• Администратор
  •  
    Внимание! Все зарегистрировавшиеся Aliens! В разделе 'Фото' вы можете принять участие в составлении фотоальбома. Загружайте любимые фотографии, делитесь впечатлениями, старайтесь не повторяться, а через пару-тройку месяцев подведем итог и наградим самого активного медалью "Великий Фотокорреспондент Aliens"!
     

Гадость {slash, AU, angst, romance, twincest, PG-13}

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

Гадость {slash, AU, angst, romance, twincest, PG-13}

#1

Непрочитанное сообщение Aliena » 25 мар 2018, 18:18


Название: Гадость
Автор: vzmisha4
Жанр: AU, angst, romance
Рейтинг: PG-13
Размер: драббл
Статус: закончено
От автора: в Германии есть закон, согласно которому инцест карается уголовно.
"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

#2

Непрочитанное сообщение Aliena » 25 мар 2018, 18:19



- Эй...

Он мгновенно открыл глаза, инстинктивно нащупывая в темноте сумку, лежащую на прикроватной тумбочке. Сквозь стекло в комнату проникал белый свет луны, и в его отблесках лицо Тома казалось неестественно бледным.

Он вопросительно кивнул, показывая, что проснулся, и прислушался. В первый момент он ничего не услышал, и уже готов был с облегчением выдохнуть, как звук, разбудивший его брата, послышался вновь. Едва уловимый шорох, на который нормальный человек и внимания не обратил бы.

Том сжал губы, Билл увидел, как в темноте они превратились в тонкую полоску, и отстраненно подумал, что уже совсем привык к отсутствию любимой томовой сережки. Но сейчас думать об этом было некогда.

Брат выскользнул из-под одеяла, бесшумно, как тень, натягивая штаны - они редко позволяли себе спать без одежды, но за последние дни что-то совсем расслабились. Билл провел рукой по животу - так и есть, уснул без майки, сейчас надо вспомнить, где она... Он мысленно просканировал события вчерашнего вечера. Ах да.

Он показал в темноте рукой в левый угол комнаты, Том, понимая его, как всегда, без слов, также молча протянул ему майку и брошенные там же свернутые в жгут джинсы. Билл почувствовал, как брат укоризненно качает головой, и виновато закусил губу. Привыкнуть жить в постоянной готовности оказалось делом очень непростым. Но по сравнению с тем, каково им было сначала - сейчас было гораздо легче. Они стали почти профессионалами в своем образе жизни.

На их прошлом месте, где им пришлось трое суток провести, не выходя на улицу, Билл наткнулся на несколько книг и прочел их, потому что больше им делать там было решительно нечего. Оказалось, что шестьдесят лет назад в этой же самой стране - на их родине - люди прятались точно так же, скрываясь от полиции и, вообще, человечества в целом, уходя ночами, меняя внешность и документы, не доверяя никому, кроме себе подобных. Это были эмигранты, евреи, и просто те, кому не повезло.

Он хотел спросить, "Том, как ты считаешь, а есть - нам подобные? Кому бы мы могли доверять..." - но вместо этого быстро натянул одежду и, схватив сумку, бесшумно последовал за своим близнецом, полубессознательно копируя его движения. Том ловко отпер окно, открывая его до упора - и все равно туда кроме них, вряд ли кто-то бы протиснулся. Оказавшись уже по ту сторону, он протянул руку Биллу, помогая ему протиснуться в окно следом. Были бы на нем его прежние цепи и прочие побрякушки - непременно зацепились бы за раму. Не говоря уже о том, что Том никогда не пролез бы сюда в своей прежней одежде.

- Блядь, - еле слышно выругался брат. Билл испуганно огляделся - они стояли на крохотном балкончике, видимо, декоративном - ведь явно не предполагалось, что постояльцы хостела будут вылезать в окна. Они лезли сюда с расчетом на пожарную лестницу, но ошиблись - внизу была пропасть в четырнадцать этажей высотой.

В дверь комнаты раздался громкий стук. Помимо их кроватей, в помещении стояло еще четыре, но время было не самое лучшее для хозяев - гостей совсем не было, и комната была пуста.

- Пригнись, - едва слышно прошипел Том, нажимая младшему на плечи, - сядь.

Билл послушался, поспешно согнув задрожавшие ноги. Сердце колотилось в груди, как бешеное. Они оба неловко скорчились прямо под окном, на площадке шириной в сантиметров сорок и длиной - в метр.

Дверь заскрипела, впуская стоящих снаружи людей. Вместе с ним ворвались звуки, тяжелое дыхание - лифт не работал, вспомнил Билл - ругань и обрывки какого-то разговора.

- Тут пусто, Ганс, - произнес один из голосов. Казалось, его обладатель стоит прямо у окна, стоило ему сделать еще шаг - и он не сможет не заметить близнецов, начинающих дрожать еще и от холода. На улице стоял типичный промозглый октябрь.

- Засранцы, - выругался второй, - смылись. Опять. Как думаешь, мы их словим-таки?

- Поганая работа, - мрачно отозвался третий, - за детьми гоняться.

- Это не дети, - резко ответил тот, кого звали Ганс, - ты сам знаешь, какие они дети.

- Ремнем бы им по заднице надавать, и все...

- Что бы ты сделал со своими детьми, если б узнал, что они ебут друг друга в жопу? - Ганс сплюнул.

- Заткнись, даже не говори при мне такого, - судя по голосу, его обладателя заметно предернуло.

- Так вот, - продолжал Ганс безжалостно, - на эту тему есть закон. И чтобы подобной гадости не было в Германии, мы их и ловим. - Он сплюнул еще раз, с удовольствием отхаркнувшись. - Недолго им бегать осталось.

Билл поднял глаза. Том смотрел на него, глаза в глаза, и губы его шептали беззвучно.

Я люблю тебя. Не бойся. Я люблю тебя. Я люблю тебя.


Fin

"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость