• Администратор
  •  
    Внимание! Все зарегистрировавшиеся Aliens! В разделе 'Фото' вы можете принять участие в составлении фотоальбома. Загружайте любимые фотографии, делитесь впечатлениями, старайтесь не повторяться, а через пару-тройку месяцев подведем итог и наградим самого активного медалью "Великий Фотокорреспондент Aliens"!
     

Двадцать шесть минут {slash, AU, kink, POV, PWP, OOC, Том/Билл, R}

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

Двадцать шесть минут {slash, AU, kink, POV, PWP, OOC, Том/Билл, R}

#1

Непрочитанное сообщение Aliena » 02 апр 2018, 21:50


Автор: b.bone's
Название: Двадцать шесть минут
Размер: мини
Статус: закончен
Жанр: AU, OOC, kink, POV, PWP(cкорее всего) и что-нибудь еще...
Категория: slash
Пейринг: Том/Билл
Рейтинг: R
От автора: не знаю, как это прокомментировать. Может, вам удастся.
Посвящаю: Кристине.
"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

#2

Непрочитанное сообщение Aliena » 02 апр 2018, 21:53



Мне часто кажется, что это будет со мной всегда. Все эти люди, какие-то обрывки их фраз, один и тот же пейзаж за окном одного и того же автобуса, одна и та же дорога от работы до дома. Мир несправедлив и уныл. А возможно, это просто я кретин.
Какой-то мудак кидает камень прямо в стекло автобуса, в котором я сижу, и мне кажется, как будто он летит мне в лицо. Я четко вижу, как он попадает мне в лоб, и я тут же оказываюсь на полу, в мерзкой грязной жиже, которой он покрыт. А из моего разьебанного лба течет кровь. Вытекает эта сранная жизнь, которую я неизвестно, зачем получил и неизвестно, чем закончу. Красивая картина. Только этого всего не происходит. Камень попадает в обшивку, всего на сантиметр ниже положенного. И все. Я вновь живой. Вновь я сижу здесь, на четырнадцатом месте. Через остановку в салон зайдет жирная баба с неизменным МакЧикен, сядет рядом, и примется жрать это дерьмо прямо передо мной. Чтобы меня в очередной раз едва не блевануло на неё. Чтобы я снова понял, как меня все это заебало.
Чертов ком подкатывает раньше, еще до того, как автобус подъезжает к остановке. Я вспоминаю жирные ноги, обтянутые джинсами и какие-то совершенно несоизмеримые с габаритами этой бабы, кроссовки, размера тридцать пятого. У неё шесть или семь подбородков и руки тоже слишком маленькие. Ими-то она и держит свой сранный сэндвич.
Картинка рассеивается как-то слишком быстро и меня, как будто сшибает с ног холодный ветер. Это просто пиздец. На нем старые джинсы, футболка с лого какой-то там рок группы и куртка, явно не по размеру. Волосы, черные, короткие, не понятно, уложены так специально или он их не расчесывает. Его руки тонкие, пальцы длинные, и я готов поспорить, гибкие. Губы полные, и он облизывает их, как будто на них что-то есть. Одной рукой он держит сумку, во второй у него допотопный плеер. Такие уже никто не слушает – CD. Парень окидывает взглядом немного раскосых карих глаз салон и идет вперед. Мои руки стали холодными и вспотели. Я такого давно не видел. И дело совершенно не в том, что он настолько красив, что член в штанах начинает шевелиться. Тут дело вообще в другом. Он садится на место старой жирной бляди, пожирающей МакЧикен, и двери автобуса захлопываются. Что-то пошло не так.
Его тонкие пальцы теребят провод от наушников, а взгляд устремлен в окно. Мой взгляд устремлен на разрез в его джинсах. Прямо на коленке. Я вижу полоску гладкой кожи и вспоминаю, что у меня только что стоял ком в горле. Теперь его нет. Теперь есть желание лизнуть коленку парня, а потом лизнуть выше. И может быть вообще, провести длинную линию языком вверх, прямо до пупка и ниже.
Парень не смотрит на меня, но это не удивительно. Я гребанный клерк в сером костюме, а его, наверное, интересуют девушки с разноцветными волосами. Он отрешенно провожает глазами проносящиеся мимо улицы, а я, как последний ублюдок, таращусь на его руки, коленки и лицо. Больше ничего не видно. Через пару или тройку остановок, он встает и идет к выходу. Я встаю и иду к выходу.
- Эй, Том, тебе же выходить на конечной, - орет Удо – сальный и мерзкий водитель автобуса. Он занимается тем, что водит автобус, а еще лезет в чужие дела. Его хочется убить. Какое его чертово дело, где я решил сойти?
- У меня тут живет приятель. Сегодня зовет на пиво и матч, – я улыбаюсь Удо и он тоже криво усмехается в ответ. Это, возможно, его первый разговор с кем-то за сегодня.
ОН выпрыгивает из салона и бежит в сторону маркета, стуча об асфальт замерзшей резиной кед. Я думаю, что мне надо купить, и тоже решаю пойти в магазин. Он может скоро закрыться, поэтому следует идти быстрее. И я иду. А парень впереди, он все так же держит плеер в руке. Его волосы треплет ветер, но он не поправляет их, а только идет вперед.
В магазине он сворачивает в отдел со всякой херней для животных и покупает пару косточек, для очистки зубов собакам. С ним нет собаки.
Я беру пачку салфеток для обуви. Да, они мне точно нужны, я на днях купил новые ботинки, а салфетки не купил. Я пришел сюда за ними. На кассе я его не вижу. Я не вижу его больше нигде. Какого хрена? Пачка салфеток остается лежать в корзине, а я иду в торговый зал, чтобы вспомнить, что же мне было нужно еще. Но там ничего нет, из того, что мне может понадобиться. Да и салфетки уже не так нужны.
На улице теперь ветер. Он сильно дует мне прямо в лицо, и я даже не сразу замечаю, как изящная рука дотрагивается до моего плеча.
- Тебе ведь что-то надо, да? – голос у него красивый. С легкой хрипотцой и уверенный.
- Мне нужны были салфетки…
- Не пори херню. Как тебя там, - длинные пальцы тянут край пиджака и карие глаза смотрят на долбанный бейджик, который я забыл снять на работе, - Томас. Что тебе надо?
- Мне ничего не надо.
- Меня зовут Билл. Мой дом там.

Я был как в долбанном тумане. Он врубил какую-то музыку, может быть The Doors, а может, что-то еще. Куртку и майку снял сразу. Потом приказал мне снять пиджак. И рубашку.
А потом он танцевал. Прямо на столе, наступая босыми ногами на бычки от сигарет и какую-то разлитую хрень. Он двигался плавно, а я пялился на его тело – впалый живот, плоская грудь, с аккуратными сосками. Я мечтал их облизать. Но когда я протянул руку, он ударил меня. А потом стащил с себя джинсы и совершенно простые, белые боксеры. И лег на стол, широко раздвигая ноги. На бычки от сигарет и разлитую хуйню.
Я трахал его на столе и мне в нос бил горький запах табака. Он крепко держался за края столешницы, но не стонал, как в дешевой порнухе, а только кусал и облизывал губы. Я не помню, как кончил. Помню только, что прошло двадцать шесть минут.
Билл ничего больше не сказал мне. Он просто оделся и ушел в другую комнату. Я все понял.

Мне часто кажется, что это будет со мной всегда. Все эти люди, какие-то обрывки их фраз, один и тот же пейзаж за окном одного и того же автобуса, одна и та же дорога от работы до дома. Мир несправедлив и уныл.
Через остановку в автобус заходит жирная баба с МакЧикен и садится прямо передо мной. Она как – то странно косится на меня. В её руках поводок, я только заметил. Она вздыхает и улыбается золотистому ретриверу, сидящему у её мерзких маленьких ног. В пасти у собаки косточка для очистки зубов. Мне до дома ехать ровно двадцать шесть минут.

"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость