• Администратор
  •  
    Внимание! Все зарегистрировавшиеся Aliens! В разделе 'Фото' вы можете принять участие в составлении фотоальбома. Загружайте любимые фотографии, делитесь впечатлениями, старайтесь не повторяться, а через пару-тройку месяцев подведем итог и наградим самого активного медалью "Великий Фотокорреспондент Aliens"!
     

Зазубренное лезвие {slash, AU, angst, deathfic, Билл/Дэвид, PG}

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

Зазубренное лезвие {slash, AU, angst, deathfic, Билл/Дэвид, PG}

#1

Непрочитанное сообщение Aliena » 09 мар 2018, 18:29


Автор: Karma
Название: Зазубренное лезвие
Категория/жанр: slash, AU, angst, deathfic
Рейтинг: PG
Размер: mini
Пейринг: Билл/Дэвид
Дисклеймер: Художники не спрашивают разрешения у тех, кого изображают на своих полотнах.
Краткое содержание: Иногда любовь совсем как зазубренное лезвие ножа.
"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

#2

Непрочитанное сообщение Aliena » 09 мар 2018, 18:31



1. Холод.


Твоя записка лежит передо мной на столе. «Вернусь завтра». Хочу разорвать ее, сжечь, уничтожить всеми возможными способами сразу. Но это не изменит того, что сегодняшнюю ночь ты проведешь с кем-то чужим.

Элвис заканчивает петь о синих замшевых туфлях и вкрадчивым голосом спрашивает, одинок ли я сегодня. Более чем. Для меня невозможен кто-то ближе тебя. Ты говоришь, что для тебя все так же. Ты меня действительно любишь. Но… Продолжаешь искать. И я тебя понимаю – я не лучший человек для тебя.

Приятная мелодия старинной песни успокаивает. Но мне очень холодно. И дело даже не в том, что я сейчас один. Пустота внутри – это только пустота, а холод – твой. Тебе сейчас неуютно и одиноко даже больше, чем мне. Потому что ты в который раз убеждаешься, что обнимаешь не того/ту, кто тебе на самом деле нужен.

Опрокидываю чашку чая на стол и касаюсь ароматной дымящейся жидкости. Ничего. Ни боли, ни ощущения горячего. Твой холод и моя пустота вместе порождают полную бесчувственность. Пусть так и будет. Надеюсь, это поможет мне держать себя в руках.

От ночи осталось четыре часа. Я смогу, я переживу это еще раз. И не сорвусь, как тогда, когда ты познакомился с красивой рыжеволосой девушкой. Нет. Я буду спокоен. Потому что люблю. И признаю твое право на свободу. Я дождусь утра и не повторю прошлых ошибок. Нет.



2. Намек.


Внимательно читаешь газету, но я уверен, что чуть подгоревшая яичница в тарелке интересует тебя куда больше. Проходя мимо легко касаюсь твоей шеи там, где заканчивается край модно обесцвеченных волос. Они влажные после душа и еще честно невыпрямленные в соответствии с очередным журнальным эталоном. Оборачиваешься и вопросительно смотришь на меня.

- Он или она? – спрашиваю я, несмотря на то, что мы давно договорились не обсуждать твоих случайных. Ты ведь даже не помнишь их лиц – это я знаю точно.

Сажусь напротив тебя за стол, киваю полному отсутствию ответа и отпиваю немного вишневого сока. Ты как всегда приготовил завтрак на двоих, не важно, что невкусно.

- А этого маньяка с зазубренным ножом так и не поймали до сих пор, - говоришь ты и откладываешь в сторону газету. Торопливо пьешь, и красно-синеватые капли падают на твою белоснежную футболку. Красиво.
- Даже не знаю, Билли, прямо сейчас тебя сдать полиции или подождать немножко, - серьезным голосом заявляю я и задумчиво подпираю щеку кулаком.

Смеемся оба, с радостью чувствуя, как рушится до сих пор стоявшая между нами стена отчуждения. Встаешь и, перегнувшись через стол, целуешь меня. Приторный вкус вишни ядовито согревает. Ты как всегда властвуешь надо мной, как бы мне не было это неприятно.

- Только не сегодня, Дэйв, - просишь ты. – Сегодня я хочу встретиться с Томом еще раз.

У меня внутри все обрывается. Такого еще не было. Я испуганно убираю ладонь, до этого лежавшую на твоей шее. Ты никогда не встречаешься со случайными дважды.

- Дэйв, ничего не изменилось. Это всего лишь еще одна встреча, - торопливо объясняешь ты.

А я осторожно веду большим пальцем по твоему подбородку, чуть нажимая под ним. Ты вздрагиваешь. Тебе неудобно так стоять, но ты не смеешь прекратить наслаждение от того, как уже обе мои ладони слегка сжимают твое горло. Даже глаза прикрываешь.

Все изменилось, Билл. Все.



3. Ревность.


Я не курю. И уже довольно давно. Но, наблюдая за тем, как ты разговариваешь с темноволосым парнем, я вынужден за что-то держаться. Пусть даже это только дым. Иллюзии иногда намного сильнее реальности.

Давлю в пепельнице очередной окурок, когда вижу, как ты смотришь на этого своего Тома. Официант доливает в мой бокал вино. Хороший ресторан. Демократичный: и для курящих, и для пытающихся поцеловать так искренне смущающегося парня.

А ты даже еще не понимаешь, как сильно он тебя зацепил. Он интересный. Даже мне. У нас с тобой пугающе совпадают вкусы во всем. Но тем хуже для Тома.

Встаю и, бросив деньги на стол, оставляю вас одних. Ночная прохлада полна спокойствия, которого больше нет у меня. В тихом переулке одиноко роняет листья какое-то дерево. И прислонившись лбом к шершавому стволу, я понимаю, как мне больно. Не чувствую, именно понимаю – душа, или что там у нас, людей, отвечает за чувства, как будто полностью атрофировалась.

Я ведь давно мог все изменить. Просто запретить тебе все эти случайные знакомства и свидания. Не бояться любить тебя так сильно, как хотелось и хочется до сих пор. Но я не смог.



4. Подпись.


Том хрипло выдыхает в последний раз, когда я вытираю кровь с лезвия ножа. Зазубренное, оно противно цепляется за ткань простыни. Зря я это делаю.

Нет, я не об этой ночи, полной боли моего последнего соперника. Это сделало меня почти счастливым. Особенно трогательно было то, как он не хотел умирать. До последнего надеялся, что я не стану его убивать. Терпел каждую новую рану, но только я знал, что напрасно. Я всего лишь взимал с него плату за время, так приятно проведенное с тобой. Предыдущих я убивал быстро. Потому что знал, что им не было хорошо с тобой.

Бросив нож рядом с трупом, я зачерпываю теплую кровь. Бледно-фиолетовая штукатурка стены впитывает ее с жадностью.

«Дэвид Йост», - старательно вывожу я свое имя. И, немного подумав, добавляю наш адрес, оба своих контактных телефона и след ладони. Надеюсь, отпечатки пальцев получились достаточно четкими.

Потому что иначе я никак не смогу сказать, как люблю тебя. А вынуть из себя зазубренное лезвие ножа, которым стала эта любовь, я тоже не в силах.



5. Признание.


Забираю из твоей руки флакон туалетной воды, когда мы выходим из душа. Мне нужен только твой запах. И когда ты вытягиваешься во весь рост прямо на ковре, я могу опуститься рядом и вдохнуть аромат, скрывающийся в изгибе твоей шеи. Ты ничему не сопротивляешься. Наши тела слишком утомлены – мы давно не занимались любовью так. И мне кажется, что ты что-то чувствуешь. Но не говоришь.

Сморишь мне прямо в глаза. Ни о чем не спрашиваешь, просто обнимаешь, прижимаясь всем телом. Как давно не было так…

Просто слушаю твое сердце, так размеренно стучащееся в мою грудь. Знаю, что сейчас ты абсолютно счастлив. Как и я. Этот момент так дорог своей недолговечностью, что я хочу, чтобы это было моей последней эмоцией в этой жизни. Лучшего быть просто не может.

Звонок в дверь рвет наше единение на мелкие части. Ласково поцеловав тебя за ухом, прошу:

- Открой, пожалуйста.
- Ты кого-то ждешь? – обеспокоенно спрашиваешь ты и поднимаешься с пола.
- Да.

Ты уходишь и буквально через пару мгновений возвращаешься в компании троих полицейских. Двое вооружены. Третья – симпатичная брюнетка – подходит ко мне. Разворачиваюсь спиной, даже не думая оказывать сопротивление. И так я могу не видеть твоего испуганного лица. Она говорит, одновременно защелкивая на мне наручники:

- Дэвид Йост, вы арестованы по обвинению в убийстве Лизы Макферсон, Кейта Уоррена, Стивена Мартина, Марии Коннели и Томаса Трюмпера. Вы имеете право…

Она продолжает зачитывать мне мои права, но я уже не слушаю. Все равно не буду молчать, и адвокат мне не нужен. И она ошибается. Я ни на что больше не имею права. Потому что никогда не имел прав на тебя. Не из-за того, что недостоин или по какой-то еще причине. А из-за того, что сам так решил. Только я во всем виноват. Мне и отвечать.

Умоляюще смотрю на симпатичного офицера, и она утвердительно кивает, разрешает мне подойти к тебе.

- Я люблю тебя, - шепчу я так тихо, чтобы только ты услышал. Легко касаюсь твоих губ в последний раз, и наручники впиваются в запястья. Позволяю себя увести.

Я сознаюсь во всех убийствах, которые совершил для тебя. В нашем штате смертная казнь разрешена, и ты сможешь начать новую жизнь. Потому что я люблю тебя.
"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость