• Администратор
  •  
    Внимание! Все зарегистрировавшиеся Aliens! В разделе 'Фото' вы можете принять участие в составлении фотоальбома. Загружайте любимые фотографии, делитесь впечатлениями, старайтесь не повторяться, а через пару-тройку месяцев подведем итог и наградим самого активного медалью "Великий Фотокорреспондент Aliens"!
     

Волшебное действие ромашкового чая {slash, RPF, romance, стёб, twincest, Билл/Том, NC-17}

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

Волшебное действие ромашкового чая {slash, RPF, romance, стёб, twincest, Билл/Том, NC-17}

#1

Непрочитанное сообщение Aliena » 21 мар 2018, 15:50


Автор: Айли Лагир
Название: Волшебное действие ромашкового чая
Рейтинг: NC -17
Пейринг: Том, Билл, Дэвид Йост, Саки
Процесс: закончен
Жанр: Твинцест, романтика, стёб
Примечание: Ну, что может быть лучше от простуды, чем чашечка горячего ароматного ромашкового чая...
"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

#2

Непрочитанное сообщение Aliena » 21 мар 2018, 15:53



- Нет, ну почему все продюсеры люди, как люди, а бедный Дэвид Йост козёл отпущения? Чем я так провинился? Что за грехи мои тяжкие , так разгневали доброго Боженьку?- Йост метался по небольшому гостиничному номеру, заламывая руки, словно провинциальный актёр, разыгрывающий греческую трагедию.
- Дэвид, ты вовсе не бедный, - совершенно охрипшим, от простуды, голосом, пробасил Том, - спорим,что твой счёт всяко побольше моего,ты просто драматизируешь ситуацию.
- И на козла совсем не похож, - громко сморкаясь и хлюпая носом, поддержал Билл, - У козла роги и хвост бритвенной кисточкой. И вообще,ну, подумаешь заболели. В первый раз, что ли?
- Нет, вы только посмотрите, и эти нахалы ещё смеют огрызаться, - Дэвид выразительно посмотрел на невозмутимого Саки, - где? Где они шлялись всю ночь, я тебя спрашиваю?
- В гостинице сидели, в номере, - Саки стоял словно каменная стена и посмотрел на Дэвида строгим, бесстрастным взглядом, - спать легли, в одиннадцать. Сам проверял.
- Тогда, как ты объяснишь, что вся эта долбанная группа, простудилась? Вся! От ударника до солиста.
- Летний грипп,иммунитет, инфлюэнца, - заученно произнёс начальник охраны, - дети ж ещё.
- Ну, подожди. Все подождите. Я до вас доберусь. Всех уволю, к чёртовой матери - один останусь, - злобный запал, вышел из продюсера, как воздух из лопнувшего шарика, - какого чёрта, встали? Марш лечиться. У нас концерт завтра!

Вполне довольные ситуацией, Том, Билл и Саки выкатились из номера и уже за дверью, обменялись многозначительными взглядами.

- Вот я вас, - на всякий случай, пригрозил начальник охраны и увесисто пошлёпнул близнецов по одинаково тощим задам.

Изначально Билл всегда болел чаще, чем Том, бесконечно простужался, сипел, хохлился словно воробей, едва столбик термометра опускался ниже восемнадцати градусов. Зато Том, гордился тем, что в самый мороз мог лихо разгуливать без шапки и простужался едва ли раз в год. Но болел он тяжелее, плохо переносил температуру, хандрил и капризничал. Вот и сейчас, кое-как вытерпев беззлобную атаку ПРО, он тут же скис, и едва переставляя ноги, поплёлся в свой номер. Ему было плохо. Том даже подозревал, что до номера не дойдёт. Вот так ляжет клубочком в коридоре и будет тихонько умирать, пока злобный герр Йост не поднимет его бренное тело пинками.

- Врача, врача им вызови, - не к добру помянутый Йост, высунулся из номера и поискал глазами Саки, - пусть в постель лягут и свой долбанный ромашковый чай пьют. Напоследок в Дэвиде взыграла человечность и он велел притаранить близнецам не только доктора, но и еды.
- К кому пойдём? - сипло поинтересовался Билл, стягивая у горла воротник чёрной водолазки.
- Что значит к кому? - Том оглядел младшего, мутным непонимающим взглядом, - не нагулялся ещё?
- Дэвид сказал -пусть лягут в постель, - Билл пожал плечами и зябко поёжился, - вот я и спрашиваю, к кому пойдём?
- С ума сошёл, - сердито фыркнул Том, - поговори мне. О нас и так, чёрт знает, что пишут. Ты покричи ещё, что хочешь лечь с братом в одну кровать.
- Надо и лягу, - с вызовом ответил Билл, - тебе плохо, кому какое дело если я хочу тебя согреть.
- Здравствуйте, приехали, с новым годом, - хмуро огрызнулся старший, и торопливо полоснул карточкой по сканеру двери.

Не смотря на его мрачный тон, Билл уверенно проскользнул за старшим в номер и принялся по хозяйски распоряжаться на маленькой кухонке. Том тяжело плюхнулся в кресло. У него не было сил, что бы доползти до кровати, раздеться и юркнуть под одеяло. Да и раздеваться не хотелось. Едва он представлял, как голым телом скользнёт на ледяные простыни, как внутри всё неприятно сжималось в комок.

- Чай будешь, - Билл поставил на столик две полные чашки.
- В жопу, чай,- отмахнулся Том.
- Клизму хочешь? - Билл без всякой задней мысли, удивлённо захлопал глазами.
- Идиот, - прорычал старший, - не хочу я чаю, помоги лучше лечь, - а чай твой дурацкий только с водкой хорош.

Билл снова пожал плечами и невозмутимо потянул со старшего, чудовищных размеров футболку. Под чехлом самолёта показалось худенькое смуглое тело с пикантной родинкой под правой лопаткой.Том был трогательный и такой безумно родной, что Билл не выдержал и прижался к брату со спины, обвивая его дрожащее тело, руками.

- Что за нежности ещё, - смущённо буркнул старший Каулитц, - вот увидит, кто..
- Что ж я теперь, своего старшего брата, обнять не могу, - вполне законно возмутился Билл и тут же принялся хлопотать, - давай ка плед накину, снимай кроссовки, сейчас я тебя уложу, пей чай, пей, пока не остыл. И ноги спрячь. Суй между моих. Вот ледышки.

Через несколько минут, Том весь дрожащий и слабый от такого незначительного напряжения, наконец то улёгся в ледяную кровать. Внутри было мучительно жарко,зато снаружи, новые гостиничные простыни нещадно холодили и без того зябнущее тело. А ещё очень хотелось пить. Поэтому Том даже обрадовался, когда Билл всё таки залез к нему под одеяло и заботливо подсунул чашку с тёплым напитком.

Он долго не мог согреться и в конце-концов забылся тяжёлой болезненной дрёмой. Билл допил свою порцию и устроился так, что бы Тому было удобно. Устроил его голову на своём на плече и обнял, прижимаясь всем телом.

В биологии Билл разбирался слабовато и понятие о внутриутробном развитии близнецов имел самое туманное. Но ему всегда казалось, что они с Томом так и лежали у мамы в животе, свернувшись уютным калачиком, обняв друг друга и плотно прижавшись телами. Так было хорошо. Так было правильно.

Вот и сейчас, он смотрел на спящего Тома и тихонько умилялся от его непривычной нежности. Том был такой красивый, сильный и главное такой беззащитный. И пусть он старше, пусть умней и сильней. Пусть он всегда защищал и оберегал Билла, но ни, что не мешает ему побыть милым и слабым.

Билл и сам не понял, как додумался поцеловать старшего. Просто осторожно прикоснулся губами к горячему приоткрытому рту и острожно попробовал на вкус. Том наконец то согрелся, его дыхание стало жарким, а тело раскалилось и требовало прохлады. Билл аккуратно отогнул тёплое одеяло, скинул плед, которыми укутал брата, как капусту. Он немного завидовал старшему, за его роскошную рельефную фигуру, за раскованное поведение, за лёгкое отношение к девушкам. Сам он так не умел и теперь разглядывал старшего , как бы пытался впитать частичку его успеха. Том недовольно пошевелился, пытаясь нащупать одеяло и тем самым невольно прижимаясь к Биллу, как к источнику тепла. В этом недовольном, но таком детском движении, было столько эмоций, что Билл не выдержал и крепко стиснул брата, захлёбываясь в нахлынувшей нежности.

Том сонно фыркнул простуженным носом и... о неожиданность сам... без всяго приглашения плотно прижался губами к удивлённо приоткрывшемуся рту Билла. По хозяйски смял мягкими губами губы брата и влажно перехватил кончик языка.

От удивления и неожиданности, Билл невольно отстранился, пытаясь понять, что происходит. Том лениво приоткрыл один глаз и решительно прихватил младшего за шею.

Это было так странно, так неправильно и так приятно целоваться с собственным братом. Они ласкались долго и самозабвенно, в какой то непонятной полудрёме, ни очень осознавая, что происходит.То гладили друг друга по бокам и спине, то принимались жарко вжиматься друг в друга, соприкасаясь напряжёнными членами. То по очереди целовали друг другу шею, соски и ключицы, совершенно обнаглев от доступности и возбуждения. Потом так же, в жаркой болезненной полудрёме помогли друг другу раздеться.

Долго валялись по огромной кровати, перекатываясь, ложась друг на друга и бесстыдно лаская в самых интимных местах. От всей этой неправильной разнузданности хотелось кричать, хотелось освободиться, хотелось заснуть и забыть. Но это было так запредельно приятно, что оба лишь сдавлено постанывали, не решаясь разорвать интимное соединение. Возможно всё по тому, что оба они отлично знали, как сделать друг другу хорошо. Правильно, нежно, щекочуще до полной отключки, соблюдая все условия хорошо знакомого тела.

Первым не выдержал Билл. Скользнул под горячее, крепкое тело брата, одновременно закидывая длиннющую ногу на его плечо. Он преодолел первую боль, лишь слегка сморщившись, так - как за этим последовало ощущение куда более острое и пикантное. Острое словно электрический разряд, тягуче - томительное, уводящее, куда то в космические запределы.

А потом была очередь Тома. Всегда ерепенистый, гордый и дерзкий, он отдался Биллу с непривычной покорностью, хотя всегда слыл гомофобом и гомоненавистником. Он крепко стиснул бока Билла коленями, не давая увильнуть от "обязанностей" и при этом поглядывая с искренним детским испугом...

А потом они спали, долго, сладко, вольготно раскинувшись на огромной кровати. То плотно прижимаясь друг к другу, то раскатываясь на разные края и снова соединяясь.

Их разбудил нервный и настойчивый стук Дэвида Йоста в двери.

Перепуганный сонный Билл едва успел соскочить с постели, когда продюсер ввалился в номер, вскрытый дежурным портье. Каулитц младший поспешно запахнул халат и не зная, что делать, машинально вцепился в чашку с недопитым ромашковым напитком. В свою очередь Том стыдливо натянул одеяло до самых глаз и зыркал на происходящее, как белочка из дупла.

- Что ты здесь делаешь? - Йост подозрительно и удивлённо покосился на Билла.
- Чаем Тома пою, - Билл весь подобрался и пошёл на собственного продюсера войной, - целую ночь около него просидел. Вашего долбанного врача так и не дождались. Чаем отпаивал, компрессы менял. Ну, где ваш докторишка шляется?

Том, тут же подхватил пламенную речь младшего, спрыгнул с кровати и закутавшись в одеяло, на подобие римского патриция, нещадно заголосил:

- Это так выполняются условия контракта? Где врач? Где лекарства? Я чуть не сгорел от температуры.
- Доктор, сейчас будет, - смущённо проблеял Дэвид, - я..это...просто у него было много других пациентов, - тут же сочинил он.
- Ага, вся наша тур-комманда заболела, - ехидно подколол Билл, неспешно наливая в чашку холодный ромашковый чай, - прямо все. Все пятьдесят человек.
- Впрочем, я вижу, что вам уже лучше, - Йост наконец то встрепенулся, - ромашковый чай просто чудодейственное средство.
"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость