• Администратор
  •  
    Внимание! Все зарегистрировавшиеся Aliens! В разделе 'Фото' вы можете принять участие в составлении фотоальбома. Загружайте любимые фотографии, делитесь впечатлениями, старайтесь не повторяться, а через пару-тройку месяцев подведем итог и наградим самого активного медалью "Великий Фотокорреспондент Aliens"!
     

Поздний завтрак, как холодная месть/Не надо благодарности {slash, RPF, PWP, NC-17}

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

Поздний завтрак, как холодная месть/Не надо благодарности {slash, RPF, PWP, NC-17}

#1

Непрочитанное сообщение Aliena » 16 мар 2018, 23:18


Название: Поздний завтрак, как холодная месть или Не надо благодарности
Автор: Herr. ohne Hose (BiG BrAiN)
Жанр: slash, PWP, mini, RPF, Crazy^^
Персонажи/Pairing: Георг/Билл намек на Йост/Том
Рейтинг: NC-17
Дисклеймер: Отказываюсь от всего, от чего только можно. Парни, сорри за использование образов.
От автора: Спасибо всем за внимание!
"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

#2

Непрочитанное сообщение Aliena » 17 мар 2018, 00:34



Георг поправил очередной блинчик, который с раскаленной сковородки он переложил на большое блюдо. Сегодня он встал пораньше, чтобы приготовить для друзей вкусный и полезный завтрак. Ну, насчет пользы жирных мучных блинчиков с Листингом можно поспорить, но насчет свежее выжатого апельсинового сока вряд ли кто рискнет.

Закончив с последним блинчиком, он присыпал горку сахарной пудрой, красиво украсил всё кусочками клубники и листиками мяты, и поставил тарелку на большой поднос, где уже стоял графин с соком и тремя стаканами. Ох, и везет же парням из Токио Отель (подумал автор). Завтрак богов Жорж в целости и сохранности, отбиваясь от охранников и Йоста, донес до комнаты отдыха. Его там ждали. Еще как ждали. Все знали о том, как Жора вкусно готовит. Да и вчерашний подгоревший омлет Биллу еще не простили.

- Опа! – радостно присвистнул Томас, бросая гитару и подлетая к источнику питания. Дремавший Густав тоже бросил сон и присоединился к Каулитцу старшему. Но, приблизившись к Георгу, держащему поднос как хрустальное яйцо, оба получили ногой по коленке.
- Ну-ка быстро пошли мыть руки! – командным голосом закричал Жора.

Спорить и возражать никто не стал. Как торнадо парни унеслись в коридор.

- Вот и славно, – в миг подобревший Листинг водрузил свое яйцо, то есть поднос на стол.

Пока он разливал сок по стаканам, в комнату вошёл Билл. Вид у него был мрачный, задумчивый и отчего-то полувтыкающий. Как он еще в стену не врезался?!

- Ты чё? – по-дружески заботливо спросил Жорж.
- Я? – непонимающе переспросил Билл и оглянулся.
- Да, ты. Том с Густо пошли руки мыть. Мы завтракать собрались.
- Круто, – невесело прошуршал Билл и усадил себя в кресло, скрючившись каким-то неимоверным образом.

Листинг недовольно покачал головой. Каулитц младший, известный перфекционист, как он себя называет, явно что-то темнил. И это сто пудово было связанно с тем, что его кулинарный шедевр все дружно подарили унитазу, а то, что приготовил Георг сейчас соблазнительно красуется на тарелке и источает божественный аромат.

- Ну, хочешь, я скажу, что ты мне помогал? Все равно тебя с вечера никто не видел, – предложил Жора, чтобы хоть как-то поднять настроение товарищу.

Билл отрицательно помотал головой и принялся разглядывать ногти. Он всегда так делал, когда что-то не договаривал или явно врал.

Георг взял стакан с соком и подошел к нему.

- Да ладно, ну, чего ты. На вот, попей. – Он протянул его Биллу.

Каулитц поднял свои большие накрашенные глаза и часто заморгал длинными ресницами. Как кукла. Жорж умиленно заулыбался.

- Хочешь? – еще раз предложил Листинг, помаячив стаканом.

Вернувшись, Том и Густов застали шокирующую и жутко смешную (для любителей черного юмора) картину. Мокрый, как мышь, упавшая в Гудзонский залив, Георг сидел на лежащем на полу Билле и кормил его, точнее, не кормил, а тупо запихивал ему в рот свой кулинарный шедевр. Причем Билл, похоже, не очень-то хотел этого. Наверно просто был сыт. И вы спросите, почему же юмор черный? Да потому, что свободной рукой Жорж щекотал Билла вилкой.

Посмеявшись немного, Том вдруг осознал, что товарищ переходит рамки дозволенного и мучает его маленького брата.

- Эй ты, слышь! Хватит! Пусти его, – закричал Том, оттаскивая Жоржа от старательно жующего, чтобы не задохнуться, Билла. Но Георг оказался тяжелым и очень вертлявым. Поэтому только когда к оттаскиванию Листинга присоединился Густо, это таки удалось.
- Я объелся, – буркнул Билл, падая на диван.
- А я голодный, как собака, – грустно всхлипнул Том, занимая место рядом с ним.
- И я, – заметил Густо, облизывая блюдо из-под блинов.

Идеальное утро превратилось для всех в кошмар. Через пару минут вернулся Георг. Вытирая волосы бумажным полотенцем, он мрачно окинул всех присутствующих взглядом. Биллу досталось больше всех. На нем взгляд Листинга остановился, прожигая во лбу дыру.

-Ты, – указал пальцем Жора на Каулитца младшего, – идешь со мной.

Билл гулко сглотнул, заерзав на месте. Чувствительная к переменам настроения близких попа Каулитца чувствовала опасность. Билл незаметно ущипнул брата, намекая на то, что ему нужна его защита. Том нехотя вспомнил про братский долг:

- Жора, иди пасись. Тронешь Бильчоуса, я тебя на лысо побрею, – предупредил он друга.

Георг хмыкнул.

- Как хочешь. Густав, тогда ты помоги мне с новым завтраком. А то неохота голодным репетировать. Я тебе свой кулинарный секрет открою.

Густав радостно хлопнул в ладоши, отрывая зад от кресла.

- Нееееееееееееет! – закричал Билл, осознав ошибку и бросившись Георгу на шею. – Жорик, миленький, я хочу готовить с тобой. Мне-мне открой секрет, - затараторил он ему в лицо.

Победоносная улыбка украсила фейс Георга. Как всегда наивный Каулитц сдал позиции расчетливому и местами коварному Листингу.

- Ладно, золушка. Пойдем!

Придя на кухню, Билл в предвкушении открыл холодильник.

- Что нам понадобится? А вообще что мы будем готовить?
- Для начала достань пару яиц. Если сможешь.

Георг одел фартук и подошел к еще не остывшей плите.

- Я и не смогу достать яйца? Да проще не куда, – ухмыльнулся Билл, нырнув головой в холодильник.
Жора даже залюбовался. Билл в холодильнике – это очень эротично.

- Яйца большие надо? - уточнил Каулитц, открыв коробку с вышеперечисленными.
- Как у меня примерно, – хохотнул Жора.
- Тогда маленькие. Слушай, а перепелиных нет, – с острил Билл, тихо хихикая в кулак.
- А у тебя сейчас вообще ни каких не будет.

Жора обиделся и, сжав кулаки, сделал несколько шагов к уже не хихикающему Биллу.

- Я пошутил, – попытался успокоить товарища Каулитц.

Георг замахнулся, и Билл поймал его кулак зубами. Как он это сделал? Ну, хрен знает.

- Ааа, – завизжал Жорж, выпученными глазами глядя на свой зажатый между натренированными твердыми предметами, типа морковки, челюстями с виду безобидного Билла кулак.
- Смертельный захват, – отплевываясь, похвастался Билл. Это Дэвид научил его. Он вообще любил периодически показывать Биллу, как отбиваться от назойливых ухажеров и ухажерок. Каулитц младший оказался очень способным учеником. На пятнадцатом занятии сломал Дэвиду палец. Хотя нет, он его сломал после занятия. Но это уже совсем другая история.
- Блин, лучше бы Дэвид тебя на кошках тренировал, тогда может, ты бы побоялся на людей кидаться. – Георг открыл холодный кран и подставил под воду свою несчастную, покусанную руку.
-Ты первый начал. Это было самообороной. Давай подую, и все пройдет.
- Не подлизывайся. - Жора отвернулся, баюкая руку.
- Ну, хватит. Что ты, как маленький?

Билл подошел к Листингу, нежно взял его руку за запястье и легонько дунул на небольшое покраснение от собственных же зубов. Георг, на деле оказавшийся неженкой, растянул губы в счастливой улыбке.

- Болит? – спросил Билл, еще энное количество раз подув и даже поцеловав покусанную руку.
- Не, – отрицательно замотал головой Листинг.

Вот так бы всегда. А то, на вот тебе Жора упаковку туалетной бумаги и освежитель воздуха - ты же срешь. Как будто Каулитцы этого не делают. Обидно. А обиды Жорж не прощает. Он за них мстит. Но сначала усыпляет бдительность обидчика. Вот как сейчас.

- Ладно, давай готовить, – предложил Листинг, аккуратно забирая свою руку.
- Давай. А что, опять блины?
- Нет. Гренки. Блины не успеем.

Каулитц понимающе кивнул.

- Ну, с чего начнем?
- Достань молоко и яйца, – велел Жора, а сам полез в хлебницу.

Через двадцать минут общими усилиями завтрак был готов.

-Теперь можешь отнести все это, – сказал Листинг, передавая в руки Биллу поднос с едой.
- Знаешь, я теперь столько всего умею. И омлет, и гренки. Жор, как мне тебя благодарить?! Ведь это все благодаря тебе.

Георг почесал затылок, обдумывая слова Билла. В принципе раз такое дело, Каулица теперь можно на что угодно раскрутить. Вот только на что именно? Сейчас нельзя промахнуться, когда еще такой случай представится?

- А я могу подумать?

Билл повел плечами.

- Можешь наверно. Только не долго.

Так и решили. Все наконец уселись завтракать. Том и Густо ели, кажется, за двоих, как минимум. Билл только, как воробушек, отщипнул крошку для пробы. Георгу же кусок в горло не лез. Он все думал и думал, что же попросить у Билла в качестве благодарности. Можно что-то сумасшедшее, типо пусть подстрижется, как пацан, но он вроде и сам хотел. Или пусть подарит ему свою новую машинку. Хотя нафиг она ему с побитой фарой. Нужно что-то такое, что потом приятно вспоминать будет. Но что же?

-Так, это вы чем тут занимаетесь? –нарушил завтрак своим появлением Дэвид. Видя, как подопечные с аппетитом уплетают, Йост нахмурился. – Вот суууслики. Меня бы позвали…жмоты!
- А ты вчера со мной шоколадкой не поделился. Так что сам жмот, – заметил Том, облизывая пальцы.
- Она маленькая была, – решил оправдаться Дэвид, подходя ближе к полупустой тарелке с гренками.
- Эй! Все мое! – возмутился Густо, разглядев в глазах Йоста недобрый блеск, и закрыв пищу руками.
- Ой-йой. Ну и ладно. Я сегодня в ресторане поем, – обиделся Дэвид.
- Ну что вы как маленькие? - усмехнулся Билл и завис, почувствовав дежавю от собственных слов. Кажется он это уже говорил.
- Что это с ним? – спросил Йост, махнув рукой перед стеклянными глазами Билла.
- Перезагрузить надо, - заржал Том.
- А с Листингом что? Его тоже надо перезагрузить?

Услышав свою фамилию, Георг задумчиво посмотрел на Йоста.

- Слушайте, вы часом гренки не на конопляном масле жарили? – Дэвид с подозрением окинул взглядом всех своих подопечных. Вроде бы Том и Густов выглядели как всегда. Но вот Георг и Билл на этот раз отличились. Оба какие-то по-странному задумчивые. Ладно Каулиц, но Листинг-то куда лезет? Ему не свойственно много думать.
- Георг, мама пришла, – хохотнул Дэвид.
- А? – наконец вышел из ступора Жора.
- Б. Ты где летаешь?
- Я?
- Том, пни его, а? А то мне нельзя бить детей.
- А мне типо можно? – цокнул Каулитц старший.
- А можно я? – с энтузиазмом спросил Густо.

Листинг вздохнул, покачав головой, и тут же внимание его привлек Билл. Он сидел со своим каменным выражением лица и стеклянными глазами, и был похож на настоящую фарфоровую куклу. Разве что не в розовом платье и с кудрями. «Красивый сволочь» - подумал Георг и закусил губу.

- Нет, это уже клиника, ребятки. Одно дело, когда вы после концерта, все как обдолбанные сыром с плесенью мыши, а сейчас я вообще ничего не понимаю, – возмутился Дэвид.
- Да ладно тебе, Дейв, все пучком. – Том панибратский похлопал Йоста по ноге, от чего тот даже отшагнул подальше от дивана, чтобы Каулитц больше не мог до него дотянуться и позволить себе подобную наглость.
- Все! Достали! Ухожу! – воскликнул продюсер и, закатив глаза, вылетел из комнаты.
- И я пойду… по пристаю к гримерше, – сквозь зевок сообщил Том, впрочем, никому не было до него дела. Густав задремал, видимо разморившись после сытного позднего завтрака. Георг засмотрелся на Билла, который до сих пор был в состоянии зависания и с глубочайшим интересом смотрел в пол.

Том хмыкнул, осознав, что все на него положили…встал… кинул в брата мысль о голых женщинах и ушел.

Билл вздрогнул и передернул плечами.

- Фуу…Тооом! – с ужасом отвращения протянул Каулитц младший. Тем самым, заставляя Листинга убрать полный обожания взгляд и сделать вид, что он вообще-вообще на него не смотрел.

Билл огляделся и нахмурился, не найдя в комнате брата. Этот любитель вкусно пожрать и весело потрахатся куда-то уже смылся.

- Жора, где брат?
- Мед? – попробовал пошутить Листинг.

Билл скорчил недовольную рожу.

- Острить и шутить - это не твое, поверь. Ну так, где Том?

Георг пожал плечами.

- Не знаю. Ушел.
- Я и сам вижу, что ушел. Вот куда его понесло?
- По бабам, – предположил Жора.
- Точно, – согласился Билл, скорчив еще более недовольную физиономию. Не то, чтобы он имел что-то против любимого вида спорта брата, просто эта их близнецовая связь в данной ситуации очень мешала. Вот сейчас он явно чувствовал, как тянет в животе, а значит, братик уже кого-то раскручивал на то, о чем им в классе седьмом пытался рассказать отчим, показывая картинки спаривающихся животных. Вот это конечно был номер. Каулитцы до сих пор иногда уссываются, вспоминая лицо Гордона и то, как он пытался подобрать нужные слова. Если бы их мать слышала эти самые слова, она бы наверно сразу Гордона выкинула из дома. Биллу до сих пор стыдно их знать.
- Билл, я это…- начал было Жора.
- Придумал?
- Нет.
- Сложно?
- Да, – честно кивнул Листинг.
- Ладно, я тебе помогу. Приходи сегодня ко мне в номер. Только так что бы никто не слышал. Идет?
Что это Каулитц задумал? Георг настороженно прищурился, обдумывая свой ответ. Если он согласится, не кончится ли это для него плохо? А что если Каулитц хочет заставить его накрасить ногти или того хуже заплести косички?
- Может, встретимся на моей территории?
- Нет, я не могу. У меня это…Кайрофобия.
- Это еще что? Насморк на латыни?
- Нет, дурашка, это боязнь незнакомых мест.
- Да? Никогда за тобой этого не замечал.
- Странно. Что ты думаешь, я просто так с собой вожу столько чемоданов? Там считай почти вся моя домашняя обстановка. Рамки с фотографиями, постельное бельё, шторы, лампа, коврик.
- Каулитц, ты больной, – поразился Жора.
- Ну, в какой-то степени, да. Так ты придешь?
- Приду.


***

Билл тихонько заглянул в номер к брату и, пока тот принимал с кем-то душ, стырил у него из сумки бутылку портвейна, рассудив, что ему алкоголь нужнее. Ну, а разве можно с Листингом наедине и нетрезвую голову? Тем более то, что он собрался предложить в качестве благодарности, можно сделать только в сиську пьяным. Так же тихо, как и зашёл, Билл выскользнул в коридор и уже преспокойно, а не крадучись на цыпочках, пошел к себе в номер.

- О, Билл, я как раз тебя то и хотел, – послышался бодрый голос Дэвида.

Каулитц со злостью закатил глаза, пробубнив себе под нос что-то вроде «А тебя я захочу только лежа в гробу без пульса и сердцебиения!».

- Что ты хотел? – сменив гнев на притворную милость, спросил Билл, повернувшись к Йосту и сделав лицо попроще.
- У тебя все нормально? – почему-то обеспокоено ответил вопросом на вопрос Про.
- У меня все просто зефирно-шоколадно, – криво улыбнулся Каулитц.
- Попа слипнется, позовешь разлеплять?!

Билл шокировано округлил глаза. Похоже, Дэвид уже успел что-то принять.

- Слушай, иди проспись!
- С тобой?
- Дэвид, видишь эту ногу? – Билл поднял правую ногу и повертел стопой в воздухе, чтобы продюсеру было наглядней. После того, как тот кивнул, Каулитц продолжил. – Еще один намек на секс или что-то вокруг него, и она окажется между твоих ног.

Дэвид гулко сглотнул, пристально глядя на массивные сапоги подопечного. В голове сразу всплыло воспоминание из студенческих лет, когда во время тренировки по баскетболу какой-то сука, слепой пидарас, попал ему мячом прямо в пах. Йост потом две недели прикладывал к яйцам лед. Бррр…

- Ой, а у меня там это…футбол. Я пойду, ладно? – попытался дезертировать Дэвид.
- Стой! – крикнул Каулитц, глядя на быстрые, но неловкие шаги Про.

- А? – обернулся тот.
- Ладно, иди.

Дэвид почти дошел до своего номера, но Билл снова крикнул.

- Нет, стой!

Подбежав к Йосту, Каулитц в наглую быстренько обшарил его карманы.

- Я думаю, это тебе уже не понадобится, – улыбнулся Билл, помаячив перед глазами Дэвида двумя серебряными прямоугольничками с надписью Дюрекс. – И колеса я забрал!

Наконец добравшись до своего номера, Билл торжественным жестом водрузил на стол портвейн, который он вовремя успел спрятать от глаз Дэвида сзади за ремнем под футболкой. Хорошо, что Йосту не пришло в голову облапать Каулитца, в противном случае, бутылка бы перекочевала к нему.
Решив, что душ принимать безопасней трезвым, Билл разделся, аккуратно сложил вещи на кресло, взял из чемодана чистое белье и отправился в свою шикарную ванную. Развешанные полотенца приятного бежевого цвета, мыло, крема и шампунь, расставленные возле большого зеркала - все это Билл привез с собой, и все это заставляло его чувствовать себя как дома. Он пустил воду в душе, шагнул внутрь кабинки, и не успели его волосы намокнуть, как послышался стук. Но шум воды не дал Биллу разобрать, стучались ли в дверь, или же это в соседнем номере. Он решил продолжить водные процедуры, так как вообще не любил прерывать какой-либо процесс на половине.

Георг не знал, во сколько лучше пойти к Биллу. Они не договаривались о времени. В своем номере было ужасно скучно. Жора причесался, выпил пару бутылок пива, посмотрел телик, принял душ, причесался, посидел, напрягая мозг в догадках, о том, как именно Каулитц собрался его благодарить. В итоге понял, что в принципе благодарить то его не за что, но Биллу это знать не обязательно. Выкурив на дорожку сигарету и поправив в сотый раз укладку, Листинг направился к Биллу. На пути к номеру Каулитца, который находился этажом выше, Георг чуть не запнулся об сидящего на полу Дэвида.

- С тобой что? – просто из вежливости спросил Георг.
- Какого черта? Тебя стучаться не учили? – возмутился разбуженный Йост.
- Слушай, хватит хавать колеса как конфетки. Мы за тебя волнуемся.
- Поцелуй меня, – Дэвид вытянул губы бантиком и дернул Листинга за штанину, видимо пытаясь притянуть к себе по ближе.
- Конечно поцелую и не только. - В голову Жоре вдруг пришла гениальная идея. – Давай вставай, горе продюсер.

Листинг помог Дэвиду подняться. Получилось это не сразу, но за то Жора посмеялся.

- Куда ты меня ведешь? – через пару метров спросил Йост.
- В номер. – «Какой у Тома кстати номер?!»

К счастью Георга табличка «Don’t disturb» еще не украсила дверь в номер Каулитца старшего и, к тому же, она оказалась не заперта. Значит, Томас уже кого-то ждал, или наоборот, только что выпроводил и не успел закрыть. В любом случае, все это Жоре на руку.

- Давай, заходи. – Листинг осторожно пропихнул продюсера в приоткрытую дверь.
- Я хочу еще тех маленьких таблеточек, – как маленький заканючил Дэвид.
- Тихо, – шикнул Георг, боясь, что Том заметит их раньше времени.
- Но это не мой номер. – Йост попытался дать задний ход.
- Не твой это…мой номер. Помнишь, ты хотел, чтобы я тебя поцеловал?! Вот я сейчас тебя поцелую. Только тихо, пожалуйста.

Прикрыв за собой дверь, Жора припер Дэвида к стенке, а сам на цыпочках прошел в спальню, где горел ночник.

Том лежал на животе на большой кровати. Голый. Этот факт шокировал Георга до потери речи. На пару секунд он просто выпал из реальности. Судя по смятым простыням и запаху сигаретного дыма, вторая версия о том, что Каулиц просто забыл закрыть дверь, подтвердилась. Значит, все уже было, и он никого не ждал. Жора никогда не питал особых чувств к Тому, но почему-то сейчас в нем проснулась какая-то непонятная нежность к его упругой и крепкой на вид заднице. «Не хорошо, когда такая красота пропадает». Быстренько вернувшись к Йосту, который за время, пока Жоры не было, успел задремать в коридорчике, он одной рукой взял его под локоть, а второй закрыл ему рот.

- Слушай меня внимательно. Планы изменились. Ты сейчас тихо, как мышка, разденешься и пойдешь в спальню. Кивни, если понял, и я уберу ладонь.

Йост кивнул, и Жора дал ему открыть рот.

- Я, честно говоря, предпочел бы с Биллом, ну, или с Томом. Не обижайся только.
- Тебя там как раз Том и ждет, – деланно дружелюбно улыбнулся Георг. Хотя конечно это обидно, когда тебе вот так в глаза говорят, что на тебя не стоит.
- Правда?! – искренне удивился Дэвид, расстегивая ремень.
- Чистейшая. Только Дэйв, тут такое дело…ну…Том мне по секрету сказал, что у него есть одна фантазия насчет тебя…
- Какая?! Ну, говори.
-Только если что, я тебе ничего не говорил, и все это была твоя личная инициатива.
- Да-да. Что там за фантазия?
-Том сказал, что мечтает, чтобы однажды ты прокрался к нему в номер и изнасиловал его.

Йост шокировано приоткрыл рот и вытаращил глаза. Георг, надо сказать, сам поразился своей жестокости и изобретательности. Но совесть спала спокойно. Каулитцы давно напрашивались на красивую по своей жестокости месть. Хотя Билл, похоже, сегодня решил загладить вину, возможно, ему, в отличии от братца, удастся избежать Жориной кары. Наконец-то справедливость в этой группе восторжествует. Всем воздастся по заслугам. Но остается еще Густо. Вот что с ним сделать, Георг еще не придумал. Хотя с ним все куда проще. Просто стырить у него очки, и на утро этот крот заблудится в собственном номере. «Господи, какой же я умный».

- Что, прямо взял и…
- Да-да. И он при этом должен сопротивляться, может даже кричать. Ну, ты в курсе как себя ведут жертвы.

Дэвид закивал, быстро расстегивая пуговицы на рубашке. Георг помог ему раздеться совсем и проводил до двери в спальню, чтобы уж наверняка убедиться, что Йост не уснул где-то на полпути. На выходе из номера Листинг притормозил, прислушиваясь:

- Э, аллё?! В чем дело? Не трогай меня! Аа-ааа, Дэвид, твою мать!

Жора не выдержал такого эмоционального крика Тома и сдавленно заржал, уткнувшись лбом в косяк. «Теперь я знаю, как на интервью затыкать Томазилу. Жертва насилия, блин…» С приподнятым настроением Георг отправился в назначенное место.

Билл вышел из душа, вытершись и натянув белье, прошагал в комнату. Пока он копался в чемодане в поисках чего бы одеть, краем глаза он заметил, что бутылка, поставленная им на стол, куда-то исчезла. Быстро выбрав первые попавшиеся джинсы и футболку, Каулитц подошел к столу и обнаружил на нем записку, написанную подчерком Тома. «Еще раз спиздишь у меня бухло, я расскажу всем, что на наше восемнадцатилетние ты описался от смеха». Прочитав записку, Билл напряженно порвал ее на маленькие кусочки, а потом смыл их в унитазе, на всякий случай, спустив воду несколько раз. И только после этого он вздохнул спокойно и продолжил готовиться к приходу Жоры. Впрочем, подготовка заняла совсем немного времени. Ему всего-то нужно было посушить голову, подкрасить ресницы и губы и проглотить пару таблеточек честно приватизированных у Йоста.

Когда Георг вошел в предварительно открытую для него дверь, Билл сидел на кровати и по-дурацки широко и весело улыбался.

- Что с тобой? – спросил Жора, присаживаясь на край кровати.
- Я просто очень-очень-очень рад тебя видеть, – просиял Билл, кокетливо обняв коленки.
- Эх ты. Бухать, так с братом, колеса жрать, так с Дэвидом, а как же я? - притворно расстроился Листинг, догадавшись о причине странного поведения Каулица. Странно, что Дэвид разрешил ему обдолбаться… или не разрешал?!
- Вооот! – смешливо протянул Билл. – Я как раз позвал тебя, чтобы ты составил мне кое в чем компанию.
- Ммм, - заинтриговался Жора. – И что же? Мы будем пить чай и смотреть клипы группы Wham?!
- Нет. – Каулиц почему-то перешел на шепот. – Иди сюда, и хватит болтать. – Он поманил смутившегося Листинга пальцем.

Георг скинул кроссовки и забрался на постель, перебираясь ближе к Биллу. Достигнув цели, он уткнулся носом в его сложенные в замочек ладони. От Каулица пахло дыней и еще чем-то сладким. Это настраивало на какой-то интимный лад. Они вдвоем на двуспальной кровати, да еще и это Билловское интригующее «составил компанию кое в чем». Сто пудов он его трахаться позвал. Ну ведь логично. И Георг всеми конечностями за. Он никогда ни кому, даже себе, не признавался, но он давно и чертовски сильно хотел мелкого Каулица.

- Билл, – восхищенно прошептал он, пробираясь между его колен.

Каулитц смущенно улыбнулся, скосив губы в бок. Жора дотянулся до его лица и поцеловал в подбородок, осторожно устраивая руки на его бедрах. Не смотря на довольно плотную ткань джинс, Георг чувствовал, что тот дрожит. И, надо сказать, этот факт был ему приятен. Ведь это точно он не от холода.

- Дверь закрыл? – увернувшись от губ Георга, спросил Билл.

Жора на секунду завис, вспоминая, закрыл или нет.

- Кажется.
- Блин, иди, проверь. – Каулитц вытолкал Листинга с кровати и, пока тот скрылся в коридорчике, быстро стянул с себя футболку и, расстегнув джинсы, поудобней устроился на подушке. Волнение в смеси с возбуждением заставляли его голову кружиться. Казалось, комната вертится вокруг него. От этого даже немного подташнивало. Георг вернулся, сияя довольной улыбкой и встряхивая руками, словно в каждой ладони у него были маракасы, и он упражнялся в румбе.
- Мм, мне нравится твой настрой, – ерзая попой, протянул Билл.
- А мне нравится то, что я вижу. – Листинг плотоядно сглотнул, разглядывая полуголого Каулитца.

В принципе вот и весь разговор. Дальше только телодвижения…

Жора пулей разделся, матерясь и путаясь в штанах, запрыгнул на кровать, как в бассейн с мостика, и с лету всосался в губы Билла. Тот хоть и подавился слюной, но сразу же включился и стал ему активно отвечать. Губы Георга двигались жестко, только мягкий нежный язычок, прокравшийся между ними, лаской смягчил их. Листинг улыбнулся сквозь поцелуй и погладил Билла по груди. Гладкая горячая кожа и выступающие кости. Не очень сексуально?! А Георга завело… закрутило… заарканило это тело. Каулитц мелкий никогда особо не разрешал его потрогать. Скупые объятия иногда, рукопожатия - это все, на что мог рассчитывать Жорж. А сейчас, получив доступ ко всему и сразу… как бы от такого обилия крыша не съехала.

Георг опустил губы аккурат в ямку между ключицами. Высунул язык и кончиком дотронулся до кожи. Соленая. Нарисовал влажную дорожку до крошки пупка и туда не забыл заглянуть. Билл тихонько усмехнулся, зажмурив глаза. И приятно, и щекотно, и хочется скорее ниже. Но видимо не в этой жизни. Георг снова вернулся к уже полюбившимся ему губам и запечатлел на них смачный мокрый поцелуй. Потом глазами и бровями дал понять, что хочет поменяться местами. Каулитц недовольно цокнул, но сделал так, как просил товарищ. Оседлав ноги развалившегося на подушке Листинга, Билл наклонился к его, за время поцелуев затвердевшему члену, и, взяв твердый толстый ствол в ладонь, поднес к губам и лизнул налившуюся мощью головку. Георг истомно промычал. Это хороший признак. Тогда Билл раскрыл рот и с причмоком вобрал, сколько было в силах, и сразу же поднял взгляд на Георга. Смотреть из-под бровей было не очень удобно, но оно того стоило. Листинг в одну секунду стал румяным и каким-то потрепанным. Волосы по всей подушке разметались. А ведь Билл еще даже не начал сосать. А когда начал, Жора взвыл и буквально вцепился в несчастное постельное белье. Каулитц ухмыльнулся, облизывая пульсирующий орган, и крепко сдавил свободной ладонью массивную мошонку. Георг застонал и стал гладить себя по груди, уделяя особое внимание собственным соскам. Билл почти полностью выпустил член, а потом сжал губы и вобрал почти до основания. И так несколько раз, наслаждаясь метаниями Листинга. Но минет дело немного эгоистичное. В том случае, если не обе его стороны получают одинаковое удовольствие. Билл был виртуозом своего дела, но будучи нехило возбужденным во все еще не снятых и неприятно стягивающих джинсах, он хотел поскорее закончить с оральной частью и перейти уже к основным действам. Но так как Георг, абсолютно довольный своим положением, вряд ли проявит инициативу, Каулитцу пришлось действовать самому. Билл отстранился, облизывая припухшие губы, сел на край кровати, свесив ноги, и быстренько стянул джинсы и трусы. Член его на радостях, получив доступ к воздуху, сладко заныл, заставляя Билла томно застонать и закусить губу. Вот это песнь для слуха. Тяжелая влажная ладонь легла на худое плечо и с силой потянула на себя, от чего Биллу пришлось откинуться назад и лечь на спину. Георг быстренько перебрался к его ногам, зная, как глупо он выглядит, когда на него смотрят из такого положения. Подхватил запредельно длинные и тощие ноги под коленками и, разведя, закинул на свои крепкие тренированные плечи. Билл глядел на него невероятно тепло и дружелюбно, словно Жора сейчас не член ему вставить собирается, а на спине покатать.

Это немного смущало и беспокоило его. Как можно трахнуть кого-то, кто на тебя ТАК смотрит? Все равно, что поиметь любимого кота. А это уже извращение. Но, черт возьми, как он мог забыть, что настроение его друга меняется невероятно быстро. И вот он уже смотрит совсем по-другому. Дерзко, с желанием, кусая губы и сводя брови. Кто-то говорил про извращения? О да! Именно этого и хочется. Георг вздрочнул свой истекающий член и со знанием дела приставил его к туго стянутым складочкам анусу его дерзкого брюнестистого товарища. Билл поежился, мурашки сумасшедшей толпой пронеслись по его ногам и рукам. Это всё влажное прикосновение ТАМ и еще свежее воспоминания о том, как это неприятно жжет, когда сразу без подготовки. Но он ничего не скажет, ни о чем не попросит. Если будет больно, значит так пусть и будет. Ему нравилось принимать все так, как есть. Конечно только в том, что касалось секса. Но Георг не спешил вставить ему. Он лишь водил головкой вокруг да около. От неизвестности у Билла щекотало между ягодиц. Анус волнительно пульсировал, расслабляясь под давлением твердой плоти. Листинг дразнил его, играл с ним, как с щенком. И Билл начал скулить…ерзать…просить одними глазами. В мыслях билось одно: «Вставь мне! Давай же!». Говорят, сила внушения все-таки существует. Георг с нажимом гладко вошел в горячий натренированный проход, и Билл захныкал, не веря своему счастью. Как только член полностью оказался внутри, Листинг наклонился, поцеловал мелкого Каулитца в губы и тут же сделал первый резкий толчок, получив реакцию в виде громкого стона. О как это невероятно горячо и эротично прозвучало. Георг соблазнился и, ухватившись за крепкие бедра его худющего друга, начал быстро и часто двигаться внутри. С каждым новым движением его обуревала одна странная мысль, точнее вопрос: «Почему смотреть на изнежившегося на подушке томного возбужденного с прикушенной губой Билла в сто раз приятней, чем ощущения от самого процесса? Разве так бывает?» Георг вдруг так расчувствовался, что, всадив глубоко, наклонился и облизнул торчащий сосок с серебреным колечком.

- Уух…- Билл немедля среагировал вздохом, остро прочувствовав, как сильно вошел большой орган.

Он вцепился пальцами в постельное белье, ожидая новых приносящих невероятное наслаждение движений. И Георг незамедлительно задвигался, немного сменив угол входа. Стал быстро-быстро вставлять, влажно шлепаясь мошонкой. Каулитц шумно вздыхал и стонал, все время порываясь схватится за свой, до боли жаждущий разрядки член, но в последнюю секунду приходило понимание, что как только он дотронется до себя там, то сразу же кончит. Слишком быстро. Мало. Хочется много больше. Дольше. Билл закусил губу, протянув немного невнятно:

- Возьмиии меня… сзади…

Хриплые слова, как касание шершавых пальцев правой руки к собственному члену. Приятно, немного щекотно, пикантно, возбуждает. Георг заправил волосы за уши и, выйдя из Билла, помог ему развернуться и встать на четвереньки. Как, оказывается, соблазнительно и одновременно дико выглядит хорошо растраханная задница мелкого Каулитца. Жора с особым чувством раздвинул крепкие, но худые ягодицы и понял, что он чертов извращенец. Еще никогда в жизни ему так сильно не хотелось сунуть туда язык, облизать все, до чего только можно дотянуться. Наваждение. Сумасшествие. Полное помутнение. Почему бы и нет?!

Георг с вожделением облизнул пересохшие губы и, практически трясясь от перевозбуждения, наклонился к удобно выпяченной заднице. Билл дернулся, почувствовав горячее дыхание и контрастное прикосновение холодного носа к ложбинке между ягодиц. Шок. Все тело словно парализовало. Листинг… Жора… лохматый друг… мамонт… и просто волосатый, лизал его между ног. Он просто лизал. Как пес лижет свои яйца, как Том лижет… мороженое. Боже. Да. Именно это. Именно там. Только так. Влажно, нежно, немного щекотно. Билл почти заныл, обхватив пальцами свой находящийся в висячем состоянии член. От манипуляций, которые Жора совершал с ним, кончить хотелось еще сильнее.

- Ммм…я…не могу больше…аааа… – уткнувшись лбом в стену, Билл с протяжным стоном забрызгал подушку. Его мгновенно отпустило. Сексуальное напряжение схлынуло, оставляя приятную слабость во всем теле, и, может совсем немного, томления в низу живота. Такое легкое послевкусие.

Биллу-то конечно хорошо, ему и приятно сделали, он и кончил, а вот Георг все еще был жутко возбужден. Мелкий Каулитц виновато поморщился, придя в себя после оргазма. Он конечно эгоист, незнающий чувства вины, но сейчас хотелось, чтобы все было по-честному. Билл снова вернул обе руки в прежнее положение, упершись ими в подушку, и, с непонятно откуда взявшейся доступностью, выгнулся, подставляя оттопыренную попу, сопящему сзади Георгу

- Но ты же…
- Давай, я хочу тебя.

Билл соврал отчасти и лишь до тех пор, пока член Георга не вошел в него, задевая простату. И он снова почувствовал, как кровь хлынула в низ, и член его снова напрягся. На этот раз Листинг двигался медленно, и каждый раз войдя до конца, замирал на полсекунды, словно смакуя свои ощущения. И Билл наслаждался каждым толчком, мыча и постанывая от удовольствия, запрокидывая голову и кусая губы. В таком состоянии он был похож на кошку с каким-то понятным лишь ей кайфом раздирающую обивку дорого кожаного дивана. Георг провел влажными ладонями по изгибам тонкой талии, продолжая свои неторопливые движения, наслаждаясь видом на вспотевшую спину с выпирающими позвонками и взъерошенную копну черных волос. Через какое-то время Каулитц начал подмахивать, толкаясь попой назад, делая медленные движения Георга резкими и глубокими, издавая громкие стоны каждый раз, когда член погружался в него на всю его не малую длину. Ненасытный. Кто из них?! Георг, с плывущим взглядом и каменным членом, или Билл, затраханный, но все еще не удовлетворенный?! Оба. Как запрограммированные. На удовольствие... Листинг, все же осознавая свои переделы, ускорил темп и внезапно кончил просто в очередной раз, натянув хрупкие бедра. Билл отстал не намного, как только Георг отпустил его, он быстро отдрочив себе, упал лицом в подушку. Ох, как же у него горел зад. Все-таки анальный секс без передышки, это слишком экстремально. Может это в какой-то степени и приятно, вспоминать о том, как было хорошо в постели, ощущая жжение между ягодиц. Но каждый раз принимая сидячее положение, понимаешь, что дискомфорт портит все…

- Есть курить?

Каулитц усмехнулся.

- Я что-то смешное сказал? - Жора не понял реакцию Билла.
- Да нет. Я просто вспомнил кое-что. - И опять усмешка.
- Что?
- Том как-то давно, года три назад, мне сказал, чтобы я не вздумал никого сексом благодарить. Неважно, что хорошего мне сделают, никакого секса…даже орального.

Листинг улыбнулся. «А твой братик сейчас Йоста благодарит, причем не за что вообще»

- А ты, значит, не послушал его?!
- Почему… послушал.
- Но мы же сейчас того. - Листинг поиграл бровями.
- А кто сказал, что это благодарность?
- А разве ты меня не для этого звал?
- Нет. Вообще-то я хотел тебе волосы в носу подстричь. А то знаешь, это уже просто не прилично.

Что на это ответил Георг? Да ничего особенно приличного...

А что должен был?

Полагаю: «Не стоит благодарности» (с)*

* Эрнест Хемингуэй

Конец.


"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость