• Администратор
  •  
    Внимание! Все зарегистрировавшиеся Aliens! В разделе 'Фото' вы можете принять участие в составлении фотоальбома. Загружайте любимые фотографии, делитесь впечатлениями, старайтесь не повторяться, а через пару-тройку месяцев подведем итог и наградим самого активного медалью "Великий Фотокорреспондент Aliens"!
     

Любимый Санта {slash, AU, PWP, POV, incest, Tom/Bill, NC-17}

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

Любимый Санта {slash, AU, PWP, POV, incest, Tom/Bill, NC-17}

#1

Непрочитанное сообщение Aliena » 29 мар 2018, 22:44


Автор: DyrKa
Название: Любимый Санта
Рейтинг: NC-17
Жанр: slash, AU, PWP, POV Bill
Пэйринг: Tom/Bill, ОМП, ОЖП, Розовый Единорог ( http://www.kolobok.us/smiles/remake/lol.gif )
Саммари: «Похотливый какой-то Санта, вы не замечаете?»
Краткое содержание: Том (20) с дредами, да-да. Билл (16) с волосами по плечи, причёска как в клипе Rette Mich
От автора: Ну, подарок на НГ, как и обещала. Всех с Наступающим. Люблю Вас, слэшеры *______* Отметьте этот Новый Год, так чтобы завтра было стыдно вспомнить
Посвящение: Всем, кто любит… инцест <3
Размер: Мини
Статус: Закончено
"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

#2

Непрочитанное сообщение Aliena » 29 мар 2018, 22:48



Стараюсь идти как можно быстрее, пиная снег ногой. Он работает уже пару часов, боюсь, что не успею, или очередь будет слишком длинной. А мне не хочется проторчать слишком долго среди всяких детишек с их глупыми, суетливыми мамашами. Конечно, не все такие, но большинство. Моя, к примеру, именно такой и была, пока не ушла к какому-то мужику с толстым кошельком. Ну, не будем винить её, она просто хотела счастья. Да и жить с отцом-алкоголиком не так плохо, он практически никогда мной не интересуется, я полностью предоставлен самому себе, и могу делать что хочу. А сейчас я хочу попасть в торговый центр, где на первом этаже работает безумно красивый парень. И работает он Сантой. На черта ему это нужно, я совершенно не знаю, но это мой шанс получить самый лучший подарок на Рождество. Надеюсь, он не откажется, всё-таки, он должен исполнять все желания, ведь так?
Народу безумно много, все толкаются, пихаются, суетятся. Прячу замёрзшие руки в карманы потёртых светлых джинсов, и иду в предполагаемую сторону, где должна стоять большущая ёлка. По неровному гулу из детских голосов и женских криков я понимаю, что двигаюсь в правильном направлении. Заворачиваю, и вижу то, что искал – большая ёлка, «Санта», у которого на коленях сейчас сидит маленькая девочка, с милейшими светлыми кудряшками и розовеньком платитце. Длиннющая очередь из мелких «паразитов», которые все наперебой визжали, кричали, и дёргали своих раздражённых мамаш, немного меня напугала, но я твёрдой походкой направился к концу очереди. Зря, что ли, я так ждал этого дня?
Разглядываю впереди стоящего меня пухлого мальчишку в чёрных брюках и полосатом свитере. Его высокая, худая мать держит его куртку, шапку, шарф. Нашёл вешалку, тоже мне. Ведь тут есть гардеробная, можно было и сдать вещи. Мальчик всё время крутится, вертится, толкается. Так и хочется дать ему по гладко причесанной башке, чтобы успокоился. У меня уже голова от него кружится.
Наконец-то этот малолетний толстяк идёт вперёд, и гордо усаживается на колени к «Санте». Ха-ха, знали бы вы, что этот ваш «Санта» любит пиво и полуголых девочек. Ну, ничего, всё ещё можно изменить. Замечаю пристальный взгляд мамаши этого ходячего пирожка. Так смотрит на меня, словно я ей что-то плохое сделал. Может, я тоже хочу рассказать стишок, и получить в подарок набор конфет, или машинку. А, может, я вообще мечтаю вон о том розовом единороге с прелестным серебристым рогом и белой гривой? Может, это моя мечта. И что такого, что мне 16?
Мальчишка возвращается, счастливо сверкая серыми глазами, и крепко прижимает к груди большущую коробку, на которой нарисована крутая тачка. Как мало нужно человеку для счастья.
- Мама, Санта сказал, что я очень хорошо вёл себя!
- Конечно, сынок, – гладит его по голове – А теперь пойдём, нам нужно ещё купить подарок для твоей сестрёнки.
- Для этой потаскухи?
Мамаша испугано округлила глаза, и, завертев головой в разные стороны, схватила сыночка за руку и потащила прочь. Да, он, видимо, был очень хорошим мальчиком. Очень.
Иду вперёд, по узкому коридору, образованным столбами с красными лентами, которыми была оцеплена сама ёлка, и сделан проход к «Санте». Вижу, как удивлённо приподнимаются его брови. Наверное, я первый более или менее взрослый ребёнок, который пришёл к нему за подарком. А, может, он просто не ожидал увидеть меня. Усаживаюсь на его колени, довольно улыбаясь во все свои 32 зуба. Хотя, учительница по биологии говорила, что в моём возрасте их 28, но, не суть.
- Привет, Санта.
Улыбаюсь, облизываясь, и смотрю в его карие глаза. Он откашливается, прижав кулак ко рту, и говорит, чуть встряхнув головой в красном колпаке. За его бородой и не видно, что у него пробита губа, но я то это знаю. Видел.
- Привет, мальчик.
Ха-ха, мальчик. А я думал, что ты скажешь «Малыш». Точней, надеялся на это. Ненавязчиво глажу его по коленке, чувствуя, как он напрягается.
- А почему ты меня не обнимаешь, Санта? Вдруг, я упаду – притворно закатываю глаза, и делаю вид, что очень расстроен.
Обнимает меня за талию, прижимая к себе. Интересно, как это смотрится со стороны?
- Ну, мальчик, может, ты хочешь рассказать стих?
Ха-ха, не смеши меня. Я хочу, но точно не стишки рассказывать. Улыбаюсь, и отрицательно качаю головой. Недоумённо смотрит на меня, чуть прищурив глаза.
- А что тогда? – коротко облизывается
Вот, так-то лучше, Санта. Наклоняюсь к его уху, и сладко шепчу, обдавая горячим дыханьем его кожу.
- Я хочу тебя, Санта. Для этого я вёл себя этот год ужасно плохо. Я очень плохой мальчик, очень-очень, – облизываюсь, ненавязчиво поёрзав на его коленях – Я буду ждать тебя у главного входа, сегодня в десять вечера, ты ведь будешь уже свободен, я знаю.
Довольно отстраняюсь, и смотрю на него. Ох, наш Санта покраснел. Его щёчки так мило заалели, видно даже сквозь грим. Смотрит мне в глаза, и улыбается.
- Ты был хорошим мальчиком, – говорит громко, явно играя на публику – Вот твой подарок!
Наклоняется, и вручает мне того самого единорога. Замечаю, как глаза маленькой девочки, которая должна была быть следующей, предательски заблестели. Какая жалость, единорог-то последний был. Интересно, в этом есть какой-то намёк?
Нехотя слезаю с его колен, и пошло улыбаясь, прижимаю к себе розовую игрушку.
- С праздником, Санта, – подмигиваю, и, прижав покрепче маленькую лошадку к своей кожаной чёрной куртке, и иду прочь.
У меня есть время до десяти.

***

Я стоял у входа в торговый центр, и нервно переминался с ноги на ногу. Было уже половина одиннадцатого, но вот Санты никак не было. Неужели, не придёт? С тоской смотрю на розового единорога, и прижимаю его к себе ближе, уткнувшись носом в белоснежную гриву. Оставшееся время я провёл у друга, выпив с ним пару бутылок дешёвого пива. Домой идти не хотелось катастрофически, к отцу сегодня должны придти собутыльники, и сейчас они, наверное, уже все набрались. Как там можно оставить единорога? Да и у друга тоже его оставлять не хотелось. Пришлось брать с собой.
- Ну, привет, плохой мальчишка.
Вздрагиваю, и поворачиваю голову. Стоит, поправляя сумку на плече. Оценивающе бегает по мне взглядом, и довольно улыбается, поглаживая серёжку в губе языком.
- Привет, – немного неуверенно отвечаю.
Как-то мне не по себе. Совсем чуть-чуть, но всё же. Но ведь я хотел этого целый год. Готовился, даже можно сказать. Так что сейчас не время смущаться и всё такое.
- Давно ждёшь? – подходит ко мне, и кладёт руку на плечо.
От него пахнет сигаретами и спиртным. Видимо, наш Санта уже успел принять с эльфами в подсобке что-то крепенькое.
- Не очень, - смотрю на него, прищурив глаза.
Всё-таки, он очень красивый. Запретно красивый даже. Мужчина не должен быть таким идеальным. Мужчина натурал не должен, это не по правилам.
- Ну, что, ты всё ещё хочешь получить свой подарок, или растерял весь свой пыл? – хмыкает, и коротко смеётся, поглаживая меня по плечу.
- Хочу, - коротко отвечаю, сжимая вспотевшими ладонями единорога.
Помоги мне, а? Ты ведь волшебный, да? Тогда сделай так, чтобы всё прошло гладко, а лучше плавно (понимаешь намёк, да?), и тогда я буду класть тебя спать с собой, и укрывать одеялом. Даже на ночь целовать буду, только сделай так, чтобы всё вышло как надо. Замётано?
- А чего его с собой притащил? – хмыкает, и дёргает розовую лошадку за рог.
Прости его, ладно? Он просто ужасно глупый Санта.
- Некуда деть было, – пожимаю плечами и, набравшись смелости, говорю – Может, к тебе поедем уже?
Он довольно улыбается, и кивает. Идём к его машине. Достаёт ключи из кармана своих широких джинсов, и, нажав на брелке кнопку, открывает дверь, пропуская меня на переднее сиденье. Когда я наклоняюсь, чтобы залезть в салон старенького Кадиллака, Санта хлопает меня по заднице, довольно что-то пробормотав. Немного краснею, радуясь, что он не видит моего лица сейчас. Обходит машину, и садится рядом. Снимает сумку, и кидает её назад. Она с глухим стуком устраивается на заднем сиденье. Проводит по рулю руками, словно лаская его. Слежу за его действиями, закусив губу. Похотливый какой-то Санта, вы не замечаете?
- Можешь своего розового друга положить назад, - говорит, доставая из бардачка пачку сигарет.
Киваю, и нехотя аккуратно укладываю единорога на сиденье, прогнувшись и держась рукой за спинку сиденья.
- У тебя классная задница, Билл, - вздрагиваю, когда он называет меня по имени.
- Спасибо, - ухмыляюсь, и сажусь на место.
Курит, и смотрит в зеркало заднего вида, ловя мой взгляд на своих губах. Улыбается, и, прищурив глаза, спрашивает:
- Хочешь поцеловать меня? – наклоняется, и выдыхает дым мне прямо в лицо.
Вместо ответа цепляюсь за его плечо, сжав ткань дутой куртки окоченевшими пальцами, и впиваюсь в его губы. Он сразу же раздвигает мои, и проникает языком в рот. Берёт меня за подбородок, и начинает вылизывать мой рот, засасывая губы. Чертовски хорошо всё это делает, скажу вам. Отрывается от меня, и довольно ухмыляясь, садится на место, облизываясь.
- Ты так и остался единственным парнем, с которым я целовался, - выкидывает сигарету, немного опустив стекло, и сразу же поднимает его обратно.
- Ладно, поехали, пристегнись только что ли, ещё не хватало, чтобы нас тормознули копы, - морщится, и заводит мотор.
Зря я единорога назад положил, можно было его обнять, пока мы ехать будем.


***

- Проходи, только не удивляйся, у меня не убрано, откуда было знать, что на мою голову свалится малолетний…
Недоговаривает, на что ему спасибо. Скидываю слипоны, в которых я просто окоченел до такой степени, что я не чувствую пальцев ног. Снимаю кожаную куртку, и вешаю её поверх какого-то пальто. Беру из рук Санты единорога, и, прижав его к себе, иду в сторону ванной, чтобы помыть руки. Пол у него холодный какой-то, ненавижу паркет. Палас постелил бы что ли, или тапочки предложил бы для приличия. Хотя о каком приличии я могу говорить?
Мою руки, выдавив на ладони жидкое мыло с запахом шоколада, а единорога устроив на стиральной машинке. Растираю жидкость между пальцами, внимательно наблюдая за тем, как она расползается. Он заходит в ванну, и я буквально ощущаю его взгляд на своей спине. Встаёт рядом, и тоже выдавливает мыло на руки.
- Приятно пахнет, да? – быстро смывает мыло с рук, и хватает меня за запястья, направляя ладони под тёплую струю воды.
- Ага, - смотрю на его длинные, тонкие пальцы, которыми он трёт мои руки, смывая мыло.
Никогда бы не подумал, что, моя руки, можно возбудиться.
- Ты, наверное, хочешь выпить, да, Билл? – недовольно хмурюсь, когда он снова называет меня по имени.
- Хочу, - вытираю руки тёмно-синим полотенцем, и, взяв единорога за розовое копыто, выхожу из ванной.
Противный Санта, знает, что не люблю, когда он меня так называет.

***

Сижу на диване, потягивая горькое пиво из бутылки, смотря в экран небольшого старенького телевизора. Музыкальный канал имеет честь радовать меня и Санту клипом молоденькой певички в маленьком красном бикини. Он сидит, широко расставив ноги, и ненавязчиво поглаживает себя по животу, как будто разглаживая белую футболку.
- Скоро двенадцать, - говорю, сделав очередной глоток.
- Ты сейчас свой возраст назвал? – улыбается, и смотрит на меня.
- Очень смешно, - хмурюсь, и ставлю бутылку на пол – Ты прекрасно знаешь, сколько мне лет.
- Я что-то забыл, Билли – облизывается, и кладёт руку мне на коленку.
Хочется скинуть её, потому что бесит его поведение, но ведь не ради этого я сюда приехал.
- Мне 16, если ты забыл, - раздвигаю ноги, позволяя его руке скользнуть по внутренней стороне бедра выше.
Ухмыляется, и так же, как я до этого, ставит бутылку на пол. Придвигается ко мне вплотную, и накрывает рукой мой пах, начиная гладить меня между ног. Плотно сжимаю губы, и раздвигаю ноги ещё шире.
- А мне, если ты не забыл, 20, - шепчет на ухо, опаляя горячим дыханьем кожу.
- Я помню, - невозмутимо отвечаю на выдохе.
Как давно он не касался меня.
Натыкаюсь взглядом на единорога, который одиноко лежит на полу, рядом с телевизором. Нервно улыбаюсь, и наклоняю голову, подставляя шею под его горячие губы. Засасывает кожу, шумно дыша, и его рука сжимает мой возбужденный член сквозь светлую джинсовую ткань. Закрываю глаза, чувствуя, как начинает кружиться голова от выпитого спиртного в виде трёх бутылок пива. Он жадно целует мою шею, немного прикусывая, и вот его язык касается места за ухом. У меня там больное место, точней, эрогенная зона. Дёргаюсь, и трусь об его руку. Обхватывает губами мочку, чуть прикусывая, и сладко шепчет на ухо:
- Что, плохой мальчик хочет, чтобы Санта наказал его?
Меня бросает в дрожь от его слов. Шумно, со свистом выдыхаю воздух. Его рука надавливает на пах, и он расстёгивает молнию на джинсах вместе с маленькими пуговичками. Вздрагиваю, вцепившись в его бедро, когда чувствую, как он гладит мой член поверх тонкой ткани чёрных боксёров.
- Отвечай же, - резко дёргает меня свободной рукой за волосы, заставляя запрокинуть голову на спинку дивана.
Улыбаюсь. Как же я давно этого ждал. Единорог, спасибо за медленное, но верное исполнение моего желания.
- Да-да, накажи меня, грязного мальчишку, - шепчу, облизываясь, словно похотливая шлюха.
Безумно хочу его. Мой любимый, грубоватый Санта.
Укладывает меня на спину, головой на твёрдый подлокотник. Задирает мою серую футболку, чуть ли не до шеи, и начинает теребить соски пальцами. Закатываю глаза, жадно хватая ртом воздух. Наклоняется, и накрывает губами левый сосок, оттягивая его и прикусывая. Рвано выдыхаю, а он тут же зализывает его языком. Давит коленом на мой пах, временно убрав оттуда руку. Раздвигаю ноги шире, свешивая одну на пол. Санта целует мой плоский живот, проводит языком над кромкой боксеров. Так и хочется приподнять бёдра, но я знаю, он этого не любит. Инициативы, когда не надо, не любит. Отрывается от живота, и стягивает с меня футболку. Целует меня своими пухлыми губами, требовательно теребит мою серёжку в языке, кусает меня за язык.
- Знаешь, где бы мне хотелось, чтобы он сейчас оказался? – держит меня за подбородок, а рукой проникает в мои трусы.
Сжимает мой горячий член ладонью, и гладит головку большим пальцем, растирая по ней смазку. Проводит до основания, и начинает гладить яички. Его движения скованы, потому что мешают джинсы. Я уже и забыл, что он спрашивал меня.
- Может, разденешься? – шепчу ему в рот, и трусь об его руку.
Наконец-то он удовлетворит все мои распутные желания. Наконец-то.
Ухмыляется, и отрицательно качает головой.
- Отсоси мне для начала, а потом я разденусь, и тебя раздену, Билли.
Единорожек, не слушай его. Это очень плохой Санта. Я же уже говорил, что он похотливый, да?
Берёт пульт, и выключает телевизор. Садится, облокотившись на второй подлокотник. Его ноги касаются моего живота. Расстёгивает джинсы, и приспускает их. Смотрю, не моргая, на то, как он гладит себя между ног. Понимаю, что сам хочу потрогать его. Сажусь в его ногах, и накрываю его руку. Он ухмыляется, и убирает свою. Сжимаю его твёрдый член, и оттягиваю резинку, стягивая белые боксёры. А у него уже хорошо стоит. Член прижимается к животу, пачкая его выделяемой смазкой. Головка покраснела и разбухла.
- Ты так смотришь, как будто никогда его не видел, - улыбается, и гладит себя – Давай, я же вижу, ты сам хочешь его попробовать.
Немного горят уши, но я наклоняюсь, и чуть дрожащей рукой обхватываю его у основания. Высовываю язык, и касаюсь им головки. Облизываю её, глажу языком под уздечкой. Тереблю уретру, и накрываю головку губами. Он тихо стонет, и его рука тут же оказывается в моих волосах. Надавливает на мою голову, и я послушно опускаю её ниже, плотно сжав губы. Ты такой твёрдый и горячий, что у меня сводит желудок. Начинаю сосать, втягивая щёки, работая языком. Начинаешь двигать моей головой, вскидывая бёдра, натягивая мой рот на свой член. Стону, обдавая вибрацией головку, и Санта что-то рычит, надавливая на мой затылок, заставляя взять до конца.
- Хороший мальчик, - голос стал ниже – Давай, немного поактивней.

Проносится мысль, что я вроде бы был плохим мальчиком. Как же легко выпросить у Санты новый статус.
Вылизываю его член, засасываю яйца. Громко дышит, и начинает называть меня всякими грязными словечками. Я и так возбуждён, заткнись, Санта, а то кончу себе в трусы. Но я постараюсь испачкать и твой диван тоже.
Чувствую, что ты совсем скоро кончишь. Выпускаю член изо рта, облизываю его словно конфету, и начинают лизать головку, подрачивая. Хватаешь меня за подбородок, больно надавливая на скулы. Открываю рот, не забывая дрочить твой вот-вот готовый взорваться член. Глухо стонешь, и буквально запихиваешь член мне в рот, кончая. Высасываю всё до последней капли, но ты кончил так обильно, что сперма течёт по подбородку. Вылизываю член до конца, и отстраняюсь, тяжело дыша.
Единорожек, ты же не видел этого? Думаю, ты не очень захочешь теперь, чтобы я целовал тебя на ночь.
- Чёрт, где ты так научился? – довольно щуришься, и гладишь меня по щеке.
Пожимаю плечами, облизываясь. Проводишь пальцами по моим губам, собирая сперму, и облизываешь их. Давлюсь воздухом, и судорожно сжимаю свой член. Ещё чуть-чуть, и я точно кончу.
- Ляг на спину, Билли.
Послушно укладываюсь, опять устроившись головой на твёрдом подлокотнике. Санта быстро раздевается, и кидает вещи на пол. Жадно смотрю на него. Такое тело, просто охуительное. Единорог, не смотри.
- Нравлюсь? – гладит себя по животу.
- Очень, – начинаю сам стягивать с себя джинсы.
Дождёшься его. Но он хватает меня за ноги, поднимая их вверх, и буквально вытряхивает меня из штанов. Сдёргивает мои несчастные боксёры, которые я испачкал смазкой, и наваливается на меня.
- Сейчас я буду тебя трахать, Билли – шепчет мне в шею, грубовато гладя меня между ног пальцем.
Слегка киваю, и чувствую, как он обхватывает мой член в кулак.
- Но ты сперва кончишь, сладенький.
Начинает быстро дрочить мне, жарко дыша на ухо. Целует меня в губы, жадно вылизывая рот. Теребит головку пальцами, и я, не выдержав такого наплыва счастья, кончаю ему в кулак, обрывисто застонав. Но не его имя.
- Вот так, молодец, - размазывает сперму по моей промежности.
Надавливает пальцем на мой анус, и резко вводит палец до конца. Хмурюсь, но молчу. Санта начинает гладить меня внутри пальцем, целуя мои ключицы. Прикусывает кожу, и, поставив засос, начинает медленно проталкивать ещё один палец.
- Я уже и забыл, какого это, – жарко шепчет, вставив второй палец в мою несчастную задницу до конца.
Начинает двигать пальцами, растягивая. Гладит, разводит их в стороны, второй рукой начиная гладить мой член.
- Ты такой узкий, - облизывается – Ты трахался с кем-нибудь ещё?
- Пару раз, – нехотя отвечаю, насаживаясь до конца.
- Засранец, – улыбается – Но, ничего, это даже хорошо.
Не особо сейчас соображаю, что именно хорошо. Но вот его гибкие пальцы, размерено трахающие мою задницу, это точно хорошо. Просто отлично даже. Резко задевает простату, от чего меня передёргивает, и жар расползается по телу. Прикрываю глаза, и протяжно стону. Уверен, он поймёт.
- Хорошо, да? – целует меня в низ живота, с опасной близостью с вставшим членом – Нравится?
Утвердительно мычу, и получаю третий палец. Понимаю, что ты уже сильно возбуждён, да и я тоже. Значит, уже скоро.
- Давай же, - выдыхаю – Хочу.
- Что хочешь? – ухмыляется, и надавливает пальцами на простату.
- О-оох, тебя хочу, что ещё.
- Как именно? – издевается, чёртов Санта.
А я уже плохо соображаю, потому что внизу живота горячо, а дырочка пульсирует, и буквально просит, чтобы в неё засадили.
- Твой член, глубоко в задницу хочу, ах.. – недоговариваю, волна возбуждения проходит по телу.
Тупой Санта, давай же.
Закидывает мои ноги себе на плече, и поудобней устроившись, растирает слюну по своему члену.
- Надеюсь, ты не рассчитывал на презерватив или смазку, Билли?
- Нет, давай же.
- Нетерпеливый какой.
А сам уже еле языком ворочает. Гладит влажной головкой по промежности, по растраханой дырочке, и резко входит одним толком. Вскрикиваю, вцепившись в его плечи ногтями.
- Охуенно, – шипит, закатив глаза – Ты горячий и мокрый, словно девчонка.
- Я не девка, – недовольно шиплю, пытаясь привыкнуть к члену в заднице – Не смей меня сравнивать, ясно?
Смеётся, и целует в уголок рта, облизывая языком мои губы.
- Ты круче, Билли.
Глупый Санта. Но ты такой любимый, что можно простить тебе это.
- Двигайся, - шепчу, оттягивая его нижнюю губу – Я готов.
Шлёпает меня по правой ягодице, и начинает двигаться. Сперва медленно, но с каждым толчком всё быстрее. Тихо стонет, придерживая меня за лодыжки, и толкается, задевая простату. Наконец-то не сдерживаюсь, и начинаю громко стонать, подаваясь на встречу. Не замечаю лёгкой боли, чувствую только большой, толстый член, касающийся простаты. Сжимаю его, и пошло стону, словно дешёвая шлюха.
- Давай, мой мальчик, сожми его ещё раз, - шепчет, целуя шею.
Как же хорошо он умеет это делать. Вот всё это. Ради этого стоило ждать целый год.
Начинаю сжимать его, извиваясь, словно безумный. Накрывает мой член своей рукой, и начинает дрочить в такт своих движений. По телу проходит волна дрожи, и я кончаю, громко простонав его имя. Не удержался, не соображал просто.
- Вот так, мой хороший, - стонет на ухо, и, больно вцепившись в бёдра руками, кончает в меня.
Бедный единорог, лучше бы оставил его в машине.

Выходит из меня, опуская мои ноги со своих плеч, и садится, тяжело дыша. Лежу, широко расставив ноги и чувствуя, как сперма вытекает из задницы. Санта гладит пальцами мою дырочку, и, наклонившись, слизывает свою сперму. Громко охаю, когда его язык проникает внутрь. Вылизывает меня, раздвинув ягодицы пальцами. Трахает меня языком, поглаживая по животу. Начинаю дёргаться на этом чёртовом диване. Шея катастрофически затекла. Отрывается, и накрывает мой член ртом. Хватаюсь за его дреды, собранные в хвост, и начинаю толкаться в податливый рот. Заглатывает полностью, поглаживая яйца, и я кончаю в его рот, содрогаясь всем телом. Глотает, и садится, сдвигая мои ноги.
- Может, назовёшь меня ещё раз по имени, для приличия?
Отрицательно киваю, тоже садясь, и прижимаюсь к нему, положив голову на его грудь, касаясь губами левого соска.
- Неужели так сложно, Билл?
Гладит меня по голове, перебирая волосы.
- Хочешь, я позвоню нашему отцу и скажу, что мы опять трахались?
Вскидываю голову, и смотрю ему в глаза.
- Не надо, Том.
Улыбается. Гладит по щеке. Приятно. Я и забыл, что он может быть таким. Со мной таким.
- И что ты теперь хочешь от меня? Я не вернусь домой, прости.
- Я тоже не хочу, - перевожу взгляд на единорога, улыбаясь ему – Я хочу остаться с тобой.
- А не многого ли ты хочешь, Билли? – гладит меня по груди, лаская поочерёдно соски.
- Ну, ещё я хотел бы ещё раз трахнуться, а потом лечь спать, - подумав, добавляю – С тобой, Санта. И единорогом.
Смеётся, и крепко прижимает к себе. По моей щеке течёт что-то горячее, и, попав на губы, я понимаю, что ещё и горькое. Но, я сейчас, наверное, самый счастливый извращенец на всей Земле.
- Куда от тебя деться, Билл? – молчит, и, выдохнув, добавляет – Хотя не отвечай, потому что я совершенно не хочу этого знать, братишка.
Улыбаюсь. На часах 00:25. Спасибо тебе…Розовый единорог.


Москва, 31.12.2009г. 2:31


The End

"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость