• Администратор
  •  
    Внимание! Все зарегистрировавшиеся Aliens! В разделе 'Фото' вы можете принять участие в составлении фотоальбома. Загружайте любимые фотографии, делитесь впечатлениями, старайтесь не повторяться, а через пару-тройку месяцев подведем итог и наградим самого активного медалью "Великий Фотокорреспондент Aliens"!
     

С веером вечером не ходи {general, AU, стебная сказочка, R}

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

С веером вечером не ходи {general, AU, стебная сказочка, R}

#1

Непрочитанное сообщение Aliena » 23 мар 2018, 15:03


Название: С веером вечером не ходи
Автор: Alraunes
Персонажи: Билл, Том, ОМП
Жанр: стебная сказочка
Рейтинг: никакого, цеста тоже нет (почти), но за редкий мат наверное – R
Предупреждения: кустистые грибы, Бб – блондинко (простите за каламбур), на матчасть забито.
"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

#2

Непрочитанное сообщение Aliena » 23 мар 2018, 15:04



Когда Билл в первый раз гордо выставил на камеру трехдневную щетину, всем своим видом показывая при этом предельную невинность «а что, что–то случилось?», Том лишь гаденько похихикал, представляя реакцию многочисленной армии фанаток. Ну а чего – брательник всегда был горазд на эпатаж!
Когда Билл в первый раз упал ему на хвост и, небрежно перекинув через плечо сумку с новехонькой спортивной формой, не только сопроводил в тренажерный зал, но и сам принял непосредственное участие в процессе приобщения к спорту, Том лишь усмехнулся. Но на следующий день брат, на удивление, не ныл про боль в мышцах, сведенных молочной кислотой, а бодренько размялся и… повторил свой подвиг. И теперь уже постоянно составлял ему компанию в вылазках для истязания тела. Том осторожно поинтересовался, с чего бы это такие перемены, на что получил исчерпывающий и приятно греющий душу ответ:
- А надоело тебе завидовать!
То, что близнец тот еще психолог и всегда сможет придумать идеальное объяснение своим поступкам, Том сообразил уже позже, когда по-голливудски небритый Билл зачастил с выходами в свет, демонстрируя широкий разворот подкачанных плеч, подчеркнутых открытой майкой. Нет, умеренная брутальность, конечно, брату шла, но Том слишком хорошо его знал, чтобы без задней мысли поверить в предъявленный миру новый эталон мужественности. Что-то было не так, одной лишь зависти к его собственным рельефам было недостаточно, чтоб резко взять и забить на годами взращенную женственность повадок и прочих деталей имиджа, ставших уже второй натурой. Том мог допустить, что близнецу приспичило радикально заматереть, но то, что Билл заблаговременно не начал трындеть о столь кардинальной смене приоритетов - ДО этой самой смены, определенно настораживало. А еще брат начал вздрагивать от звонков на мобильный с незнакомых номеров.
Апофеозом преображения стало появление Билла из салона с окончательно укороченной стрижкой окраса «неприметный блонд» с выделяющимся из общей палитры пергидрольным чубом. Вот тут-то Том и запаниковал. Зная маниакальную страсть брата к черному цвету волос, было над чем задуматься. Припертый к стенке Билл старательно изображал смущение и пытался лепетать что-то на тему, как его достали блондинки Тома, и что он тратит на них гораздо больше времени и нежности, чем на собственного близнеца.
- Так, дорогой, сказками про твинцест будешь развлекать фанаток. И не парь мне мозг, что бешено ревнуешь и решил перетянуть на себя одеяло с Рии.
- Ты мне не веришь? – обиженно нахмурился Билл. – Я, можно сказать, душу ему наизнанку выворачиваю после стольких лет молчания, а он сомневается!
- Нестыковочка у тебя, клоун ты мой. Вот это, - Том ткнул пальцем в красиво обрисованный бицепс, - ты тоже нарастил в надежде на мои нежности?
- А… тебе не приходило в голову, что я могу предпочесть актив? - тут же нашелся близнец, кокетливо дернув бровью, но тут же исправился, набычась, как Леди Гага в образе Джо Кальдерони.
- Билл, может хватит? Ты забыл, что МНЕ врать бесполезно? А ну выкладывай, что с тобой в последнее время происходит!
Близнец, несмотря на накачанные плечи, как-то весь съежился и, потупив взгляд, тихо ответил:
- Это только мое дело. И я с ним сам разберусь.
- Да что за страшные секреты?! – взвился Том. – Пошли, накатим по сто грамм, и облегчишь уже душу! Вдвоем легче думать, как выпутываться, а в том, что ты во что-то вляпался, я уже не сомневаюсь.

Ста граммами не обошлось. Близнецы, уютно устроившись в гостиной на диване, уже допивали под лимончик поллитру Крувуазье, а Билл все никак не раскалывался.
- Нет, ну ты скажи – чего такого ты мог наворотить, что даже мне боишься рассказать? – окончательно обескураженный Том, не выдержав, встряхнул брата за плечи.
- Том, понимаешь, - продолжал мяться тот. – Тут дело международное…
Том вытаращил на близнеца изумленные глазищи:
– Ты обрюхатил принцессу Кейт? Или соблазнил принца Уильяма?
- Нет, скорее наоборот… - грустно признался младший.
- Тебя трахнул этот англичанишка? Да я его урою!!! – Том уже почти звонил в английское посольство, когда новоявленный блондин, тяжко вздохнув с дивана, позвал его:
- Да не дергайся ты, садись. Ладно, сейчас все расскажу. Только пообещай…
- … не орать и никого не убивать? – привычно закончил Том. – Договорились! Так что там с Англией?
- Англия ни при чем. Тут с Японией проблема. Точнее, с господином Сиракаки.
Том нервно хихикнул:
- Еще бы, с такой фамилией – и без проблем!
Билл укоризненно глянул на развеселившегося близнеца и продолжил:
- Помнишь, когда мы в феврале в Токио были, нам устроили фотосессию с веерами и гейшами?
- А то! Ты тогда этих гейш так за пояс заткнул, что им поди до сих пор за державу обидно!
- Том, ну прекрати! – впрочем, по слегка порозовевшему личику было видно, что комплимент Биллу приятен. – Нам потом еще реквизит подарили…
- … а злобный господин Сиракаки начал его назад требовать, причем только с тебя? – предположил Том.
- Если ты будешь издеваться и перебивать, я просто замолчу, - холодно отчеканил Билл.
Том тут же заткнулся, изобразив на лице предельное внимание.
- Так вот. Вечером я спустился в холл за сигаретами. Но Мальборо лайт у них закончились. Девушка с ресепшена посоветовала выйти на улицу и спросить их в магазинчике рядом с отелем. Он был даже виден через стеклянные двери, поэтому вызвать охрану сопроводить меня на пять шагов по улице я не стал. То, что на руке у меня болтается веер, с которым я игрался весь вечер, я понял, только когда подошел к дверям магазина. Хозяин лишь улыбнулся на это. В общем, сигареты я купил, а когда возвращался, заметил стайку девчонок. И дернул меня черт «замаскироваться» - я раскрыл веер и, заслонив лицо, двинулся дальше. И тут…
- На тебя напали? И ты ничего нам не сказал?! – испуганно вставил Том и тут же прикрыл ладонью рот. – Молчу-молчу.
- «уси-пуси-сюси-муси!» - послышалось за спиной. Я обернулся и увидел в меру приятного узкоглазого мужчину в костюме от Прада, который тут же вежливо мне поклонился. Ну то есть, он прощебетал что-то похожее, на что я не менее вежливо его обломал, сообщив, что ни хера не понял. Тогда он тоже перешел на английский, сообщив, что звать его Писюси Сиракаки, и он безумно рад, что встретил такую красавицу, когда «день веера» уже подходил к концу. Я не понял причины его восторгов, а его beautiful просто воспринял как должное.
- Еще бы, после Наташкиного блога-то! – не удержался от подкола Том.
Билл грозно нахмурился, что выглядело по меньшей мере забавно в сочетании с цыплячьим хохолком на голове.
- Ты острить будешь или слушать? Как оказалось, есть у них старинный японский обычай. Когда наследник вступает в крупные имущественные или финансовые права, считается предпочтительным, чтобы он принимал дела, будучи в статусе семьянина. А если наследник к этому моменту не женат, а сроки подпирают, выбор невесты устраивают при помощи… веера. Жених в течение одного дня должен прохаживаться по улицам родного города и предложить руку и сердце первой встреченной девушке с веером в руке, не состоящей в браке.
- И что, любая девушка пойдет замуж за не пойми кого? – засомневался Том.
- Еще как пойдет! Потому что обычай этот используются очень редко, найти мужа таким путем считается большой честью, да и промышляют «по веерам» исключительно богатые люди, по срочной необходимости.
- Тогда странно, что японки не ходят с веерами поголовно! – хмыкнул Том.
- Ну, может где-то в провинции и ходят, а в мегаполисах молодежь продвинутая, на традиции чихать хотела, все на запад смотрят. Да и «день веера» у местных олигархов случается раз в пятилетку, не чаще. В общем, у Писюся этого на днях умер отец, и два младших брата, уже при женах и детях, спали и видели сорвать куш, который со всеми долями и акциями оказался вполне приличным. Вот и пришлось Писюсю подбирать невесту дедовским способом. Мужик он оказался приятный и словоохотливый, понимая, что я европеец, подробно объяснил мне все заморочки. Вот только выслушать, что я хоть и не замужем, но ни разу не девушка, то ли не захотел, то ли в упор не понял. Пришлось повторить раз пять, чтобы он осознал свою ошибку и пока не поздно пошел искать свою суженую. Но когда Сиракаки, наконец, поверил, что я – парень, его это не смутило. Может самурайская кровь в венах заиграла, а может и не женился он к своим 35-ти из-за любви к мальчикам. В общем, буржуй стоял на своем: будь моей, то есть – моим, и я положу Токио к твоим ногам. Пришлось огорчить его отказом, которого он, впрочем, не принял. Вот собственно с этого и начались проблемы.
- Он к тебе приставал? Угрожал? – побледнел Том.
- Приставать не приставал, но смотрел как…
- Ладно, знаю я, КАК на тебя мужики смотрят, - фыркнул брат. – Слушай, а что твоему Писюсю мешало выбрать любую девушку, всучить ей веер и все дела?
- Невозможно, - вздохнул Билл. – Я это и сам ему предложил. Но за ним весь день «хвост» ходил с мини-камерой - как у шпионов, знаешь? – и снимал все. Братья или дольщики приставили, чтоб все по правилам было. Так что моя морда там крупным планом засветилась.
- Вот бы черти взяли их передовые технологии! – процедил Том. – Так и чего? Писюсь-то достает до сих пор? Ведь если ты отказался, а дело отказа не терпело, получается, он наследство-то упустил?
- В том-то и дело, что не упустил, - печально сообщил Билл. – Он умудрился достать мои данные, подкупить кого-то в местном муниципалитете, или что у них там, и ЗАРЕГИСТРИРОВАЛ наш брак!
- Боже! – вырвалось у Тома. - Так ты теперь не Каулиц, а Сиракаки? Причем госпожа?!
И ты молчал?!
- Вот потому и молчал, – огрызнулся Билл, - что не хотел ни скандалов, ни подъебок!
Прикинь, расскажи я это Йосту, что будет? Он же сразу юристов поднимет, и такой международный процесс обязательно в прессу просочится! Можешь представить заголовки Бильда? «Билл Каулиц-Сиракаки со скандалом расторгает навязанный брак!»
- Ну а мне-то чего не рассказал? – с обидой спросил Том.
- Боялся, что ты будешь орать, что я сам виноват, что попой перед ним крутил, - тихо прошептал младший.
Том лишь хмыкнул, вспоминая, как близнец приседал в бабских реверансах перед японскими ведущими и напропалую строил всем глазки. Он помусолил сережку в губе и задумчиво изрек:
- Билл, мне кажется, что ты снова мне врешь. Допускаю, можно подкупить кого-то и оформить брак с согласия родителей, без невесты. Но ты же гражданин другой страны, мужчина, наконец! Да не бойся ты скандала вокруг ТН, ты бы его на раз засудил! Там же нигде нет твоей настоящей подписи! Любая экспертиза подтвердит!
Билл молчал и нервно мял в пальцах подол майки.
- Или есть? – с ужасом переспросил Том. – А ну выкладывай все как есть, придурок!
- Том, ты обещал не орать, помнишь?
- Блядь, я только через полгода узнаю, что мой брат тайно женился, ах простите - его выдали замуж! И я должен молчать?!
- Вообще-то я пожалел Писюся, мужик-то он неплохой…
- … и богатый! – вставил Том.
- Между прочим, он и в нашу японскую раскрутку вложился, чисто чтоб мне приятное сделать! – с обидой выпалил Билл.
- Так… что я еще не знаю? – ото льда в голосе близнеца замерзли цветы на подоконнике. Он еле держал себя в руках, чтоб не съездить брату прямо в небритую скулу.
- В общем, брак оформили, согласие я подписал. А что имя мужское – так иностранец, мало ли что нам в голову взбредет? Писюси пообещал меня больше не тревожить, и мое имя не светить, тем более отныне я просто госпожа Сиракаки. Тем более, ему не нужно предъявлять жену на официальных приемах, как европейским политикам. Главное – наличие, бумага и фото.
- Боюсь даже представить себе это фото! – простонал Том. – Оно хоть приличное?
- Более чем. А представить просто - меня накрасили на национальный манер, ну вроде тех гейш, что с нами на фотосессии были. Ну может, не так густо.
- Еще лучше! Мой брат – гейша! – взвыл Том.
- Не гейша, а жена! – возмутился Билл. – Так вот, он сначала слово держал. Мы с ним изредка общались по скайпу и мылу. Но в последние пару месяцев… он захотел, чтобы я жил с ним в Токио. Естественно, я отказался! – затараторил Билл, видя, как брат напрягся.
- А ну погоди, - быстро сообразил Том. – И зачем ты ему вдруг понадобился? Уж не наследника ли зачинать?
- Да вроде того. Он нашел женщину, которая в строгом секрете родит ему ребенка. Но я должен хоть изредка показываться в его доме – до рождения.
- В гриме этом белом и с животом? – едко уточнил Том.
- Не обязательно в белом. Но тональника явно не пришлось бы жалеть.
- И это все? – подозрительно спросил Том. – А почему бы просто не сказать ему «нет»? Не понимаю, в чем смысл твоего крутого преображения? Тебя же все равно побреют, мускулы под кимоно спрячут и парик нацепят? Ну то есть, если ты туда с какого-нибудь перепугу попрешься. Думаешь, Писюсь твой окочурится, увидев твой новый окрас? Или надеешься, что не признает тебя щетинистым блондином и забудет?
- Думаю, ему все это не понравится – до кучи, - тихо ответил Билл.
- Эй, так он от тебя еще что-то хочет? – голос Тома теперь зазвенел от злости.
Брат кивнул, окончательно поникнув светлой головушкой:
- Он требует исполнения супружеского долга.
- Чтооо? Этот пидор хочет тебя? И смеет еще и требовать? – зашипел Том, понимая, что в процессе обсуждения почти сорвал голос.
- Надеюсь, что в таком виде уже больше не захочет и отстанет наконец. Найдет себе похожую на меня бабу, накрасит ее…. – тяжело вздохнул Билл.
- А послать? Вот прямо открытым текстом – не судьба? Он же не будет через суд настаивать, чтоб эта афера не вскрылась. Не только у тебя репутация!
- Он пообещал, что просто украдет меня, и никакие телохранители не помогут, - испуганно зашептал Билл, инстинктивно прижимаясь к теплому боку брата. Тот тут же обнял его за плечи, притягивая к себе на грудь:
- Не ссы, мелкий, никому я тебя не отдам, ни писям, ни какам! За все золото мира не отдам!
- У него платиновый бизнес, и он мне… – Билл внезапно осекся, но почти тут же продолжил. – В смысле, он с крупнейшими ювелирными марками работает.
- И за платину не отдам! – пообещал Том, понимая, что желание мерзкого узкоглазого олигарха, тряхни его Фукусима, заиметь его непутевого близнеца в полную собственность более чем серьезно. Напрягшийся под рукой мелкий выглядел виноватым, Том, нахмурившись, поскреб ногтем между брейдами и нехорошо прищурился:
- Погоди-ка, та гроздь цепей, что ты к Москве прикупил… Это ведь не серебро, а платина? А, Билл?
Близнец потупился, не выдержав обличающего взгляда:
- Ну, он мне их присылал, не отправлять же обратно?
- Ты совсем идиот? Хотя нет, ты самая настоящая блондинистая идиотка, помешанная на цацках! – Том злобно сплюнул прямо на ковер. - О Саки, вернись, я все прощу! – воззвал он, молитвенно складывая руки в сторону Германии.
Видимо, это имя до сих пор имело на братьев магическое воздействие – оба заметно успокоились, и Том почти добродушно сообщил:
– Ты, дурья башка, сейчас пойдешь спать. А большой брат, то есть я, думать будет.
- Том? – близнец робко потерся щекой о его футболку.
- Не боись, мелкий, все будет хорошо! И это… оставь мне адресок своего писи-каки.
- Зачем? – напрягся Билл.
- Да не волнуйся ты, не буду я ему угрожать! А морду набить и вовсе не смогу! Это же не с афганками на заправке, я теперь международные конфликты буду грамотно решать!

Младший Каулиц проспал без задних ног почти до обеда следующего дня – полгоры с его хоть и подкаченных, но все равно еще хрупких плеч перекочевала на стойкие плечи брата. А когда, наконец, притащился на кухню попить водички, застал там сияющего близнеца в компании включенного ноута и шести грязных чашек из-под кофе.
- Слышь, гейша, я решил твою проблему! – довольно выдал он, сия во все 32.
- Что ты ему сказал? – сдавленно просипел Билл.
- Во-первых, пообещал вернуть все его подарки.
Билл поморщился, но согласно кивнул:
- А во-вторых?
- А во-вторых, предложил ему самому расторгнуть ваш брак.
- И ты хочешь сказать, что он согласился? – скептически поморщился младший.
- Именно! Ты же знаешь, как я умею уговаривать?
Билл знал и на всякий случай отодвинулся подальше, опасаясь ловких пальцев на ребрах, способных защекотать не только до согласия – до икоты! Но здесь явно речь шла о других талантах брата.
- И как ты это сделал? – осторожно переспросил он.
- Всего-навсего прислал ему один документ, содержащий условие, противоречащее их «веерной церемонии»
- То, что я не девушка, его до сих пор не остановило…
- Правильно, потому что в Японии всегда были лояльны к мужеложеству! Но второе условие – что девушка должна быть свободна от брачных уз – должно соблюдаться в любом случае!
- Том, ты что, сфальсифицировал мне свидетельство о браке? И он купился? Это же элементарно проверить, с его-то возможностями!
- Не совсем так. Я объяснил ему, что документ очень личный, не для чужих глаз, почти что с грифом. Тем более в Ратуше его не запросить. А что такое приватность, японцы знают не понаслышке и уважают ее.
- Чего ты такого наплел, что он даже оригинал проверять не захотел? – начал тихо паниковать Билл.
- Хочешь – покажу? – Том хитро усмехнулся и щелкнул пальцем по тачпаду. Младший склонился к экрану и изумленно выдохнул:
- Ты в своем уме? Я и ты – муж и муж?! Уже два года?!
- Именно! Это прямо подтверждает твой пол и женатый статус! А поженились мы в Лас-Вегасе, утаив, что мы – братья.
- Тооом, да ты совсем больной! – Билл в шоке покачал головой. – Ох, переборщил я с тобой заигрывать на публику! Это ж надо до такого додуматься да еще и нашопить!
- Нашопить? Пфф, я просто взял готовое. И скажи спасибо нашим фанаткам, которые не только порнокартинки с твинцестом фигачат, но и документальную базу под них подводят! Я только покопался на одном из фан-сайтов – и вауля!
- Боже, вокруг одни извращенцы, - в притворном ужасе выдохнул Билл и радостно закончил. - А что, он и правда поверил, что мы женаты?
- А то! – самодовольно выдал Том. – Я же – гений стратегии! Кстати, цацки все же не забудь вернуть, - он предупреждающе поднял палец.
- Ладно-ладно, - Билл благодарно обнял брата со спины, утыкаясь носом в его шею. – Том? Спасибо, что разрулил.
- И что только не сделаешь для любимого мужа? – хихикнул тот.
- Слушай, - Билл совершенно немужественно шмыгнул носом, - а тебе все это совсем не нравится? – он повернул к себе голову брата и провел рукой по своему короткому белобрысому ежику, плавно переходящему в пятидневную щетину.
- Мелкий, такую красоту, как у нас с тобой, захочешь – не испортишь! Так что твори с собой, что хочешь, муж любимый! – заржал он и увернулся от затрещины.
- Что бы я без тебя делал? - Билл, снова ласкаясь, потерся, задевая пирсингами шею брата.
- Сидел бы в полной сиракаке. Так что будь добр, пообещай мне больше по япониям с веером вечером не ходить! Да и по ЛА тоже – так, на всякий случай. Мало ли какие древние обычаи янки успели перенять от индейцев!

"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость