• Администратор
  •  
    Внимание! Все зарегистрировавшиеся Aliens! В разделе 'Фото' вы можете принять участие в составлении фотоальбома. Загружайте любимые фотографии, делитесь впечатлениями, старайтесь не повторяться, а через пару-тройку месяцев подведем итог и наградим самого активного медалью "Великий Фотокорреспондент Aliens"!
     

Жизнь {slash, AU, angst, twincest, R}

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

Жизнь {slash, AU, angst, twincest, R}

#1

Непрочитанное сообщение Aliena » 02 мар 2018, 19:11

Автор: Stana
Название: Жизнь
Бета: сама, всё сама…
Статус: закончено
Категория/Жанр: slash, AU, angst, twincest
Рейтинг: R
Персонажи: Kaulitz-twins
Краткое содержание: Жизнь двух людей… не более того.
От автора: Получилось мягко… но такое у меня сейчас состояние…

Посвящаю эту зарисовку своей любимой Safira. Солнце, спасибо, что ты всегда со мной… <3

Track-list: Tokio Hotel – all songs
"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

#2

Непрочитанное сообщение Aliena » 02 мар 2018, 19:14




На улице минус семнадцать градусов. В большой и неуютной комнате около плюс двадцати.

Он стоит и мёрзнет у большого окна, принимая на себя все порывы ветра, проникающие через щели в раме.

В его карих глазах отражаются огни большого города, города, который уже успел стать его хозяином за эти двадцать лет его жизни. Загораются окна одних квартир, открывая всеобщему взору силуэты своих обитателей, и тут же погасают другие, скрывая в ночи своих хозяев. Светятся неоновые огни реклам и гаснут лампочки в жилых помещениях, подмигнув непонятно кому на прощание. Он подмигивает им в ответ, принимая все это на свой счет. В большой комнате горит только маленькая настольная лампа, освящая комнату мягким желтым, но неживым светом. Он продолжает смотреть в окно.

Внизу проносятся десятки спешащих куда-то машин с обеспокоенными какими-то проблемами хозяевами за рулём или на задних сидениях. Все спешат куда-то, у всех есть свои дела и свои проблемы, своя личная жизнь. Никто не принимает в расчет поздний час.
Он никуда не спешит. У него нет никаких дел, нет проблем, нет личной жизни. Он не обращает внимания на время. Спешить некуда, не к кому, незачем. Не требуется идти куда-то, чтобы увидеть новые лица или в который раз приблизить к себе знакомые и надоевшие.

Люди на бульваре толпятся и выглядят с высоты как стайка мелких зверюшек. Серая безликая масса идёт двумя потоками, она в одну сторону, другая – в другую. У каждого из этих идущих людей есть своя конечная цель, к которой он приближается с каждым шагом. Но у них нет своего лица в этом бесконечном потоке. Возможно, оно появится, когда они отделятся от толпы и будут идти уже по одиночке, смотря перед собой, гордо выпрямив спину, а не уставившись в носки зимних сапог, как было до этого. Но кто-то распрямится, а кто-то так и останется серой массой, неотличимой от других.

Он не идёт в этой толпе, он наблюдает за ней свысока. Временами ему кажется, что, возможно, это и неплохо – быть таким, как все, идти по улице вместе с другими людьми, быть таким же серым как они. В толпе быть неприметным птенцом, но, отделившись ото всех, превращаться в орла и широко махать крыльями в полёте. С каждым шагом приближаться к цели, которая стоит того, чтобы бороться. Но ведь у него её нет. Нет того, к чему можно стремиться. Нет уже такой высоты, которой хотелось бы достичь.

Порывистый ветер пробирает прохожих до костей. Они прячут лица в тёплые от дыхания шарфы и под большие пушистые капюшоны, съезжающие на глаза так, что не видно ничего, кроме покрытого коркой льда асфальта. Холод пробирается под перчатки, заставляя прятать руки в карманы, сжимая и разжимая пальцы. Сжать, разжать, подвигать ими, снова сжать в кулак до побелевших костяшек. Это всё, чтобы хоть как-то сохранить то редкое тепло.

Он взял в руки большую чашку со смешным рисунком, наполненную горячим чёрным кофе без сахара. Горячий напиток сначала обжигает горло и ладони, по скоро пожар внутри и снаружи становится таким привычным, что непонятно, как же раньше он обходился без этого ощущения. Тепло течёт по венам, подобно раскалённой лаве, пробираясь в самые дальние закоулки, находя и согревая что-то такое, до чего нельзя дотянуться. Греет не только тело, но и душу.

Оно согревает сердце. Точно так же, как это делает любимый человек. Его любимый человек, которого он ждёт до сих пор. Это чувство возникло против его воли, но он ничего не может поделать со своей любовью. Его любовь – это как наркотик, когда ты словно на игле, на самом её кончике.

Кофе остывает и становится противным на вкус. Больше не греет. Греют только мысли о нём.

Постоянно мелькает мысль: без него я не я. Нельзя быть собой без своей половины, без половины души, ведь она у них давно одна на двоих. Не то, что давно… она была разделена на две части с самого начала.

На дне кружки остался чёрный осадок. Он пытается разглядеть в нём какие-то символы, но почему-то все пятна перед глазами сразу становятся похожими на его профиль. Их профиль. А чернота на дне напоминает о словах любимого о том, что вся жизнь чёрная и он не видит в ней белых пятен. Что белой полосы уже никогда не будет, чёрная будет тянуться до бесконечности.

Моменты отчаяния… Они бывают у всех. Почему у его брата они бывают чаще других? Потому что ОН другой? Он не такой, как все. В нём есть какая-то неподдельная чистота, несмотря на весь его «тёмный» образ и вид. Есть что-то такое, что заставляет хотеть смотреть ему прямо в глаза, а не прятать взгляд.

Вот только собственный крик «Не прыгай!» до сих пор звенит в ушах. Сопротивляющийся брат в объятиях, и его тихий отчаянный шёпот: «Спаси меня… спаси меня… спаси». Он как маленький потерявшийся ребёнок, просящий о помощи. И если он что-то просит, то это надо выполнить – эту установку мама дала ещё в детстве. Как старшему, как ответственному.

Но ведь, несмотря на все ошибки, малочисленные недостатки и вздорный характер этот человек навсегда останется для него святым. Неспособным к предательству или к банальной подлости, которая свойственна всем. Тем, кого он поставил для себя на пьедестал, где уже никому после него не будет места. Да и не будет этого «после». Есть только «сейчас». Живи секундой.

Даже если любовь умрёт, и они потеряют все их общие мечты, они не разойдутся в разные стороны. Есть только один прямой путь, без ответвлений, и они делят его. Будут следовать не рядом, не один за другим… будут идти, а рука будет находиться в руке.

Он потирает свою ладонь. Два дня назад её касался любимый человек. И такое ощущение, что он до сих пор чувствует тепло его пальцев. Он снова устремляет взгляд на бульвар, по одной стороне которого мать ведёт за руку упирающегося ребёнка. Мальчик, вокруг шеи которого обвязан яркий синий шарф, упирается ногами в асфальт, стараясь задержать мать у большой и красивой витрины магазина игрушек, которая так заманчиво подмигивает огоньками. Малыш смешно дергает руками. Он прислонился лбом к стеклу и улыбнулся, глядя на этого маленького и забавного человечка, который даже не подозревает, что ему свойственны взрослые порывы. Ведь они с братом тоже иногда хотели закричать: «Отпустите нас на волю!». Но мальчик пока «заложник» своей матери. Они же уже заложники жизни и правил. Все люди – рабы правил. А они не хотят ими быть.

Мимо окно пролетает птица, рассекая своими крыльями воздух. А ему помогает взлететь его чувство и его любимый. Взлететь на ту высоту, которой не достичь даже птицам, даже не на небо, а куда-то выше… в Рай?

И они достигают этого Рая, оставаясь вдвоём. Оставаясь вдвоём под покровом ночи, даря друг другу самих себя. Ведь самый лучший подарок он получил всего через десять минут после своего рождения.

И когда они сливаются воедино, хочется кричать, забыв про всё на свете. Так громко, как только смогут…
Уже нет границ, нет стен, нет правил и нет законов. Они уже не потерявшиеся дети, они нашли друг друга.

Раздается скрип двери и в холле загорается свет.
Теперь есть, для кого жить.
"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость