешь меня, кладя ладонь на плечо.
-Ну ладно, все, не объясняй.
Я со вздохом поправляю одеяло.
-Ты все равно не понимаешь…
-Ну Билл…в паре роли должны распределяться как-то…по-моему, твоя роль ничуть не хуже моей, а может даже и лучше…
-Роли? А почему бы не установить равноправие?
Ты смотришь на меня с неким укором в глазах.
-Билл…но ведь тебе же оно не надо.
-А кто знает…
-Да оба мы знаем. Ну признай уже, что тебе ближе другое…ты ведь не представляешь себя, трахающим меня?
Ну вот, еще чего не хватало. И в самом деле, никогда не представлял, даже забавы ради. Потому что меня это что-то совсем не забавляет.
-Нет…но…но это не значит…
Но ты перебиваешь, любопытно спрашивая:
-А наоборот?
-Что?
-Ну меня представлял? Чтобы я тебя…а?
Показываю тебе фигу.
-Обломись. Ни разу!
Вижу по выражению лица, что не веришь. Значит, я не убедительно соврал.
-Гонишь.
-Не-а.
Но тебе, конечно, в это поверить не дают твои собственные доводы.
-Не может этого быть. Это неизбежно должно было у тебя в голове представляться…ты ведь думаешь об этом, уже вон планируешь, как это будет…
-Ничего я не планирую! Это ты тот разговор начал, а я просто его поддержал…так, просто…и все это было чисто гипотетически…
-Хорошо, тогда чисто гипотетически, как ты это себе представляешь?
Впериваю в тебя полный упрека и просьбы закрыть эту тему взгляд.
-Том…
-Я хочу знать…мне же нужно знать…
-Зачем?
-Чтобы оправдать твои ожидания. И ты же сам сказал, что все должно быть по-твоему…а как оно будет по-твоему, если ты мне не расскажешь, как именно хочешь?
Я искренне не понимаю, к чему все эти обсуждения. Ну что раньше времени все расписывать во всех подробностях?
-А на фига заранее-то это рассказывать? Оно, может еще через полгода только будет, а ты…
Ты вытаращиваешь глаза и хватаешь меня за предплечье так, что мне даже немного больно.
-Что? Полгода? Ты прикалываешься?
-А что? Столько ждать ты не готов? Сказал же сам, что готов сколько угодно…
Я, разумеется, не в серьез про полгода, просто интересно стало, как ты на такое вот условие отреагируешь. А ты явно прифигел, чему я, в принципе, нисколько не удивлен.
-Но в разумных пределах же! Полгода без секса…да это ж…это ж подохнуть можно!
-Ну не совсем же без секса…мы же можем…
-Да, блин, это же не то все равно! Это так, альтернативный вариант, пока ты не решился… А вообще я трахаться хочу нормально! И полгода я не протяну, говорю сразу!
Тут уж я потихоньку начинаю возмущаться:
-Не понял, а если мы это сделаем, то потом что, альтернативы уже не будет? Будешь меня только для траха использовать, да?
Твой голос повышается еще на один тон, но снижается по мере того, как ты говоришь, почти до полушепота:
-Черт, ну почему использовать?! Что ты вечно все передергиваешь? Будем чередовать… И вообще, я уверен, ты потом сам еще просить будешь. Я знаю, как доставить удовольствие…
А вот эти сказочки уже точно не для моих ушей, ты, кажется, забываешь, с кем имеешь дело сейчас.
-Ой-ой-ой! Только не надо мне тут свои способности расхваливать. Не забывай - я не девчонка! И со мной все по-другому будет, ты это учитывай, кстати.
-Я ведь уже говорил, я пробовал так…
-С девушками?
Ты пожимаешь плечами:
-А какая разница?
-Ну ничего себе! Какая разница! У них нет члена, и это уже огромная разница!
-Ну я про себя говорю…мне-то в принципе по ощущениям практически одинаково должно быть по идее… А вот тебе, между прочим, наверняка будет еще круче, чем им.
-С какой стати?
-Ну у них не только члена нет, у них еще и простаты там внутри нету…понимаешь?
Вынужден признать, что не очень.
-Чего? Какая еще простата? При чем тут она?
Ты несколько секунд молчишь, удивленно смотря на меня, а потом как-то недоверчиво спрашиваешь:
-Ты что, не знаешь об этом?
Я злюсь, потому что действительно не знаю. И, скорее всего, на себя.
-А надо?

-Блин, ну ты даешь! Ты же журнал читал…
-Там про это не написано ничего было.
-Странно…
Я чешу висок, догадавшись лишь сейчас, почему в той статье про это не было ни слова.
-Ну…ничего странного…он же женский вообще-то…
-Так там для женщин статья?
-Ну да…
Ты хмыкаешь и, взмахнув рукой, начинаешь быстро вводить меня в курс дела:
-А, ну так это ж не совсем то. Короче, там, внутри у тебя…ну и у меня тоже…у всех мужчин, в общем, есть такая фигня, простата…так вот когда ее стимулируешь, то это приятно и именно за счет этого парни и получают удовольствие от анала.
Выгибаю бровь:
-Да?
-Конечно. Тебе надо нормальную статью найти, для геев. Там все будет подробно расписано…
-Не хочу я для геев…я не…гей…
Вот эта тенденция мне не нравится категорически. Фильмы для геев, журналы для геев, что дальше, гей-клубы? Я вообще-то педиком становиться не собираюсь, не знаю, как ты.
-Ну ок, для парней! Ты же парень?
Язвительно отвечаю:
-А ты как думаешь?
-Ну вот. В инете надо будет поискать, там полно инфы об этом…
-Ты уже все изучил небось?
-Ну так…кое-что…самое важное…
Я задумываюсь. А это в какой-то степени меняет дело, если правда. Я ж думал, что пассивы просто тупо дают себя трахать, чтобы активы удовольствие получали, то есть терпят это по большей части ради них, а сами ничего такого не испытывают в процессе там, внутри. А оказывается, все не так просто. И, что обнадеживает, не так грустно.
-Хм…значит простата? И где же она там? Как ее стимулировать?
Ты недоумеваешь:
-Билл, ты прикидываешься или реально так тупишь?
-Черт, туплю, значит!
-Ну ладно…хорошо…как ее стимулировать? Я бы лучше сказал, чем…сечешь?
До меня доходит, хотя это и так первое, что пришло в голову, но мне показалось, что тут может быть есть подвох какой-то.
-Эээ…членом что ли?
Ты придвигаешься вплотную и кладешь руку мне на бедро.
-Ну конечно. Она же там, в твоей попке…ждет, когда я ее хорошенько простимулирую…
-А это так просто?
-Что?
Чувствую себя полным идиотом, но мне все-таки интересно об этом узнать побольше.
-Ну…до нее достать…
Ты указываешь глазами на свой пах и заверяешь:
-Поверь, этого хватит. Да даже пальца хватит, она не очень глубоко…
Меня аж передергивает от резко нахлынувшего воспоминания о том, что случилось в ванной.
-Вот только про палец сейчас не упоминай!
-Кстати, да. Начать лучше с него все же…
Твоя ладонь перемещается с бедра на попу и начинает неторопливо ее поглаживать.
-Ты уже начал, спасибо.
Я уже не уверен, что та случайность не может повториться. Я вот вообще думал, что это невозможно сделать непреднамеренно, а, оказывается, очень даже можно. Правда, должны совпасть определенные условия, и вероятность невелика, но все же. Шанс есть и про это нельзя забывать. Второй раз «попасться на крючок» было бы уже совсем непростительной оплошностью. И не простил бы я этого прежде всего самому себе.
-Ну это ж случайность…надо не так…
-Пока никак не надо…
Ты касаешься губами моей щеки и шепчешь в нее:
-Мммм…никак? А как насчет…языка?
И проводишь им по направлению к уху. От этого приятно защекотало в районе челюсти.
-Это предложение или издевка?
-Это предложение…от которого ты не сможешь отказаться…
Твоя излишняя самоуверенность почему-то вечно вызывает у меня желание возражать, даже когда я на самом деле с тобой согласен.
-Смогу…
-Нет смысла. Ты этого хочешь, и не вздумай отрицать…
Стягиваешь с меня трусы, не оставляя уже права выбора. Да и что я могу выбрать, если стоило тебе упомянуть о языке, как у меня тут же запульсировало все там, где ты собираешься им воспользоваться. Мне действительно жутко нравится этот римминг, или это просто ты делаешь его так, что он не может не нравиться. Хоть это и вызывает определенное чувство неловкости поначалу, потом, стоит сосредоточиться на ощущениях и отмести всю ложную скромность, удается словить немалый кайф. И слова произносятся сам собой, выдавая мои истинные мысли на этот счет:
-Не…не хочу…отрицать…
-Вот это правильный ответ…всегда бы так…
Ты переворачиваешь меня на живот. Я упираюсь ладонями в кровать и чуть приподнимаюсь, оборачиваясь на тебя. Выдвигаю свое условие:
-Только без рук!
-Да ничего я не сделаю, не волнуйся...давай, расслабляйся и готовься получать удовольствие…
Обхватываешь за талию и тянешь меня вверх.
-Эй, чего…
-Вставай, вставай…
Ну нет, только не в этой позе, так я не смогу совсем не напрягаться. Почему тебе всегда надо как-то по-новому? Что это за страсть такая к постоянным экспериментам?
-По-твоему, стоя на четвереньках, можно расслабиться?
-Можно…и даже нужно…это пригодится…ты должен научиться расслабляться во всех позах…потому что мы…
О нет, сейчас ты снова начнешь делиться со мной своими планами на наше интимное будущее. Обрываю твою речь:
-Так, все, хватит об этом!
-Ок, молчу… Ты не против, если включу свет?
Я настораживаюсь. И так чувствую себя нелепо, стоя перед тобой в этой дурацкой позе, и одна лишь темнота меня хоть как-то спасает от приступа стыдливости. А ты, значит, собираешься и это последнее утешение у меня отобрать?
-Это еще зачем?
-Ну…так плохо видно…
Я поднимаюсь на колени и полуразворачиваюсь к тебе.
-Я не понял, ты смотреть собираешься или что?
-И смотреть тоже. Меня ее вид нереально заводит…
Обнимаешь меня и прижимаешься к заду поплотнее. Целуешь в плечо и прикусываешь зубами то место, где оно соединяется с шеей.
-А вот не надо так заводиться. И вообще, ты хотел языком или глазами?
-Языком - это для тебя, глазами - для меня. Надо же и мне тоже удовольствие получать…
Я поворачиваю голову, пытаясь увидеть твое лицо.
-А…так ты не получаешь? Совсем?
-Нет, ну…не совсем, конечно…мне нравится тебе лизать, но когда я еще и могу все отлично видеть…это вообще охренительно…
Но я уже начинаю терзаться сомнениями. Ведь и правда, ну какой тебе прок от того, что ты ласкаешь меня языком? Это же практически то же, что и минет делать, удовольствие разве что от того, что доставляешь его обладателю члена. Хотя, иногда возникает и что-то помимо этого, какое-то ощущение собственной сексуальной состоятельности, что ли. Осознание, насколько хорошо ты умеешь владеть всей этой техникой и премудростями, особенно когда это находит подтверждение в реакции партнера. Но мне еще до аса очень далеко, конечно. У тебя вот и то куда лучше все это получается, при том, что, как и у меня, возможности попрактиковаться на ком-то не было. Ну…я в этом на 99, 9% уверен. Но, может, ты на бананах каких-нибудь тренировался, кто тебя знает.
-Блин, так ты это только ради меня делаешь?
-Да нет же! Меня это тоже вставляет! Но когда все вижу - куда сильнее. Ну так я включу лампу?
Я думаю пару секунд и решаю согласиться. Ну надо же, в конце концов, перебарывать в себе эти комплексы, а то так и полгода мало окажется, чтобы созреть окончательно и полностью тебе отдаться. А я уже даже не сомневаюсь, что придется рано или поздно.
-Ну…ладно…включай…
Ты тут же тянешься к тумбочке и щелкаешь выключателем. Я отворачиваюсь от источника света и провожу кончиками пальцев по верхним векам, прикрыв глаза. Ты снова занимаешь место за моей спиной и говоришь:
-Ну все, давай…
Я нехотя принимаю эту, неудобную, на мой взгляд, коленно-локтевую позу, предусмотрительно расставляя ноги, потому что уже знаю, что если не сделаю этого сам, ты меня об этом непременно попросишь. Ты же у нас хочешь видеть все, блин. И когда уже я перестану стесняться представать перед тобой в таком вот виде?
-О, черт…какая же у тебя…
Я впиваюсь ногтями в подушку и цежу сквозь зубы, стараясь не раздражаться:
-А можно без комментариев?
-Да…но...ммм…не могу сдержаться…я как ее вижу…вот так, в открытую…меня переклинивает просто…
-Я уже заметил. Ну все, налюбовался?
Чуть поворачиваюсь, желая одарить тебя сердитым взглядом.
-Оу, только вот так лучше не делай больше…
-Как так?
-Не виляй так ею…это уже слишком…я уже боюсь за свою выдержку…
Я снова поворачиваюсь и, судя по всему, повторяю это движение бедрами. Но мне как-то не до контроля своих телодвижений, я хочу, чтобы ты перестал уже высказываться по поводу эффекта, производимого на тебя моей голой задницей, и приступил, наконец, к делу.
-Блин, что мне еще нельзя делать? Тебя послушать, так вообще все мои движения возбуждают!
-Билл, ты нарочно меня дразнишь, да?
-Ничего я не дразню! И, может, хватит уже трепаться?
-Хватит…точно, хватит…
Я не успеваю ответить, как ты хватаешь мои ягодицы обеими пятернями и утыкаешься между ними носом, принимаясь усердно орудовать вокруг ануса языком. Вот, сразу бы так, а то я уж думал, всю ночь на пустые разговоры потратим. Ты так сильно сжимаешь пальцы, что, не исключено, у меня останутся синяки, но это ерунда, зато какие ощущения мне доставляет твой рот! Ах, если бы тебе этого было достаточно для полного счастья, и никакого траха не было бы нужно… Но увы, по закону подлости тебе нужно именно то, без чего я прекрасно мог бы обойтись. И не понимаю все-таки, почему ты не можешь без этого? Я же вот как-то обхожусь и ничего, нормально. Особо не страдаю от того, что не в кого член засунуть. Хотя, вероятно, в этом-то и вся загвоздка. Возможно, дело как раз в том, что у моего тела есть другие потребности, о которых я еще мало что знаю, но которые ты весьма успешно помогаешь мне обнаружить. Интересно, действительно ли это способно доставить удовольствие? Эх, проверить можно только одним способом, но… У меня внезапно появляется одна идея. Как раз в тот момент, когда кончик твоего языка вдруг толкается четко в центр мокрого уже отверстия, и у меня все так мучительно-приятно сжимается внутри. Надо попробовать. А что, резон есть. Во всяком случае, я всегда могу прекратить, если что-то пойдет не так. Себя контролировать я вроде как еще не разучился.

Я просыпаюсь, когда в комнате еще темно. Странно, обычно сплю, как убитый, до звонка будильника, а тут еще не рассвело, а я уже чувствую себя выспавшимся. Лежу около пяти минут, окончательно приходя в состояние бодрствования, и понимаю, что спать точно уже больше не стану. Твое тихое мерное дыхание позади означает, что тебя этот приступ предрассветной бессонницы не коснулся. Осторожно приподнимаю твою руку, лежащую на моей талии, и перекладываю ее на кровать, одновременно сдвигаясь ближе к краю. Не хочу тебя разбудить, но и оставаться скучать в постели неохота. Но только я встаю на ноги, как твой сонный голос интересуется:
-Билл? Ты куда?
Черт, все же разбудил. Выходит, ты не так крепко спал, как я думал.
-Никуда я, в туалет…спи…
Ты ничего не отвечаешь и я, стараясь не производить шума, дохожу до кресла, нашариваю на нем спортивные штаны и, прихватив их с собой, выхожу из комнаты. Одеваю на голое тело уже в коридоре и задумываюсь над тем, чем бы себя занять до семи, потому что часы показывают только двадцать минут шестого. Я в последний раз в такую рань вставал только чтобы успеть на очередной утренний рейс, когда мы регулярно летали из города в город.
В туалет я и правда сходил, потому что много воды выпил на ночь. Еще умылся, почистил зубы и причесался. Минут десять поразглядывал свое лицо в зеркале, выдавил пару черных точек на носу и протер кожу лосьоном. Больше в ванной мне ничего делать не захотелось. Забредаю на кухню и, не включая свет, иду к окну: на подоконнике у нас всегда валяются сигареты. Что ж, фиг с ним, потравлю организм никотином вместо здорового сна. Я успеваю только открыть пачку, как в тишине раздаются приглушенные шаги. Оборачиваюсь. Ты появляешься в дверном проеме спустя секунду в одних трусах. И почему-то даже в темноте я уверен, что это мои.
-Ты чего тут делаешь?
-Да вот…покурить решил…а ты что встал?
Ты делаешь несколько шагов по направлению ко мне, почесывая грудь.
-Ты сказал, что в туалет, а прошло уже минут двадцать…
Я вздыхаю, откладывая сигареты и разворачиваясь к тебе.
-Я думал, ты спишь…
-И что ты тут собирался делать, пока я сплю?
-Ничего. Вернее, я еще не определился… Просто проснулся и что-то не хочу больше спать…
Ты подходишь на расстояние вытянутой руки и останавливаешься. У тебя некоторые дреды выбились из хвоста, в который ты их собираешь на ночь, и торчат черти как. Выглядишь забавно. Я улыбаюсь.
-Ты такой прикольный сейчас.
-Да?
-Ага. Как сказала бы обожающая тебя фанатка: просто зайка. Или лапочка. Или этот…как его…ангелочек.
Изображаю руками хиленькие крылышки. Ты усмехаешься.
-Нравлюсь?
-Мне?
-Ну да.
Напрашиваешься на комплимент? Но у нас не принято говорить их друг другу в обычных ситуациях.
-Нравишься. Почти так же, как мое отражение в зеркале.
Ты хмыкаешь и проходишь вперед, тоже вставая спиной к окну и опираясь вытянутыми руками о подоконник. Теперь мы соприкасаемся плечами.
-Самовлюбленность это не есть хорошо, знаешь?
Поворачиваю к тебе лицо, слегка склоняя голову.
-По-твоему, я влюблен в себя?
-А нет? Или может, есть еще кто-то, и он не появляется в зеркале, когда ты к нему подходишь?
-Намекаешь на то, что я не способен полюбить кого-то?
Ты опускаешь голову и говоришь тише:
-Ну…я бы и не хотел этого…
-Чего именно?
-Чтобы ты полюбил кого-то другого…
Странный и неожиданный разговор получается. И я не уверен, что понимаю тебя правильно.
-Другого?
Ты со вздохом поясняешь:
-Ну в смысле не меня…
Я обескуражено хлопаю ресницами. О чем это ты? Я что-то вообще не въезжаю.
-О…так ты…погоди, ты что, боишься, что я тебя разлюблю?
Ты поднимаешь на меня глаза.
-А ты меня любишь?
-Что за вопрос? Конечно. Или…или ты о чем-то другом?
Только уже ответив, я начинаю подозревать, что, по ходу, мы имеем в виду разные чувства.
-Нет, я о любви.
-О какой?
-Об обычной…о человеческой…
Я поворачиваюсь боком, прислоняясь к подоконнику бедром. Ты смотришь в пол.
-Том, ты мой близнец, как я могу тебя не любить? Ты же знаешь…
-Как брата?
-А…а ты как хочешь?
Я уже в растерянности. Заговорил вдруг на такую непривычную тему, да еще и явно не о том, о чем я сперва подумал. И не понятно, то ли ты эту беседу уже давно запланировал, то ли она сама собой получается, спонтанно.
-Не знаю…все братья любят друг друга…ну, почти все…и это не мешает им влюбляться в кого-то еще…
-Так, что-то я не совсем тебя понимаю. Ты это все к чему?
Ты вздыхаешь и трешь пальцами левый глаз.
-К тому, что…ну вот твои чувства ко мне не изменились, что ли, никак после того, что между нами стало происходить? Я по-прежнему для тебя просто брат и ничего больше?
Внимательнее вглядываюсь в твое лицо, пытаясь по нему определить хоть какие-то непонятные мне пока мотивы и цели этого разговора для тебя. Что ты хочешь от меня услышать?
-А что больше? Том, я правда не понимаю… Ты говоришь про других людей, но они ведь чужие, их да, можно со временем полюбить, наверное. Но я ведь уже тебя люблю. Всю жизнь любил. Что должно было измениться?
Ты поворачиваешь голову ко мне и четко говоришь, глядя в глаза:
-Характер самой этой любви. Ведь братьев же обычно не любят так, что хотят с ними спать.
Я окончательно теряюсь и тихо бормочу, на ходу соображая, о чем вообще речь:
-Ну…да…но…обычно братская любовь она платоническая…а у нас…уже нет…но чувство ведь осталось в душе…может, немного восприятие поменялось…может, оно сильнее даже стало…но не стало другим…нет, думаю, не стало…
Ты снова вздыхаешь и стаскиваешь сползшую вниз резинку с хвоста. Говоришь, разматывая ее в руках:
-Ладно, может быть так и надо…просто мне казалось, что что-то обязано было измениться, ну раз влечение это есть…которого в принципе быть не должно…то есть я имею в виду, что когда его не было - была одна любовь, а когда оно возникло, то она стала другой…вот о чем я…
-Так ты сам-то эту разницу ощутил?
Смотришь на резинку и произносишь несколько застенчиво, что тебе, в принципе, не свойственно:
-Я думал, что да…ты для меня стал чуть меньше любимым братом и чуть больше любимым человеком…вот как-то так…
Я бессмысленным взглядом гляжу за окно. Ничего себе, как у тебя все серьезно, оказывается. Тут не только желание физической близости у тебя появилось, тут еще и на уровне чувств что-то поменялось…
-Хочешь сказать, твоя любовь ко мне уже вышла за рамки братской?
-Да, точно.
-И в чем же отличие?
-Я уже сказал: я теперь не хочу, чтобы ты полюбил кого-то еще. Я уже не буду за тебя радоваться в таком случае, я буду страдать и ревновать.
Быстро переключаю взгляд с темной улицы на тебя. Не верю своим ушам просто! С недоверчивым смешком спрашиваю:
-Ты? Страдать? Ты серьезно?
Пожимаешь плечами и, одев резинку на запястье, заводишь руки за голову, собирая дреды.
-Мне так кажется.
А мне кажется, что ты просто сам не понимаешь, о чем говоришь. Что еще за любовь у тебя такая ко мне вдруг образовалась? Может ты всего лишь придумал себе что-то, напредставлял, нафантазировал и теперь считаешь, что все вот так вот есть и будет, в случае чего.
-Том, ты никогда еще никого не любил по-настоящему, откуда ты можешь знать?
-Я не говорю, что знаю наверняка. Просто я так чувствую…
Делаешь новый хвост, упрятав в него все дреды, и твой облик несколько меняется. Теперь ты уже не зайка. Теперь ты вызываешь другие ассоциации и эмоции. Я отталкиваюсь бедром от подоконника и встаю перед тобой. Кладу ладони тебе на грудь и веду их вверх, к плечам.
-Так мне поклясться тебе в вечной любви и верности?
-Да ну тебя, я вообще-то не шучу…
Хмуришься и с недовольным видом отворачиваешься в сторону.
-Да я вижу, что не шутишь, и меня это сильно озадачивает. Ты говоришь о чувствах, о любви…и ни слова о сексе…ты себя хорошо чувствуешь?
Улыбаюсь и сцепляю пальцы у тебя за шеей. На твоих губах тоже появляется легкая улыбка, и ты снова поворачиваешь лицо ко мне.
-Вполне. Ты же бесишься, когда я о сексе речь завожу.
-И поэтому ты решил поднять тему любви? Романтикой хочешь меня взять?
Улыбка тут же пропадает, и ты повышаешь тон:
-Блин, ну что сразу «взять»? Только вот не надо еще напоминать, что ты не девчонка и тебе все это ни к чему! Я не методы грамотного развода тут на тебе пробую. Мне они, вообще-то уже давно не нужны, сам знаешь.
-Хорошо, я верю, что ты это искренне…но…и что в итоге?
Делаю один разделяющий нас шаг и касаюсь босыми пальцами ног твоих, теплых. Это все пол с подогревом, отличная вещь все-таки. Особенно для тех, кто не любит носить домашнюю обувь. Ты отвечаешь уже куда спокойнее:
-В итоге, мы вроде как друг друга любим, только немного по-разному, видимо…
-И что из этого следует?
Я стараюсь поддерживать разговор и не терять его нить, но мысли у меня уже о другом. Что-то нашло вдруг, сам не пойму, но если я прижмусь к тебе сейчас, ты наверняка без труда сможешь это обнаружить. Я уже не вижу ничего, кроме твоих губ. Вспомнилось сейчас, что ты говорил в ванной о том, что испытываешь, когда меня целуешь, и захотелось этих ощущений снова. Но ты пока еще «не в теме», вернее, ты еще в другой.
-Ничего. Все ок. Просто мне было интересно знать, что ты чувствуешь ко мне сейчас.
-А знаешь, что я сейчас чувствую? Вот прям в эту секунду?
-Что?
Мой внутримозговой сдерживающий механизм неожиданно дает сбой, и мысли, воспользовавшись этим, тут же побежали неудержимо, моментально превращаясь в слова:
-Я очень хочу…тебя…твои губы…хочу, чтобы ты меня ими целовал…и чтобы нас током било…чтобы закоротило нафиг…
Ты округляешь глаза.
-Так, я, похоже, все еще сплю…
-Ущипнуть?
-Ага.

Я спускаю одну руку вниз и щипаю тебя за обтянутый трусами зад. Твой взгляд становится встревоженным, интересуешься, пробуя получше всмотреться в мое лицо:
-Ты что тут курил?
-Ничего…я только собирался…но уже перехотелось…
-Так, теперь я должен спросить: ты себя нормально чувствуешь?
Я плотнее прижимаюсь к тебе и шепчу на ухо:
-Я себя чувствую великолепно. И собираюсь почувствовать еще более…
Ты не даешь мне договорить, отклоняя назад голову и подозрительно косясь на меня:
-Билл, я тебя боюсь…
-Ну что ты стоишь, как каменный…обними уже меня…
Беру твои руки и обхватываю себя ими сам.
-А вдруг ты тогда исчезнешь? Вдруг ты не настоящий? Может, меня глючит?
-Тогда я буду твоим самым приятным глюком.
Ты качаешь головой, все же сжимая меня крепче:
-Нет, ты точно что-то принял и теперь оно внезапно подействовало…
А меня реально ведет, прямо так и тянет к тебе, как магнитом. Тянусь к твоей шее с намерением заласкать ее губами.
-Это ты на меня так действуешь…
-С чего это вдруг?
Достигаю своей цели и целую, произнося параллельно:
-Не знаю…но мне это нравится…а тебе?
Ты продолжаешь сомневаться в правдивости моего порыва:
-А, знаю, наверное, пока я спал, настоящего Билла похитили инопланетяне, а вместо него прислали тебя. Ты его двойник, да?
У тебя такая вкусная кожа на шее, не могу оторваться. И пахнешь ты так одуряюще, прям сил нету, как хочу тебя сейчас. Какая там платоническая любовь, я уже совершенно бесстыдно трусь своим членом о твой, который тоже уже начал оживать. Подключаюсь к твоей версии, мне она кажется прикольной:
-Может быть…не хочешь этим воспользоваться, пока они его не вернули?
Ого, у меня даже тембр голоса поменялся.
-Хочу…только как бы они его не вернули раньше, чем я воспользоваться успею.
Ты с шумом выдыхаешь после последнего слова, потому что я кусаю тебя за боковую часть шеи, и стискиваешь мои ягодицы, прижимая к себе еще теснее. Мне нравится эта моя новая роль, соблазнять, оказывается, очень даже интересно и увлекательно.
-Так поспеши.
-Ок, тогда…
Ты вдруг резко отталкиваешься от подоконника, и мы в два счета оказываемся у стола, к которому меня «прибивает» тобой, как к причалу. Слабо восклицаю, не ожидая такого хода от тебя:
-Эй!
Ты пылко говоришь:
-Сделаем это на столе.
Во мне сразу просыпается ощущение тревоги. А не слишком ли далеко я зашел с этими заигрываниями? Что-то ты и впрямь завелся сильно, как бы теперь ситуация не обернулась против меня. И ведь сам тебя спровоцировал.
-Что это?
Ты заваливаешь меня на стол и торопливо поясняешь, одной рукой пробуя стянуть вниз мои штаны.
-То, что с настоящим Биллом хрен сделаешь. Но с тобой же можно?
Черт, это уже как-то не забавно. Я так не играю.
-Том!
-Ничего не знаю, ты мне разрешил…более того…даже сам попросил поспешить…
И тут мне в голову приходит мысль пойти от противного и попробовать продолжить игру, мне даже становится любопытно, к чему она приведет. Заодно можно будет тебя проверить. Что если я не буду возражать? Как ты тогда поступишь? Приняв такое решение, я принимаюсь стаскивать с себя треники сам, приговаривая:
-Ну ладно, хорошо…ты прав…давай, сделай это…покажи мне, на что ты способен…
Ты убираешь от меня руки и отходишь на шаг назад, недоуменно пялясь на то, как я спускаю штаны и, вставая, поворачиваюсь к тебе задом. Неожиданно, да? А если так? Наклоняюсь, упираясь в поверхность стола локтями, и чуть шире расставляю ноги. Ты ведь так хотел бы? Я знаю, ты же обожаешь сзади. Сто раз это говорил.
-С ума сводишь…
Довольно улыбаюсь, ожидая прикосновения. Да, я рискую, но это только добавляет азарта.
-Да ты давно уже тронулся…
-Совести у тебя нет…не дашь ведь…
Обхватываешь бедра, и я вздрагиваю от нахлынувшего чувства опасности. Адреналин тот еще. Я сам подставляю тебе задницу и даю свободу действий. Как ты ее используешь? Ты ведь не сможешь…не так…правда же? Ты же сильнее, ты не поведешься. Докажи мне, что это так. Мне будет приятно это знать.
-Почему нет? Я ведь не Билл…я от улетного секса не откажусь…я, знаешь ли, люблю полетать…в космосе…
Я несу бред, но, блин, мне уже не остановиться. Я хочу дойти до конца. Я хочу узнать, где предел твоей выдержки, где та грань, которую ты не перейдешь. Ведь она существует, я в это верю. Иначе не стал бы делать такую высокую ставку на твое благоразумие. Ты наглаживаешь мой зад, и я чувствую, как дрожат твои руки.
-Я же сейчас и правда воспользуюсь…и попробуй только потом сказать, что это было насилие…
Так, замечательно. Тогда еще один провокационный шаг. Мне пока хватает смелости продолжать, а как насчет тебя?
-А я люблю насилие…обожаю, когда грубо…меня это ужасно заводит…особенно на столе, да…вот тут ты угадал…
Твои пальцы замирают, я немного напрягаюсь, заостряя слух.
-Билл, все, хватит…это уже…чересчур…я не могу больше…
Неужели? Ты сдаешься? Уже, так быстро? И даже не предпримешь попытку? Поворачиваю голову, не меняя позы:
-Что? Как это все? Мы же еще не начали…
Ты вообще отпускаешь меня и говоришь, по мере произнесения придавая интонации все больше уверенности:
-Слушай, если я начну, то…короче, все, стоп…прилетели…
Я выпрямляюсь и полуоборачиваюсь на тебя. Признаюсь, удивлен. Ты меня очень поразил своей «неподкупностью».
-Ты разве не этого хотел? Разве я не нравлюсь тебе таким?
Ты проводишь ладонями по лицу и начинаешь обходить стол.
-Я хотел, чтобы все было реально, а не понарошку…
Я еще не совсем понимаю, что тебя остановило. А это важно.
-Это было реально…я Билл, никакого двойника…и я могу быть таким…если тебе нравится…
-Зачем? Чтобы поиздеваться?
-Нет, почему же…просто…для разнообразия…
Подбираю штаны и натягиваю их обратно. Ты с каким-то задумчивым сожалением отвечаешь:
-Для разнообразия я предпочел бы, чтобы ты захотел этого на самом деле и готов был идти до конца…
-А откуда ты знаешь, что я не был готов сейчас?
-Я это чувствую…я тебя слишком хорошо знаю…ты меня не проведешь…
Интересно. Но все-таки неясно: это я так сфальшивил, или, может быть, ты просто струсил?
-А если бы ты продолжил, и я не остановил бы тебя?
Ты доходишь до холодильника и зачем-то проезжаешься по дверце пальцем.
-Этого бы не случилось. Уверен, в самый последний момент ты бы сказал «нет».
Я настаиваю, направляясь к тебе:
-Ну а если?
-Честно? Все равно бы не было ничего.
-Почему?
Встаю рядом и ловлю твой взгляд. Ух и серьезный же.
-Потому что мне мало лишь твоего согласия.
-А что тебе нужно?
-Твое желание. Искреннее и осознанное. Я не гоню. Пока не увижу это - ничего у нас не будет.
У меня даже не сразу слова находятся. Точнее, они вообще не находятся, правильные. Говорю какую-то хрень:
-Даже так? И как же оно должно выражаться, чтобы ты его расценил, как искреннее и осознанное?
-Я думаю, что пойму это по тебе. По твоему поведению, по взгляду, по словам…
-Ну хорошо, допустим я захочу и скажу тебе об этом. И допустим, что ты все поймешь, как надо… И что будет дальше?
Ты молча смотришь на меня секунд десять, мне даже кажется, чуть осуждающе, а потом отходишь в сторону, произнося:
-Ты же еще вечером отказывался заранее все обсуждать, что, передумал?
-Ну…ты же спрашивал меня, как я хочу…а мне вот стало интересно, как хочешь ты. Уж ты-то стопудово уже знаешь как. Небось, обдумывал все это в деталях не один раз…
-Билл, вот я сейчас расскажу, а ты потом на меня наедешь еще за что-нибудь.
Я иду за тобой и осторожно обвиваю твою руку обеими своими.
-Не наеду. Обещаю. Мне правда очень интересно.
Ты недоверчиво оборачиваешься на меня:
-С чего такие перемены?
Улыбаюсь, стараясь вернуть твое расположение. Мне показалось, ты слегка на меня обиделся за этот «игровой момент». И я, правда, в какой-то мере виноват. Это было даже где-то жестоко по отношению к тебе.
-Мне хочется узнать, что меня ждет.
Ты разворачиваешься ко мне, и я тебя тут же обнимаю. Ты на этот раз не медлишь и сцепляешь пальцы в замок у меня на пояснице.
-Ты же сказал, все по-твоему все равно будет.
-Я немного преувеличил. Лучше пусть все будет так, как хочется нам обоим. Предлагаю поискать компромисс.
Это я уже по ходу разговора прихожу к такому выводу. К тому же, это должно тебя задобрить. И вообще за то, что ты тут сейчас проявил, ты заслужил хотя бы разговор об этом.
-Билл, что изменилось за эту ночь? Тебе во сне что ли откровение было?
Невозмутимо говорю, снова улыбаясь:
-Ты заговорил о любви, а я вот решил о сексе…почему бы и нет?
-Ты это нарочно?
-Что значит нарочно? Я реально хочу об этом поговорить…
-Вот прямо сейчас?
Ну что ж ты так подозрителен-то! А еще мне на недоверие пеняешь постоянно.
-Да.
-Вот прям сесть и все обсудить?
-Ну…можно и стоя. Не важно…
Ты встряхиваешь головой и пробуешь «зайти с другой стороны»:
-Несколько минут назад ты сказал, что меня хочешь…
Утвердительно киваю:
-Это правда.
-А теперь тебя больше разговор о предстоящем черт знает когда сексе интересует?
-Почему черт знает когда? Возможно, это будет уже скоро…
Господи, ну что я творю! Потом, почти уверен, ты за эти слова ухватишься, и я еще ой как пожалею. Но назад забирать уже поздно. В конце концов, никаких сроков я не называл, и сказал «возможно».
-Ты меня разыгрываешь. Да?
-Нет.
Ты выдвигаешь другие версии:
-Проверяешь, испытываешь, играешь, блин?
-Да нет же.
-Тогда я не знаю…странно все это…
Негромко говорю, поглаживая твои плечи:
-Ну, я просто понял, что был неправ и хочу исправиться. Тем более, ты только что доказал мне, что ты в самом деле знаешь, когда можно, а когда нет…и что тебе действительно важно мое желание…
Твои руки тут же отпускают мою талию и взмывают вверх:
-Так это была проверка все же?! На слово не веришь?

Отступаешь назад, и я уже не могу дотянуться до тебя. А мне так не хочется, чтобы ты далеко был.
-Да не было это проверкой. Изначально не было. Но так вышло в результате, что ты повел себя так…
-Как?
Я приближаюсь к тебе и сжимаю твою кисть.
-Так…правильно, что ли. Ты молодец, я прям приятно удивлен.
Ты больше не пятишься от меня, но свободной рукой продолжаешь активно жестикулировать, произнося возмущенно:
-Да уж…офигеть, какой молодец! Удивлен, что не засадил тебе сразу же, как ты ко мне задом повернулся? Ты меня за кого принимал-то хоть? Я, вообще-то, с головой еще дружу…
Перехватываю твое запястье в процессе очередного пируэта в воздухе и крепко стискиваю теперь уже обе ладони, опустив руки вниз. Прошу тебя, заглядывая в глаза, которые никак не хотят на моем лице сфокусироваться:
-Ну только давай не будем сейчас опять про мое недоверие и все такое… Я все уже понял, правда.
Ты скептически кривишь губы.
-Ну-ну.
Я льну к тебе и прикладываюсь виском к выпирающей ключице. Улыбаюсь, подумав о том, что сейчас скажу. Мне стало вдруг лестно об этом думать.
-Ты же меня любишь…
Из твоей груди вырывается легкий смешок.
-Ага, хрен знает, за что…ты такой дурак…
Поднимаю голову и выдыхаю тебе в ухо:
-И хочешь…
-Ага, хрен знает, почему…ты такая зараза…
Отнимаешь у меня руки и запускаешь все десять пальцев мне в волосы, несильно сдавливая череп.
-Может, именно поэтому?
-Потому что дурак и зараза?
Мычу, проводя носом вдоль твоей шеи и собирая ноздрями запах твоей кожи:
-Угу.
-Тогда я полный лох, не находишь?
-Ммм…ну…есть немного…
Я уже почти целую тебя, снова начиная испытывать желание. И то, как просто ты мне поддаешься сейчас, только усиливает его. Твоего участившегося дыхания достаточно, чтобы понять, как тебя возбуждает моя близость и мои прикосновения. Я вожу по твоей спине кончиками пальцев, так, слегка, еле ощутимо, это должно вызывать что-то вроде мурашек удовольствия.
-Ну а как тебя не хотеть? Научи.
-Не знаю…а тебе это надо?
Ты фиксируешь мою голову четко перед своей и, торопливо пробежав по лицу взглядом, уверенно целуешь в губы, окутывая их горячей влагой своего рта. Но только я успеваю втянуться, как ты отстраняешься и быстро говоришь:
-Мне надо хотеть и получать. А так я только хочу и обламываюсь.
-А ты хоти того, что можно, и обломов не будет.
Я тянусь к тебе и завладеваю твоими губами снова. Ты охотно целуешься, и у тебя довольно резво встает, но вскоре я опять слышу твою реплику:
-А я хочу того, что можно.
И как только ты не забыл уже, о чем мы говорили? Я вот почти забыл, но ты напомнил.
-Разве?
-А разве нет?
Я не совсем могу нормально мыслить сейчас, я хочу целоваться и, может быть, пойти в постель и продолжить делать это лежа. Да, я хочу лежа. И я уже собираюсь тебе это предложить, но ты спрашиваешь:
-У тебя есть попа, так?
Это ты к чему? Соглашаюсь, пытаясь понять, причем тут моя задница.
-Ну…
-В ней есть отверстие, так?
О, нет. Только не это. Ну что же тебя все время туда тянет?
-Эээ…ну есть…допустим…
-Нет, оно точно есть. А у меня есть член.
Да, я заметил, блин. Он сейчас как раз прижимается к моему бедру. Что вообще за хрень ты несешь?
-Хм…допустим.
Ты хмыкаешь и пихаешь меня низом живота.
-Что значит «допустим»? Он есть и точка. И, между прочим, очень даже неплохой, как ты уже успел понять.
Поднимаю вверх ладони, сдаваясь.
-О, ну ок, хорошо, не буду тебя разубеждать, тешься своими иллюзиями.
Ты сгребаешь меня в охапку и стискиваешь так, что у меня кости хрустят.
-Ну вот, я ж говорю, зараза же.
Кое-как высвобождаюсь из твоих объятий и подтягиваю сползшие уже ниже некуда штаны.
-Ну ладно. И что дальше? Я уже забыл, к чему ты это все?
Ты чешешь лоб, призадумавшись.
-И я тоже…а, к тому, что я хочу того, что можно. Вот у нас есть все, что нужно, чтобы трахнуться. Поэтому можно. Понятно?
Гениальный вывод! Только ты, похоже, забыл, что у меня тоже член имеется. И ничуть не хуже твоего, между прочим. Ну…может на пару сантиметров только. Максимум. Хуже на пару сантиметров. Так, выходит? Да я тоже, гений, черт возьми! Вот бред-то.
-А у меня вот еще есть рот. И у тебя, кстати, тоже. Почему бы нам ими не пользоваться с тем же успехом?
Да, я все еще предпочитаю альтернативные варианты. А ты снова взвинчиваешься:
-Билл, ты сам-то понимаешь, что это глупо сравнивать? Или ты реально так давно в последний раз трахался, что уже забыл, что это такое?
-Насколько я понял, ты мне себя трахнуть не предлагаешь, не так ли?
-Ты абсолютно правильно понял.
Да, вот тут я тебя отлично понимаю, как ни странно. А вот как ты не поймешь одной просто вещи?
-Ну так и сравни, что тебе вот было бы приятнее: минет или когда тебе член в задницу пихают?
Ты делаешь злую гримасу и отходишь к столу.
-Ну вот, опять начинается!
-А что опять? Разве я не прав?
-Ты не хочешь быть честным с самим собой. Уверен, когда мы это сделаем, твой выбор будет в пользу задницы, вот увидишь!
Ну нет, вот в этом тебе меня никогда убедить не удастся.
-Как же.
Ты садишься на стол, так что ступни отрываются от пола, и важно заявляешь:
-Вот слово даю. Я тебя так уделаю, что забудешь про минет нахрен!
-Да ты что! Я уже трясусь в предвкушении супер-траха в твоем исполнении! Как насчет того, чтобы дать мне пару телефончиков твоих бывших подружек? Может, они помогут меня убедить?
Ты поджимаешь губы и скрещиваешь одновременно щиколотки и руки на груди.
-Никто еще не жаловался.
-Не сомневаюсь.
Повисает пауза. Ты сидишь на обеденном столе, я стою посреди кухни, а за окном медленно наступает утро. Ну что еще говорить? Мы ходим по кругу, каждый раз набредая на эту тему, как на камень преткновения и неизбежно спорим или ссоримся. Надоело уже.
Ты, наконец, подаешь голос:
-Ты все еще хочешь знать, как я хочу?
Вздыхаю, предчувствуя новый виток этой неисчерпаемой, по-видимому, темы.
-Я уже не уверен, что мне стоит…
-Нет, почему…я расскажу…
Ты ловко спрыгиваешь на пол и подходишь ко мне, притягивая к себе за бедра. Начинаешь приглушенно говорить, запуская левую руку под резинку треников сзади:
-Я хочу быть сверху…чтобы ты лежал подо мной…ты раздвинешь ноги и…
Черт, кажется, мое желание послушать твои представления об этом было ошибкой.
-Том…не надо…
-Нет, слушай…я вставлю в тебя пальцы…два…вот эти…
Показываешь мне указательный и средний на правой руке.
-Я тебя прошу…
Но ты мои просьбы замолчать игнорируешь, продолжая выдавать свои планы и при этом бессовестно лапая мой зад:
-Я буду двигать ими внутри…взад-вперед…сначала медленно…а потом быстрее…и еще быстрее…пока ты не застонешь…пока не почувствуешь, что тебе становится приятно…очень приятно…и тогда…
Отпихиваю тебя от себя, предупреждая:
-Том, я сейчас тебя стукну по башке. Сильно. И буду стучать, пока тебе не станет больно. Очень больно…
-Я еще не закончил.
-И не надо…с меня хватит…
Отмахиваюсь от тебя и направляюсь к окну. Ты идешь следом и ловишь меня в двух шагах от подоконника, тесно прижимаясь к ягодицам. Шепчешь в волосы:
-Тебя это возбуждает?
-Да, видишь, я просто весь горю, блин!
-Так вот, потом я их вытащу и…
Пробую пихнуть тебя локтем:
-Заткнись!
-Билл, когда ты почувствуешь в себе мой член…
Прикладываю ладони к ушам и зажмуриваюсь зачем-то.
-Все, я тебя не слышу.
-Ты поймешь, каким дураком был, что отказывался…
Упрямо повторяю:
-Не слышу, не слышу…
Но, хрена с два, я, конечно, все слышу, и чем дольше ты говоришь, тем яснее до меня доходит, насколько сильно ты этого хочешь.
-Ты должен будешь запомнить, как тебе больше всего приятно…как именно тебе нравится…чтобы я знал…и потом я буду трахать тебя так, как тебе нравится…чтобы ты кончал от этого…знаешь, я хочу, чтобы ты кончал от того, как я тебя трахаю…я так этого хочу…
Качаю головой, отнимая руки от ушей, все равно бесполезно.
-Ты точно тронулся…

А ты словно и не слышишь меня, весь погрузился в свои эротические фантазии. И как тебя теперь оттуда вытаскивать?
-А еще я хочу, чтобы ты был мокрым…весь такой потный, скользкий…и горячий…чтоб у тебя щеки горели…и чтобы волосы к ним липли…
Я разворачиваюсь к тебе и, стараясь придать голосу побольше серьезности, сообщаю:
-Том, я сейчас пойду звонить в скорую…ты бредишь…
Но ты делаешь блаженное лицо и тоном человека на грани экстаза вещаешь:
-И чтобы ты шептал: «Том, боже, да…так…трахай меня…сильнее…еще…о, да…еще, еще…»
-Том, я сейчас заплачу. На тебя невозможно смотреть… Это лечится?
Ты вроде бы приходишь в себя и запыхавшимся голосом бормочешь:
-Черт, все…ты меня довел…мне теперь срочно нужна разрядка…
-Это я тебя довел? Ты сам тут чуть ли не сценарий к порно-фильму озвучил, а я довел?
Ты блуждаешь руками по моему телу, приговаривая:
-Билл…давай…помоги мне…сделай с ним что-нибудь…умоляю…
Прищуриваю левый глаз:
-Может, отрезать?
Ты на мгновение становишься адекватным:
-Не так кардинально, пожалуйста.
-Ммм…лед приложить? Говорят, помогает…
Мученически морщишь лоб:
-Билл…ну…
Не могу упустить возможность поиздеваться над тобой сейчас:
-Ну я не знаю тогда…может, все-таки врача? Медсестру? В коротком белом халатике и чулках, а?
Ты закатываешь глаза.
-Садист…
Добавляю:
-И без трусиков…
Ты взвываешь:
-Изверг… Ну давай!
Кладешь ладонь мне на затылок и давишь, заставляя опустить голову. Я сопротивляюсь:
-Том, нет…
-Да… Теперь ты обязан меня спасти…
-Только не так…
Выворачиваюсь из-под твоей руки. Вот еще. На колени я перед тобой вставать не собираюсь. Так сосут только эти твои силиконовые порно-актрисы, а я себя куда выше оцениваю и им уподобляться не стану. Ты нетерпеливо переминаешься с ноги на ногу и забрасываешь меня вариантами:
-А как? Мне сесть? Может, в кровать пойдем? В душ? Ну?
-Перестань…
-Ну пожалуйста…не вредничай…я умираю…он уже болит…
Не спешу удовлетворять твои прихоти, потерпишь.
-Так тебе и надо…
-Я тебе потом все, что хочешь, сделаю…клянусь…
Ты опять пытаешься меня склонить к своему паху, но я не поддаюсь.
-Том…ну подожди…не буду я так…
-Ну как тогда? Как угодно давай, только сделай…ну хоть рукой…
Ну ок, последний вредный ответ и все, я не настолько жесток и бессердечен.
-А сам не хочешь?
Твое лицо говорит за тебя, но ты поддакиваешь ему:
-Билл…ну пожалуйста…
Фиг с тобой, сдаюсь:
-Черт…ну ладно… Только не здесь. Пошли в комнату.
-Пошли.
Я иду к выходу, по пути поправляя опять сползшие штаны. Ты семенишь за мной, что-то бормоча себе под нос, я не разбираю. Если быть честным с собой, то я сейчас нисколько не прогибаюсь под тебя, я ведь и сам не против, и член у тебя действительно, как ты выразился, неплохой. Такой, что мне даже нравится брать его в рот. В виде исключения, разумеется. Больше в нем ничей не побывает, это уж точно. Я уверен, что не стану геем из-за того, что делаю минет тебе. И даже если мы все-таки трахнемся, ты будешь единственным, кому я это позволю с собой сделать. Чтобы я дал какому-нибудь парню, или, не дай бог, мужику…да ни в жизнь! Это и успокаивает. Я не меняю ориентацию, я просто сужаю ее до одного человека, до тебя. Думаю, мне этого хватит. Я же хотел секса по любви, так вот, мы ведь любим друг друга. Я, конечно, понимаю, что это не совсем то, но…кроме тебя нет никого из тех, к кому я испытываю искренние чувства, с кем можно было бы спать. То есть, с тобой, в принципе, тоже нельзя, но теперь уже выходит, что можно.
Ты снимаешь трусы и падаешь на спину на кровать.
-Прошу. Он ждет твоей ласки, детка!
Лениво залезаю на постель и подсаживаюсь ближе к твоему животу, пригрозив:
-Еще раз назовешь меня деткой и ему конец.
-О, пардон. Тогда я лучше заткнусь.
-Да, будь уж так любезен.
Твой член призывно приподнимается, когда я устремляю на него взгляд. Обхватываю его рукой и сдвигаю кожу вниз, целиком оголяя головку. Наклоняюсь и захватываю ее губами, выдыхая ртом горячий воздух. Ты протягиваешь руку и собираешь мои свесившиеся волосы. Ну да, ты же любишь все видеть. Хотя, в этом я с тобой солидарен, да и вряд ли кому-то может быть неприятно смотреть, как ему отсасывают.
Я делаю это добросовестно, так, как сам бы хотел, чтобы мне делали. И это довольно скоро дает результат. Мне нравится этот момент, когда ты кончаешь, я тогда тоже испытываю удовлетворение, только моральное.
Облизываю губы и вытираю подбородок пальцами. Ты потягиваешься с вальяжностью сытого кота и расслабленно произносишь:
-А ты делаешь успехи…спасибо…
Укладываюсь рядом с тобой и спрашиваю:
-Том, а ты до меня точно этого не делал?
-Чего?
-Ну…ни у кого…
Ты приподнимаешь голову, восклицая:
-Ты охренел? Нет, конечно!
-Ясно. Просто для новичка у тебя это клево получается.
Ты переворачиваешься на бок и кладешь ладонь мне на живот, начиная его поглаживать.
-Да?
-Да… А…а тебе нравится, как я…
Ты сходу отвечаешь, не дослушав:
-Очень. Правда. У тебя язык проколот, и это с лихвой компенсирует отсутствие опыта, поверь мне.
-Но ведь…у тебя наверняка было и получше…
Ты взмахиваешь рукой и плюхаешь ее обратно на мой живот.
-Да ну на хрен то, что было! Даже вспоминать не хочу.
-И не скучаешь по всему этому? По женскому телу…
Я вот точно не скучаю. Да и не по кому скучать, все, что у меня было прежде с девушками, не стоит даже и воспоминаний. С моей стороны, по крайней мере. Не знаю, как они, может для них это до сих пор что-то значит. Нет, я помню их имена, как они выглядели, но сам секс не был таким уж распрекрасным, чтоб его хотелось повторить. В какой-то момент, был период, когда я даже во всем этом разочаровался. Но у тебя-то все по-другому было. И недели не проходило, чтобы ты не поделился своими очередными постельными приключениями.
-Мне нравится твое. И то, что у тебя нет сисек - это хорошо…потому что если бы они были…это…это выглядело бы…
Ты пытаешься подобрать слово, глядя на мою грудь. Я представляю на себе «шары» размера этак четвертого и меня перекашивает:
-Фу, нет…стремно…
Ты киваешь, улыбаясь:
-Ага, не айс.
Переворачиваюсь на живот и твоя рука «невзначай» укладывается мне на задницу.
-Но ведь дело не только в буферах…как же все эти короткие юбки, кружевные трусики, я не знаю…красивые ноги, в конце концов…
Ты смотришь в сторону моей нижней части тела и говоришь, съезжая ладонью по «холмику» правой ягодицы вниз.
-У тебя тоже красивые ноги.
-Ну да…
-А что, нет? Они длинные и стройные…
Усмехаюсь:
-И волосатые.
-Ну можно…
Твоя рука медленно пробирается между обсуждаемых нами ног и пальцы принимаются слегка щекотать меня там, задевая мошонку.
-Вот об этом даже и не думай! Ноги я брить не буду!
-Да и не надо, мне все равно… А вот если ты оденешь короткую юбку и стринги…ммм…я бы на это посмотрел…
Отвешиваю тебе подзатыльник.
-Дебил! Вот придурок-то!
Ты смеешься и убираешь от меня руку, защищаясь ею от моего нападения.
-Да не бесись, шучу я.
-Не смешно.
-Но вот чтоб ты примерил костюмчик медсестры, я бы не отказался…
Снова заливаешься смехом, и я пихаю тебя ступней посильнее.
-Тупица!
-Такой короткий халатик, чтоб когда наклоняешься, попку было видно…
Это не просто не смешно, это уже наводит на определенные мысли.
-Вот значит как? А говоришь, что не нужны тебе телки!
-Так я про твою попку…
Хлопаешь меня по ней, я отталкиваю тебя, перекатываясь подальше по кровати, бросив тебе:
-Ой, иди ты на хрен!
-Ну я ж не виноват, что у тебя такая офигенская попа…
-Обычная у меня попа! Хватит из нее фетиш делать какой-то!
Ты придвигаешься ко мне, снова протягивая к ней руки.
-Не-е-ет…она идеальна. И ее хочется трахать.
-Все, не начинай по новой! И вообще…сколько там времени-то уже?
Отбиваюсь от тебя и пробую слезть с кровати. Но ты ухитряешься схватиться за штанину и тянешь за нее, стягивая с меня треники, которые и так еле держатся.

-Будильник еще не звенел, значит, мы успеем…
-Что ты еще собрался делать?
Я придерживаю штаны за пояс, чтобы ты их с меня не стащил совсем, но ты дергаешь сильнее, и через пару секунд я уже оказываюсь голым, а ты зашвыриваешь свой трофей куда подальше и хищно смотришь на мой пах.
-Сейчас я помою твой банан…
-Бананы надо чистить, болван.
-А я люблю с кожурой, знаешь ли…так вкуснее…
Я уже собираюсь что-то сострить про яйца и скорлупу, но в последний момент передумываю, тем более, что ты как раз добираешься до моего члена и сжимаешь его в кулаке. Начинаешь ритмично гонять его в нем, говоря:
-Сейчас он только подрастет…созреет…и я его съем…
Я теряю всякое желание с тобой препираться и, устраиваясь поудобнее на подушке, прошу:
-Поцелуй меня.
Ты удивляешься, едва заметно улыбаясь.
-О, как неожиданно…
Я поясняю:
-Это ускорит процесс созревания.
-Ммм…тогда конечно…
Я приоткрываю рот и ты, расположив свое лицо перпендикулярно моему, аккуратно погружаешь в него язык. Встречаю его своим, и они принимаются осторожно исследовать друг друга, словно в первый раз. Вот они, эти разряды, торкают, как ты и говорил. И мой «банан» быстро «дозревает» в твоей руке. Черт, как же я хочу, чтобы ты его помыл…вот этим языком…и этими губами.
-Хм…отличный сорт…скороспелый?
-Том…ну все…
-Все? А может, еще так…
Целуешь шею, страстно, так что стонать хочется. Спускаешься к груди, всасываешься в сосок, причмокивая. У меня едет крыша, сознание прочно заволакивает многократно усилившееся желание.
-Том…пожалуйста…я хочу к тебе…в рот…
-Я бы напомнил тебе, сколько мне тебя об этом просить пришлось…
-Но я тебя спас все равно…а ты обещал все, что угодно сделать для меня…
-Я сделаю…
Покрываешь поцелуями живот, спускаясь все ниже. Я закусываю уголок нижней губы, напряженно ожидая конца твоего пути. Еще немного и стоны точно будет не сдержать. И как хорошо, что мы тут одни, и в этом нет необходимости. У меня спирает дыхание, когда ты ловишь ртом головку и сдавливаешь ее губами. Я не могу, как хочу дальше. Давай, давай уже вниз, вниз… И только я успеваю это мысленно произнести, как ты это делаешь, отчего я захлебываюсь первым стоном.
И тут с тумбочки одновременно начинают, перебивая друг друга, вопить наши мобильники. Чертовы будильники, очень вовремя! Ты поднимаешь на меня глаза, спрашивая ими что-то.
-Нет…забей…сами заткнутся…
Сколько они там будут трезвонить, двадцать секунд, сорок, минуту? Фигня. Пошли на хрен. Ты продолжаешь, и в комнату робко заглядывают желтые лучи утреннего солнца, придавая пространству какое-то волшебное сияние. Вот это супер. Каждый день бы так «просыпаться». Жизнь прекрасна, черт побери! О, а вот так еще прекрасней…да-да, именно так…

Я выхожу из своей каморки, где вот уже три часа подряд пытаюсь нормально спеть последнюю песню. Но в одном месте постоянно не дотягиваю, воздуха не хватает, это бесит. И не только меня самого, но еще и звукорежиссера, который не матерится, наверное, только потому, что на диване позади пульта сидит его пятилетний сын, которого папочка хрен знает, зачем притащил сегодня с собой. Оставить, что ли, не с кем было?
Ты вырастаешь у меня на пути, как гриб из-под земли.
-Ну как успехи?
-Не очень…думаю, надо немного потренировать диафрагму…
Прижимаю ладонь к животу и бреду по коридору в сторону туалета. Ты, конечно же, за мной, сообщая:
-Там пиццу привезли. Горячая еще.
-Не, я есть не хочу.
-Парни в клуб решили сегодня сорваться, отметить окончание работы над альбомом. Поедем с ними?
Останавливаюсь и приваливаюсь спиной к стене, тяжело вздыхая. Ты встаешь напротив, улыбаешься, с интересом разглядывая меня.
-Не знаю. Мне пока отмечать нечего, этот чертов альбом не выйдет, если я не спою сейчас, как надо. Так что отстань от меня…я зол, и вообще мне нужно сделать упражнения эти долбаные…и если после них я не вытяну тот кусок, то…то я устрою тут погром!
-Ууу…как страшно-то…ну ладно, как скажешь…
-Да.
Отталкиваюсь от стены и продолжаю свой путь. Ты кричишь вслед:
-Эй, так тебе пиццу-то оставить?
Отвечаю не оборачиваясь:
-Ну…оставь кусочек…
Я захожу в туалет и встаю перед зеркалом. Так, надо успокоиться, выровнять дыхание, набрать в легкие побольше воздуха, медленно выдохнуть до конца…и заставить, наконец, эту гребаную диафрагму работать, как следует! У меня с ней вечно проблемы, из-за этого связки перенапрягаются и быстро устают, а это фигово, если учесть, что скоро предстоят частые живые концерты.
Дышу так, как меня учили, приложив ладонь к месту чуть ниже солнечного сплетения, чтобы лучше чувствовать то, что происходит внутри меня. Вроде получается, но так это у меня всегда получалось, вот только как бы еще совместить эту технику с пением, чтобы все срослось и дало нужный результат. Дверь тихо приотворяется, и я вижу в зеркало того, кто встает на пороге. Сынишка звукорежиссера, не знаю, как его зовут даже. Оборачиваюсь и слегка улыбаюсь ему.
-Привет.
Он, немного помолчав, отвечает тихо:
-Привет.
И стоит на месте, придерживая дверь.
-Ты заблудился? Это туалет.
Мальчик мотает головой и молчит, с любопытством на меня глазея. Я не знаю, что еще сказать, не имею большого опыта общения с детьми.
-Тебе надо в туалет?
Он кивает, по-прежнему не двигаясь.
-Ну заходи тогда…не бойся.
-Я не боюсь.
И он смело шагает внутрь, демонстрируя мне свое бесстрашие.
-Ты сам-то справишься или…
Он важно заявляет:
-Я уже большой.
-А, ну да…конечно…
Его белобрысая макушка едва достает мне до середины бедра, какой он уверенный в себе пацан, однако. Он засовывает руки в карманы своих вельветовых брючек и интересуется деловито:
-А что ты сейчас делал?
-Я? Я тут делаю специальную гимнастику…ну, знаешь, чтобы петь лучше…
-Понятно. А я тоже петь умею.
-Правда? Молодец.
Забавный он, я снова улыбаюсь. А он хвастливо сообщает:
-Когда я вырасту, то тоже буду певцом, и у меня будет своя группа. Я буду в ней главным.
-Хорошие планы. Уверен, так и будет.
С таким-то папашей.
-Только я не хочу быть, как ты.
-В смысле, как я?
-Ну…ты же пидор.
Он говорит это, презрительно кривя губы. У меня глаза на лоб лезут. Вот уж не ожидал такое от ребенка услышать в свой адрес.
-Кто тебе такое сказал?
-Друзья. Они считают, что ты пидор.
Блин, еще раз он это слово скажет, и я забью на то, что он глупый маленький человечек. Даже в его возрасте надо думать мозгами, прежде чем открывать рот.
-Так нельзя говорить. Это плохое слово. Ты хоть знаешь, что оно значит?
-То же, что и гомик?
Отлично, приехали! Ну и дети пошли, твою мать. Наклоняюсь к нему, упирая руки в колени, и говорю как можно более внятно:
-Передай своим друзьям, что я не пидор и не гомик, ясно? Они ошибаются. И так называть людей нельзя, это скверно, особенно если это неправда.
Он часто моргает белесыми ресницами и, морщась, выдавливает из себя:
-Ладно. Я пойду…а то сейчас описаюсь.
Я выпрямляюсь и произношу победным тоном:
-Иди-иди. Но запомни, что я сказал!
-Хорошо.
Мальчишка тут же срывается с места и убегает к кабинкам. Боже, вот идиотизм-то! Только этого не хватало, чтоб даже дети меня педиком считали. Я вот в его возрасте и слов-то таких не знал. И куда только родители смотрят? С кем это он там дружит, что они обо мне такое говорят? Неужели это такие же малявки, как он сам? Кошмар. Я возмущенно качаю головой и снова разворачиваюсь к зеркалу. Интересно, его отец в курсе, с кем сын общается-то? Но, говорить ему, я, разумеется, не буду. Не мое это дело, хоть меня и касается в какой-то степени. Надо будет - сами разберутся.
-Ты тут?
Я вздрагиваю. Не заметил, как дверь снова приоткрылась. Ты заглядываешь в образовавшуюся щель.
-Том, чего ты приперся, я же сказал…
Ты юркаешь внутрь и в два шага подходишь ко мне.
-Я подумал, может я могу помочь…с дыханием…знаешь…рот в рот…
Поигрываешь бровями и облизываешь нижнюю губу. Шиплю на тебя, указывая назад глазами:
-Заткнись. Тут…
Со стороны кабинок доносится шум сливающейся воды. Ты тут же отходишь от меня к соседней раковине и открываешь кран. Прикладываю руку ко лбу, отрывисто выдыхая. Час от часу не легче, блин. Мальчик выходит, поправляя ремешок на своих штанах, и сразу направляется к тебе. Ты подаешь ему руку.
-О, здорово, чувак!
Он смотрит на нее, потом поднимает взгляд на твое лицо и довольно вежливо говорит:
-Извините, мне надо сначала руки помыть.
-А, без проблем. Вот, пожалуйста.
Сдвигаешься чуть вправо, подпуская его к раковине. Он встает рядом с ней на цыпочки и тянет свои ручонки к струе воды. Еле достает, только задевает ее пальцами, создавая кучу брызг. Ты с некоторым сочувствием глядишь на ребенка и не выдерживаешь:
-Высоко для тебя, может, помочь?
И, не дожидаясь его ответа, подходишь к нему сзади и, обхватив за бока, приподнимаешь вверх. Но мальчик протестует, дергаясь и суча ногами в воздухе:
-Не надо! Я уже большой, я сам!
-О, ну тогда извиняюсь.
Ты ставишь его обратно и отходишь назад, беззвучно смеясь и подмигивая мне в зеркало. Я отвожу от тебя глаза, раздраженно сжимая губы. Еще один дурачок, только повыше, но с мозгами тоже ой как туговато порой. Какого хрена опять ко мне лезешь тут? Договорились же вчера, вроде бы понял все.
Пацанчик заканчивает мыть свои ручки и трясет ими в воздухе, смахивая капли воды. Ты указываешь на стену и говоришь ему:
-Тут сушка есть. Только ты до нее сам не дотянешься.
Он смотрит в указанном тобой направлении и вздыхает.
-Ничего. И так высохнут.
Ты с улыбкой пожимаешь плечами.
-Как хочешь.
-А вы…ты…я тебя тоже знаю…вы в одной группе, да?
-Ага, я его брат.
Мальчик оборачивается и указывает на меня:
-Его?
Я встреваю в ваш милый разговор:
-Да, Том на гитаре играет.
-А он тоже не пидор?
Я открываю рот и только потом соображаю, что еще не решил, как бы покорректнее ему ответить. Ты делаешь удивленное лицо и вопросительно мне киваешь. Я собираюсь с мыслями и обращаюсь к ребенку, снова наклоняясь к нему корпусом:
-Знаешь…как тебя там…
-Майки.
-Майки, чудесно. Так вот, Майки, в нашей группе вообще таких нет, понимаешь? У нас все нормальные, хорошие люди. И если твои друзья говорят про кого-то такие нехорошие вещи, ты не должен за ними повторять.
-Ему кто-то сказал, что мы пидоры?
-Том! Ну вот ты еще зачем это говоришь? Я пытаюсь объяснить ему, что такие слова детям говорить нельзя!
Майки спрашивает:
-А взрослым можно?
Качаю головой, строго заявляя:
-Нет. Никому нельзя.
Он тычет в тебя пальцем.
-Но он сказал.
Я бросаю на тебя гневный взгляд. Вот и выкручивайся сам теперь, умник! Ты подходишь к нам ближе, сминая низ футболки в ладонях.
-Э…Майки…короче, Билл прав, так говорить не надо. Это некультурно.
-А мои друзья говорят.
-Они поступают плохо. Ты ведь не такой, как они? Ты ж небось это…хороший мальчик, да?
Он утвердительно кивает.
-Я хороший. А можно говорить слово «говнюк»?
Я тут же выпаливаю:
-Нельзя!
Но ты почти одновременно отвечаешь:
-Можно.
Ну что за кретин? С упреком произношу:
-Том!
Ты разводишь руками:
-Ну а че такого?
-Ничего. Не слушай его. Он шутит. Правда, Том?
-Да ладно...
Я разворачиваю мальчишку к себе и воспитательным тоном изрекаю:
-В общем, Майки, ты меня понял, да? Хорошие мальчики так не должны говорить. Это правило. И вообще, не советую тебе общаться с твоими этими приятелями, они вряд ли хорошие, раз так делают.
Ребенок вздыхает и молча кивает несколько раз, глядя в пол.
-Ну и отлично. Иди теперь назад к папе, он, наверное, уже тебя ищет.
-Нет, у него там эта тетя…
Ты заинтересованно спрашиваешь:
-Кто у него?
Майки поясняет:
-К нему тетя приехала, с которой он спит в своей кровати.
Мы понимающе переглядываемся. Да уж, не думал, что наш режиссер сюда еще и баб приводит. Не студия, а детский сад и дом свиданий в одном флаконе какой-то! Ты проявляешь любопытство:
-Ого. Это она здесь сейчас?
-Да. Они меня отправили гулять по этому дому. У них там какой-то важный разговор.
Ты усмехаешься.
-Понятно, знаем мы эти важные разговоры…
Я недоуменно чешу затылок и, наконец, предлагаю:
-Знаешь, иди тогда до конца коридора и направо. Там есть комната, где мы отдыхаем. Телевизор посмотришь, мультики там какие-нибудь.
Мальчик согласно кивает и улыбается.
-Хорошо.
-Давай, смотри не заблудись.
Он снова кивает и идет к двери. Я жду, пока он не выйдет в коридор и, сжимая кулаки, шиплю на тебя сквозь зубы. Ты поправляешь козырек кепки, пораженно качая головой.
-Блин, охренеть…
Я не выдерживаю и повышаю тон:
-Ты совсем, что ли, не понимаешь ничего? Он ребенок, а ты…

-Да ладно, это фигня. Зато его папaша трахается сейчас где-то тут со своей любовницей. Вот это да…
Я иду к крану и заворачиваю его, замечая:
-Все озабоченные вокруг.
-А че там за тема про пидоров была-то?
-Его друзья ему сказали, что я пидор!
Ты со смешком говоришь:
-Ха, прикольно.
-Ничего прикольного. Если даже дети так думают…
Ты подходишь ко мне и встаешь позади, глядя на мое лицо в зеркало через плечо.
-Ну и хрен с ними. Мы же знаем, что это не так. Какой из тебя пидор, ты даже еще не трахался в попу…
Почти прижимаешься пахом ко мне. Я разворачиваюсь и отпихиваю тебя рукой, отходя от раковины.
-Прикуси язык, идиот! Тут и стен есть уши.
-Да чего ты…вон эти там «разговаривают» вовсю, и ничего…никто не знает…и мы бы не знали, если б этот мелкий папашу не заложил.
-А может они и правда разговаривают, мало ли…
-Ну да, конечно. А по ночам в постели они книжки друг другу читают.
Пожимаю плечами.
-Ну и ладно. В конце концов, их за это никто не станет особо судить. А у нас совсем не тот случай, так что держись от меня подальше, как договаривались.
-Да я ж тебя не трогал даже.
Скрещиваю руки на груди, опираясь задом о край раковины.
-А что ты там про дыхание рот в рот говорил, когда пришел?
-Кстати, да. Что насчет этого?
Снова приближаешься ко мне. Я поспешно сообщаю:
-Ничего. Я не буду целоваться здесь с тобой. И надеюсь, мне не надо объяснять, почему.
-Эх…опять обламываешь…
Вспоминаю, зачем вообще сюда пришел и решаю тебя выпроводить поскорее.
-Том, слушай, иди уже отсюда, а? Сначала этот Майки, потом ты… Мне нужно дыхательную гимнастику сделать, распеться…не мешай. Не люблю, когда кто-то рядом находится в это время, ты же знаешь…
Ты нехотя пятишься к двери, придерживая джинсы через футболку.
-Лады, сваливаю. Но ты там еще подумай насчет клуба…я хочу поехать…
-Подумаю потом. Ну все, уходи.
-Удачи.
Киваю в знак благодарности:
-Угу.
Ты выходишь, и, едва закрывается дверь, я снова встаю перед зеркалом и заставляю себя вернуться к работе над диафрагмой. Такое ощущение, что один я тут выкладываюсь по полной, а остальные в основном прохлаждаются. Режиссер вон вообще свидания устраивает в перерывах. Конечно, ему-то что, это от меня сейчас в большей степени зависит, как будет звучать эта песня. Вот еще раз убеждаюсь, что ни на кого, кроме себя положиться невозможно полностью. Хочешь, чтобы все было идеально - делай это сам.

-Ура! Я это сделал!
С этим воплем я влетаю в комнату отдыха, где все остальные в полном составе уже сидят и откровенно бездельничают. Ты встаешь с дивана и делаешь шаг навстречу ко мне, выставляя вперед раскрытую ладонь. Поднимаю руку и сталкиваю с ней свою, создавая хлопок. У меня такой эмоциональный подъем сейчас, что я бы и на шею к тебе прыгнул, но внимательный взгляд Георга отрезвляет. Ты, довольно улыбаясь, интересуешься:
-Отлично, значит, нас ждет мега-отрыв в клубе?
-Не знаю, насколько мега, но да, думаю, я заслужил классный оттяг!
Георг демонстративно громко хмыкает и спрашивает:
-Ты? Как будто ты один тут вкалываешь. Мы все это заслужили.
Решаю не обращать на него внимания, дабы не позволить испортить мне настроение в очередной раз. Только не в этот вечер. Я, как мне показалось, только что превзошел самого себя, так что имею право наконец-то нормально отдохнуть без всяких негативных моментов. И еще мне хочется выпить. Давно уже не употреблял ничего алкогольного, даже пива, но сегодня я это исправлю, по-любому. Не, в хлам напиваться не собираюсь, но так, чтоб полностью расслабиться и погрузиться в приятное захмелевшее состояние - это обязательно. Иначе, зачем еще нужна выпивка?
Обращаюсь к тебе:
-К скольким поедем?
-Ну…сколько там сейчас…восемь почти…думаю, через пару часов в самый раз…
-Тогда поехали пока домой. Я переоденусь, накрашусь, с волосами что-нибудь сделаю…
Приглаживаю непослушно торчащую на макушке прядь. Ты скептически замечаешь:
-До десяти ты так точно не успеешь. Мы тогда в лучшем случае к полуночи приедем.
Я окидываю себя глазами и восклицаю:
-Ну не могу же я прям так поехать!
-Да нормально ты выглядишь.
Да конечно, много ты понимаешь.
-У меня даже ресницы не накрашены!
Георг снова вставляет свою реплику, как будто его вообще кто-то спрашивает:
-У тебя что, с собой нет косметички? Ни за что не поверю! Это ведь жизненно необходимо, как ты без нее проживешь хоть день?
Поворачиваю голову в его сторону и язвительно отвечаю:
-Ну ты же вот постоянно без своих мозгов ходишь и ничего, живой вроде еще. К сожалению.
А косметика у меня и правда с собой есть. Можно и тут попытаться накраситься, но как быть с одеждой? А волосы? Нет, в таком виде я могу разве что дома, в машине и тут, в студии, среди своих находиться. А в клубе наверняка будут кто-то, кто нас знает, еще не хватало перед ними так позориться!
-Короче, ты как хочешь, а я еду домой. И, знаешь, наверное, даже лучше, если ты не поедешь…а то…
Не продолжаю, ты и сам понимаешь, чем это для нас может обернуться. Тогда в клуб мы если и попадем, то к рассвету, если вообще желание тусоваться не пройдет. Но нельзя же все свободное время проводить только в постели, это уже чересчур даже для нас и той стадии развития отношений, на которой мы находимся в данное время. Хотим друг друга почти постоянно, но ведь не каждое же желание должно непременно быть удовлетворено. А то так и до пресыщения недолго, а я этого не хочу нисколько. Думаю, ты тоже. И твой ответ это подтверждает:
-Ладно, езжай тогда один. Только не три часа собирайся, ок?
-Ну, в крайнем случае, если не успею с вами, сразу в клуб приеду. Кстати, куда решили завалиться?
Ты, поглядывая на парней, говоришь:
-Скорее всего, в «Halo», но если будут изменения, я тебе позвоню.
-Договорились. Тогда я пошел, не буду терять время.
Коротко и как можно более незаметно провожу по твоей руке и иду к двери.
-Давай, и позвони, как будешь готов!
-Да, позвоню… ну все, до встречи.
Я с чувством какой-то безграничной легкости выпархиваю в коридор и иду на поиски наших водителей. Когда все получается так, как надо, это придает фантастическое ощущение гармонии с самим собой и с внешним миром. И хочется верить, что впереди ждет только успех, и никакие мелкие неурядицы не испортят этот положительный настрой. Хоть бы всегда так было.

Часы на мобильном показывают 22:17, когда я беру его, чтобы позвонить тебе и сообщить, что готов и скоро выхожу. Да, чтобы выглядеть так, как сейчас, мне понадобилось полтора часа, но зато как меня радует мое отражение в зеркале! Когда я сам себе нравлюсь, что бывает далеко не всегда, это наполняет зарядом уверенности и оптимизма до краев, что важно для моих планов на сегодняшний вечер и ночь.
Ты долго не берешь трубку. Наверное, вы уже в клубе и ты не слышишь. Жду еще немного и отменяю вызов. Ну ладно, все равно я знаю, куда ехать, раз ты не позвонил, значит, предполагаемое место нашего коллективного отдыха не поменялось. Иду в гостиную и сообщаю ждущему меня там водителю, что можно отправляться. Пока он одевает ботинки в прихожей, я успеваю слегка подкорректировать подводку и поправить укладку, придав волосам именно тот вид, какой мне нужен. Все, вот теперь идеально. Держись, тусовочный мир, я иду!
Ты так и не перезвонил мне, зато позвонил Дэвид и спросил, во сколько меня надо встретить у входа. Без его протекции меня в этот клуб не пустят, потребуют паспорт и, увидев, что мне еще нет восемнадцати, развернут обратно, не взирая на мой звездный статус. Зато в таких местах никогда не бывает истеричных дур-малолеток и вообще все девушки проходят жесткий фейс-контроль. Так что основной контингент тамошних барышень - стильные ухоженные красотки с супер-фигурами. Вот поэтому ты так любишь в подобных заведениях бывать. Точнее, любил. Или… Черт, а вот об этом я не подумал. Ведь все то время, что мы с тобой уже не просто братья, ты с девушками не общался даже, не имел просто такой возможности, а теперь вот я не уверен, что увидев их снова в таком количестве, да еще в откровенных нарядах, ты останешься «верен» мне и не подумаешь сходить «налево». Смешно, я впервые осознаю, что у меня появились соперницы в лице представительниц женского пола. Но опасения мои далеко не напрасны. И какого черта я сейчас еще здесь, в машине, а ты уже там, один, среди бесконечных соблазнов в виде полуголых женских тел?
От таких мыслей мне становится крайне неуютно, и я ерзаю на месте, выглядывая в окно и пытаясь понять, далеко ли еще до клуба. Ну если я приду и увижу тебя как всегда в окружении на все готовых подвыпивших девиц, то… Ха, да ничего я не сделаю, в том-то и дело! У меня руки будут связаны, придется сидеть и делать вид, что все замечательно. Блин, надеюсь, ты все же не поведешься на все эти женские прелести, ты ведь сказал, что они тебя больше не интересуют. Хотя, сдается мне, повторить это, видя перед глазами едва прикрытую упругую грудь, ты не сможешь. Вот дерьмо! Так и женоненавистником стать недолго. Ну а что мне делать, если ты и правда захочешь одну из них? Запретить тебе я не могу, отговаривать - унизительно, а предлагать взамен себя вообще, на мой взгляд, непотребно. Останется только напиться в хлам и впасть в забытье.
-Билл, ты слышишь?
Я вздрагиваю и непонимающе хлопаю глазами.
-А, что?
По ходу, я уже начал в него впадать. И за каким хреном я стал сейчас все это себе представлять? Делать больше нечего, как только самого себя накручивать и убиваться раньше времени.
-Приехали.
Я оборачиваюсь назад и вижу яркую фиолетовую вывеску клуба, сияющую неоном.
-О, класс. Сейчас, наберу Дэвиду…
Через пять минут мы с Йостом уже пробираемся к вип-зоне, где находится наш «закуток». Обожаю места в самом дальнем углу, подальше от любопытных глаз. Обычно, именно такие мы и стараемся занимать, там хоть не нужно быть в постоянном напряжении и можно как следует расслабиться и побыть собой.

На угловом диване за блестящим серебристым столом я вижу Густава, какую-то незнакомую мне блондинку, Георга, опрокидывающего в себя содержимое стакана, и друга Дэвида, Флавио со своей бессменной вот уже второй год спутницей, молоденькой моделью по имени Мишель. То, что их разница в возрасте составляет почти двадцать лет ни одного, ни вторую, судя по всему, ничуть не смущает. Мне, в принципе, по фигу, но если его я еще понять могу, то вот ее…впрочем, какая мне разница. Тебя вот среди всей этой компании нет, и этот факт меня сразу начинает тревожить. Спрашиваю у Дэвида:
-А где Том?
Он пожимает плечами.
-Не знаю. Когда я за тобой пошел, он тут сидел.
-Один?
-В смысле один?
-Ну…я к тому…может он подцепил уже кого-нибудь…как обычно…
-А, не, я не видел, чтоб он с кем-то общался. Но…время есть еще, успеет.
Дэвид подмигивает мне и, улыбаясь, идет к столу. Ну спасибо, обнадежил, блин. Следую за ним, осторожно поглядывая по сторонам. На самом деле боюсь увидеть тебя танцующим с какой-нибудь цыпочкой или, не дай бог, целующимся. Такое уже не раз было, и я привык даже периодически видеть подобное, но теперь я на это спокойно смотреть не смогу, знаю наверняка. Вот она и разница. Стала сейчас более чем очевидной. Я еще даже не видел ничего, да и не обязательно увижу, а уже испытываю что-то сильно смахивающее на ревность.
-Привет, Билл.
Флавио привстает и протягивает мне руку. Пожимаю ее, тоже здороваясь, и улыбаюсь скромно кивающей мне Мишель. Сажусь на свободное место, закидывая сумку на полку, в которую переходит верхняя пологая часть спинки дивана. Дэвид наклоняется ко мне.
-Что тебе взять?
-Коктейль какой-нибудь для начала. Не слишком крепкий. Но чтоб вкусный был. Можно два, разных.
-Ясно.
Он выпрямляется и идет в сторону бара. Отлично, пока все вроде ничего. Музыка тут клевая, освещение что надо, публика вроде адекватная. Только вот ты куда-то запропастился. Может, в туалет пошел или поближе к сцене отправился, главное, что в общении с противоположным полом, если верить Йосту, ты не был замечен, а это уже хорошо. Господи, мог ли я подумать еще дней десять назад, что буду так переживать из-за того, что ты можешь подцепить очередную девчонку! Надо же, как за эти дни изменилось мое к тебе отношение. Хочу теперь, чтобы ты только моим был. Эгоизм во мне всегда присутствовал, и по поводу твоего внимания тоже, но вот касаемо твоей физической близости…такое у меня впервые. Кажется, что если увижу тебя хотя бы за руку с кем-то держащимся, тут же изведусь весь. Да что там, я уже сижу как на иголках, то и дело стреляя глазами по залу, желая и одновременно опасаясь увидеть тебя в поле зрения. Мой взгляд пересекается с сидящим на другом конце дивана Георгом, и по его лицу я понимаю, что он уже давно за мной наблюдает. Не желая вступать с ним даже в зрительный контакт, отвожу глаза, и перед ними тут же возникают две протянутые руки Дэвида с бокалами, наполненными ярким содержимым.
-«Сладкий плен» и «Секс на пляже».
Я улыбаюсь, принимая коктейли.
-Спасибо, как раз то, что надо.
Интересно, что получится, если их смешать? «Пленительный секс» или, может быть «Сладкий пляж»? Уж лучше тогда первое, потому что второе мне представляется, как пляж, где вместо обычного песка - сахарный. А он, когда мокрый, наверняка противно клеится к телу, и потом будешь ходить весь липкий, нафиг надо. Мда, ну и размышления у меня, а ведь не пил еще даже.
Пока я решаю, с чего начать, отвлекаюсь от окружающей обстановки и замечаю тебя, только когда ты нарисовываешься уже в полуметре от нашего стола. Один. Как камень с плеч упал.
-Приехал?
Садишься рядом со мной, и я сдвигаюсь чуть дальше, чтобы ты не ютился на самом краю.
-Как видишь. Я тебе звонил, но ты не ответил…
-Да? Значит, не слышал…тут хрен что услышишь вообще… Классно выглядишь, кстати.
Никак не реагирую на твой комплимент, но в душе все равно приятно. Ты смотришь на стоящие передо мной бокалы и любопытствуешь:
-Что пьешь?
-Пока ничего. Думаю, с чего начать. С плена или с секса.
-О…по мне, так выбор очевиден. Хотя…первое тоже бывает прикольно…если заканчивается сексом.
Незаметно пихаешь меня бедром и дергаешь ногой в такт музыке. Я принимаю решение с твоей подачи:
-Ок, тогда я начну с плена.
Беру бокал со стола и подношу его ко рту, поворачивая трубочку отверстием к себе. Зажимаю кончик губами и втягиваю прохладную жидкость. Ты поворачиваешь ко мне лицо и с ироничной улыбкой спрашиваешь:
-Дашь мне?
Я быстро проглатываю то, что успело наполнить рот.
-Что?
Ты, почти смеясь, поясняешь:
-Попробовать.
-Обойдешься.
Ты уже откровенно забавляешься, выдавая голосом свое уже не совсем трезвое состояние:
-А секс?
-Не знаю, что именно ты имеешь в виду сейчас, но в любом случае мой ответ все тот же: обойдешься.
Снова присасываюсь к трубочке, а ты не спускаешь с меня глаз. И мне это нравится. То, что ты смотришь только на меня и ни разу даже не взглянул на девушек, тусующихся в огромном количестве вокруг. Похоже, напрасно я так волновался. Только вот как бы наш «мистер проницательность» не увидел в этом что-то подозрительное. Я медленно поднимаю на Георга глаза, уже ожидая встречи с его, но тот, вот счастье, занят беседой с сидящей между ним и Густом блондинкой. Дэвид, стоящий в стороне со стаканом в руках, тоже с кем-то болтает, с каким-то полным мужиком в очках, которого я также впервые вижу. По правую руку от меня мило воркуют Флавио и Мишель. Ты, по всей видимости, тоже оцениваешь ситуацию и позволяешь себе, по-моему, абсолютно непозволительное. Кладешь руку мне на ногу, чуть повыше колена и легонько сжимаешь пальцы.
Я встряхиваю ногой, цедя сквозь зубы:
-Сейчас же убери.
Но ты не слушаешься, делая вид, что не слышишь. Тогда я резко поднимаюсь и, неловко покачнувшись, по инерции пытаюсь поймать равновесие руками, забывая, что в одной из них бокал с коктейлем. Происходит неизбежное: часть его выплескивается через край и приземляется аккурат на твою футболку в районе паха.
-Черт!
Все тут же, как по команде, обращают на нас внимание. Ты же довольно невозмутимо оглядываешь мокрое пятно и машешь рукой:
-Ерунда. Сейчас высохнет и ничего не будет видно на черном.
Берешься за ткань с двух сторон и принимаешься потряхивать ее. Я ставлю бокал на стол и дотягиваюсь до подставки с салфетками. Уцепляю пару и подаю тебя, садясь обратно.
-На, держи…
Ты прикладываешь их к «месту происшествия» и промокаешь пятно. Все снова возвращаются к своим собеседникам, даже Георг продолжает треп с блондинкой, уже почти обнимая ее за плечо. А Густ вообще откинулся на спинку дивана, запрокинул голову и закрыл глаза. Такое ощущение, будто спит. Клуб, в котором во всю врублен хаус, отличнее место для спокойного сна, не правда ли?
-Вот видишь, я уже в твоем плену.
Это ты мне сказал почти в самое ухо. И когда только приблизиться так успел? Выдвигаю предложение:
-Давай я вылью на тебя весь свой секс, и, может, тогда ты перестанешь уже меня домогаться?
Ты окидываешь меня плотоядным взглядом.
-Да…в тебе столько секса, что ты запросто меня в нем утопишь…а я не против…ну когда уже твою плотину прорвет?
Я только качаю головой и оборачиваюсь, стаскивая свою сумку себе на колени. Нахожу в ней сигареты и кладу пачку на сидение между нами, опять забрасывая сумку назад. Но когда я собираюсь ее взять, натыкаюсь на твою руку, оказавшуюся куда проворнее. Внаглую утаскиваешь пачку к себе, я возмущаюсь:
-Это мои сигареты!
-Я конфискую их в качестве компенсации за испорченную футболку.
-Дай сюда, не будь таким придурком, Том!
Пытаюсь отнять их у тебя, но ты отводишь руку назад и не даешь.
-Не-а.
-Ну что за…
-Том…
Мы оба тут же прекращаем возню и поднимаем глаза на того, вернее, ту, что произнесла твое имя. Точнее, сначала я проскальзываю по стройным ногам, обтянутым черными чулками в сеточку, потом вижу голый плоский живот с проколотым пупком, следом взору открывается выставленная напоказ роскошная грудь в смелом декольте и уже после всего этого появляется безупречное лицо, обрамленное длинными каштановыми волосами. Вот оно, то, что теперь будет сниться мне в ночных кошмарах. Девушка, которую невозможно не захотеть. Которую ты, я уверен, не можешь не захотеть. Ну как мне выдержать такую конкуренцию? Сравнение же явно не в мою пользу.
Ты, несколько помешкав, говоришь ей:
-Да?
-Я извиняюсь, что вот так лезу…я хотела только спросить…ты…
Она переводит взгляд на меня, и я только тогда понимаю, что таращусь на нее слишком уж пристально. Она же все-таки к тебе обращается, обычно в таких случаях я отворачиваюсь и занимаюсь своими делами. Или делаю вид, что занимаюсь. Нехотя отвожу взгляд и тянусь за бокалом. Что ж, самое время попробовать «Секс на пляже», может, поможет снять напряжение.
Ты интересуешься, поигрывая сигаретной пачкой в руках:
-Я что?
Она наклоняется к тебе и, придерживая рукой волосы, с намеком произносит:
-Ну…может…тебе нужны еще одни трусики…для коллекции?
У меня аж скулы сводит. Вот наглость-то! Совсем уже ни стыда, ни совести. Что уж тогда сразу не сказать: «Том, я сверхдоступная похотливая шлюха и готова дать тебе прямо сейчас». Чего ж так скромничать-то, милая?
Ты весьма сдержанно спрашиваешь:
-Кто тебе сказал, что я их коллекционирую?
-То есть, это неправда?
-Хочешь подарить мне свои трусики?
Она, насколько мне позволяет разобрать боковое зрение, утвердительно кивает. Ты вольготно откидываешься на спинку и самодовольным тоном говоришь:
-Ок, давай, снимай.

Ох, я не прощу себе, если не увижу сейчас ее лицо! Еле сдерживая улыбку, поворачиваю голову и поднимаю на нее глаза. Девица хлопает густо намазанными ресницами и, как видится, просто не находит, что сказать.
-Ну что ты? Передумала уже? Может, покажешь тогда хотя бы…ммм? Кстати, какие у тебя? Если черные, то у меня их и так полно, для коллекции не покатят, сразу говорю.
Господи, только бы не засмеяться, только бы не засмеяться. Я бы на ее месте уже ретировался с позором, как только она еще это терпит? Совсем, видать, гордости нет. А вот с цветом, мне кажется, ты угадал, ну какое еще может быть белье, если чулки черные? Ну разве что только если она лишена вкуса напрочь.
-Я все поняла…
Да неужели? Рад за тебя, крошка. Ты одобрительно киваешь и нарочито дружелюбно произносишь:
-Вот и умница. Удачи.
Она разворачивается на каблуках и, невозможно распущенно виляя бедрами, удаляется. Ты глядишь ей в след и поправляешь козырек кепки, чуть приподнимая его.
-Как ты с ней…ух…жестко.
Ты усмехаешься и поворачиваешься ко мне.
-Глупая сучка.
-Разве не таких ты предпочитаешь?
-Ты знаешь, кого я теперь предпочитаю.
Мне льстит эта фраза. Подкупает.
-А если бы не я…ты бы ее трахнул?
-Если бы тебя не было здесь?
-Нет, если бы…хотя, да, что если бы ты был тут один, а я бы, скажем, остался дома?
Ты делаешь вид, что усиленно размышляешь.
-Ну…вероятно…сейчас бы ее трусики уже лежали у меня в кармане…
Я округляю глаза. Совсем не это хотел услышать. Ты смеешься:
-Ха-ха, купился!
Пихаю тебя в плечо и отворачиваюсь. Георг уже, похоже, нашел общий язык с этой блондинкой. По крайней мере, она явно не возражает против того, что его кисть уже наполовину скрылась у нее под юбкой. А Густав так и сидит с закрытыми глазами, неужели и правда уснул? Дэвида что-то вообще уже нигде не видно. Справа пьяно хихикает Мишель, которая одна выдула уже целую бутылку шампанского. И я знаю, что они с Флавио будут делать, когда покинут клуб. Они как всегда поймают такси, потому что за руль оба будут не в состоянии сесть, и посвятят всю дорогу до дома прелюдии, чтобы не терять времени даром и сразу по-быстрому трахнуться у стены в прихожей, как только переступят порог. Блин, почему это у меня вдруг такие мысли возникли? Никак «Секс на пляже» подействовал. С каких это пор мне есть дело до чужой личной жизни? У меня своя есть. И мне даже есть с кем ее устраивать. Возможно, этот кто-то не самый правильный вариант, но, как показывает жизнь и в особенности ряд ее последних событий, достойнейший из всех, меня окружающих. С кем еще, как не с ним?

-Знаешь, а ты, когда пьяный, целуешься еще лучше…
Ты, наконец, отклеиваешься от моих губ и принимаешься возиться с молнией на куртке. Я прислоняю к ним тыльную сторону ладони, оставляя на ней влажный отпечаток, и, закрыв глаза, на ощупь снимаю с твоей головы кепку. Мне так жарко, что по вискам уже стекает тонкими струйками пот. Представляю, каково должно быть тебе в твоих головных уборах.
-Нет, это значит, я еще не совсем пьяный…потому что, когда я пьяный, я вообще…вообще не целуюсь…я просто отрубаюсь…
-Ммм…а что если ты сейчас отрубишься, и я с тобой что-нибудь сделаю? Потому что я вот точно пьяный…а когда я пьяный, я за себя не отвечаю…
Ты распахиваешь мою куртку и забираешься под нее руками, сразу же задирая футболку и прислоняя горячие ладони к моей уже покрывшейся испариной спине.
-Ты ничего не сделаешь…
Я безвольно опускаю руки вдоль тела, чувствуя себя плавящейся восковой фигурой. Голова слегка кружится, и из-за этого я не спешу снова открывать глаза. Ты прижимаешься своей щекой к моей и игриво говоришь в самое ухо:
-Уверен?
-Ты же сам говорил…
-А может, я врал?
Мотаю головой, трясь взъерошенной макушкой о стену.
-Не-ет…ты не врал…
Ты хватаешь меня за запястье и тянешь за собой вглубь квартиры. Послушно иду за тобой, стараясь вовремя переставлять ноги. Черт, я же еще в лифте десять минут назад не чувствовал себя настолько набравшимся. Не иначе, как мне передалось еще и твое опьянение через этот активный «слюнообмен», что у нас сейчас происходил в прихожей. Я уцепляюсь пальцами за дверной косяк и чуть притормаживаю на пороге, пытаясь понять, куда мы попали.
-Том, это гостиная…
Ты же, ни на мгновение не останавливаясь, двигаешься вперед, с удвоенным усилием дергая мою руку.
-По фигу…блин, где этот чертов диван?
В комнате темно, и хоть мы оба знаем, что диван стоит примерно в ее центре, в нашем состоянии пространство претерпевает некоторые изменения, точнее, это наша ориентация в нем значительно ухудшается. Ты поворачиваешься ко мне и притягиваешь к себе за отворот куртки. Пытаешься снова поцеловать, но я медленно пячусь назад, не давая тебе поймать губы.
-Кстати, да…на диване мы еще…еще не…эй, что за…о-о-оу…То-ом, ты охренел? Ты…ты чертов пьяный кретин!
Это все происходит за считанные секунды. В темноте я натыкаюсь задней частью ног на подлокотник дивана и, подталкиваемый тобой, переваливаюсь через него, нехило столкнувшись с размаху спиной с сидением. Вдобавок сверху на меня всем своим весом наваливаешься ты, вызывая тем самым ощущение, что у меня расплющило все внутренности. Но вместо того, чтобы злиться, я заливаюсь каким-то неконтролируемым придурошным смехом, мелко сотрясающим грудную клетку, придавленную тобой. Ты тоже начинаешь тупо ржать, и мне от этого становится еще смешнее, но при этом раза в два тяжелее, потому что ты окончательно расслабляешься, развалившись на мне. Кое-как произношу:
-Я сейчас..за…задохнусь…по…поднимайся…
Но ты продолжаешь смеяться, почти беззвучно, уткнувшись лбом в сидение рядом с моей головой и прижав им к нему мои волосы.
-Том, встава-а-ай!
Слабо хлопаю тебя по спине и, не в силах перебороть этот рвущийся из меня хохот, снова захожусь в новом его приступе. Черт, я реально пьяный. Ты еле выдавливаешь из себя, пробуя опереться на ладони и приподняться:
-Ты…ты…такой костлявый…на тебя падать бо...больно!
-А кто тебя…кто тебя просил…на меня падать? Сле-е-езь…мне уже…уже дышать не…нечем…
Собираюсь с силами и спихиваю тебя с себя, ты с грохотом валишься на пол. Я с наслаждением глубоко вдыхаю воздух открытым ртом и поглаживаю себя по ребрам, успокаиваясь потихоньку. От тебя не исходит ни звука, и я настороженно произношу:
-Том? Ты там живой?
Но вместо ответа повисает полнейшая тишина. Я переворачиваюсь набок и свешиваюсь с края дивана, протягивая к тебе руку.
-Том…эй…
Ты лежишь на спине, не двигаясь, я касаюсь твоего плеча, уже побаиваясь, что ты мог неудачно приложиться головой и потерять сознание. Но тут ты мгновенно «оживаешь», хватая меня за руку и одним резким движением стаскивая с дивана, отчего я сначала частично падаю на тебя, потом перекатываюсь на ковер, а в итоге снова оказываюсь под тобой, только ты уже хотя бы оставляешь хоть какое-то свободное пространство между нашими торсами. Пихаю тебя ладонью в грудь.
-Дебил…ты меня так покалечишь…
Ты, тяжело дыша, перехватываешь мою кисть и придавливаешь ее к полу, ища свободной рукой вторую.
-Может…может я хочу, чтобы ты стукнулся башкой и отрубился поскорее…
-Не дождешься…
Прикрываю глаза, чтобы хоть как-то унять усилившееся после всех этих смен положений тела головокружение. Ты крепко стискиваешь мои запястья, топя наши пальцы в ворсе ковра, и говоришь с запалом:
-Я бы тогда тебя оттрахал прямо тут, на полу…это было бы…
О нет, опять! Распахиваю глаза и, с трудом фокусируясь в темноте на твоем лице, к своему собственному удивлению весьма четко произношу, перебивая тебя:
-Это было бы последним, что бы ты сделал в своей жизни, потому что когда бы я пришел в себя…
Ты тоже не даешь договорить, продолжая за меня:
-Мы бы это повторили, да…и тогда я точно сдох бы от такого счастья…
Вырываю у тебя свои руки и отталкиваю ими довольно сильно, приподнимаясь, отчего ты валишься рядом на ковер.
-Иди ты в жопу!
Сажусь и делаю попытку подняться на ноги. Ты смеешься, тоже пробуя принять сидячее положение.
-О, это приглашение?
Закатываю глаза, поражаясь твоей способности все трактовать так, как тебе выгоднее. Как там в американских фильмах полицейские говорят: все что вы скажете, может быть использовано против вас? Вот с тобой так же, нет-нет, да и словишь на слове.
-Приду-у-урок…
У меня не получается встать и я заваливаюсь на бок, как будто у меня паралич нижних конечностей. А у тебя вообще даже сесть не вышло, только опереться на локоть. Мы, блин, как эти, жучки, которые упали кверху лапками, и никак не могут перевернуться обратно. Это ж надо было так набухаться. Я, конечно, хотел сегодня выпить, но не до такой степени, чтобы на ногах не стоять!
-Билл, ты даже пьяный не соглашаешься…ну что за тяжелый случай? Или, может, тебе добавить надо? У нас, кажется, есть что-то на кухне…
А ты все за свое. Ну сколько можно! Не надоело тебе еще? Меня вот уже бесить это начинает. Отделяю от ладони указательный палец и направляю его на тебя.
-Том, забудь об этом. Ты не получишь мой зад, даже если я так наберусь, что двух слов связать не смогу!
-Зато ты хотя бы не будешь сопротивляться…
Ты дотягиваешься до моего живота и пробуешь зацепиться за пряжку ремня. Я отодвигаюсь дальше, и твоя рука бессильно падает на пол.
-Сейчас я сам тебя приложу об пол хорошенько и пойду спокойно спать!
Ты сдаешься или только делаешь вид, говоря:
-Ну ладно…ладно…все…
-Ага, все, я от тебя ухожу.
Встаю на колени и, понимая, что на ноги сейчас подняться вряд ли удастся, опускаюсь на четвереньки. Мне все равно уже, как передвигаться, лишь бы оказаться на безопасном от тебя расстоянии. Ты уже достал со своим навязчивым желанием оприходовать мою задницу. И вообще, кто тебя знает, вдруг ты и правда не способен себя контролировать, когда у тебя в крови хозяйничает алкоголь. Лучше держаться от тебя подальше, целее буду. Выбираю направление и начинаю следовать заданному курсу. Ты как-то обиженно тянешь:
-Да посто-о-ой…ну куда ты по…пополз?
-Туда…
-Там вообще-то…что у нас там?
Я поднимаю голову и всматриваюсь вперед. Действительно, куда я ползу-то? Мне бы к двери…
-Там у нас…э…шкаф?
Охренеть, я даже в этом не уверен в данный момент, хотя, судя по очертаниям, это может быть только он. Ты убежденно заявляешь:
-Вот. Ты же не можешь уйти от меня в шкаф!
-Почему не могу? Могу...
На самом деле я не способен сейчас дать трезвую оценку реальности и целесообразности такого поступка, как уход в шкаф. Но необходимость возразить тебе обязывает ответить так.
-Не-е…я не пущу…
Твои цепкие пальцы хватают за щиколотку, и я дергаю ногой, не желая снова оказаться в твоей власти. Ты сейчас пьян, возбужден и потому особо опасен. И мой инстинкт «задосохранения» продолжает добросовестно работать даже в этом хреновом состоянии «нестояния».
-Том, отцепись!
-Не-а…
Нападаешь сзади и погребаешь под собой, снова придавливая к ковру, только уже животом. Далеко жучок уползти не успел, теперь он подвергся «жесткому прессингу» сверху. Попытка выбраться из-под тебя, конечно же, к успеху не приводит. Ну почему ты сильнее меня? Ненавижу чувствовать себя беспомощным. Только и могу, что жалобно простонать:
-Блин, не-е-ет…
Ты надавливаешь пахом на мой зад и принимаешься активно имитировать фрикции, приговаривая:
-Как же я хочу трахаться…вот так…так, так…
Я в знак протеста стучу кулаками по полу, выкрикивая:
-Слезь с меня, маньяк хренов!
Но тебе, видимо, на мои слова плевать, если ты вообще их слышишь.
-Скажи, что тоже хочешь…ты же хочешь…ну давай…
-Еще чего! Да слезь же, черт тебя побери!
Мое терпение уже на исходе. Думаю, что если не отстанешь по-хорошему, я тебе могу и врезать. И это будет вполне заслуженно. То, что ты не трезв - не оправдание, чтобы так себя вести. А ты продолжаешь гнуть свое, трясь об меня своим дружком, который у тебя, по ходу, когда хозяин «под мухой», работает автономно от остального тела, раз у него в отличие от ног стоять отлично получается:
-Ну давай уже потрахаемся…ну Би-и-илл…ну это будет круто, ты не пожалеешь…
-Зато пожалеешь ты!
Нет, реально, если ты хотя бы попробуешь сейчас что-то со мной сделать, я не знаю, что потом сделаю с тобой, но пожалеешь ты об этом точно. Уж я постараюсь. Нет, ну как же твои обещания терпеливо ждать и не делать ничего против моей воли? Вот и доверяй тебе после этого. Что у трезвого на уме… Хоть бы дальше языка дело все же не зашло. Ты вдруг замираешь и, как-то жалобно всхлипнув, роняешь голову, утыкаясь носом мне в заднюю часть шеи.
-Ну почему ты такой упертый…ни себе, ни людям…то есть мне…

Я, почуяв по твоей интонации, что ты уже почти смирился с очередным моим отказом, снова принимаюсь под тобой копошиться, пробуя спихнуть с себя.
-Том…ну все…давай, слезь…ты не пушинка, блин…
И ты к моей огромной радости и небольшому удивлению, тут же перекатываешься на ковер, чем я сразу же пользуюсь, чтобы хотя бы перевернуться на спину. Но едва я это делаю, ты снова придвигаешься ко мне и уже собираешься улечься сверху, как я выставляю вперед руки и упираю их тебе в плечи, останавливая.
-Том! Прекрати!
-Да я ничего…я просто…
-Что просто?
-Ну…это…давай как обычно тогда…
Недоверчиво хмурюсь, напрягая глаза, чтобы получше разглядеть твое выражение лица. Уж больно быстро ты успокоился, не дай бог это всего лишь отвлекающий маневр. Я хоть и не трезв, но бдительность при мне еще.
-Как обычно?
-Ну да…а что?
-Черт, Том…ты серьезно сейчас, а?
Ты вздыхаешь и проводишь ладонью по лбу.
-Не понял…в каком смысле?
-В прямом! Ты только что опять про то, как ты хочешь трахаться говорил, а теперь…это…как обычно…
Ты несколько секунд молча хлопаешь ресницами, словно до тебя мои слова не сразу доходят, а потом говоришь с досадой в голосе:
-Так ты ж ни хрена не хочешь…что мне остается? Не насиловать же тебя…
Мне уже становится тяжело держать руки поднятыми, накатывает слабость и физических сил не хватает, чтобы удерживать тебя. Заторможенно опускаю их вниз, произнося так же вяло:
-Мне показалось, то есть…еще минуту назад казалось…что ты бы…ты бы…мог…
-Тебе показалось.
-Да?
Ты все же нависаешь надо мной, почти касаясь своим носом моей щеки.
-Билл…я бухой, но…но это…как его…адеко…адекватный, вот.
Слабо улыбаюсь, когда ты после сказанного прикасаешься к щеке теплыми сухими губами. Вот когда ты такой, это совсем другое дело.
-Ты дурак.
-Ну…может быть.
Целуешь в скулу, потом в висок. Я прикрываю глаза и совсем расслабляюсь. Только спрашиваю на всякий случай:
-Не будешь больше так…делать?
Мне даже слово нужное подобрать не удалось, использовал универсальный глагол. Мозг явно уже потихоньку начал «садиться».
-Не буду. Давай целоваться…
-А…
Не успеваю сказать, ты находишь мои губы раньше и лишаешь их возможности трансформировать мысли в речь. Ну и ладно. К черту вербальное общение, вот так намного приятнее. Трачу остатки сил, чтобы обнять тебя, а у тебя, кажется, их еще много, по крайней мере, целуешься ты весьма и весьма энергично. И руки твои не бездействуют, неторопливо расстегиваешь мне джинсы и просовываешь кисть в трусы. Но едва ты сдавливаешь мой еще не до конца окрепший член, я испытываю совсем не то ощущение, какое хотелось бы.
-Том…я…черт…мне срочно надо отлить.
Ты недовольно дуешь губы.
-Ну-у-у…прям сейчас?
-Да…а то потом будет поздно…
Нехотя вытаскиваешь руку и отстраняешься, давая мне сесть. Отлично, теперь бы еще встать и дойти до ванной, не на четвереньках же туда ползти.
-Помоги встать, а? У меня голова кружится…
-Кто бы мне помог…
-Блин…
Я оборачиваюсь на диван и подползаю к нему. С его помощью мне удается подняться на ноги, но вот когда я перестаю опираться руками о подлокотник, меня здорово пошатывает, и я плюхаюсь боком на сидение. Ты приглушенно ржешь с ковра.
-Интересно, сколько…сколько раз ты упадешь, пока доберешься до унитаза!
-Да иди ты! Я бы на тебя посмотрел!
Снова встаю на ноги и, подстегиваемый желанием доказать тебе, что не все так плохо у меня с равновесием, вполне удовлетворительно проделываю путь по направлению к двери. Шатает меня по-страшному, перед глазами вообще все плывет, да еще и эта темнота. С первого раза не вписываюсь в дверной проем и неслабо ударяюсь предплечьем о косяк.
-Твою ма-а-ать!
Хватаюсь за ушибленное место и наваливаюсь спиной на распахнутую дверь, но она, гадина, меня не поддерживает, а отъезжает назад, и я сползаю по ней позвоночником, так что задираются куртка с футболкой, и приземляюсь на пятую точку с размаху.
-Вот дерьмо!
Ответом мне служит только твой идиотский пьяный смех из глубины гостиной.
-Заткни-и-ись! Как бо-о-ольно…че-ерт…
Кое-как снова поднимаюсь и, потирая занывший копчик, выхожу в темный коридор, используя в качестве опоры стену. Нет, чтоб я еще раз так напился…да ни за что! Или чуть-чуть или же совсем в говно, чтоб действительно отрубиться и спокойно дрыхнуть, а не ходить набивать шишки.
Я не знаю, сколько времени проходит, прежде чем я возвращаюсь обратно. В таком состоянии даже банальный и элементарный процесс мочеиспускания дается с трудом. Точнее, не сам процесс, а все, что ему предшествует и за ним следует. Хотя даже одно то, что я сумел не промахнуться мимо унитаза, это уже само по себе достойно похвалы. Только вот когда мыл руки, не рассчитал напор воды, открыв кран на полную катушку, зато теперь футболка и джинсы приятно охлаждают тело, пропитавшись влагой кучи брызг.
Встаю на пороге гостиной и говорю в темноту:
-Том, иди сюда…пойдем в спальню…
Но ты ничего не отвечаешь.
-Том!
Тишина. Ну что за хрень? Снова что ли притворился, что не слышишь, и затаился где-нибудь в комнате?
-Короче, я иду в постель. Надоест придуриваться - приходи. Если сможешь.
Так и не услышав от тебя ни звука, разворачиваюсь и отправляюсь в свою комнату. Ну тебя, захочешь - придешь. А как ты можешь не захотеть? И вообще, на ковре я голым валяться не собираюсь, его сто лет не пылесосили, а мы по нему иногда в уличной обуви ходим, на диване вдвоем тесно, так что нам бы все равно пришлось бы перебраться в кровать. Спать-то уж точно удобней на ней.
Щелкаю выключателем и тут же гашу свет. Глаза режет невозможно. С горем пополам раздеваюсь в темноте, разбрасывая вещи в разные стороны, и закапываюсь под одеяло, притягивая к щеке прохладную подушку. Какая же у меня замечательная постель, самая удобная и комфортная в мире. Жаль, что совсем скоро мы с ней надолго расстанемся и мне придется спать по большей части на узкой полке тур-автобуса, упираясь в стенку коленями. Но и гостиничные кровати я не люблю, они вечно какие-то холодные, неуютные и вообще, хрен знает, кто на них ночевал до тебя.
Ты не идешь, но я уже и не особо настроен на интим. Мне хочется спать, тело становится тяжелым-претяжелым и проваливается в матрас, как в сугроб. Только здесь очень тепло и, кажется, что нет ничего приятнее, чем отдаваться во власть сна, когда он так настойчиво утягивает тебя за собой.

Будят солнечные лучи, беспрепятственно гуляющие по спальне. Я прячу от них глаза рукой и смотрю сквозь полусомкнутые ресницы на пустующую половину кровати. Нетронутая, значит, ты так и не добрался до меня ночью. Хотя, думаю, если бы добрался, я бы это непременно почувствовал. Перекатываюсь на живот и погружаю лицо во вмятину на подушке. Голова побаливает немного, и во рту гадко так, зубы-то я не чистил перед сном. О, да я еще и макияж не снял, представляю, что у меня сейчас творится на коже вокруг глаз. Обещал же себе как-то всегда избавляться от косметики перед тем, как лечь спать, потому что если оставить тональник на ночь, потом это грозит появлением противных прыщиков, которые мне совсем ни к чему, разумеется.
Со вздохом переворачиваюсь на спину и, приняв решение вставать, откидываю одеяло. На правой ноге обнаруживается не снятый носок. Странно, я не чувствовал, что он на мне одет. Стаскиваю его и бросаю на пол, где уже валяется его «напарник». Сажусь на край постели, опуская ступни на ковер, и провожу обеими ладонями по слипшимся от лака прядям, которые хрен расчешешь, не выдрав до фига волос. Эх, ненавижу утро после попойки, но в этот раз все, в принципе, не так ужасно, я хотя бы в своей постели проснулся и все помню, что вчера было. А еще не пришлось обниматься с белым другом и выворачивать перед ним наизнанку свое нутро.

Встаю и, почесывая бок, оглядываю комнату. Ну и бардак я тут развел, а убраться все недосуг. Мама нам головы оторвет, если приедет и увидит, во что мы превратили квартиру. Она так порядок любит, и нас вечно старалась к нему приучать. Мне-то это еще более-менее привилось, а вот ты тот еще свинтус. Ты. Блин, и где ты, интересно? Спишь, небось, только непонятно в каком месте.
Подхожу к зеркалу, уже готовясь увидеть что-то стремное, но оно меня щадит и показывает вполне сносную картину, прям не верится, что все не так уж плохо. И ни одного прыща вроде не выскочило. Повезло. Но несвежий мейк-ап лицо явно не украшает, поэтому я сажусь на стул напротив «волшебного стекла» и тянусь за упаковкой ватных дисков. Пока стираю всю эту хренотень, замечаю, что с маникюром тоже не все гладко. Ногти у меня пока что свои, я их собирался нарастить перед туром, и черный лак, которым я их вчера намазюкал, собираясь в клуб, уже местами пооблупился. Вот тебе и хваленая стойкость, а ведь я ничего такого руками не делал. Так, значит, следующим моим пунктом в процессе приведения себя в относительный порядок будет стирание этого безобразия. У меня ведь не кончилась еще жидкость для снятия лака? По опыту знаю, что это средство обладает одним очень дурным свойством - заканчиваться в самый неподходящий момент, когда оно нужно больше всего. А выходить из дома с такими ногтями - это просто стыд и позор.
Я обыскиваю столик перед зеркалом, ящик, в него задвигающийся, все полки и прочие места, где у меня мог заваляться нужный флакончик, и нахожу его на подоконнике за отодвинутой шторой. Хватаю в надежде, что там есть хоть немного, но он ее не оправдывает. Жалкой розоватой капельки на дне на десять ногтей явно не хватит. Дерьмово. А больше у меня точно нет.
С досадой кривлю губы и плетусь в ванную. У меня там дел достаточно: почистить зубы, принять душ, вымыть волосы, в туалет сходить тоже было бы неплохо. В квартире тихо, а часы показывают начало первого. Не так уж и долго я спал, если учесть, что мы вернулись около четырех утра. Дойдя до двери ванной, останавливаюсь и оглядываюсь назад. Может, все же стоит сначала пойти посмотреть, где ты там устроился? И вообще, все ли с тобой в порядке, а то мало ли. Да, думаю, это было бы правильно.
Разворачиваюсь и иду к твоей комнате. Толкаю прикрытую дверь, и взору предстает нетронутая застеленная кровать. Надо же, ты ее еще и убираешь иногда, а я и не знал. Тебя в спальне нет и никаких признаков того, что ты тут ночевал, я тоже не замечаю. Остается гостиная. Ты же там оставался, когда я ушел, немудрено, что там же и отрубился.
И я оказываюсь прав. Ты обнаруживаешься мирно спящим на диване во всей своей вчерашней одежде. Даже в кроссовках. Естественно, ничем не накрылся, только диванную подушку под голову подсунул. Ну, хорошо хоть, что не на полу заснул, а то меня сейчас бы начали мучить угрызения совести. Решаю, что будить тебя пока незачем, лучше спокойно поторчу в ванной и сделаю все, что запланировал.
Возвращаюсь в свою комнату и, прихватив с собой одеяло, приношу его в гостиную. Укрываю тебя им и отхожу чуть подальше, с улыбкой глядя на твое такое забавное сейчас лицо. Один дред из хвоста упал тебе на щеку и его кончик улегся между носом и верхней губой, сделав тебе «усы». Прикидываю, что было бы, если бы ты отрастил себе такие, и прихожу к выводу, что мне бы это вряд ли понравилось. Они, наверное, противно колются, когда целуешься, и вообще… Кстати, о колкости, пожалуй, стоит добавить к перечню моих дел в ванной еще кое-что. А то с тех пор, как ты побрил мне зад, прошло уже прилично времени и волоски отрасли, а это доставляет некий дискомфорт. Блин, выходит, теперь постоянно там бриться придется, но надо научиться делать это самому, не тебя же просить каждый раз.
Подхожу к дивану и осторожно уцепляю дред двумя пальцами, убирая его назад. Ты шмыгаешь носом, шевелишь им, смешно морща, но не просыпаешься, и я с чувством исполненного долга отправляюсь заниматься самосовершенствованием, результаты которого, между прочим, не только мне самому будет приятно наблюдать и ощущать.

Я провожу в ванной без малого два часа и выхожу оттуда с потрясающим ощущением свежести, чистоты и даже бодрости. Первым делом заглядываю в гостиную и ничуть не удивляюсь тому, что ты все еще дрыхнешь. Отсыпаешься за всю неделю, небось. Ну мне так даже лучше, а то кто тебя знает, с какими желаниями ты бы сейчас ко мне полез, будь уже на ногах. Меньше всего мне хочется в данный момент препираться по поводу того, пора ли нам уже трахнуться или еще рано. По мне так мы и без этого прекрасно могли бы жить и получать от жизни и друг друга удовольствие. Нет, я понимаю, конечно, что для тебя это отнюдь не самый лучший расклад, ты же привык к более-менее регулярному сексу. Это я месяцами без него обхожусь и не слишком-то от этого страдаю. Не знаю, почему мы такие разные в этом плане. Мне никогда не нравились такие девушки, которых предпочитал ты. Просто противно становилось от мысли, что до тебя их перетрахало фиг знает сколько парней и, возможно, уже завтра кто-то окажется на твоем месте. По-моему, это просто себя не уважать, спать с такими, тем более, когда в тебя столько хороших девочек влюблены. Но у нас правило: никаких связей с фанатками. А найти нормальную постоянную девушку с нашим образом жизни - практически нереально. Так что, для меня это уже давно больной вопрос был: с кем? А поскольку ответа на него я так и не нашел, то, что случилось у нас, заставляет думать, что вот он, идеальный вариант для обоих. Плюсов куча, правда, минусы тоже имеются, но если следовать определенным правилам и быть осторожными, на них можно не обращать внимания. Вот если бы еще нам удалось достичь полной гармонии в постели…
Ситуация, на первый взгляд, проста: все зависит от меня. Но, черт, как же непросто решиться на такой шаг! Я не могу сказать, что мне это совсем претит, что ужасает, отвращает или еще что-то в этом роде. Нет, мне даже порой кажется, что это могло бы быть классно, вот только как сделать все так, чтобы не пожалеть потом? Ну и что, что ты уже пробовал это с кем-то? Ведь, наверняка, у них это было не в первый раз с тобой, а опыт в таких делах вещь очень и очень полезная. И твоего опыта на двоих может и не хватить. Всунуть член в отверстие - дело нехитрое, так что у тебя-то, конечно, никаких загонов нету в связи с этим, а вот что делать, если это самое отверстие находится в твоем теле и не особо жаждет, чтобы в него что-то всовывали? Просто я себя знаю, если будет больно - терпеть не смогу. А в то, что больно может и не быть, верится слабо. Но, сдается мне, люди, которые этим занимаются, уже придумали способы, как свести все болевые ощущения к минимуму. И я буду последним идиотом, если не вооружусь этими знаниями, прежде чем перейти к практике. Ради себя же.
Я сажусь за стол на кухне и задумчиво пялюсь на рассредоточенные по его поверхности крошки. А что если начать прямо сейчас? Я же хотел попробовать. Ничего же не потеряю от этого. Только вот сначала нужно узнать, как это делать правильно. Да, информацию-то я могу хотя бы поискать, почитать, что к чему, прикинуть что для этого нужно и вообще, можно ли это сделать вот так просто, не имея никакого опыта и навыков. Вдруг там какие-нибудь хитрости есть, знание которых способно существенно облегчить задачу? Так, решено. Все равно ты пока спишь, надо этим воспользоваться.
Я быстро поднимаюсь и иду в твою комнату за ноутбуком. Интернет - величайшее изобретение человечества. Все что вы хотели знать, но боялись спросить - это к нему. Надеюсь, на мои вопросы там найдутся ответы. И чем подробнее и развернутее, тем лучше, потому что только верно и понятно изложенная теория может привести к удачной практике.
Приношу ноут на кухню, включаю его и лезу в шкафчик за кофе. Этот напиток поможет восприятию, так как прекрасно стимулирует мозговую деятельность. Во всяком случае, мне всегда помогает. Засыпаю молотые зерна в кофеварку и возвращаюсь к столу. Так, сеть поймана, отлично. Открываю браузер, и пальцы зависают над клавиатурой. Что бы набрать в строке поиска? Анальный секс - слишком общо, у меня задачка поконкретнее. Хотя…наверное, там и об этом будет написано. Вот только я же парень, а если там опять для женщин будет информация? Но на гей-сайт я не полезу, нет. Может, для начала стоит побольше узнать об этой загадочной простате? Что она, где она, как ее найти и что делать, когда найдешь. Да, это для меня сейчас вопрос первой важности. Значит, так и напишем: «простата». Щелкаю по клавишам и нажимаю на Enter. Ух ты, почти тридцать тысяч сайтов. Ну ладно, начнем, как полагается, с начала. Кликаю по первой ссылке, и в этот момент кофеварка оповещает о том, что кофе готов. Как раз вовремя. Сейчас налью себе полную кружку и займусь расширением горизонтов своих знаний о самом себе.

Я отхлебываю очередной глоток и откидываюсь на спинку стула, крепко сжимая кружку пальцами. Перевожу взгляд с монитора на них. Ногти. Наверное, у меня слишком длинные, чтобы… Блин, и почему я сам об этом не подумал, это ведь так логично, что нельзя лезть туда, когда у тебя такие «царапки». Но эта проблема легко решается: отрезать их мне ничего не стоит, тем более, что все равно пришлось бы это делать перед тем, как наращивать в салоне искусственные. Заодно и эту фигню с облезшим лаком можно будет свести на нет, он как раз на кончиках сошел. Так что, все ок, это условие выполнить проще простого. А вот с другими чуть сложнее. Где мне раздобыть этот любрикант? Не идти же в аптеку собственной персоной. Слишком уж экстремальное мероприятие для солиста популярной группы, которого узнает каждый второй в этой стране. А просить кого-то купить смазку для анального секса…ха…представляю лицо того, кто услышит от меня такое поручение! Нет, нужно что-то придумать. Причем лучше всего заполучить эту штуку сегодня, максимум завтра, потому что послезавтра мне уже в салон, а после него моими пальцами даже в носу ковыряться будет небезопасно. Заказать в интернете анонимно не выйдет, да и если курьер приедет и увидит клиента - это будет все равно, что тот же поход в аптеку. А если по почте так вообще хрен знает, сколько ждать придется. Черт, вот где такая известность совсем не на руку!
Подаюсь вперед и ставлю кружку на стол, снова всматриваясь в экран. Ну и терминология… «Пальцевое ректальное исследование» - звучит уж больно по-медицински. Тут еще и латексные перчатки надеть советуют, ну это как-то слишком уже, на мой взгляд, я же не в игру под названием «сам себе проктолог» играть собираюсь! Закрываю этот сайт и открываю другой. Уже пятый по списку. Так, что тут у нас…о, техника стимуляции простаты, пошаговая инструкция для начинающих. Да, это, пожалуй, то, что надо. Опять погружаюсь в чтение, забывая про кофе. Суть та же, что и в предыдущих источниках: вымыть руки, избавиться от острых ногтей, использовать побольше смазки, расслабиться, не спешить… Как все серьезно-то, напоминает подготовку к операции, особенно если с перчатками. Может еще и наркозу вдохнуть для верности? И о какой тут страсти и сексуальности может идти речь, как это можно делать в постели, позволять делать это кому-то? Что-то данный процесс никак не вписывается в мое представление о прелюдии, какой-то он не чувственный совсем. И ладно просто простату эту найти и потрогать, так там еще где-то было написано, что прежде чем вставлять член нужно еще и пальцами разработать анус, чтобы облегчить его проникновение. Вот это меня напрягло, конечно. Это что же получается, сначала еще надо долго и терпеливо готовить задницу к тому, чтобы можно было трахнуться? Ну и что это за секс тогда? Никакой красоты и эротизма! Не знаю, может, я чего-то не понимаю и не улавливаю, но пока что это представляется не слишком заманчивым действом. Разве что…разве что опять же все сделать самому до того, как лечь в постель. Геморройно, но зато там уже не придется отвлекаться на эту хрень с пальцами и можно будет не заморачиваться по этому поводу. Только вот уже через день у меня снова появятся длинные ногти, а это значит…черт, ну ладно, об этом еще рано думать. У меня сейчас другая цель пока что.
В коридоре раздаются тяжелые шаги. Никак медведь-шатун вышел из спячки. Надо быстренько замести следы, пока ты не застукал меня за просмотром всех этих компрометирующих меня сайтов. Тебе о моих планах уж точно знать не следует, а то я практически не сомневаюсь, что вызовешься оказать свою посильную помощь. Но уж в чем-чем, а в этом деле я обойдусь без тебя. Ты априори не сможешь почувствовать мое тело так, как я сам. В конце концов, у меня даже пальцы тоньше. Тыкаю курсором по красным квадратикам с крестиками и, как только исчезает последняя открытая страница, в дверном проеме кухни обозначается твой силуэт.
-Привет, выспался?
Ты наваливаешься плечом на косяк и слабым голосом отвечаешь:
-Не то слово… Сколько сейчас времени?
Бросаю взгляд на нижний правый угол монитора.
-Почти четыре.
Ты вяло взмахиваешь рукой.
-Нормально…я думал, вечер уже… А ты давно встал?
-Ну так…пару часов назад.
-И чего делаешь?
Проходишь вперед и направляешься к столу.
-Да в инет вот залезал, хотел посмотреть, чего нового в мире происходит…ну и заодно глянул одно фэшн-шоу…
Ты останавливаешься рядом со стулом, на котором я сижу, и подцепляешь рукой мои свободно свисающие уже почти совсем высохшие волосы, пропуская их сквозь пальцы. Высказываешь свое наблюдение:
-Голову помыл…
Я замечаю, полуповорачиваясь на сидении и поднимая на тебя глаза:
-И не только голову.
-Молодец. Мне бы тоже в душ…
Чешешь затылок и морщишь лоб. Вид у тебя не ахти какой, надо сказать. Лицо немного опухшее, особенно под нижними веками это заметно, где такие неглубокие полукруглые бороздки в коже на щеках пролегли. И несвежая мятая футболка тебе не идет совсем. К тому же она еще и испачкана, я ж на нее в клубе пролил коктейль.
-Да, не помешает.
Ты хмуришься еще сильнее, сдвигая брови.
-Че, от меня плохо пахнет?
Приподнимаешь руку и принюхиваешься к подмышке. Спешу пояснить:
-Да нет, я не к тому…просто, взбодриться спросонья после вчерашнего надо ведь.
-А…это да. А, кстати…че вчера было-то?
-То есть? Тебе опять память отшибло что ли?
Ты непонимающе смотришь на меня, медленно водя сомкнутыми губами из стороны в сторону, и спрашиваешь потом:
-Почему опять?
-Вспомни тот раз, когда ты напился и затащил меня к себе в постель, а потом я проснулся без трусов!
-А-а-а…помню...ха, а забавно вышло…
Усмехаешься и трешь указательным пальцем под носом. Скептически произношу, вспомнив свои ощущения в то утро:
-Забавней некуда.
-Ну так а вчера что было?
Я со вздохом поднимаюсь и беру со стола полупустую кружку с уже подостывшим кофе. Говорю, подходя к раковине:
-Мы закончили записывать альбом и тусовались по этому поводу в клубе, если ты забыл.
-Не, это я помню. А что потом было?
Выливаю остатки напитка в мойку и открываю кран.
-Потом мы приехали домой.
-И?
Оборачиваюсь на тебя, глядя через плечо.
-Что «и»?
Ты опускаешься боком на освободившийся после меня стул, садясь лицом ко мне, и укладываешь руки на верхнюю перекладину спинки.
-Ну…это…как бы…все было нормально? Я ничего не сделал такого…типа, нехорошего?
Отворачиваюсь и, улыбаясь, всполаскиваю кружку под струей воды.
-Ну, если не считать попытки меня изнасиловать…то…ничего…
Ты реагируешь быстро. Спрашиваешь с заметным волнением:
-Ты серьезно?
-А ты как думаешь?
Отставляю вымытую кружку и закрываю кран. Ты подрываешься со стула и подлетаешь ко мне. Хватаешь за плечо и разворачиваешь к себе.
-Не, погоди. Я сейчас не особо хорошо соображаю еще… Такое правда было или нет?
Как же это прикольно, то, что ты на утро после пьянки ни фига не помнишь. Тебе можно впарить что угодно, и ты поверишь. А если я скажу, что у нас секс был, интересно, это прокатит? Но я не говорю этого, благоразумно подумав, что тогда тебя уже точно ничто не остановит. Решишь, что раз все уже было, значит и повторить можно без проблем.
-Мммм…ну…если брать по большому счету, то нет.
Ты облегченно выдыхаешь в сторону и отпускаешь меня.
-Уфф…а я уже испугался. Хотя, если бы такое на самом деле было, ты бы, небось, со мной так мило не разговаривал, да?
Согласно киваю, вытирая мокрые руки о полотенце.
-Это точно. Я бы скорей всего тебе мило дал по яйцам.
Качаешь головой.
-Жестокий ты.
-Жизнь такая…
Складываю полотенце вчетверо и кладу его на столешницу. Ты следишь за моими действиями, оперевшись вытянутой рукой на спинку стула.
-Я бы никогда этого не сделал, ты знаешь?
Не сразу догоняю, о чем ты.
-Что?
Ты словно продолжаешь свои мысли вслух, не обратив внимания на мой вопрос:
-Не, ты, конечно, можешь думать, что угодно, и прикалываться по этому поводу, сколько влезет…но я не такой придурок, чтобы… Короче, ты понял.
Как-то уныло окидываешь меня взглядом и разворачиваешься в сторону выхода.
-Том…
-Я иду в душ.
-Нет, ты что сейчас сказал? Я не понял, это… Блин, да не думаю я так о тебе!
Ты положительно мычишь и, не оборачиваясь, выходишь с кухни. Я смотрю тебе вслед, поражаясь твоему поведению. Нет, ну нормально, а? Это прозвучало так, будто ты обиделся, будто я тебя своим подколом задел. Но я же не хотел, я думал, ты поймешь, что это шутка. Да и с каких это пор ты так воспринимаешь подобные моменты?
Решительно иду за тобой и догоняю посреди коридора. Обегаю тебя, преграждая путь. Ты поднимаешь на меня глаза, притормаживая. Не знаю, что лучше сказать, поэтому не говорю ничего, а просто обнимаю тебя обеими руками и прижимаюсь губами к плечу, закрывая глаза. Ты еле слышно интересуешься, слегка меня приобнимая за талию:
-Чего ты?
-Извини…
-За что?
-Я знаю, что ты никогда мне ничего плохого не сделаешь…я в этом не сомневаюсь ни капельки уже…
Аккуратно целую тебя в шею, нежнее даже, чем рассчитывал. Облизываю губы, ощущая солоноватый привкус застывшего на коже пота. Ты придаешь голосу заигрывающий тон, обнимая уже куда увереннее:
-Но я бы хотел сделать тебе что-нибудь хорошее…
-Ты и так делаешь.
Несколько хвастливо заявляешь, уже перебирая пальцами ткань моей футболки, задирая ее на пояснице:
-Я способен на большее.
-Значит, сделаешь.
Отклоняюсь немного назад, оставляя ладони на твоих плечах, и смотрю на расцветшую на твоих губах улыбку, означающую, что думаешь ты теперь о чем-то очень приятном. Я, наверное, даже знаю, о чем именно. Убираешь одну руку с моей талии и прикладываешь большой палец к нижней губе, слегка надавливая подушечкой.
-Я в душ, а потом…
Расплываюсь в улыбке и лукаво прищуриваю левый глаз, продолжая за тебя:
-Кушать.
Ты удивляешься такому варианту, задумываясь на секунду.
-Хм…да, это тоже было бы неплохо.
-Я попробую что-нибудь сварганить для нас пока…
-Давай.

Облизываешься, глядя на мои губы, и я отхожу от тебя на пару шагов в сторону, освобождая дорогу к твоей комнате, куда ты, судя по всему, направлялся. Ты не отрываешь от меня глаз, неохотно выпуская из своих рук.
-Или я могу съесть тебя…давно уже хочу…
-Съешь как-нибудь…когда я научусь себя готовить.
Ах, если бы ты знал, что за скрытый смысл я упрятываю в эту фразу! Но, ты, разумеется, не замечаешь в ней никакого тайного намека. Должно быть, просто не можешь себе представить, что я на такое способен. Хотя и сам еще с трудом себе все это представляю. И один вопрос по-прежнему остается нерешенным, по поводу любриканта. А без этого средства никак, по ходу. Вот незадача-то…

-Том, у меня к тебе есть пара вопросов.
Пока ты был в душе, а я стряпал этот нехитрый обед, что мы сейчас уплетаем, мне в голову пришла одна мысль, вполне себе имеющая право на существование. Ты небрежно бросаешь с набитым ртом:
-Валяй.
-Они касаются секса.
Ты перестаешь жевать и вытаращиваешь на меня глаза. Я же свои опускаю в тарелку и накалываю на вилку дольку помидора.
-Да ты что?
-Я тут думал…
-Ну-ка.
Ты опираешься на локти и наклоняешься ко мне корпусом, обращаясь в слух.
-Вот как ты собирался этим заниматься, когда…у нас же нет всего необходимого…
Ты деловито спрашиваешь:
-Например?
Вазюкаю помидор по тарелке, собирая им остатки растительного масла.
-Ну, ты ведь в курсе, что нужна специальная смазка?
-А, так у меня есть.
Вскидываю на тебя глаза. Неужели мой расчет оправдался?
-Да?
Утвердительно киваешь:
-Ага.
-Откуда?
Ты пожимаешь плечами и тянешься за стаканом.
-Что значит откуда? Как будто это что-то запрещенное, что нельзя купить нигде.
-И ты это сам покупал?
Допиваешь свою колу и отвечаешь пространно:
-Ну не сам, конечно…
-Ясно. А можно посмотреть?
Любопытство дергает за язык. Не надо было все же так явно его проявлять, но уже поздно.
-Сейчас?
Ты уже опираешься ладонями в стол, собираясь встать. Пытаюсь тебя остановить, мотая головой:
-Нет-нет…ну, потом, когда поедим…
-Да ладно, какая разница.
Ты все же поднимаешься и быстро выходишь в коридор. Блин, не стоило, наверное, начинать этот разговор за едой. И вообще, что ты теперь подумаешь? Наверняка же спросишь, зачем мне это вдруг так неожиданно понадобилось увидеть твои запасы вспомогательных средств для того, чем я еще по идее заниматься не собираюсь. Как бы отмазаться-то поубедительнее? Не успеваю придумать ничего путного до твоего возвращения.
-Вот, смотри.
Ставишь передо мной на край стола прозрачный флакон с черной этикеткой. Я нерешительно беру его и подношу к глазам. Усмехаюсь, прочтя название.
-"That's all you need"?
-А что? Так оно и есть. Отличная вещь.
Верчу эту «вещь» в руке, разглядывая.
-Ты ею уже пользовался?
-Один раз всего…давно уже…
Я поворачиваю бутылочку обратной стороной и изучаю описание. «Гель для анального секса на силиконовой основе. Применение: наносится во время прелюдии на область анального отверстия и/или пенис.
Дозировка: достаточно одной маленькой капли для достижения идеального скольжения.
Не содержит масла, обезжиренный. Хорошо смывается водой. Не липнет. Можно использовать с презервативом. Гипоаллергенно.» Да уж, прям идеальное средство, их почитать. На всякий случай смотрю на строку об изготовителе и сроке годности. И тут все чудесно: Германия и до 2010 года. Не придерешься даже. Если бы я выбирал, то, скорее всего, приобрел бы что-то подобное. А сто миллилитров это ты, конечно, основательно запасся, как раз на три года и хватит, если учесть, что тут заверяют, будто одной капли достаточно на раз.
-Ну, что скажешь? Устраивает?
-Да я не знаю…не разбираюсь в этом как-то, знаешь ли…
Отвинчиваю крышку и осторожно вдыхаю, поднося горлышко к носу. Запаха почти нет, только какая-то слабая его нотка, напоминающая антисептический раствор.
-Тогда поверь на слово. Это суперская штука.
-Ты не можешь давать объективную оценку, потому что не был в роли пассива.
Закручиваю крышку обратно и ставлю флакон на стол, ближе к тебе. Ты снова готовишься встать, спрашивая уточняющим тоном:
-Так…мне идти за телефоном?
Не понимаю, при чем здесь телефон.
-Зачем?
-Чтобы ты поговорил с тем, кто был в этой роли.
Хмыкаю и снова берусь за вилку, на которой смирно ждет своей дальнейшей участи так и оставшийся не съеденным кусок помидора.
-Не уж, спасибо, обойдусь.
Ты наливаешь себе еще колы и спрашиваешь:
-А чего это ты вдруг заинтересовался этим?
Ну вот, ты задал вопрос, на который я еще не сочинил правдоподобный ответ. Отправляю помидор в рот и пережевываю его подольше, обдумывая, что бы сказать. Ты испытующе глядишь на меня исподлобья, пригубив стакан. Не нахожу ничего более подходящего, чем полуправда:
-Просто мне стало интересно, насколько серьезно ты подготовился. А то мало ли, вдруг я захочу, а тут раз, и облом…
-Да если бы ты действительно захотел, а у меня бы ничего не было, я бы сам лично в круглосуточную аптеку побежал, прям в чем был бы!
Смеешься, вызывая у меня этим непроизвольную улыбку.
-Ну…раз уж на то пошло…презервативы у тебя, конечно же, тоже есть, в количестве годового запаса?
Ты часто киваешь, успокаиваясь немного.
-В ассортименте, я бы сказал. Тебе цветные, ароматизированные или эти, с усиками?
Недоверчиво уточняю:
-У тебя есть такие?
-Нет, но если ты захочешь…будут хоть с бородой!
Опять ржешь, поднимаясь из-за стола, и обходишь его угол, вставая за моим стулом. Я представляю себе такие волосатые презики и кривлюсь.
-Фу, какая мерзость!
-Или такие…как их…с прыщами…
-Чего? С какими еще прыщами? Прыщавые презервативы? Бли-и-ин…
Я заливаюсь дурным смехом, придерживаясь за живот. Ты вспоминаешь:
-А, нет…с пупырышками, вот!
Но меня уже не остановить, я наклоняюсь вперед и утыкаюсь лбом в стол, мелко сотрясаясь от хохота. Что может быть ужаснее, чем бородатый прыщавый презерватив? Только разве что если он надет на таком же бородатом и прыщавом мужике. Боже, какая муть приходит мне в голову иногда! Аж от самого себя в шоке.
Твои пальцы вдруг касаются задней части моей шеи, расчищаешь ими место, раскидывая волосы в стороны и неожиданно, так, что у меня дыхание спирает, впиваешься туда губами. Замираю с открытым ртом, и смех мигом отступает, а в нижней челюсти начинает что-то легонько щекотать, вызывая желание почесать там изнутри языком. Выдыхаю себе в руку, а твои губы целуют все напористей и горячее, и как ты так резко умеешь переключаться с веселья на страсть?
-То-оммм…
Произносишь хрипловатым полушепотом, не отрывая губ от кожи:
-Тебе так нравится?
У меня от затылка до копчика проносится обжигающий холодок, неконтролируемо вздрагиваю.
-О, нет, только не говори так, это…
-Как так?
Ты снова не отстраняешься, и я испытываю это ощущение опять, надо же, как от этого передергивает.
-Че-е-ерт…ахх…
Поднимаешь голову и обхватываешь ладонью мою щеку, поворачивая лицо к себе. Я приоткрываю губы, уже жаждая твоего поцелуя, и ты даешь мне его незамедлительно, с ходу глубоко всовывая мне в рот язык. Возбуждаюсь так, что рука сама собой опускается на пах и сдавливает член. Не стесняясь, глажу себя, всасываясь в твой язык и ритмично втягивая его губами. Ты просовываешь кисть в ворот моей футболки и добираешься кончиками пальцев до груди, нащупывая сосок, теребишь его, а потом сжимаешь. Я вонзаю в твой язык зубы. Мычишь мне в рот, и, отняв его, кусаешь за верхнюю губу с каким-то диковатым рычанием. Ну вот, завелись. Теперь фиг остановимся. Ты пылко произносишь:
-Съем…всего сожру…с потрохами…
-Лучше оближи…так я вкуснее…
Боже, что я несу? Но эта двусмысленность только усиливает возбуждение. Ты тянешь меня вверх, я встаю, уже собираясь покрепче к тебе прижаться, как ты разворачиваешь меня к себе спиной и подталкиваешь вперед, вынуждая упереться коленом в стул.
-Что…
-Давай, так будет удобнее…
Я не понимаю еще, что ты задумал, но ставлю второе колено на сидение и упираюсь руками в край стола. Ты стаскиваешь с меня штаны вместе с трусами и, не медля ни секунды, наклоняешься к заду, раздвигая половинки руками. И когда твой влажный язык втыкается четко мне в отверстие, я роняю голову и инстинктивно прогибаюсь в спине, не в силах сопротивляться захватившему меня желанию чувствовать тебя там.
-О…ты снова гладкий…как офигенно…
Отстраняешься и проводишь вдоль всей ложбинки пальцем, возвращаясь к центру и слегка надавливая на вход. С трудом сглатываю, чтобы произнести плохо слушающимися губами:
-Я знал…что тебе…понравится…
-Мне дико нравится…и раз нельзя съесть, я тебя залижу тогда…
Говоришь и тут же снова принимаешься за дело. Моя рука опять тянется к члену, потому что терпеть это почти невыносимо, хочется добавить ощущений, сделать их насыщеннее. Но ты перехватываешь мое запястье и заводишь мою руку мне за спину, прижимая к пояснице. Блин, так не честно! Пробую высвободить ее. Но ты стискиваешь пальцы крепче. Черт, черт, черт.
-Том, ну пожа-а-алуйста…
-Потом…
-Ну хоть чуть-чуть…я не могу…
-Можешь…
Разочарованно стону и облизываю пересохшие губы. Ты проводишь языком ниже, задевая мошонку, а затем всасываешься в место чуть повыше ее губами, отчего я зажмуриваюсь, и перед глазами прыгают разноцветные кружочки, похожие на конфетти.
-Ты надо мной издеваешься…
Ты быстро отвечаешь:
-Потерпи…я же терплю…
-Отпусти руку…я не буду…
Ты отпускаешь, и я возвращаю ее на стол. На глаза попадается стоящий на нем флакончик с гелем. Я представляю себе, что будет, когда мы начнем его использовать, и у меня голова начинает кружиться, как ночью после клуба. Если ты будешь трахать меня с таким же рвением и самоотдачей…блин, наверное, это будет круто. И если мне при этом не будет больно, если я буду получать удовольствие, то вообще боюсь, что сойду с ума от тебя.
-Том…ну хватит…давай я тоже…
Ты выпрямляешься, не выпуская мой зад из рук, и я оборачиваюсь на тебя.
-Ты тоже что? Оторваться от твоей попки я могу только разве что ради твоего рта.
-Да, я это и имел в виду…
-Ок…

Ухватываешься сзади за ворот своей майки и снимаешь ее, стягивая через голову. Я слезаю со стула и подтягиваю свои штаны, так, чтобы хотя бы зад прикрыть. Ты молча давишь мне на плечо, давая понять, чтобы я сел. Опускаюсь на сидение, и ты приближаешься почти вплотную к моему лицу, закусывая нижнюю губу. Смотрю на твой живот и приближаю к нему губы, высовывая язык и ныряя его кончиком во впадинку пупка. Ты мягко проводишь рукой по моей голове, приглаживая волосы.
Поднимаю на тебя глаза, кладя пальцы на ремень. Начинаю его расстегивать, нарочито медленно, мне нравится видеть, как меняется при этом выражения твоего лица. Уверен, сейчас у тебя в мозгу вертятся одни только пошлые мысли. И ты озвучиваешь одну из них, когда я даю твоим джинсам упасть вниз, и пряжка звенькает, ударившись о напольную плитку.
-Ты хочешь у меня отсосать?
Дотрагиваюсь пальцами то твоего напрягшегося под трусами члена и совершенно искренне отвечаю:
-Хочу…
-Скажи это…
Я запинаюсь, твоя просьба застает врасплох.
-Эм…я…я хочу у тебя…отсосать…да…я хочу сосать твой член…
Сам не знаю, как у меня получилось такое сказать, но ты явно остаешься доволен.
-О, черт…ушам своим не верю…
Я наклоняю голову чуть вбок и размыкаю губы, накрывая ими выпирающий ствол поперек и медленно сдавливая его зубами, пока ты не издаешь звук, похожий на всхлип. Отпускаю, проезжаясь зубами по ткани трусов, и, чуть отстранившись, оттягиваю резинку к себе, заглядывая в образовавшееся между ней и твоим пахом пространство. Навстречу мне оттуда нетерпеливо выглядывает твой дружок, заманивая влажной капелькой, поблескивающей в центре головки. Осторожно снимаю ее языком и забираю в рот, растворяя в своей слюне.
Ты не выдерживаешь и сам стягиваешь с себя трусы, предоставляя мне полный простор для действий. Обхватываю член рукой у основания, приближая к губам, будто микрофон, закрепленный на стойке, и заглатываю сразу поглубже. Мне так нравится, думаю, тебе тоже. Ты просишь:
-Посмотри на меня…
Я уже собираюсь выпустить член, но ты поясняешь:
-Нет, вот так…с ним…да…
Я оставляю его во рту и смотрю на тебя снизу вверх, замирая так.
-Только…соси…пожалуйста…
Понял. Хочешь, чтобы я смотрел на тебя при этом? Попахивает порно, ну да ладно, мне же не сложно, если тебе от этого будет прикольнее. Начинаю работать ртом, и ты закатываешь глаза, запрокинув голову, но потом снова опускаешь взгляд на меня и с мученическим лицом наблюдаешь за тем, как мои губы скользят по направлению к твоему паху и обратно.
-Мне…мне еще никто…не делал это так…я не думал, что ты…что ты…о, fuck…
Снова запрокидываешь назад голову, когда я прижимаю язык крепче и с нажимом провожу шариком штанги по всей длине. Мне льстят твои слова, я и хочу делать для тебя что-то особенное, не так, как другие, хочу выигрывать хоть в чем-то на их фоне. Принимаюсь сосать активнее, ускоряя темп и двигая головой чаще. Ты начинаешь постанывать, то глядя на меня, то воздевая глаза к потолку. Я знаю уже, что если продолжу в таком ритме, ты кончишь уже через полминуты. Я бы на твоем месте уже невыносимо этого хотел, поэтому не вижу смысла тормозить и, задавшись целью как можно быстрее довести тебя до оргазма, упорно к ней иду, помогая усилить эффект пальцами.
-Все, все…все-е-е…
Ты расслабленно стонешь, и я плотнее смыкаю губы, позволяя твоей сперме наполнять рот. Глотать не спешу, лучше уж все сразу потом, один махом. Ты забираешь у меня член, сгибаешься пополам и утыкаешься лбом мне в макушку, тяжело дыша в волосы. Вот теперь я сглатываю, в очередной раз успешно преодолев чувство отторжения.
-Это было охрененно…лучше и пожелать нельзя…ты меня сделал…
Мне даже отвечать ничего не хочется. Я медленно облизываю уголки губ и беру тебя за руку. Мне тоже нужен оргазм, и чем скорее, тем лучше. Укладываю твою ладонь себе на член и сжимаю его ею. Ты спохватываешься, распрямляя шею.
-Да, сейчас…
Опускаешься передо мной на колени, и я откидываюсь на спинку стула, задирая футболку на животе. Ты проводишь несколько раз рукой вверх-вниз по члену и тянешь его в рот, опуская голову. Мне нравится, как ты обращаешься с ним. Абсолютно все устраивает. Особенно классно, когда ты вот так глубоко вбираешь его в себя, пропуская головку в горло, где она так восхитительно сдавливается, что аж в глазах темнеет. У меня вот так не получается, сразу начинает тошнить, а хотелось бы научиться. Эх, а все-таки меня и вот такие отношения полностью удовлетворяют, но ты, конечно, долго на одних минетах не протянешь, это я уже понял. Что ж, значит, будем потихоньку осваивать новые территории. Глядишь, и клад найдется какой-нибудь, как награда за отвагу.

Ты валяешься на диване в гостиной, закинув ноги на подлокотник, и пялишься в ноутбук, стоящий у тебя на животе. На улице уже начало смеркаться, и твое лицо, выхваченное из сумерек подсветкой монитора, сразу привлекает к себе взгляд. Подхожу ближе и встаю у твоих ног, ты на секунду поднимаешь на меня глаза и тут же опускаешь обратно, быстро щелкая по какой-то клавише. Тяну руку к твоей босой ступне и легонько щекочу ее кончиками пальцев. Ты дергаешь ногой и издаешь непроизвольный смешок, но от компа не отрываешься.
-Сейчас, мне чуть-чуть осталось…пять минут…
-На паузу поставь и все.
-Ну какой смысл, когда кончается уже?
Цокаю языком и обхожу диван. Не люблю, когда меня игнорируют, особенно, когда мне хочется к себе внимания. Без слов забираю у тебя ноутбук и ставлю его на пол, так что штекер наушников выдирается из разъема. Ты досадливо сжимаешь губы, но не выказываешь никакого сопротивления. Снимаешь с головы ободок и, подцепив его пальцем, протягиваешь мне. Вот, другое дело. Укладываю наушники на клавиатуру ноута и ставлю колено на край дивана, упираясь им в твое бедро. Ты уже собираешься подвинуться к спинке, но я наклоняюсь и кладу ладонь тебе на солнечное сплетение, не давая перевернуться на бок. Осторожно, будто боясь тебя раздавить, укладываюсь сверху, с тем расчетом, чтобы мой подбородок оказался чуть ниже твоих ключиц, и, упираясь им в тебя, впиваюсь долгим взглядом в твои поблескивающие в полумраке глаза.
-Ммм…ээ…я что-то должен сделать или…?
Отрицательно качаю головой и прислоняю указательный палец к твоим губам. Не хочу говорить сейчас. Мне нужно подумать, но в твоей непосредственной близости. Ты мой источник размышлений, гляжу на тебя, чувствую твое тело своим, и мыслительный процесс идет в нужном направлении.
У тебя живот теплый, нагрелся от ноутбука, это тепло передается мне, производя расслабляющий эффект. Изучаю твое лицо, неторопливо скользя по нему взглядом, ты пытаешься его уловить, но я не смотрю уже тебе в глаза. Вздыхаешь, и твоя грудная клетка вздымается подо мной. Мне немного не по себе от того, что я собираюсь сделать, но, поскольку я не могу рассказать тебе о своих планах, а поддержка все же нужна, я пробую получить ее вот таким способом, хотя бы просто полежав так с тобой. Ты кладешь руку мне на спину и начинаешь не спеша ее поглаживать. Это приятно, я прикрываю глаза и, повернув голову набок, прикладываюсь виском к твоему плечу, вжимаясь носом в шею. Тихо спрашиваешь:
-Ты на мне спать собрался?
Открываю глаза, проезжаясь по твоей коже кончиками ресниц.
-Нет…просто полежу…хорошо? Или тебе тяжело?
-Не, все нормально. Лежи, конечно…
Снова опускаю веки и устраиваюсь поудобнее, сгибая одну ногу в колене и заваливаясь чуть вбок. Ты оставляешь одну руку у меня на лопатке, обнимая, а второй берешь мою за запястье и подносишь к своему лицу.
-Ты отрезал ногти?
Заметил. Ну я и не пытаюсь это скрывать, в этом ведь нет ничего такого.
-Да…пора уже…я скоро пойду в салон, наращивать…
-Да зафиг тебе это надо? По-моему, так гораздо лучше.
Вертишь перед глазами мою кисть и прикладываешь ее к своей щеке, потираясь ею о ладонь. Да, так лучше для того, чем я намереваюсь заниматься, но от своего фирменного маникюра я отказываться не собираюсь. Вот если бы нам не нужно было в тур, тогда можно было бы и так оставить.
-Это часть моего образа…и вообще, давай не будем это обсуждать, ок?
Ты неопределенно пожимаешь плечами, отчего моя покоящаяся на одном из них голова немного приподнимается.
-Блин, я как представлю, что нас ждет… Нет, это круто, конечно, концерты, полные залы и все такое, но… У нас будет оставаться совсем мало времени, чтобы побыть наедине. И как тогда…
Перебиваю тебя, придавая голосу требовательно-просящее выражение:
-Том. Не сейчас, ладно?
-Ну…ладно. Ты что, устал?
Перемещаешь руку с моей спины на макушку и погружаешь пальцы в корни волос. Хоть говорить мне особо и не хочется, но приходится как-то поддерживать диалог.
-Я сегодня готовил нам есть, потом мыл посуду и организовал, наконец, стирку, между прочим.
Ты усмехаешься, переходя на знакомый уже игривый тон:
-И что ты за это хочешь? За еду я тебя уже отблагодарил. Что за посуду?
Улыбаюсь, вспоминая твой акт благодарности. Черт, а ведь это реально офигительно было. Отодвигаюсь на твоем плече немного назад, и ты поворачиваешь ко мне лицо.
-Хм…поцелуй сойдет. Только не сильный…такой, знаешь…из категории «lite»…
Растягиваешь губы в улыбке и как-то непривычно ласково говоришь:
-Ммм…мой Билли хочет нежности?
Переспрашиваю, слегка хмурясь:
-Твой Билли?
-Ну, ты же мой.
-Ты в этом уверен?
Теперь хмуришься уже ты.
-Что это значит? А чей еще ты можешь быть?
Объясняю свое видение ситуации:
-Ничей. Я принадлежу только себе.
-Ну, тогда скоро ты станешь моим. Когда будешь уже, наконец, мне принадлежать, когда отдашься и…
Накрываю твой рот ладонью.
-Замолчи. Не поднимай эту тему…я прошу…
Ты убираешь мою руку от своего лица и тянешься к губам.
-Ок, тогда я целую, как договаривались?
Даю добро, улыбаясь одним уголком рта:
-Целуй.
Ты действительно делаешь все очень нежно, так деликатно и осторожно, словно это первый раз, и тебе не хватает смелости на большее. Вот сейчас я могу в полной мере насладиться мягкостью и чувственностью твоих губ. Мне даже становится жаль, когда ты заканчиваешь и отстраняешься. И возникает желание поделиться с тобой одним своим «мини-секретом».
-Хочешь, признаюсь кое в чем?
Ты вопросительно мычишь и киваешь. Я отвожу глаза в сторону и останавливаю взгляд на надписи у тебя на футболке.
-Меня никто никогда так не целовал…как ты…так классно… Я еще в самый первый раз тогда, в твоей комнате, понял, что ты целуешься просто потрясающе…
Ты молчишь недолго, а потом произносишь несколько неуверенно:
-Ты мне льстишь.
-Очень надо.
Поворачиваешь мое лицо к себе за подбородок и вкрадчиво интересуешься:
-Значит ли это, что твои губы отныне буду целовать только я, как лучший из лучших?
Гляжу на тебя с укором, ох и любишь же ты себя, а еще мне на самовлюбленность пеняешь.
-Смотри не загордись.
-Хорошо, подожду, когда ты признаешь, что я идеальный любовник…
Закатываю глаза и приподнимаюсь на локте.
-Ох, все…начинается… Я, пожалуй, пойду…
-Куда это?
-У меня там машинка стирает, надо проверить…потом белье развесить…
Черт, говорю прям как жена-домохозяйка! А ты в качестве мужа, беззаботно валяющегося на диване, выступаешь. Только пива и футбола не хватает.
-Если что зови, я помогу.
Вот уж чего-чего, а тебя звать точно не стану, ведь белье это только предлог. Точнее, оно и правда стирается, но у меня и другие дела есть, с которыми я предпочитаю разобраться собственноручно. Перелезаю через тебя и спускаюсь на пол.
-Ноут дать?
-Ага.
Подбираю его с пола и ставлю обратно тебе на живот. В другом случае я бы так не расщедрился, но мне надо, чтобы ты себя чем-нибудь развлек, а то ведь заскучаешь, припрешься в самый неподходящий момент и помешаешь. На всякий случай еще говорю, чтобы ты знал и не лез сам:
-Я приду потом к тебе…
-Приходи. Я еще за стирку с тобой не расплатился.
Подмигиваешь мне и снова надеваешь на голову наушники. Ладно, кажется, на ближайшее время у тебя занятие есть. Ты у меня сейчас удовлетворенный, сытый и довольный. Проживешь без моего общения часок, не пропадешь, надеюсь. Выхожу из гостиной и, обернувшись на тебя уже на пороге, для верности еще и прикрываю дверь.

У меня есть одно дельце в твоей спальне. Нужно найти этот супер-гель. Ты его унес назад к себе, не мог же я у тебя в открытую конфисковать бутылку, это было бы подозрительно. Захожу, включая верхний свет, и оглядываю комнату. Где бы ты мог хранить эту штуку? Помню, когда недавно искал у тебя провод для ноутбука, она мне не попадалась. Значит в тумбочке и столе вряд ли. Хотя, ты мог ее сегодня засунуть и туда, по-быстрому то. Тем более, теперь тебе вовсе нет необходимости ее прятать.
Решаю начать все же со стола. Но ящики меня нужной находкой не порадовали. Зато вот на презервативы я снова наткнулся. И никакие они не цветные, обычные вроде. Сверхпрочные, из серии «Марафон». Хм, предпочитаешь забеги на длинную дистанцию? Интересно, на сколько тебя обычно хватает? Надо будет как-нибудь спросить тебя про твой рекорд. Мой вот весьма скромный, минут десять, не больше. А для кого-то и полчаса ерунда. Хотя, если учесть, сколько раз и с какими перерывами у меня был секс, в таких показателях нет ничего удивительного. Одно дело, когда трахаешься каждый день, а совсем другое, когда это случается после нескольких месяцев воздержания. Попробуй, растяни удовольствие на полчаса! Вскрываю коробочку и отрываю от ленты один блестящий квадратик. Мало ли, вдруг пригодится, а то у меня вообще ни одного нет.
Задвигаю ящик и сую презерватив в задний карман треников. Так, где же может быть смазка? Иду к шкафу и бегло осматриваю полки, проводя рукой за стопками вещей. Впрочем, это так назвать можно разве что условно, у тебя там по большей части куча-мала из шмоток, которые ты уже сто лет не одеваешь. И нафига забивать ненужным тряпьем шкаф?
Что ж, здесь мои поиски тоже успехом не обвенчались. Оглядываюсь на тумбочку. Вся надежда не нее осталась. Подхожу к ней, мысленно прося, чтобы искомое там обнаружилось и, о чудо, так необходимая мне сейчас бутылочка лежит на самом видном месте, поверх всего того барахла, что содержится в верхнем ящике. Хватаю ее и поспешно направляюсь к двери. Выглядываю в коридор, изучая обстановку и прислушиваясь. По ходу, все в порядке, можно отправляться дальше. Гашу у тебя свет и, почти крадясь и оглядываясь через шаг, добираюсь до ванной. Запираюсь в ней изнутри и перевожу дух. Первая часть плана удалась, но впереди еще самое сложное и кропотливое. Хорошо бы, все получилось, ненавижу терпеть неудачи, тем более, тут все зависит только от меня самого.

Я ставлю флакончик на стиральную машину и осматриваюсь, снова задумываясь о возможности проделать это прямо здесь, в ванной. Но в очередной раз за вечер прихожу к выводу, что это неудобно. Нет, вода, душ, туалет, это все, конечно, замечательно, но тут же совершенно негде устроиться так, как нужно. А там было написано, что пробовать лучше всего лежа. Но тут лечь можно разве что на пол, да в пустое джакузи. И то, и другое, разумеется, не годится. Холодно, жестко и потому не катит. Хрен расслабишься. Ладно, чего мудрить, сейчас сделаю, что хотел, и пойду к себе.
Беру с полки заранее заготовленную маленькую баночку, в которой когда-то был классный крем для век, и аккуратно переливаю в нее немного геля. Он совсем прозрачный, средней густоты, напоминает по консистенции сырой яичный белок. Опять нюхаю эту субстанцию, но на сей раз обоняние вообще никакого запаха не улавливает, даже намека на него. Тем лучше, что тут не намешано ничего лишнего, вроде красителей и ароматизаторов. Усмехаюсь самому себе, заворачивая по очереди обе крышки. Ем всякую гадость, в которой этих самых добавок до фига и больше, а вот зад смазывать какой-то сомнительной химией не хочется. Я что, ценю его превыше желудка?
Так, отлично, нужная доза смазки добыта, теперь надо вернуть бутылку в твою тумбочку, а то мало ли, вдруг ты случайно заметишь пропажу. Прячу свою баночку под полотенце и открываю дверь ванной. В коридоре по-прежнему темно и тихо. Не медля ни секунды, шмыгаю в твою комнату, не включая свет, добираюсь до тумбочки, сую в ящик флакон и так же быстро покидаю «место преступления». Возвращаюсь в ванную, подхожу к раковине и тщательно мою руки с жидким мылом. Все должно быть идеально, как положено, иначе не стоило и затевать весь этот эксперимент. Поднимаю глаза на свое отражение и мысленно обращаюсь к нему: «Ну ты даешь, Билл…подумать только…и ты правда это сделаешь?» В своих глазах я нахожу вполне осознанное желание и решимость. Потихоньку фигея с себя, закрываю кран и прислушиваюсь к своим внутренним ощущениям. Тело подтверждает, что вполне готово к задуманному. Во всяком случае, если верить тому, что я прочел в интернете, я не испытываю ничего, что могло бы означать, что нельзя. В туалет я уже сходил, после этого ничего не ел, все, что надо было помыть - помыл, так что…можно приступать, наверное. Лишь бы хватило смелости и удалось перебороть страх перед неизведанным.
Прихватываю со стиралки полотенце вместе с запрятанной в него баночкой и снова выхожу в коридор. Оказавшись в своей комнате, сразу же запираюсь на замок и, прислонившись спиной к двери, делаю несколько размеренных вдохов-выдохов. В груди все клокочет и вибрирует, и сердце бьется, как перед выходом на сцену в зале с огроменной толпой. Но я не привык отступать, когда у меня есть конкретная цель и все условия, чтобы ее достичь, не важно, чего это касается. Если уж начал, то непременно доведу дело до конца, чего бы мне это ни стоило.
Отталкиваюсь от двери задом и подхожу к кровати. Кладу на нее полотенце и включаю лампу на тумбочке. Уже собираюсь потянуть штаны вниз, но тут взгляд устремляется в окно. Надо задернуть шторы. Перестраховываюсь, конечно, но, как говорится, лучше перебдеть, чем недобдеть. Иду к окну и плотно его закрываю. Вот, теперь я в полной изоляции от внешнего мира. Так, что мне еще нужно? Я же что-то хотел еще взять…а, точно, влажные салфетки! Пригодятся, мне кажется, раз вода далеко. Нахожу их в ящике столика у зеркала и забираю с собой в постель. Ну все, теперь у меня полный набор юного исследователя собственной попы, блин. Эх, я еще и иронизировать могу, это хороший показатель, однако. Если подходить к чему-то серьезному с юмором, то все проще и легче получается, играючи даже.
Теперь я спокойно снимаю штаны и укладываюсь на кровать, упираясь ступнями в одеяло. Так, главное не забыть ничего и не напутать. Сначала расслабиться…да, это самое сложное на самом деле. Но от степени расслабленности напрямую зависит показатель успеха, как я понял. Поэтому, тут нужно не халтурить, для самого же себя стараюсь. Накрываю ладонью член с яйцами поверх трусов и принимаюсь медленно их массировать, закрыв глаза. Полностью абстрагироваться от окружающей действительности и сосредоточиться на этих ощущениях - вот моя основная задача на данный момент.

Я смотрю на свой блестящий от геля средний палец и кусаю губы. Так, спокойствие, только спокойствие, я смогу, непременно смогу. Вот прямо сейчас возьму и... Только надо перестать так нервничать, я же не харакири себе делать собираюсь, в конце-то концов! Это всего лишь палец, у него диаметр сантиметра полтора, не больше. И это в самом широком месте. К тому же, во мне ведь уже побывал твой, и ничего же не случилось страшного, мне ведь даже больно не было ни чуточки. Успокаивая себя такими мыслями, снова окунаю кончик пальца в смазку и протягиваю руку вперед, между ног. Сначала снаружи. Просто смазать, ничего больше, это же элементарно. От первого мокрого прохладного прикосновения кольцо мышц непроизвольно плотно сжимается. Я еще ни разу не трогал сам себя там вот так, ужасно непривычно… Совершаю осторожные круговые движения, одновременно массируя анус, что, по идее, тоже должно поспособствовать расслаблению. И, кажется, помогает, напряжение внутри постепенно спадает, и я чувствую, как слабеет и смягчается сморщенная кожа у входа под подушечкой пальца. Мне даже приятно это ощущение, это не так, как когда подобное делал ты, но все равно что-то отдаленно-возбуждающее есть.
Ну, по-моему, достаточно. Теперь уже можно начать «погружение», наверное. Я возвращаю руку назад и снова смачиваю палец в геле, как можно обильнее и гуще. Больше - не меньше ведь. Одна капля падает мне на живот, когда я снова вытягиваю руку. Смазываю ее второй, отчего на коже остается лоснящийся след. Шире расставляю ноги и чуть приподнимаю ягодицы вверх, так должно быть удобнее. Прижимаю палец к анусу и зажмуриваюсь в ожидании чего-то неприятного, словно мне сейчас будут делать укол или выдирать зуб с корнем. Надавливаю несильно, едва-едва, и упругое колечко под кончиком пальца слегка прогибается внутрь. Так, все нормально, нужно дальше, вниз… Выдыхаю ртом и медленно, миллиметр за миллиметром протискиваю палец глубже. И он, к моему удивлению, довольно легко и беспрепятственно скользит в заданном направлении. Только вот уж очень там мало пространства свободного, да что там, его вообще нет! И стенки прохода прилегают к пальцу вплотную, даже весьма ощутимо сдавливая его со всех сторон. Это похоже на то, как если совать его в кожаную перчатку, которая тебе жутко мала. Одно радует: в отличие от этого изделия в моей попе нету швов, и она не затрещит по ним, если я продолжу.
Мне совсем не больно, это очень положительное открытие. Правда, некий дискомфорт все же присутствует, но он вполне объясним, наверное, ведь то, что я сейчас делаю, противоестественно с точки зрения физиологии. Замираю и перевожу дыхание, мне кажется, я забыл вообще на эту минуту, что нужно дышать. Сколько там уже во мне, интересно? Примерно половина, костяшка второй фаланги еще снаружи, вот ее пропихнуть и можно уже прощупывать «прилегающую территорию». Простата находится на глубине трех-пяти сантиметров, так было сказано вроде. Снова задерживаю дыхание и, еще сильнее сомкнув веки, ввожу палец глубже. Ой, черт, вот сейчас было как-то странно, не то чтобы больно, но ощущение не из милых. Как будто тело запротивилось, почуяв вторжение чего-то инородного, и решило дать отпор, вызвав негативную эмоцию. Ну уж нет, из-за такой ерунды я не отступлю, когда цель так близка уже. Нужно постараться еще больше расслабить мышцы внутри, тогда эта неприятность скорее пройдет, об этом тоже было написано.
Так, надо себе помочь. Я беру в левую руку член и начинаю его не спеша подрачивать, пытаясь на время забыть о пальце и заднице. Во-о-от, уже лучше, совсем другое дело. Смена основного места действия мне определенно пошла на пользу. Эти сомнительные ощущения, там, внутри, постепенно отходят на задний план, я даже практически перестаю чувствовать, что у меня в попе гостит мой палец. Ну, значит, все правильно. Она начала свыкаться с этим нежданным визитом и приспосабливаться, как и было обещано в интернете.
Что теперь? Теперь нужно попробовать нащупать эту штуковину. А для этого палец следует слегка загнуть вперед и вверх, по идее он должен во что-то там упереться и это и будет простата. Только вот как бы понять, она это или все же нет… Действуя в соответствии с инструкцией, сгибаю первую фалангу и кончик утыкается во что-то довольно плотное, округлое и чуть упругое на ощупь. Неужели, она? Такое непонятное ощущение, блин, вроде и себя трогаю, а кажется, что это что-то чужое, мне не принадлежащее. Осторожно провожу подушечкой по поверхности этого комочка, о, а она не такая уж и маленькая, как я думал. И еще я думал, что она совсем гладкая, а тут какая-то бороздка неглубокая есть посередине…хм, интересно… Только вот почему-то я не чувствую никакого обещанного кайфа. Может, я слишком слабо притрагиваюсь, надо сильнее?
Пробую надавить снизу вверх на этот бугорок и, не ожидая такого эффекта, позволяю себе издать чересчур громкий стон. Тут же закрываю себе рот ладонью, распахивая глаза, которые почему-то все равно ничего не видят сейчас. Боже, это…это нечто. Ничего подобного в жизни не испытывал. Это так…нереально…меня аж перетряхивает всего от этого микровзрыва внутри. И хочется почувствовать это снова, прямо сейчас. Повторяю это движение-давление, и меня опять накрывает. Так, что глаза сами собой закатываются, и поджимаются пальцы на ногах. Впиваюсь зубами в ребро ладони и судорожно выталкиваю из легких воздух. Черт, вот это да! Фантастика просто, полный улет. Еще несколько таких нажатий, и член отрывается от живота и устремляется вверх. У меня ощущение, что я кончу вот-вот, но оно не такое, как обычно, будто запрятано куда глубже и что-то в нем есть такое, диковатое, животное. Так, а что если… Очень любопытно проверить максимальный результат такой вот прямой стимуляции. На что способна эта «волшебная кнопочка»? Я убираю руку ото рта и, облизав губы, задаю пальцу частый ритм. И меня начинает колбасить по-страшному. Это просто описанию не поддается, как охренительно. Черт, мне так хорошо, что смеяться хочется, будто я на грани истерики. По члену течет что-то, но это не сперма, точно, я ведь почувствовал бы оргазм тогда. Да, это просто смазка, надо же, как много, раньше столько не бывало никогда. Я и не знал, что она в таких количествах способна вырабатываться.
Боже, что же мне делать? Останавливаться на достигнутом сейчас как-то глупо. Дойти до наивысшей точки…а если я не выдержу такого счастья? Блин, не ожидал, что это будет так мощно… Но не оставлять же себя в таком состоянии! Да, я не могу быть таким жестоким к самому себе, мне непременно надо узнать, как оно, когда так… Я уже предполагаю, что намного круче, чем обычно, но испытать все в реале хочется неимоверно. О, надо попробовать одновременно, это наверняка окажется крышесносно… Я обхватываю напряженный член свободной рукой и даю телу сигнал к старту. Ох, чую, что-то сейчас бу-у-уде-е-ет…

Стук в дверь раздается в тот момент, когда я вытираю руки влажной салфеткой.
-Билл, ты чего закрылся?
Черт, совсем немного не успел. Теперь надо срочно придумывать очередную отмазку. Пихаю салфетку в ящик тумбочки и, бегло оглядев комнату, иду открывать. Ты как-то растерянно смотришь на меня, указывая большим пальцем себе за плечо:
-Там машинка уже остановилась, надо белье доставать…
-А, да…сейчас вытащу…я тут просто…
Прикладываю чуть влажные ладони к верхней части ног и потираю их о штаны, отводя глаза влево. Чувствую себя несколько неловко перед тобой, хоть ты, конечно, вряд ли сможешь что-то понять.
-Что ты тут делал?
Проходишь в комнату, отчего я отступаю назад.
-Я…это…прилег…и задремал, кажется…
Не знаю, насколько убедительно вышло, но лучшего объяснения сходу придумать я не смог.
-А дверь зачем запер?
-А она была заперта? А…да…ну, случайно, наверное…или так, машинально, может, повернул замок…
Ты подходишь ко мне и привлекаешь к себе за талию.
-А я соскучился уже…ты же обещал прийти…
Наклоняешь голову и метишься в мои губы. Я позволяю себя поцеловать, хотя сейчас мне не особо хочется всего этого. У меня такое состояние, когда уже вообще ничего не хочется, во всем теле слабость и сознание слегка затуманено. Я еще не отошел от этих ощущений, что испытывал всего десять минут назад, даже пальцы до сих пор подрагивают, а там, внутри, так непривычно сладко тянет…особенно если чуть сжать мышцы. Точнее, когда сжимаешь как раз супер, а вот когда расслабляешь - не очень. Кажется, будто что-то мешает, или напротив, чего-то не хватает.
Ты целуешь неторопливо, с языком, мне приятно, но возбуждения я не испытываю, что не удивительно, если учесть мой недавний бурный оргазм. А вот у тебя все как обычно срабатывает незамедлительно. Принимаешься тереться об меня, шепча в рот:
-Пойдем в кроватку?
Мотаю головой, отстраняя лицо от тебя.
-Том, нет…не сейчас…еще вся ночь впереди…
-Какая разница…я тебя не только по ночам хочу…
Снова собираешься поцеловать, но я уже не даю. Если ты заведешься, то хрен отстанешь, а у меня нет сил сейчас тебя ублажать. А мне так и подавно не нужно ничего в данный момент.
-Нужно с бельем разобраться, что оно там влажное будет тухнуть?
-Да какое белье, Билл? Ты что…
Прикладываешь руку к моему паху и смотришь удивленно и даже отчасти разочарованно. Убираю ее, отводя в сторону, и вздыхаю.
-Я же говорю, не сейчас…
В твоем голосе напряжение:
-В чем дело?
-Ни в чем.
-У тебя не встал?
Так и говоришь, с вопросительной интонацией, будто не уверен в этом.
-И что? Он не должен…
Ты перебиваешь, не давая мне закончить фразу:
-Такого не было раньше.
От невозможности поведать тебе истинную причину и неспособности оперативно придумать другую я начинаю злиться. Отхожу к зеркалу и хватаю со столика расческу.
-Блин, Том, я тебе не робот! Если твой всегда такой резвый, то я рад за тебя, а у меня все несколько иначе, ясно?
Ты складываешь руки на груди и задумчиво прохаживаешься по ковру. Я с чрезмерным усердием чешу волосы, отмечая про себя, что у меня щеки красные, по ходу, до сих пор. Хорошо хоть к этому ты не придрался, но, может, просто не обратил внимания, да и освещение слабоватое.
-Это что?
Наклоняешься и подбираешь что-то с пола, сбоку от кровати. Я слежу за этим в зеркале, и у меня сердце замирает, когда я понимаю, что ты держишь в руке. На автомате прислоняю ладонь к заднему карману штанов. Черт, выпал, видимо. Как же я не заметил?
-Что?
Оборачиваюсь, откладывая расческу и делая непонимающее лицо. Ты подходишь ближе, протягивая руку ладонью вверх, на которой покоится поблескивающий золотистый квадратик.
-Вот это. У твоей кровати валялось.
Включаю святую простоту:
-А это…это…презерватив?
Это прозвучало так, будто я всего лишь выдвинул предположение. Не знаю, найдешь ли ты в моем тоне что-то подозрительное, надеюсь, что нет. А вообще, теперь мне позарез надо сочинить легенду о том, как данное изделие оказалось там, где ты его нашел. Думай, Билл, думай.
Ты с сарказмом отвечаешь:
-Правда? Как же я сам не догадался.
Открываю рот, еще не зная, что скажу, и произношу, что произносится:
-А он…он твой, кстати.
И, кстати, я даже не вру.
-Мой?
Киваю поспешно.
-Ага.
Ты хмыкаешь и недоверчиво интересуешься:
-Откуда ты знаешь? На нем вроде не написано имя владельца…
-Ммм…я знаю, потому что я…я его увидел…э…в ванной…когда собрался стирать…да, он выпал из кармана твоих джинсов!
Довольный придуманной на ходу историей, улыбаюсь и снова отворачиваюсь к зеркалу, краем глаза наблюдая за тобой в отражении. Ты хмуришь брови и чешешь затылок, глядя на презерватив в своей руке. Ну должно же прокатить, не можешь же ты помнить досконально что и когда клал в свои карманы!
-А…ну ладно. Себе оставишь?
Уфф, сработало. Делаю вид, что увлеченно разглядываю свое лицо, чуть наклонившись вперед и говоря как бы между прочим:
-Ну…если тебе не жалко…
Подходишь ко мне и кидаешь упаковку на столик.
-На, дарю. Только…
Замолкаешь, окидывая меня заинтересованным взглядом.
-Спасибо. Что «только»?
-Ну…это…тебе-то он зачем? Трахаться все равно не хочешь…
Обходишь сзади и кладешь руки мне на бедра, тянешь их на себя, отчего мне приходится опереться на ладони, чтобы не потерять равновесие. Отвечаю, подумывая, что если ты сейчас надавишь там членом, то я, возможно, испытаю что-нибудь новое от этого теперь.
-Это на случай, если захочу.
-А я до этого случая доживу хоть?
Я смотрю на твое лицо в зеркале, а ты совершенно беззастенчиво пялишься вниз, на мой зад. Иногда мне кажется, что тебя только он и привлекает во мне. Хотя я не понимаю, что ты в нем нашел, там же даже ухватиться не за что, если по правде.
-А при чем здесь ты?
-Чего-о?
Смеюсь, отталкиваясь руками от поверхности столика и выпрямляясь. Ты отходишь на шаг назад, и я поворачиваюсь к тебе лицом. Заверяю тебя:
-Не волнуйся, если я захочу, чтобы меня кто-нибудь трахнул, я обращусь первым делом к тебе.
Ты выгибаешь бровь, протягивая ко мне свои неугомонные руки.
-Первым делом? А вторым?
-А это зависит от того, понравится мне с тобой или нет…
Обнимаешь, нажимая большими пальцами на бедренные косточки, и самоуверенно говоришь:
-Тут без вариантов.
-Неужто.
-Я тебе говорю. В этом мне нет равных.
Усмехаюсь, ну и самомнение у тебя. И кто это его тебе так поднял?
-Ой, не смеши мой зад!
Ты издаешь смешок, улыбаясь.
-Твой зад умеет смеяться?
-Представь себе! И сейчас он просто ухохатывается с тебя.
-Вот как? Ну-ка…
Резко опускаешься на корточки и разворачиваешь меня за ноги на сто восемьдесят градусов.
-Эй!
-Я хочу послушать…
Прижимаешься ухом к моей заднице, удерживая за штанины. Мне смешно и неудобно одновременно.
-Том, перестань…не будь дураком…
-Что-то я так ничего не слышу…может, штаны мешают? Надо снять…
Тянешь их вниз, и я хватаюсь чуть выше, не позволяя тебе это сделать.
-Не надо! Он уже замолчал!
-Ммм, да? А от щекотки он смеется?
Принимаешься щекотать мне бока, я верчусь в твоих руках как уж на сковородке, хохоча и пытаясь отцепить их от себя.
-Том, хва-а-атит! Ну пожа-а-алуйста-а-а!
Лягаю тебя ногой, и ты, не удержавшись, заваливаешься на пол, приземляясь на копчик. Поправляю треники и отхожу от тебя подальше, чтобы ты меня опять не схватил. Заправляю волосы за уши, глядя как ты поднимаешься, кряхтя словно старый дед.
-Ну ничего…в следующий раз, когда твоя задница снова будет надо мной смеяться, я ее заткну!
-И чем же, интересно?
-Найду чем, уж будь уверен.
Широко улыбаюсь, пятясь к двери. Ты уже собираешься направится ко мне, но тут я вспоминаю про то, что хотел сделать, и быстро бросаю:
-Ой, блин, я с тобой совсем про белье забыл!
Разворачиваюсь и торопливо иду в ванную, ощущая почему-то слабый дискомфорт внутри при такой интенсивной ходьбе. Надеюсь, это пройдет скоро. Но все равно мой эксперимент удался на славу, это да. Не жалею ни грамма. И если во время анального секса я смогу испытать хоть что-то подобное, если ты сможешь доставить мне хотя бы долю такого удовольствия, то…о, лучше я не буду думать об этом сейчас! Не стоит забегать вперед паровоза, а то он ведь может и переехать…

Ты заглядываешь в ванную, жуя что-то.
-Помощь нужна?
-Уже нет. Признайся, ты нарочно так долго не шел, чтобы опоздать с помощью!
Я отодвигаю одну сушку ближе к стене, думая, куда бы примостить вторую. Вещей за это время набралось до фига, одних только трусов с носками десятки пар. Ты, громко хрустя и чавкая, переступаешь порог и спрашиваешь, показывая мне зажатый в твоей руке пакет чипсов:
-Хочешь?
Интересуюсь, оттаскивая сушку поближе к душевой кабине, чтобы хотя бы к раковине и унитазу можно было свободно подойти:
-С чем?
-С беконом.
-А другие есть?
-Не знаю, этот один валялся там.
Есть я действительно хочу. Аппетит проснулся после того, как я повозился с выстиранными шмотками. Но чего-нибудь посущественнее, чем обезвоженные ломтики картофеля.
-Кстати, чего ты паришься. Можно в гостиную их поставить…или на кухню отнести…
Устремляю на тебя наигранно восхищенный взгляд и говорю с такой же поддельной надеждой:
-Правда что ли? И ты отнесешь?
-Ну…это надо сразу было…а так, с вещами неудобно уже…
Загребаешь пятерней кучку чипсов и закидываешь их в рот, снова захрустев.
-Я так и думал. Но, блин, ты тако-о-ой умный, Том.
Отворачиваюсь от тебя и подбираю с плитки упавший при передвигании сушки носок, наклонившись. Черт, не прошло еще. Когда просто стоишь и ничего не делаешь, то все ок, но вот когда начинаешь активно двигаться - сразу появляется это странноватое неуютное ощущение.
-Мы ужинать будем или так, кто что найдет?
-Намекаешь на то, что нужно что-то приготовить?
Я вешаю носок обратно и упираю руки в поясницу, вновь разворачиваясь к тебе. Пожимаешь плечом:
-Ну а че…у нас полно продуктов в холодильнике, надо ж их есть…а то уедем скоро…
-Нет, я к тому, что это опять должен делать я?
Ты перекладываешь пакет чипсов в другую руку и быстро облизываешь пальцы.
-Можем вместе…
-А самому слабо?
Ты сегодня вообще ни хрена не делаешь, продрых полдня, а потом только и занятий, что приставать ко мне в разных формах, да на диване отлеживаться. Как будто один ты вчера пил. А я вот столько успел всего переделать…и не обо всем ты знаешь. Зато я как вспомню те минуты кайфа, так и хочется это снова повторить.
-Ну так что с ужином?
Вырываешь из моих воспоминаний, в которые я уже незаметно для себя ударился.
-Что с ужином… Если хочешь чего-то нормального - готовь сам. Я устал уже.
-А что готовить?
-Блин, ну сосиски отвари какие-нибудь! Что ты меня-то спрашиваешь?
Ты почему-то улыбаешься, переспрашивая:
-Сосиски?
-Да.
-А с чем?
Ну что за вопросы идиотские! Неужели сам не способен придумать, чем набить желудок?
-Блин, ну не знаю…ну яичницу сделай хотя бы, это же все элементарно и быстро!
-Хм…сосиски с яйцами… Какой хороший выбор. У нас намечается эротический ужин?
Вот оно что. И тут нашел за что зацепиться. Ну как можно быть настолько озабоченным?
-Ты о сексе когда-нибудь не думаешь?
-Конечно. Когда сплю, например.
Ну да, как же. Когда ты спишь, он тебе снится. Добавляешь:
-А еще когда вижу, как Георг переодевается…
Вскидываю руку, подходя к двери.
-О, не напоминай!
Ты сторонишься, пропуская меня, и выходишь следом. Отдаю тебе распоряжение, не оборачиваясь:
-Свет выключи.
-Слушаюсь, ваше высочество!
Поправляю тебя:
-Величество.
-Чего?
Разворачиваюсь и объясняю:
-«Ваше высочество» - это обращение к принцу, а я - король! Поэтому «величество».
Ты вдруг падаешь передо мной на колени и, цепляясь за край футболки, причитаешь весьма театрально:
-О, каюсь! Простите великодушно своего невежду-подданного!
Вхожу в роль и, гордо задрав подбородок, качаю головой.
-Не-а. Не сносить теперь тебе головы.
Ты перестаешь изображать простого смертного и, сменив тон, говоришь, все еще стоя на коленях:
-Жестокий из тебя король. Корона-то не жмет, нет?
Топаю ногой.
-Как с царственной особой говоришь, негодник!
-Да имел я эту особу…
Поднимаешься и, отбросив чипсы, сгребаешь меня в охапку. Я воплю на всю квартиру:
-Да как ты смеешь!? Стра-а-ажа-а-а! Взять его!
Ты же довольно грубо прижимаешь меня грудью к стене и, подхватив под подбородком, запрокидываешь назад голову. Угрожающим тоном сообщаешь:
-Сейчас я устрою переворот и свергну тебя с престола.
Почуяв свою беспомощность, жалобно тяну:
-Не на-а-адо…я буду хорошим королем…обещаю…
-Ах, вот мы как заговорили…значит, это мы только когда перед нами на колени встают такие храбрые, а как оказываемся прижатыми к стенке, так все, лапки кверху?
Я не знаю, смеяться или спасаться. Ты, понятно, что прикалываешься, но тон у тебя такой, что прям мурашки по коже.
-Ну чего ты хочешь? Чтобы я добровольно отрекся от трона?
Задумываешься на секунду и выдвигаешь свои требования:
-Ммм…корону и полцарства в придачу.
Быстро соглашаюсь:
-Идет.
Ты добавляешь низким шепотом в самое ухо, задевая хрящики губами:
-И горячую бурную ночь.
-Не-е-ет, все, поздно. Первое слово дороже второго!
Торгуешься:
-Меняю на корону.
Улыбаюсь во всю, снова чувствуя себя «на коне»:
-Не-а.
-Черт, полцарства?
-Мне и половины хватит.
Ты отпускаешь меня и отходишь, едко выпаливая:
-Сука ты, а не король!
Возмущенно открываю рот, разворачиваясь.
-Что ты сказал?
-Что слышал.
Подбираешь с пола пакет с чипсами и пару выпавших из него ломтиков.
-Том, это уже не смешно, на самом деле. Я и обидеться могу.
-На правду не обижаются.
Упираю кулаки в бока, нахмуриваясь.
-Слушай, ты чего вообще, а?
-Ничего я…это чтоб ты не зарывался…а то королем себя возомнил…тоже мне…
Теперь я понимаю по твоему виду и голосу, что ты не серьезно это сказал, но все равно мне подобные эпитеты не нравятся. Не хочу, чтобы ты считал, что меня можно так называть, даже в шутку.
-Ну знаешь ли…это уже… А ну марш варить сосиски!
Указываю вытянутой рукой в сторону кухни. Ты смеешься, приваливаясь к противоположной стене. Повышаю тон:
-Сейчас же!
-А волшебное слово?
Рявкаю на тебя, как на нерасторопного слугу:
-Живо!
Ты отталкиваешься от стены и, сминая шуршащий пакет в руках, говоришь со вздохом:
-Какой-то ты невоспитанный для особы голубых кровей…грубиян…надо будет тебя наказать за это…
Идешь на кухню вразвалочку, подтягивая по пути свои джинсы. Кричу тебе вдогонку:
-От грубияна слышу!
Ты ничего не отвечаешь и скрываешься за поворотом. Качаю головой. Ну и спектакль мы тут устроили. Прям домашний театр двух актеров! И хорошо, что зрителей нет, а то ничего хорошего о нас подумать после такого нельзя было бы. Клиникой попахивает, отделением для Наполеонов и прочих Людовиков Четырнадцатых. Хотя, я бы был тогда Вильгельмом Завоевателем каким-нибудь…а что, звучит круто. Особенно если учесть, сколько уже девичьих сердец мною завоевано. «И не только девичьих» - подсказывает мозг. А вот об этой категории своих фанатов я предпочитаю не знать, мне и тебя хватает с лихвой, кажется, скоро ты меня вообще поглотишь собой, накроешь, как волна и увлечешь куда-то в неизведанные, но уже манящие глубины.

-Эм…я, кажется, начинаю засыпать…
Тру закрывающиеся глаза, потягиваюсь и переворачиваюсь на другой бок, спиной к телевизору и лицом к твоему животу.
-Поспи. Я тебя разбужу потом…
Подкладываю себе руку под щеку и вяло интересуюсь, пытаясь устроиться поудобнее на твоих ногах.
-Зачем?
-Поговорить о проблеме глобального потепления, блин.
Подносишь ко рту открытую банку энергетика и пьешь, слегка запрокинув голову.
-Не знал, что тебя волнует судьба пингвинчиков и белых мишек…думал, круг твоих интересов сужен до моей задницы.
Приподнимаю край твоей футболки и ныряю под нее по плечи. Хм, а у тебя тут уютно так, и просторно, как в палатке.
-Если случится мировая катастрофа, она пострадает не меньше этих пингвинчиков.
-Она пострадает в любом случае, если я буду продолжать жить вместе с тобой.
О, мой голос даже в легкое эхо преобразовался, прикольно. Ты наклоняешься к моему уху и говоришь через ткань:
-Я не собираюсь причинять ей страдания. Я хочу сделать ее счастливой.
Смотрю на складку, возникшую у тебя на животе, и улыбаюсь почему-то. Звучит, конечно, романтично, но я представляю, как герой какого-нибудь романа говорит героине: «Дорогая, выходи за меня, и я сделаю твою задницу счастливой!» и понимаю, что после такого предложения мало кто с радостью пойдет под венец. Правда, если бы он сделал его заядлому гею, то, возможно, реакция была бы более чем положительная. Но я не являюсь ни первой, ни вторым, к счастью, поэтому для меня подобные твои заявления носят исключительно шутливый характер.
-Откуда ты знаешь, что ей для счастья нужен твой член?
Отвечаешь, уже выпрямившись, я слышу тебя чуть хуже, но все равно достаточно хорошо, чтобы разобрать:
-Потому что он для того и создан.
Уточняю, почесывая поясницу:
-Чтобы осчастливить мою задницу?
-Ага. Так изначально было задумано. Вот увидишь, они идеально друг другу подойдут.
Скребу непривычно коротким ногтем по пряжке твоего ремня и с усмешкой говорю:
-Том, на этой планете миллиарды членов и задниц…как можно заранее узнать, какие из них составят вместе идеальную пару?
-Интуиция. Шестое чувство. Судьба, в конце концов.
Господи, рассуждаешь об этом, как о чем-то возвышенном и благостном. Я понимаю, если бы речь шла о безумной любви там, или о теплой дружбе, но она-то всего лишь об анальном сексе! Или для тебя этот акт имеет такое колоссальное значение?
-Думаешь, нам суждено трахаться друг с другом? А тебе не кажется, что это, мягко говоря…м…неправильно?
Ты задираешь футболку, и весьма серьезным тоном произносишь, глядя на меня сверху вниз:
-Билл, вот я не понимаю. А все, что кроме траха, это правильно, по-твоему, что ли? Ты как-то избирательно к этому подходишь…это можно, то нельзя…мы же все равно уже перешагнули границу…что мешает нам идти дальше?
Что мешает? Задумываюсь. Да, если брать по большому счету, то, наверное, ничего. Ты так вообще только моего согласия ждешь, практически круглосуточно находишься в режиме готовности номер один. Вот скажи я сейчас «Давай!», и ты сделаешь это тут же, не слезая с дивана, я уверен. Ну при условии, конечно, что не почувствуешь фальши в моих словах и поведении.
-Ну хорошо, допустим, мы это сделаем…и что потом?
-В смысле? Потом сделаем это еще раз…
Я поднимаюсь с твоих колен, садясь и опираясь вытянутой рукой о твою ногу.
-Том, ты серьезно собрался покончить с прошлой жизнью? С девочками, разнообразием, свободой, независимостью? Тебе же еще и восемнадцати нет! Ну как ты собираешься жить без всего этого и спать только со мной?
Ты слушаешь, опустив глаза на металлическую банку в своей руке, которую ты прижимаешь дном к сидению, и недовольно поджав губы. Медленно переводишь взгляд на меня, сохраняя это в чем-то даже раздраженное выражение лица.
-Погоди, я чего-то не догоняю, ты против, что ли?
Я тяжело вздыхаю, усаживаясь боком к тебе на колени и вытягивая вперед ноги. Ты сначала, по-видимому, чисто на автомате, кладешь ладонь мне на бедро, а потом почему-то убираешь, прикладывая ее ко лбу.
-Я не против…я просто…мне кажется, это нереально так…ну нет, мне нравится, что ты так настроен, но…а вот ты не думал, что…что если тебе не понравится со мной? Ну да, конечно, ты считаешь, что такого не будет, но вот если представить, что тогда?
Пока говорю все это, утягиваю твою кисть к себе и сжимаю обеими своими руками, чувствуя слабое сжатие твоих пальцев в ответ. На тебя не смотрю, знаю, что ты со мной все равно не согласен. Но для меня важен этот момент. Мне хочется быть уверенным, что если я решусь, то это будет не зря.
-В каком смысле не понравится?
-Ну не знаю…ну…что если не будет такого удовольствия, на которое ты рассчитываешь, что если там, внутри меня, будет не так, как ты ожидаешь?
Ты с какой-то умиленной усмешкой встряхиваешь мои руки, сжавшие твою, приподнимая ее вместе с ними.
-Билл, ты чего? Что там может быть не так? У тебя там все как раз такое, какое нужно для полного кайфа…
Я несколько удрученно говорю, признаваясь в одном из своих опасений:
-Мне кажется, у меня там слишком узко, чтобы…
Запинаюсь, закусив губу. Блин, чуть не сказал лишнего. Еще не хватало проболтаться о своем эксперименте. Ты ведь, если узнаешь, замучаешь предложениями поучаствовать в следующем.
-С чего ты это взял?
-Том…ну это же очевидно… Сравни свой член и мою…эту…
Я не нахожу подходящего слова, и ты помогаешь:
-Дырочку?
Отпускаю твою кисть и прошу:
-Не называй ее так.
-Почему?
Пользуясь тем, что твоя рука теперь свободна, просовываешь вытянутые пальцы мне между тесно стиснутых внутренних сторон бедер, настойчиво пробираясь вглубь.
-Потому. Мне не нравится.
-А как ее можно называть?
-Никак. Зачем ей вообще придумывать название?
Поворачиваю к тебе лицо. Ты, откинувшись затылком на спинку, с улыбкой разглядываешь меня всего.
-И что ты боишься называть вещи своими именами…
-Своими именами? По твоему, эта часть моего тела называется «дырка»?
Поправляешь меня, спокойно, все с той же улыбкой разъясняя:
-Не дырка, а дырочка, это не одно и тоже.
-Том, что за бред? Смысл-то один и тот же! И вообще, это звучит пошло и…цинично как-то…
Ты удивляешься:
-Цинично?
-Да…и меня это не забавляет нисколько…зачем говорить то, что мне не нравится?
Устало вздыхаешь и, подаваясь вперед, трешься носом о мое предплечье.
-Билл, это все какие-то предрассудки у тебя. Ну, ради бога, не нравится - не буду я так ее называть вслух.
Я возмущаюсь:
-А про себя, значит, будешь?
-Ну это-то ты мне запретить не можешь.
Какой же ты все-таки испорченный! А все эта грязная порнуха, небось, которой ты до фига уже пересмотрел. Я вот никогда ничьи интимные органы подобными словами не называл, а уж тем более в глаза их обладателю такого не говорил. И дело не в закомплексованности или стеснении, просто я, как правило, уважаю тех, с кем собираюсь вступить в сексуальную связь. Но у тебя-то, разумеется, другой контингент партнерш был всегда, может им и нравились эти твои выражения, но я их не приемлю и все тут.
-Вот знаешь, в такие моменты я дико счастлив, что не умею читать твои мысли!
-Это да…я тоже рад, что не умеешь…а то там иногда такие пошлости бывают, тебе такое знать нельзя, маленький еще…а все ты…вижу тебя, и меня несет…
-Ну конечно, как всегда я сам во всем виноват.
Слезаю с тебя и пересаживаюсь на диван, поджав под себя ноги и полуразвернувшись к тебе. Ты отхлебываешь еще энергетика и, нащупав пульт, выключаешь ненужный уже нам телевизор. Теперь гостиную освещает только торшер в дальнем углу.
-Да…ты виноват, что такой…сексуальный…что тебя хочется постоянно…мог бы быть и похуже…
-Это как? Побриться налысо, поправиться в три раза и перестать чистить зубы?
Улыбаюсь, вдавливая локоть в мякоть спинки и подпирая голову рукой. Ты ухмыляешься и тоже разворачиваешься боком ко мне.
-Ты на такое не способен, знаешь почему? Потому что тебе нравится, когда тебя хотят…тебе это приятно…
Неопределенно отвечаю:
-Ну не знаю…
-Скажешь, нет?
-Не скажу. Но не все подряд.
Ты быстро ставишь банку на пол и, подхватив мои ноги под коленками, укладываешь их на свои, медленно наваливаясь на меня корпусом и вынуждая прогнуться назад.
-Ну ок, возьмем конкретно меня. Тебе же по кайфу, когда ты чувствуешь, как у меня на тебя встает?
Встречаюсь головой с диванной подушкой и понимаю, что начинается новая «атака». Но сейчас я уже не против, на улице ночь, самое время для чего-нибудь такого, запретного и неприличного. И да, мне действительно нравится чувствовать твой твердый член, осознавая, что причиной тому - я.
-А у тебя…у тебя встает, даже если ты просто смотришь?
-Еще как…я уже говорил, когда ты облизываешь губы…
Мягко касаешься губами подбородка, и я запрокидываю голову, потому что хочу, чтобы ты целовал шею.
-А, помню…
Накрываешь губами кадык и несильно посасываешь. Я обхватываю ладонью твои собранные в хвост дреды, проводя ею вниз по всей их длине. Иногда мне кажется, что они слиш