• Администратор
  •  
    Внимание! Все зарегистрировавшиеся Aliens! В разделе 'Фото' вы можете принять участие в составлении фотоальбома. Загружайте любимые фотографии, делитесь впечатлениями, старайтесь не повторяться, а через пару-тройку месяцев подведем итог и наградим самого активного медалью "Великий Фотокорреспондент Aliens"!
     

Кролики {slash, RPF, PWP, twincest, Tom/Bill, David/Tom, Georg/Bill, NC-17}

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

Кролики {slash, RPF, PWP, twincest, Tom/Bill, David/Tom, Georg/Bill, NC-17}

#1

Непрочитанное сообщение Aliena » 16 мар 2018, 20:43


Название: Кролики
Автор: Herr. ohne Hose (BiG BrAiN)
Статус: закончено
Категория: slash, PWP, twincest, RPF
Размер: mini
Рейтинг: NC-17
Персонажи/Pairing: Tom/Bill, David/Tom, George/Bill
Дисклеймер: Прошу прощения за использование образов известных лиц
Краткое содержание: Фик состоит из трех казалось бы не связанных между собой частей. Но на самом деле они связаны. Чем? Не скажу =P
От автора: Ну, я просто постебался( в своей манере)
"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

#2

Непрочитанное сообщение Aliena » 16 мар 2018, 20:56



ЧАСТЬ 1.
АДСКАЯ РАСЧЁСКА.


POV Tom

- Том, не подходи ко мне!
- Я только еще раз поцелую и все! - надвигаюсь на него, а он опасливо отшагивает.
- Нет, Том! – выставляет руку.
- Билл, ну честно, всего один поцелуй, - смотрю на его пухлые губы, такие сочные половинки. Они сами так и напрашиваются на поцелуи.
- Даже не думай! – предупреждает, сделав шаг назад.
- Губы, - задумчиво произношу. - Я хочу твои губы.
- Том, ну нет! – Билл, обреченно поморщившись, топает ногой.

Загнав его в тупик, между шкафом и стеной, кладу руки на его плечи и легонько прижимаю к твердой поверхности. Он упирается рукой в мою грудь, но делает это так вяло, чисто для проформы, вроде как - «если что, я сопротивлялся». Тянусь к его губам, но Билл упрямец отворачивается. Мои губы попадают на мягкую щеку. Ну что ж все лучше, чем ничего. Чувственно целую его. Билл жмурится, делая вид, что ему неприятно. Но я то знаю, как оно на самом деле. Разглядываю его профиль.

- Том, отпусти. Мне еще одеваться надо.
- Да нуу… зачем? Эта пижамка тебе очень идет, - прижимаюсь коленкой к его ноге.
- Ну, хоть причесаться-то надо, – он пытается хоть за что-то “уцепиться”.
- Нет, - отрицательно мотаю головой.
- Томик, ну, пожалуйста, - жалобно тянет.
- Ты в курсе, что Йост разрешил тебе завести еще одну собачку? – вру. Иногда мне кажется, что этот любитель животных - зоофил.
- Пятую? – он произносит с нескрываемым волнением. Как легко его наебать. Так радостно удивляется, что чисто машинально поворачивает голову так, что предмет моего вожделения оказывается, как раз передо мной.

Нападаю на это пухлое великолепие. Билл от неожиданности выдыхает мне в рот, и я с удовольствием глотаю его выдох. Вторгаюсь языком между губ, пробегая языком по ребристому небу. Билл не отвечает, но и не отталкивает. Ну и ладно, главное, я получил то, что хотел. Сам его целую, посасывая пухлую нижнюю губу и скользя языком по зубам и гладким деснам.

- Билл, ты не видел эту херню, которая волосы выпрямляет?

Как обычно не вовремя притащился Жора. И ладно бы просто притащился, ему же еще надо обязательно все испортить. Билл начинает нервничать и, выпучив глаза, мычит мне в рот. Его когтистая рука тяжело падает на мое плечо и так сдавливает его, что волей не волей, приходится дать ему немного свободы.

- Бля! – вылетает у Билла вместе со вздохом. – Том, сволочь, уйди!

Жорина башка с любопытством выглядывает из-за угла.

- А чего это вы тут делаете?
- Георг, шел бы ты лесом, а? – чисто по-дружески прошу лохматого.
- Нет, Георг, не уходи. Убери от меня Тома, – Билл пихает меня, скорчив страдальческую мину, типа, чтоб наглядней было, что его тут силой держат.
- Том, пусти его, он мне должен хрень для волос дать.
- Жорж, если уйдешь, я тебе такую же подарю. Больше не придется у Билла просить.

Георг обдумывающе чешет в макушке, а Билл дергается и наступает мне на ноги. Сука.

- Ну, я даже не знаю. Билл, ты как думаешь, согласится или нет? – обращается к изворотливому паршивцу.
- Нееет! – Билл орет мне прямо в ухо.
- Том, пусти его, – просит Георг.

Оборачиваюсь, чтобы видеть лицо моего врага.

- Жора, у тебя все нормально с головой?

Пока я на секунду отвлекаюсь, Билл ныряет под моей рукой, собираясь видимо ускользнуть. Но у меня охуительная реакция, так что я перехватываю беглеца за талию. Таким вот макаром тащу его на середину комнаты.

- Георг, ты у нас такой впечатлительный и слабонервный лучше вали. Сейчас будет что-то страшное, - предупреждаю Жору, заставляя Билла взвизгнуть от шлепка по заднице.
- Вы психи! – выпалив, волосатый убегает, взмахивая волосами, как блондинка из какого-нибудь американского фильма. Маньяка на него нет.
Возвращаю все свое внимание горячо любимому согруппнику, ну чуть-чуть не сокамернику. А что, там таких дерзких котят любят. Ой, как любяяят!
- Ну что, нечисть, остались только мы вдвоем, а?!
- Том, если ты сделаешь мне больно, я тебя убью.
- Реально убьешь? – скептически вздергиваю бровь.

Повисает молчание. Я что такой сложный вопрос задал? Или он уже способы расправы надо мной придумывает. Наверное, что-нибудь типа «Задушенный USB кабелем или забитый насмерть плюшевым крокодилом».

- Если ты надругаешься надо мной. Убью! – наконец отвечает.
- А, ну, если только так, – соглашаюсь с Биллом. – Я уже подумал, просто так хочешь меня прикончить.

Тяну за резинку его пижамных штанов. Они с легкостью поддаются, оголяя ложбинку между ягодиц.

- Том, а что ты вот сейчас делаешь? – Билл боязливо интересуется, подняв на меня глаза.
- Я собираюсь сделать тебе массаж.
- Массаж чего?
- Багажника.
- Я, конечно, прогуливал уроки анатомии, но точно знаю, что такой части тела у меня нету.
- Как это нету? Есть, вот она, – шлепаю его по заднице.
- Ай.

Еще раз шлепаю.

- Ай, блять.

Еще раз.

- Ааай!
- Блин, Билл, оборжаться. Я хочу себе этот звук на смс.
- Том, сука, чтоб ты сдох! А это вместо мелодии, – сердито цедит.
- Буу какие мы злые, – усмехаюсь.

Билл дергается как дикий мустанг, но я все равно упорно продолжаю крепко держать его за талию.

- Да пусти уже меня, – недовольно ворчит.
- Мы еще не закончили.

Дергаю его трусы посильней, совсем оголяя маленькую попу. Оу. Видимо я не хило его прижёг. Правая ягодица красная от моих шлепков. Очень возбуждающе.

- Хочешь, я туда чего-нибудь засуну? – спрашиваю его с нескрываемым энтузиазмом.

Билл кашляет, видимо слюной подавившись.

- Ты больной? – сипло.
- Нет. Справку ты видел. Ну, так хочешь?
- Нееет, – он возмущенно тянет. – Иди - пасись.
- Да хочешь, не притворяйся. Я тебя сразу раскусил, – издеваюсь немножко.
- Том, я сказал - нет.

Дотягиваюсь до расчески, валяющейся на диване. Будет знать, как вещи раскидывать. Я уже пятьсот раз на нее успел сесть, всю задницу себе исколол.

- Не разобрал, что ты сказал?! Кажется, да, – быстро облизываю ручку расчески, обильно увлажняя пластмассу слюной и разведя пальцами упругие половинки, медленно всовываю ее ему в попу. Идет надо сказать очень туго. Но ничего, раз я там был и она влезет.
- Том, утырок. Что ты творишь, – Билл вопит, как будто его насилуют. Это же всего лишь расческа. Кстати, его любимая. Спасибо лучше бы сказал, что не дрель.
- Ну, сам же захотел, – глумлюсь, чуть вынимая и снова заталкивая предмет для ухода за волосами.
- Я же сказал нееет, - последнее слово тянет с придыханием.
- Что, заводит? – усмехаюсь, двинув расческой.
- Аах…блять, – Билл стонет, вцепившись пальцами мне в ноги. Хорошо, что я в джинсах, а то ногти у него длинные.

А ему, кажется, нравится. Ну раз нравится… Вынимаю почти до конца и снова загоняю полностью, пока первый круг зубчиков не касается нежной кожи ягодиц.

- Да, еще, – Билл восхищенно шепчет, отпустив одну мою ногу и сунув руку себе в штаны.
- Уу кто-то у нас возбудился, – присвистываю.

Он не отвечает на мою насмешку, вытаскивает напряженный член, принимаясь ласково вздрачивать его. Ох, блин да я сам сейчас возбужусь. Ладно, что не сделаешь для горячо любимой попы…Трахаю его резче и чаще, больно кусая собственные губы, каждый раз, когда Билл издает протяжный стон. Ну, это просто нереально терпеть. У самого в штанах становится тесно от такого зрелища.

- Мм…- Билл мычит, зажмуриваясь и подаваясь назад.

Капец. Вот что он делает? Я же просто угорал. Думал, он будет злиться и сопротивляться. А он сам насаживается, соблазнительно постанывая. Кто еще над кем угорает.

- Том, ну ты что уснул? Еще! – Билл почти приказывает.
- Хули? Я тебе, что батарейка для фаллоимитатора? У меня рука уже затекла.
- А я не просил меня трахать расческой. А раз уж начал. Будь добр закончи.
- Маленькая шлюшка, – тихо себе под нос.
- Чего?
- Ничего. Дай передохнуть.
- Издеваешься? Я хочу кончить.
- Ну, подрочи.
- Том, еби меня уже этой херней.

Прыскаю от смеха.

- Ты еще недавно вопил, чтобы я твои вещи херней не называл.
- Мне можно. Ну, Тоом, – тянет, в не терпении двигая попой.
- Ладно, – сдаюсь я. – Уговорил.

Вытягиваю расческу из очень соблазнительно, надо сказать, растраханной попы и откидываю ее обратно на диван.

- Зачем? – Билл возмущается, проследив за полетом его «херни».
- А затем, – расстегиваю свои джинсы и, качнув ногами, позволяю им упасть на пол. – Все-таки ты страшный извращенец.
- Я? – он поражается, видимо, моей наглости.
- Мы!

Беру предмет своей гордости в руку и парой движений довожу до полной боевой активности. Перехватив Билла поудобней, касаюсь головкой его маленькой попы.

- Хочешь?
- Не знаю, – старается предать голосу безразличие, но я то я вкуриваю, как оно на самом деле. – Кажется, это даже меньше расчески. Боюсь, я не почувствую.

Вот сука, а. Ну все, молись всем богам. Раздвигаю его ягодицы, приставляя стояк к покрасневшей дырочке. Рванув Билла на себя, вгоняю наполовину. Он вскрикивает и тут же зажимает себе рот обеими ладонями. Так вот. Будешь знать, как на член великого и ужасного гнать. Чуть нежнее и медленнее ввожу до конца.

- Меньше?
- Охох…- Билл стонет как потерпевший. – Больно вообще-то!
- Ну, а вот не надо меня провоцировать.
- Не буду, – по-моему, честно отвечает.
- Ну, раз так, – завожу руку вперед и, дотянувшись до Билловского стояка, обхватываю его пальцами. Глажу, водя ладонью верх и вниз.

Примерно в том же ритме начинаю двигаться внутри. Плавно, но каждый раз до конца. Пока не коснусь низом живота ягодиц. Билл шумно выдыхает и так же вдыхает, запрокидывая голову так, что его затылок касается моего плеча. Свободной ладонью скольжу, по его горячей груди цепляя пальцами твердый торчащий сосок. Он стонет, но уже не как в первый раз, а явно испытывая удовольствие. Я тоже испытываю удовольствие, слушая и чувствуя его. Быстро толкаюсь в него, чтобы на секунду не терять ощущения тугой стянутости. Постепенно от моего размеренного траханья проход разрабатывается. Но, надо отметить, приятное давление и пульсация стенок остаются неизменными, сводя с ума своей интенсивностью. Не оставляю без внимания и его твердый член, потеснее сжав его пальцами и лаская чуть быстрее. Билл извивается, мыча и постанывая. Хулио бля сжимает мое бедро, больно впиваясь в него ногтями. Вот кончим, и я ему их поотгрызаю. С такой мыслью с еще большим остервенением и жесткостью засаживаю в эту любящую приключения задницу.

- Ааах, черт! И все-таки он у тебя больше этой адской расчески… мм… - Билл выдает через стоны и вздохи.

А потом спустя пару минут кончает, вздрагивая и сжимая обеими руками мои бедра. Его член пульсирует в моей руке, выпускает тугие мутные струи на пол. Я тоже в этом не сильно отстаю, после того как он конвульсивно сжимает меня внутри…

- Я люблю тебя, родина, – выдыхаю, свалившись на диван.
- Ну, зачем же так пафосно, – Билл падает на меня сверху, сложив руки на моей груди. - Я тоже люблю тебя… хомо сапиенс.




ЧАСТЬ 2.
КРОЛИКИ ПОПАДАЮТ В АД.



- Дэйв, пойдем, покурим, - внезапно предложил Том, отставляя замученную импровизацией гитару. Мужчина почесал затылок. Еще куча бумаг на его столе нуждалась в разборе, но в голову решительно ничего не лезло. Поэтому предложение пойти покурить, показалось весьма заманчивым. Может пара сигарет, решат проблему отсутствия умных мыслей.

Они вышли на улицу, и присели на перила возле металлической урны. Том достал из кармана пачку и, выудив две сигареты, протянул одну Дэвиду, а вторую взял между губ. Какое-то время они молча курили. Лица обоих не выражали абсолютно ничего. Дэвид делал небольшие, но частые затяжки, почти не выпуская дыма, а Том тянул сильно и много плевал, так что асфальт вокруг него мгновенно стал пятнистым, как после дождя. А потом они дружно заржали над каким-то облезлым пуделем, который изо всех сил пытался своим кашляющим лаем, напугать жирного серого голубя, которому либо тупо было пофигу, либо он тупо был глухой.

- Пудель на тебя похож, - хохотнул Том, кидая бычок почти в урну.
- Да… а голубь на Густава, - парировал Йост.
- Странно, что ты не сказал на меня.
- Том, не льсти себе, - усмехнулся мужчина и привычным жестом попал скуренной почти до фильтра сигаретой точно в урну. – Пошел я работать.

Дэвид по-отечески похлопал подопечного по плечу. Том ловко перехватил его руку и положил ладонь про себе на ширинку. Йост воровато огляделся и зашипел:

- Охуел?
- А чего? - с видом, что в его действиях нет ничего особенного, коротко спросил Том.

Дэвид просто прифигел от невиданной доселе наглости Каулитца.

- Руку пусти, - строго посоветовал мужчина, для большого понимания еще и взглядом указав на ту руку, которую Тому надо отпустить. Но слова его, как и действия не возымели, никакого эффекта. Том лишь сильнее прижал девидовскую ладонь к своему паху.
- Ты можешь хоть в нескольких словах обрисовать, что ты сейчас делаешь? Чтобы я понял, адекватен ты или тебе дым сигаретный в голову ударил.
- Отсоси мне, – дерзко произнес Том и посмотрел на Йоста таким взглядом, словно перед ним был не продюсер, а какая-нибудь девушка, причем очень легкого поведения. Дэвид поежился.
- Том, бля, ты рехнулся?
- Нет, - исчерпывающе ответил Том и задвигал йостовой рукой по своей туго натянувшейся ширинке.
- Блин, прекрати - Дэвид дернул руку, но хватка Каулитца оказалась очень крепкой. - Ладно. Черт с тобой. Я подрочу тебе. Только не здесь, - сдался про.
- Где? - на выдохе, потому что ладонь мужчины уже успела приятно нагреть важное место.

Дэвид пожал плечами.

- Пошли хоть в туалет.
- Нет. Пошли к Роту в кабинет.

Если бы у Дэвида во рту сейчас была бы сигарета, он бы непременно ее проглотил.

- А что, в туалете нельзя?
- Нет! - снова ответ, не предполагающий альтернативы.

Они поднялись на второй этаж. Том на всякий случай, сразу, еще на улице предупредил Дэвида, что если тот попытается сбежать, он сожжет это здание к чертовой матери. Конечно, Том блефовал, но впечатлительный Йост не стал проверять серьезность его слов.

Затолкав Дэвида в кабинет Рота, Том прижал мужчину к двери и впился в его губы злым поцелуем. Да и такие бывают. Губы Тома движутся, жестко сжимая, зубы прикусывают и все это сопровождается звериным рыком. Не то что бы Том за что-то злился на Дэвида, просто захотелось ему жести. Новых ощущений. Если с Биллом все довольно мило и нежно, то с Дэвидом просто обязано быть с точностью до наоборот. Не отрываясь от процесса под названием «Только не подавись моим языком», Том принялся расстегивать его дурацкие джинсы. Почему дурацкие? Да потому что пуговица-зараза никак не хотела покидать петельку.

- Том, подожди, – Дэвид оторвался от настойчивых и упрямых губ Тома, роняя тяжелые вздохи.

Но Каулитцу как-то его слова были по боку. Они всегда ему так были. Дэвид любит потявкать и чаще всего не по делу. Поэтому он смело дернул джинсы про, стаскивая их до колен вместе с боксерами от Кельвина Кляйна. Глумливо присвистнул, разглядывая Йостов вертикально стоячий член с гладко выбритыми яйцами.

- Сам бреешь, или кто помогает? – хохотнул Том.
- Слушай, ты зачем меня сюда позвал? Мою интимную стрижку обсуждать?
- Нет, а надо? Хочешь похвастаться?

Тому вдруг так захотелось над родным продюсером поиздеваться. Ну, просто выворачивало от желания.

-Я тебя выебу – сквозь зубы процедил совсем не настроенный на веселые приколы Тома Дэвид.

Каулитц усмехнулся, и как ни в чем не бывало, заткнул мужчине рот пальцами. Сразу двумя. Хрясь ему в рот. Чтобы не болтал. Дэвид пробурчал что-то невразумительное, ухватив Тома за запястье.

- Соси, – ласково попросил Том и потрепал Йоста по щеке.

Мужчина недоумевающе выпучил свои серо-голубые глаза, но так как говорить с набитом ртом не представлялось возможным, он начал посасывать длинные Томовы пальцы. Скользя по ним языком, распределяя по всей поверхности слюну, которая начала быстро скапливаться во рту. Том довольный послушанием про взялся за его твердый член, сжимая у основания, поглаживая истекающую прозрачной смазкой головку. У самого в штанах уже все тянуло и пекло. Но так как он сам все и распланировал Том знал, что разрядится он сегодня по полной. Можно немного и потерпеть от этого прогнозируемый вскоре оргазм будет только приятней. Дэвид прямо увлекся, отсасывая пальцам со смачным причмокиванием, и как бы невзначай покачивая бедрами навстречу ласкающей его естество руке. А рука двигалась умело, вверх-вниз, где надо пожестче сжимая, распределяя влагу по всей поверхности. Еще бы, Том вообще виртуоз рукоблудства. Раз пять Георга в стрельбе, как на скорость, так и на дальность, уделал. Если бы существовал такой вид спорта, Том бы все золотые медали и кубки собрал, ставить бы некуда было. Хотя почему некуда, шмотки Билла на распродажу и сразу место до хрена. Можно даже пони завести. Мечта детства, кстати. Маленькое лошадко, радостное ржанье и непередаваемый запах. Все будут думать, что слон наложил, а это всего лишь маленькое лошадко.

- Тоом, - Дэвиду все-таки удалось вытащить изо рта пальцы Тома, кожа на которых от влаги и горячего дыхания смешно сморщилась.
- Чего? – беззаботно спросил Том, не отрываясь от увлекательного занятия.

Дэвид поморщился мученически изрекая:

- Чего-чего, издеваешься надо мной?

Том усмехнулся, покачав головой, мол: «Ну и дурак ты, Йост». Быстро расстегнул свои штаны и вместе с широкими трусами, сделанными под американский флаг, спустил их до лодыжек. Дэвид смутился, вздернув бровь, глядя на топорщащийся член Каулитца. Размер, надо отметить, оказался больше, чем мужчина предполагал. Нет, он, конечно, знал, что эти тощие шесты имеют бесконечно длинные конечности, но чтоб и там тоже. Йост гулко сглотнул. По спине его пробежал холодок, вслед за которым кожа покрылась мурашками. А что если Том собирается его… даже в мыслях Дэвид такого допустить не мог. Но чужая душа, как говорится, потемки. Что там у Тома, без фонарика не разберешься. Том хмыкнул, с пижонской улыбочкой облизывая пухлые губы. Все-таки прикольно иногда довести про до такого состояния, когда у него рожу перекашивает и уши краснеют.

- Да ладно тебе, не ссы, – парень успокаивающе похлопал Йоста по плечу. – Гы я тебя не за этим сюда позвал.

Том подошел к столу и аккуратно смахнул с него все бумаги на кожаное кресло. Половина, конечно, свалилась на пол, ну, да это мелочи.

- Том, ты больной, – беззлобно выдал мужчина, пялясь на небольшую, но вполне округлую и аппетитную задницу подопечного.

Каулитц присел на край стола и, взявшись за свой напряженный член стал надрачивать его.

- Ну, что ты там встал?! Иди сюда.

Йост подумав секунду о чем-то своем продюсерском, сделал несколько шагов вперед, пока не уперся бедром Тому в колено. Мысленно дав себе разрешения делать все что угодно, мужчина впился в пирсингованный рот, который гостеприимно впустил в себя его язык. Том свободной от мастурбации рукой обнял про за шею, углубляя поцелуй, проталкивая свой вертлявый язычок между его губ. Процеловавшись в таком положении несколько минут, Каулитц легонько пихнул Йоста в грудь, чтобы уже действовать дальше, а то время бежит, и обеденный перерыв у Рота заканчивается. Хотя было бы забавно, застань он их в своем кабинете за кроличьим бизнесом.

- Выеби меня, – дерзко шепнул Том Дэвиду на ухо и прихватил мочку губами.

Дэвид напряженно прикусил губу. С одной стороны ужасно хотелось вставить дерзкому наглому Тому, а с другой - они же теперь вдвоем будут на почве секса трахать ему мозг. Но делать нечего, выбора у него сейчас нет. Том всегда отличался упрямством и бескомпромиссностью.

Поэтому Дэвид взял его ноги под коленками и, надавив, уложил Тома спиной на стол. Каулитц в свою очередь, будучи начитанным камасутрой, сразу смекнул, какую позу лучше принять. Прижал коленки к плечам, открывая Йосту самый что ни на есть интимный участок своего тела. Дэвид сглотнул, в животе его сладко потянуло, а член напрягся так, что его запросто можно вместо линейки использовать, такой он стал твердый и примой.

- Ну, мне долго так лежать? - возмутился Том, чувствуя как из приоткрытого окна тянет прохладой и легкий сквознячок довольно неприятно овевает его промежность.
- Помолчи, а, – Дэвид снял свои спущенные до колен штаны и белье и небрежно кинул их на диван. – У меня, кстати, нет ничего.
- Что, даже резинки нет? – Том хмуро наморщил лоб.
- Я сейчас у Рота в ящике посмотрю. Как-то же он натягивает свою секретаршу.

Дэвид обошел стол и принялся заглядывать в ящики. В одном он нашел кучу фантиков и старую пожеванную жвачку в другом игровую приставку и игрушечного динозаврика. В голову сразу закрались смутные сомнения насчет истинного возраста коллеги и его психического здоровья. Но открыв последний ящик, все сомнения мгновенно улетучились. Тот под завязку оказался забит презервативами с разной текстурой и вкусом, а так же в нем обнаружился наполовину полный флакон с гелем для интимных участков тела.

- Том, тебе неслыханно везет сегодня, – хохотнул Йост и, взяв из ящика все нужное, он вернулся к месту, где ракурс на зад Тома был самый удачный.
- Ага. Хренов счастливчик, – не разделил позитива про Том.

Дэвид как-то глумливо по-взрослому качнул головой, глядя на недовольное лицо Каулитца. Очень быстро они поменялись настроениями. Мужчина зубами вскрыл серебристый прямоугольничек и с ловкостью раскатал его по своему твердому члену. Опыт и разум подсказали Дэвиду что эту маленькую абсолютно бесстыдно демонстрируемую цель ему без подготовки не одолеть. Поэтому немного погладив свой изнывающий член, он прыснул хорошую порцию геля на левую ладонь и принялся смазывать ей три пальца правой. Дэвид так увлекся процессом, что даже не заметил, что Том и без него неплохо справляется. Смачно облизав свои длинные пальцы он вогнал себе в зад сначала один, как следует двигая им, кусая губы и хмурясь от более чем специфических ощущений, а потом добавил второй, разводя оба в стороны, чтобы не только расслабить анус, но и растянуть. Вообще Том был против инородных тел в заднице, но член он же живая плоть, значит, его можно туда. Дэвид, наконец, заметил, что Том вовсю мастурбирует. Довольно грубо отстранив его руку, мужчина вогнал ему по самое «не балуй » свои хорошо смазанные гелем пальцы, отчего Каулитц вскрикнул, вцепившись руками в края стола. Йосту понравилось то, что он услышал, довольно улыбаясь, он жестко задвигал пальцами, прокручивая в голове только одну мысль – «Сейчас я тебя уделаю. Покричишь у меня». И Том действительно закричал, как только вместо пальцев в зад вошел член. Дэвид вогнал его парой толчков на всю длину, еще и притягивая Тома за талию, пока яйца не вжались в ягодицы.

- Ннн… Дээйв… полегче, не манекен трахаешь, – простонал Том, поморщившись от жжения в заду. Кажется эта сволочь (Дэвид Йост) совсем о его ощущениях не думает.

А Дэвид думал. Думал о том, как ему нереально хорошо там, где тесно обхватило, сжало и не отпускает. Вот почему он так любит анальный секс. Там всегда узко, горячо, так как надо. Он не спешил двигаться. Нет, не потому, что мог причинить боль Тому. Хотя ладно и поэтому тоже (человеколюбие и все дела), а просто потому, что он не мог. Да так жестко засел его член в тугой попке.

- Расслабься. Не в первый раз же? – на последних словах Дэвид смутился. А что если в первый? Это что же получается, он станет его первым мужчиной?!
- Не в первый, – все еще немного морщась, выдохнул Том. – И, надеюсь, не в последний.

Дэвид хихикнул и тут же замолк. Ну, а что в этом смешного? Взяв себя в руки, он сделал пробное движение тазом вперед-назад. У него получилось выйти из медленно расслабляющегося отверстия наполовину и снова вогнать член до конца. Том на это отреагировал вполне ожидаемым полустоном. Дэвид еще несколько раз повторил движение, снова получив звуковую реакцию, которая, надо сказать, очень заводит.
- Ааах… хаах… Можешь быстрее, а? - требовательно простонал Том, когда Дэвид сделал очередной размеренный толчок, шлепнувшись мошонкой. Член ныл, упруго прижавшись к рельефному животу, а между ног так пекло. Все что сейчас ему хотелось, это чтоб Йост уже перестал возиться и нормально отымел его. А то получается задница просто так будет болеть, а надо чтоб по делу.

Мужчина молча осознал свою вину и сразу же принялся засаживать чаще и быстрее. Да он только этого и хотел, хорошо, что Каулитц проявил инициативу.

- Дааах… так… оох… - довольные стоны подопечного как разряды тока взбудораживают, подгоняют. Хочется двигаться быстрее и быстрее. Жестче и жестче. Туда-сюда, туда-сюда. Еще раз и еще раз. Наплевав на ноющую боль в пояснице. Только успевая смахивать пот со лба, чтобы не капал в глаза, чтобы не смазывал вид на раскрасневшееся лицо Тома. На его пухлые искусанные губы, периодически приоткрывающиеся для стонов на сгибаемые в истоме брови, на мутные глаза. Том смотрел на Йоста, не сводя затуманенного взгляда. Это был своего рода вызов. Он как бы говорил: «И это все, на что ты способен?» И это, как и его жаркие стоны, подстегивало Дэвида. Он приказал себе держаться до последней секунды, пока Том не начнет кончать под ним. Но все уже крутило и тянуло в преддверии оргазма. Дэвид стал немного замедлять скорость и частоту.
- Ннн… Дэйв, еще… пожалуйста… - взмолился Том, принявшись дрочить свой блестящий и побагровевший от напряжения член. Йост как раз начал двигаться в нужном направлении и почему-то вдруг замедлился, что просто убивало Тома.
- Блять, я не машина. Я не могу, – Дэвид ругнулся, но выполнил просьбу Каулитца, трахая почти в прежнем темпе.
- Ааа.…ннн… да-да дай мне кончить… Ааах бля ммм… - издавая что-то похожее на смесь стонов резко перешедших в плач, Том быстро вздрачивая, стал выплескивать мутные струи себе на живот, до последней капли не прекращая интенсивно сдавливать член…
- Офигеть, – устало подытожил Дэвид, отваливая от не менее уставшего Тома. Тот в ответ вяло улыбнулся и с хрустом разогнул нереально затекшие ноги.
- Запомни, что эта поза неудачная. У меня ступни колет теперь, – расстроено поджав губы, Том принялся активно растирать выше упомянутые, уделяя внимание как пальцам так и пяткам.
- Окей. Запомнил.

Дэвид стянул с расслабленного органа презерватив и, завязав его в узелок, кинул в урну. Наверное, вернувшись с перерыва в свой кабинет, Рот немножко прифигеет.

Одевшись, оба закурили на удачу, отрыв где-то среди бумаг пепельницу.

- Дэйв, – затягиваясь, воззвал Том.
- А?
- Я не люблю тебя.
- Как жестко, – Дэвид шмыгнул и потушил скуренную наполовину сигарету в пепельнице.
- Не, ну, серьезно.
- Я постараюсь это пережить.
- Спасибо.
- Ага, запишу на твой счет.
- Дэйв, а знаешь, что мать недавно выдала.
- Что?
- Говорит, зуб даю, Дэвид - латентный гей и типо отвечаю, он таки трахнет Билли.

Дэвид шокировано округлил глаза.

- Что, прямо так и сказала?
- Да неет, - рассмеялся Том, – я немного улучшил ее спич. Но смысл тот же. Дэвид трахнет Билла.

У Йоста отлегло. Все-таки мать Каулитцев еще в здравом уме и светлой памяти.

- А я взял и трахнул вас обоих, – усмехнулся мужчина, щелкнув Тому по носу.
- Нет.
- Нет? – не догнал мысль Тома про.
- Ну, в смысле, да, конечно. Но не по своему желанию.
- Да уж.
- Кстати, – Том пихнул Дэвида в плечо, – у тебя член маленький.
- Ээ ты не охуел ли мальчик?
- Да, чего ты это же комплимент. Знаешь как мне с моим сложно. А твой входит и выходит. Сплошное удовольствие.
- Ну, просто идеальный подарок для Ослика. А Том подаришь ему мой член? Яйца бесплатно как бонус.

Том заржал, кусая губы, чтобы его громкий смех не покидал пределы кабинета. Несмотря на то, что Йост всего лишь шутил, это предложение показалось ему вполне удачным. Жаль, только Ослик вымышленный персонаж. Может тогда Георгу, у него же вроде скоро день рождения.

- Так, все, Каулитц, по твоему как обычно наглому лицу ясно, что ты мысленно уже распял любимого продюсера. Пошли отсюда, пока Рот не пришел и не надавал тебе по шее.
- А чего это мне? – возмутился Том.
- А у меня член маленький, я практически инвалид. А кто обидит инвалида?

Дэвид вытолкал поскуливающего от смеха Каулитца в коридор и только когда они подошли к лестнице, чтобы спуститься на второй этаж, до него вдруг дошло, что они ни фига после себя не убрали. Мокрый от пота и спермы стол, раскиданные бумаги и возможно Рот обнаружит в урне использованный презерватив. Как это все можно объяснить? Хотя какого лешего. Их никто не видел. Никто не знает, что они там были, а значит, их там не было. Против Йостовой логики не попрешь. Она у него адская!



ЧАСТЬ 3.
САТАНА.



Уже двадцать минут в одном из помещений звукозаписи подозрительно тихо. И это не смотря на то, что в этом самом помещении находится два неугомонных незатыкаемых пиздобола.

Билл, сидящий в кожаном кресле, задумчиво тыкал кончиком языка в уголок губ и тихонько шуршал джинсой, покачивая ногой. А Георг старательно изображал труп, лежа на диване, скрестив руки на груди и не моргая, уставившись в потолок.

- Жорж! Где оно? - хрипловатый голос Билла наконец-то разбивает тишину.

Георг потупил пару секунд, подгоняя мысль к мозгу. И вот когда мысль достигла цели, он лениво оторвал голову от дивана, уставившись на Билла.

- Кто оно? Том?
- Нет, блин, - возмутился непонятливости товарища Билл. – Йост!
- Думаю, там же, где и всегда.
- В туалете?
- Я думал, там же, где и всегда, это в кабинете.
- Не. В кабинете он бывает реже. Где еще можно от нас спрятаться, как не в кабинке туалетной? – оживился Билл.
- Точно. Хотя нет, – Жора тоже активно включился в их нехитрую беседу. – Помнишь, как мы из соседней кабинки бумагу ему закидывали и он орал: «Господи, ну я же сказал, хватит. Спасибо, мне уже достаточно!»
- Ага. Я только так и не понял, он реально к Богу обращался?
- Бугага. Йост набожный, – гоготнул Георг.
- Да нет. Когда мы трахаемся… ой, – Билл запнулся, поняв, что вот сейчас он не то что-то сказал.

Жора, почувствовав жареное, навострил локаторы, вопросительно уставившись на товарища.

- Чего-чего?
- Ай. Ладно, – Билл махнул рукой, мысленно разрешая себе рубить правду матку. – Ну вот, короче, когда мы трахаемся, он меня Сатаной называет и по ходу он мне поклоняется. Жор, прикинь? Молится он на меня. На Сатану.

Жора со смеху грохнулся на пол, стуча по нему кулаками и пару раз даже ударившись о него головой. Билл тоже заржал, но по-другому поводу. Потому что уж очень комично Георг в этот момент выглядел.

- Бля, а я еще где-то крестик похерил. Это знак. Ты таки дьявольское создание, – прыснул Жорж сквозь смех.
- Воот. А Том говорит, что я просто утырок, – Билл победоносно улыбнулся.
- Да сам он утырок. Я ваще фигею, – Жора потер ушибленный в порыве дикого смеха лоб, облегченно отмечая, что мозг не разбрызгал.

На несколько секунд. Примерно на пять (У автора нет под рукой секундомера. Сорри) воцарилась тишина.

- Подожди, а о чем мы говорили? – Билл вернулся в реальность.
- О Боге.
- Да? А, ну, да, – согласился Каулитц, так как память после пяти скуренных сигарет ссохлось до изюмины. Да и в принципе разговоры их всегда были ни о чем. Так чисто килл зэ тайм (прикончить время).
- Крестик я похерил, – грустно вздохнул Жорж.
- Ты это уже говорил. Говорил же?
- Да. Я просто проверяю твое внимание. Вчера так ты вообще меня не слушал.
- Слушал.
- Неа.
- Жора, я тебе сейчас высеку.
- Вот про что я говорил?
- Я ебу?
- А говоришь, слушал, – Жора хмыкнул и отвернулся. В принципе ему по фиг. Билл вообще привык только себя слушать.
- Ну, ты про медведей что-то там бздел.
- Чего?
- Да не помню я. Но я слушал тебя. Это Тома я не слушал, потому что он про свою новую тачку паясничал.
- У Тома новая тачка? – почти удивился Георг и затаил обиду на Йоста, который уже хер знает какую по счету машину покупает Каулитцу старшему. А ему самому красивому, самому умному и обаятельному, только какой-то мопед из тех, что в цирке медведи водят. Как раз об этом, а не о медведях, Георг втирал вчера младшему Каулитцу.
- Ха. Ты тоже его не слушал, - Билл самодовольно улыбнулся и встав с кресла, пересел на диван. – Жор, иди сюда, – он гостеприимно похлопал по сиденью.

Георг подумал пару секунду о вкусной и здоровой пище и, вздохнув, поднялся с пола, устраиваясь рядом с товарищем. Билл по-барски, закинул граблю Жорику на коленку и жестко сжал чашечку, отчего волосатый поежился.

- А что это ты делаешь? – не самым интеллектуальным образом поинтересовался Жора, скептически вздернув бровь.
- Пристаю, – честно ответил Билл, скользнув рукой вверх по его ноге.

Не то чтобы действия Каулитца как-то смущали или удивляли Георга, нет. Просто его в очередной раз передергивала берущаяся из ниоткуда билловская мужественность. В такие моменты Жора чувствовал себя маленьким дохлым мышонком, попавшим в лапы наглого черного кота. И вроде бы дальше банального облапывания никогда не заходило, но мысль о том, что в этот очередной раз Билл может не остановиться, а пойти до конца, пугала до скрежета зубов.

- Ну, что ты такой зажатый? – как ни в чем не бывало шепнул Билл на ушко другу, сжимая пальцами его бедро.

Георг не ответил, только шумно сглотнул, уставившись на свою гитару. На его малышку, сиротливо стоящую возле кресла. Сейчас так хотелось взять ее в руки, прижать к себе, приласкать. Но вместо этого самого Георга прижимали к себе, пытаясь зачем-то приласкать.

- Расслабься! – повелительным тоном, а пальцы вцепились в пряжку ремня. При Билловой то ловкости и минуты не понадобилось, чтобы не только расстегнуть ремень, но и пуговицы на серых семейках.
- Может не надо? – тихо промямлил Жора, все еще на что-то надеясь.
- Что значит не надо? – Билл вытащил из семеек уже напрягшуюся плоть. – Видишь, ему надо, – скользнул пальцами от головки до все еще скрытых тканью яичек.

Георг поерзал на месте, хмуря брови и дуя губы в обиде на свое мужское естество, которое практически против его воли, распрямилось во весь размер, требовательно ноя и нарываясь на Билловскую ласку. Каулитц довольный как кот в одного слопавший литр сметаны, наклонился и лизнул гладкую четко очерченную головку, обхватил пальцами у основания, надавливая мизинцем на мошонку, и взял в рот настолько глубоко, насколько смог. А смог он, при его-то опытности и умелости, много - почти на две третьи гордости Листинга. Георг застонал, зажевав нижнюю губу, и жестко впился пальцами в обивку кожаного дивана. Ему вдруг жутко захотелось схватить брюнетистую голову и как маршмеллоу на веточку, насадить его на свой член по самые яйца. Билл, словно чувствуя резкую перемену в желаниях товарища, выпустил член с похабным причмоком и принялся дразнящее облизывать его как мороженое. Вертя в руках, наклоняя то в право, то в лево, то прижимая к животу, чтобы коснуться кончиком языка складочки между мошонкой и основанием. Жора конкретно поплыл. Действия Билла постепенно из острых и недопустимых для его мужской гордости стали приятными и тягучими. Сплошное удовольствие и идиотская улыбка на его губах. Билл, взглянув исподлобья, тихонько усмехнулся и снова глубоко заглотил член. Ловкий вертлявый язычок принялся ласкать ствол и головку, как бы изучая каждый бугорок, складочку, вздувшуюся венку. Пальцами Билл стал нежно пощупывать упругие подтянувшиеся яички. Слегка оттягивая кожицу, сдавливая упругие шарики. Георг проскулил раз, а потом дал себе спуск и начал в голос постанывать. Звуки, что Жора издавал - просто музыка для ушей сосущего. А еще в штанах Билла знакомо потеснело. Принеся с этим увеличением в размерах не менее знакомое томление внизу живота. Поэтому, не прекращая сосать Георгу, Билл расстегнул свои штаны и засунул руку себе в трусы. Твердый член заныл, как только пальцы крепко его обхватили. И пока Билл настраивался поласкать себ,я сделать себе любимому приятно, член Георг начал напрягаться и вибрировать, а сам Жора бормотать что-то со вздохами:

- Аах ты ж блинский блин… оох я сейчас… ко-кончу.

Каулитц хотел было попросить его потерпеть, но тугая струя ударила в небо, а за ней еще на язык и последние всполохи оргазма попали на губы. Жорж довольный, враз вымотанный и обессиленный упал щекой на сиденье дивана. Билл хмыкнул, пожал плечами. Облизнулся, сглотнул и привалившись спиной к дивану продолжил начатое у себя в трусах.

- Сатана, – шутливо вымучил из себя Георг.
- Ага. Не попасть тебе Жора в рай. И Тому с Дэвидом, – кинул в ответ Билл, увлеченно поглаживая себя между ног.
- Почему?
- Все кролики попадают в ад!


КОНЕЦ.
"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость