• Администратор
  •  
    Внимание! Все зарегистрировавшиеся Aliens! В разделе 'Фото' вы можете принять участие в составлении фотоальбома. Загружайте любимые фотографии, делитесь впечатлениями, старайтесь не повторяться, а через пару-тройку месяцев подведем итог и наградим самого активного медалью "Великий Фотокорреспондент Aliens"!
     

Во всем виноват дождь {slash, AU, romance, POV, hurt/comfort, Tom/Bill, PG-13}

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

Во всем виноват дождь {slash, AU, romance, POV, hurt/comfort, Tom/Bill, PG-13}

#1

Непрочитанное сообщение Aliena » 01 май 2018, 19:55


Название: Во всем виноват дождь
Автор: Romaria
Бета: Одна Вторая Симбиоза
Пэйринг и персонажи: Том Трюмпер/Билл Каулитц
Рейтинг: PG-13
Жанры: AU, romance, POV, hurt/comfort
Размер: midi
Статус: закончен
Содержание: Дождь не страшен, если у тебя есть твое личное солнце…
Посвящение: Мыши. Любое мое достижение - твоя заслуга. Люблю тебя, хоть ты – гомофоб и зануда :).
От автора: Первая в жизни попытка написать прозу. И слэш – тоже первый.
"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

#2

Непрочитанное сообщение Aliena » 01 май 2018, 19:59



Глава 1.
Pov Tom.



Дождь. Снова. Ненавижу дождь. Во время дождя всё такое унылое, серое, тоскливое… Люблю солнце, шум, людей, когда суматоха окружающего мира забивает все посторонние мысли… и не нужно задумываться о своей жизни… Можно просто радоваться тому, что тебя окружает.

Я сидел на подоконнике в своей маленькой квартирке и курил. Выходной. Свободный день, когда никуда не надо спешить. Ни на работу, ни на учебу, можно просто расслабиться и наслаждаться свободным временем. Отвык…

Друзья звали в клуб отдохнуть, снять девочку на ночь… Но мне ничего не хотелось. И никуда не хотелось. А всё этот чертов дождь…

Хочу есть. Когда я ел в последний раз? Не помню. Кофе, сигареты, вечная суета и невозможность остановиться хотя бы на минуту. Просто перевести дыхание. С тех пор, как погибли родители, приходится заботиться о себе самому. Мне было девятнадцать, когда я остался один. Так страшно… Черт! Не думать! Не вспоминать! Не хочу… Авария. Папа погиб сразу. А мама жила еще несколько месяцев. Похороны… Больница... Постоянный поиск денег из-за недостаточной страховки… Смутно помню это время. Словно смотришь через полиэтиленовый пакет. Вроде и видно всё, но как-то размыто, нечетко… Когда мамы тоже не стало, оказалось, что кроме долгов у меня ничего нет. Пришлось продать дом. Сейчас мне двадцать три. У меня есть маленькая квартирка, не в самом благополучном районе города. Я учусь. Работаю. В общем - живу.

Делаю затяжку и замечаю, что руки мелко дрожат. Блять. Вот знаю же, что нельзя вспоминать… Так нет, развел сопли, разнылся как девка. И сигарета закончилась…

Поесть бы. Встаю, иду к холодильнику. Там не то что мышь повесилась, тараканы массовое самоубийство совершили. Ну и хрен с ними! Сварю кофе и покурю… И так обойдемся, не привередливые.

Наливаю в чашку горячий ароматный напиток, снова сажусь на подоконник, тянусь к пачке… твою мать. А вот это уже серьезно. Сигареты закончились. Придется все-таки тащиться в магазин. Не близко, холодно, мокро. Блять. Может и еды какой заодно купить?

Иду по улице, зябко кутаясь в толстовку, дождь не останавливается ни на минуту. Достал. Серые потоки окутывают старые обшарпанные дома, превращаясь в большие грязные лужи. Настроение ни к черту. Вот чего мне не хватает? Вроде ведь не все так и плохо. Крыша над головой – есть. Работа, какая-никакая, а имеется. В универе, вроде, тоже всё хорошо. Друзья, пусть и не очень близкие, но тоже есть. Всегда найдется кому позвонить, сходить в клуб или еще куда-нибудь… Девушку найти тоже не проблема, было бы желание… а вот его-то как раз и нет… Да и времени у меня нет на это. Так, если только одноразовые встречи, не больше. А хочется чего-то другого, большего… Эх. Это все дождь. Во всем виноват дождь.

Заворачиваю за угол. Самый опасный участок дороги. Узко, темно, ни черта не видно, да еще и баки какие-то мусорные понаставлены… Спешу поскорее убраться из этого места, ускоряю шаг… и как закон подлости, вступаю в самую большую лужу. Кроссовки тут же насквозь мокрые и все в грязи. Твою мать!.. Начинаю громко материться… и тут, из-за баков слышится шорох и странный то ли писк, то ли всхлип. Замираю, прислушиваясь. Опять тот же звук. Посмотреть? Да ну, нафиг! Мало ли чего… Надо отсюда убираться. Снова тот же звук и что-то похожее на тихий стон или мяуканье. А вдруг там кошка застряла? Погибнет. Жалко…

Блин, я же себя знаю, пока не пойму в чем дело, не успокоюсь. Ну, что ж. Пойдем, посмотрим. Осторожно подхожу к бакам, заглядываю, и глаза распахиваются от удивления. В самом углу, на земле, сидит мальчишка. Бледный, худой, грязный. Одет только в спортивные штаны и тонкую белую футболку, заляпанную грязью и, кажется, кровью… Больше на нем ничего нет, даже обуви.

- Эй, парень, ты в порядке? – спрашиваю. Он ничего не отвечает, только смотрит огромными, занимающими половину лица темными глазищами, в которых плещется страх и безысходность.

Вот я кретин! Какое «в порядке»… разумеется он НЕ в порядке!

- Слушай, может скорую вызвать или полицию, или еще кого?...

Парень дергается, яростно машет головой и стонет от боли, закрывая глаза. Подхожу к нему и аккуратно кладу руку ему на плечо. Он вздрагивает и поднимает на меня взгляд. Опять эти страх, боль и безысходность…


Твою мать! ТВОЮ МАТЬ! И что мне теперь делать?! Оставлять здесь точно нельзя. Я ведь потом себе этого не прощу. Вызвать полицию или скорую? Так было бы проще всего, но пацан так испугался, когда я предложил… Придется тащить к себе, а там видно будет. Наклоняюсь, поднимая мальчишку на руки. Худющий – ужас. Почти ничего не весит, одна кожа да кости.

Захожу в подъезд, открывая ногой дверь, поднимаюсь на свой этаж. Придерживая пацана одной рукой, второй пытаюсь открыть дверь в квартиру… Так. Справились. И куда тебя девать? Придется положить на кровать. Квартира у меня однокомнатная, больше просто некуда.

Внимательно рассматриваю свое приобретение. Ух ты. У него пирс в брови. Не заметил… Хотя, как-то не до того было. Чего теперь делать-то? Надо, наверное, его переодеть, он ведь весь мокрый и грязный. А еще смыть грязь и осмотреть на предмет ранений тоже бы не помешало. Иду в ванную за полотенцами и чистой одеждой. Ну-с, приступим… Осторожно снимаю с него одежду. Ого. У него еще и татуировка имеется, в виде звездочки, как раз над тазобедренной косточкой. Красивая. Откуда же ты, чудо, на мою голову взялось? И кто ты такой, тоже хотелось бы узнать.

Стираю грязь. Порезы есть, но немного и неглубокие. Ничего страшного. С правой стороны на ребрах синяки. Большие. Осторожно трогаю… нет, вроде ребра не сломаны. Больше всего пострадали ноги, наверно, долго бежал босиком. Надеваю на него свои штаны и футболку. Такие большие. В них он кажется еще меньше и несчастнее.

Сигареты я так и не купил. Смотрю на мальчишку, который лежит на моей кровати. Он вздрагивает и постанывает во сне.

- И что мне с тобой делать, чудо? – спрашиваю, как будто он может меня услышать. Мальчишка сворачивается в клубочек и тихонько всхлипывает.

Блять, Трюмпер, и во что ты опять вляпался?!





Глава 2.
Pov Bill.


Дождь. Я всегда любил дождь. Все так зыбко, таинственно. Как будто попал в сказку. Смотришь сквозь его потоки, и, кажется, сейчас произойдет что-то волшебное и удивительное. Он всегда разный. Тихий, мягкий, с огромными прозрачными каплями, стекающими по стеклу… Или яростный, дикий и неуправляемый, как сорвавшийся с цепи пес. Мне всегда нравилось смотреть на дождь… но только не сейчас. Сейчас мне холодно, страшно и больно. И больше всего на свете хочется оказаться дома, чтобы мама, как в детстве, напоила горячим чаем, укрыла теплым пледом и пожелала спокойной ночи, чтобы было тепло и спокойно. На дождь хорошо смотреть, когда холодные капли не могут тебя коснуться, а не когда сидишь на земле, спрятавшись за мусорными баками.

Ребра нещадно ныли, тело сводило судорогой от холода, голова кружилась, а в глазах двоилось, как после пары стаканов виски. Я не мог понять, что же случилось, и почему я здесь оказался. Сидя сейчас за этими баками, я пытался вспомнить события вчерашнего вечера. Что же должно было произойти, чтобы я оказался в такой ситуации?


Несколько часов назад…

Захожу в клуб, от всполохов света мелькает в глазах. Музыка бьёт по ушам так, что даже собственных мыслей не слышно. Жарко. Душно. Красота! Возможность встретиться с друзьями, выпить, снять симпатичную девочку или мальчика… для меня не суть важно. Что может быть лучше? Пожалуй, ничего…

Оглядываюсь в поисках друзей… ага, вот и они. Мой лучший друг Георг и его девушка Эллис. Сидят за столиком и, как всегда, целуются. Ну, ничего, голубки, я вам сейчас кайф сломаю…

- Привет! – ору, вклиниваясь между ними.

- Билл! – возмущенно пищит Эллис.

- Привет, - радостно вторит ей Гео и лезет обниматься. – Ты чего так поздно? Мы тебя уже часа два ждем.

- Надо было побыть примерным сыном и проводить родителей в аэропорт. Зато теперь - абсолютная свобода! Я один на целых десять дней! Это будут лучшие десять дней в моей жизни! – хватаю со стола ближайший стакан и выпиваю залпом. – Бррр. Дрянь-то какая! Сладко, ужас…

- А нечего чужие коктейли хватать. Закажи сначала, а потом уже пей, – обиженно говорит Эллис.

Ослепительно ей улыбаюсь, оглядываясь по сторонам…

- Виски, - ору проходящему мимо официанту…

Пару часов и несколько бокалов спустя нам становится нереально весело, еще бы чего-нибудь симпатичное на сегодня найти, и вообще – зашибись. Оглядываюсь по сторонам…

- Ого! – восклицаю с придыханием. – Вот это красота!

- Где? – спрашивает Георг, крутя по сторонам головой, за что Эллис, смеясь, несильно бьет его по затылку.

- У бара. Блондин. Миленький такой. С челочкой… - мои глаза сияют. Кажется, жертву себе на сегодня я нашел.

- Фу! Блять, Билл! Опять твои гейские штучки, - кривится друг.

- Но-но! Попрошу не путать! Я – би, - возмущаюсь я. Это единственное, в чем мы с ним совершенно не сходимся. Но он хоть и фыркает, но терпит. Любит меня. Эллис хохочет. – Я просто ценю прекрасное, какого бы пола оно ни было! На минутку…

Поднимаюсь под смех друзей и целенаправленно иду к бару, рассекая толпу.

- Блять! – сталкиваюсь с кем-то, почти достигнув желанной цели. Поднимаю голову, – Рик?! – какого черта?! Этого козла я знаю несколько месяцев. Познакомились на какой-то вечеринке. С тех пор при каждом удобном, и не очень, случае он пытается ко мне приставать. Меня от этого совершенно не штырит, так как не нравится он мне категорически.

- Билл, - расплывается ЭТО в улыбке, судорожно оглядываясь по сторонам. – Как я рад тебя видеть!

Ну-ну. Так я и поверил. А чего улыбка такая резиновая?..

- А я тебя не очень, – холодно отвечаю.

- Ты как всегда в своём репертуаре, – смеётся и вдруг, схватив меня за куртку, притягивает к себе. Проходится руками по бокам и впивается мне в губы… Какого?!

- Какого черта?! – возмущаюсь, отталкивая от себя этого урода. Брезгливо вытираю рот рукой и собираюсь врезать ему по роже, но этот ублюдок уже растворяется в толпе. Ну и что это сейчас было? Блин, вот сука! Ааа, хрен с ним… Забили…

Поворачиваюсь в сторону бара, чтобы дойти, наконец, до своего блондина, но того уже и след простыл. Блять. А всё из-за этого козла! Такой вечер испоганил!

Злющий, как свора дворовых псов, возвращаюсь к друзьям.

- Что, обломалось, Казанова? - хохочет Гео.

- Да уж, - возмущаюсь я. – Представляете, сейчас Рика встретил, так этот мудак совсем обнаглел!

- Опять приставал? - сочувственно спрашивает Эллис, положив мне руку на плечо.

- Хуже! Он целоваться полез!

- Да я ему все зубы выбью! – возмущается Георг, приподнимаясь с дивана. Немного успокаиваюсь, с улыбкой глядя на злого друга. Все-таки хорошие у меня друзья…

- Ладно. Проехали. Дайте выпить, что ли. До сих пор во рту противно…

Виски, музыка, друзья… всё вроде бы нормально, но настроение так и не вернулось.

- Может по домам? – спрашиваю, вконец отчаявшись. – Из-за этого козла всё настроение псу под хвост.

- Эй, Билл, ну ты чего? Не расстраивайся, - утешает меня девушка. – Из-за всяких кретинов так расстраиваться не стоит. По себе знаю.

- Что ты там знаешь?! – возмущается Георг.

- Всё. Проехали, - смеюсь, обнимая обоих за плечи. – Слушайте, а может, замутим у меня вечеринку? Родителей еще долго не будет…

- Давай! – отвечают хором.

- Ну что, на выход, дети мои?

- Черт, холодно-то как, – говорит, зябко ежась Эллис, когда мы вышли из клуба.

- Прости, родная, - смеётся Георг, - Согреть могу только своей любовью. Куртку не взял.

- Бери мою, - говорю, снимая куртку и протягивая её девушке.

- Уверен? Холодно очень, да и дождь начинается… - робко отвечает подруга, беря куртку.

- Бери, бери. Я сейчас такси поймаю… - смеюсь. – Да и вообще, я парень горячий, не замерзну.

Прихожу домой – тепло, уютно… люблю свой дом. Так, хватит лирики, в душ и спать. Киваю сам себе и плетусь в нужном направлении. Вымывшись и переодевшись в футболку и домашние штаны, выхожу из ванной и впадаю в ступор. В комнате трое: Рик и два каких-то незнакомых мужика. Лысый флегматичный здоровяк и агрессивный белобрысый крепыш.

- Какого черта? – спрашиваю в шоке и перевожу взгляд на Рика. Тот хнычет, из носа течет кровь, да и вообще выглядит он как-то неважно.

- Отдай им её. Просто отдай, и мы уйдем, - с умоляющими нотками в голосе, говорит Рик.

- Что? – спрашиваю, совершенно не понимая, о чем идет речь.

- Неправильный ответ, – шипит блондин, подлетает ко мне и со всей силы бьет по ребрам.

Боль адская, дыхание перехватывает, на глаза наворачиваются слёзы; складываюсь вдвое, изо рта вырывается стон.

- Ну что? – спрашивает блондин с садисткой улыбкой на губах. – По-хорошему отдашь или будем действовать по-плохому? – и снова бьет меня по ребрам, держа за плечо.

Не знаю, как у меня это получилось, наверное, адреналин, но мне удалось вывернуться и оттолкнуть его. Не ожидая этого, он покачнулся и упал, запнувшись за стул. Из кармана его пиджака на пол выпал полицейский значок… Да какого хрена, мать вашу, здесь творится?!

Лысый, видя, что друг не справляется, решил ему помочь, двинувшись ко мне. Мне хана. И тут зазвонил телефон… на секунду все отвлеклись, повернувшись на звук. И это дало мне фору.

Никогда в жизни я не бегал так быстро. Я даже не знал, что могу так бегать. Выскочив из дома, я бежал, не разбирая дороги. Несколько раз падал, поднимался и снова бежал. Плевать куда, лишь бы подальше оттуда…

Выплываю из своих мыслей, и в испуге дергаюсь, услышав рядом чей-то отборный мат. Ребра, в отместку за резкое движение, отдаются болью. Тихо шиплю, закрывая рот ладонью, и отодвигаюсь подальше. Натыкаюсь на что-то острое, опять шиплю, на этот раз громче. Пройди мимо, пройди мимо… Слышу приближающиеся шаги… Вижу мужчину… Высокий, широкоплечий, похоже, молодой. Одет в широченные джинсы и толстовку. На голову накинут капюшон, так что лица не видно.

- Эй, парень, ты в порядке? – голос тихий, чуть хрипловатый и очень успокаивающий. Ничего не отвечаю, просто молча смотрю на него.

- Слушай, может скорую вызвать, или полицию, или еще кого?..

Сразу вспоминается крепыш с полицейским значком, становится очень страшно и я, в отчаянии, машу головой. От резкого движения перед глазами все плывет, парень подходит ко мне и аккуратно кладет руку мне на плечо. Я вздрагиваю и поднимаю на него взгляд. Не знаю почему, но я ему верю.

- Помоги… - тихо шепчу и отключаюсь.





Глава 3.
Pov Tom.


Утром просыпаюсь рано. Мне уже даже будильник для этого не нужен. Привык. Все еще находясь в полусне, переворачиваюсь на спину, потягиваюсь и неожиданно натыкаюсь на что-то горячее и не очень мягкое. В голове стремительно проносятся события вчерашнего вечера: дождь, закончившиеся сигареты, лужа, мусорные баки, страх в огромных карих глазах… Мальчишка. Черт. И как я мог про него забыть?

Вчера, походив по дому, помучившись от невозможности покурить и попив от безысходности надоевший кофе, я решил лечь спать с ним. Больше-то все равно некуда.
Парень так и не просыпался. Хорошо хоть, вздрагивать и стонать перестал. Наверное, согрелся и успокоился…

Я повернул к нему лицо и впервые за все время внимательно на него посмотрел. Красивый. Чем-то на девчонку похож. Очень тонкие черты лица. Пухлые губы. Длиннющие темные ресницы лежат на щеках, отбрасывая тени. Что глаза у него огромные и темные, я помню. Волосы довольно длинные, черные, с тонкими белыми прядками. Ухоженный. Черт, да кто же ты такой?! На местных жителей не похож совершенно. Слишком лощеный. Интересно, сколько ему лет? На вид больше семнадцати не дашь…

Хм. А чего такой румянец яркий? По идее, такого быть не должно… Протягиваю руку, трогаю его лоб. Блять. Горячий-то какой. Вот мне только не хватало, чтобы он еще и заболел. Мало мне было его синяков и ушибов, да и вообще, всего его в целом, теперь еще и это. И что делать? Мне на работу идти нужно… Хорошо хоть в универ не надо – воскресенье. Так. Оставлять его одного точно нельзя, мало ли что… Да и не оставишь его одного дома. Я даже не знаю кто он такой. Придется отпрашиваться. Не люблю я это дело… но другого выхода нет.

Встаю с постели, беру телефон, и пока еще не успел окончательно проснуться, чтобы голос был более хриплым, звоню Майку, своему начальнику.

- Привет. Это Том… Да… Слушай, я что-то совсем расклеился… Ага, под дождь вчера попал… Да… Я сегодня прийти не смогу… Нет, нет. День, максимум два… Да. Спасибо большое, Майк, выручил! В случае чего, звони. Я не подведу. Ты же знаешь.

Так. Одну проблему решили, теперь бы покурить… Ага, вот и вторая. Сигареты кончились. Еды, в принципе, тоже нет. Это я привычный, а мальчишку, наверное, кормить нужно… Значит, идем в магазин. Хотя нет. Сначала в душ, а потом в магазин. И в аптеку бы заглянуть не помешало…

Выхожу из ванной, на ходу натягивая футболку, парень все еще спит. Вот и хорошо. Пусть спит. Будить не буду. Говорят, во сне поправляются быстрее. Подхожу к двери, хлопаю по карманам, деньги взял, ключи взял, можно идти. Слава богу, дождь кончился. Путь хоть и не очень близкий, но за час я вернуться точно успею.

***
Выхожу из магазина, дрожащими руками достаю сигарету… закуриваю. Всё. Выжил. Господи, хорошо-то как! Теперь в аптеку и домой…

Захожу в квартиру и сталкиваюсь с его взглядом. Медленно прохожу на кухню, ставлю пакет на стол, сняв толстовку, кидаю её на стул, стоящий рядом и только тогда поворачиваюсь к нему.

- Привет. А я в магазин ходил. И в аптеку, - говорю медленно, спокойно, парень смотрит на меня, не мигая, и, кажется, даже не дышит. Начинаю разбирать пакет, выставляя продукты на стол, и все время продолжаю говорить. – У тебя утром температура высокая была, а ничего жаропонижающего у меня нет. Я решил тебя не будить… извини, если напугал. Ты вообще как себя чувствуешь?

- Нормально. Только ребра болят, - говорит тихо. Его голос очень ему подходит, такой же, как он сам, очень красивый и изящный, что ли, если можно вообще так сказать про голос.

- Меня, кстати, Том зовут. Том Трюмпер. А тебя?

- Билл. Билл Каулитц.

- Ну что же, Билл Каулитц, очень приятно познакомиться. Давай, сначала ты выпьешь лекарство, потом мы тебя покормим, ну а после этого мы сядем и серьезно поговорим… Хотя, может, ты умыться хочешь или еще чего?

- Умыться было бы здорово.

- Тогда ты иди в ванную, не стесняйся. Белое полотенце – чистое. А я пока что-нибудь поесть приготовлю.

Пока Билл умывался, я сварил кофе и сделал бутерброды, готовить я, в принципе, умею, но мне всегда лень это делать…

***
Мы сидели на кухне. Билл пил кофе. Я курил, как всегда, сидя на своем любимом подоконнике. Иногда мне кажется, что и квартиру, именно эту, я купил из-за подоконника…

- Ну, давай, рассказывай, - сказал я, выдохнув после очередной затяжки.

- Не знаю, что, - смущенно пожимает плечами. – Я в клубе был, с друзьями. Пришел домой. Сходил в душ. Выхожу из ванной, захожу в комнату, а там мужики какие-то сидят, - бред. Полный бред! – Одного знаю, хоть и не близко. А двух других вообще первый раз в жизни видел. Они у меня что-то требовать начали…

- Что?

- Да не знаю я! Я так им и сказал! А один из них, блондин, меня бить начал. Мне удалось вырваться и убежать. Сколько бежал и куда – не знаю. Я даже не знаю, в каком районе города я сейчас нахожусь…

- А родители твои где?

- Они уехали. В отпуск, заграницу, на какие-то там острова… вернутся только через десять дней, - парень грустно усмехнулся. – Я еще, придурок, радовался… как же, десять дней свободы, кайф! А сейчас больше всего на свете хочу, чтобы они поскорее вернулись.

- Позвонить?

- Там связи сотовой нет. Рай, уединение и все такое… в отеле телефон, конечно, есть, он у меня записан, на всякий случай… дома. Но мне туда возвращаться нельзя, а наизусть я не помню…

- Да уж, весело, - я опять затянулся… - А если в полицию обратиться?

- Нет! Нельзя! Я когда этого блондина толкнул, у него значок полицейский выпал… Мне отца дождаться надо. У него связи, он разберется. Том, можно я пока у тебя поживу?

Вот черт! Только этого мне еще и не хватало!

- А друзья? Кто-то же у тебя есть?

- Да, конечно… только, Рик, тот парень, с которым я знаком, их знает… Том, пожалуйста, я бы тебя не просил, но мне просто некуда больше пойти. Тебя никто не знает. Связей с тобой у меня никаких нет. Искать здесь меня точно никто не будет. Только десять дней, а потом я уйду.

- А учеба, работа? - предпринимаю последнюю попытку. – Чем-то же ты занимаешься? Тебе сколько лет вообще?

- Девятнадцать, - надо же, а я думал он младше. – Школу я закончил, а дальше учиться, пока не поступил. Думал, в следующем году. Я по Европе путешествовал. Вернулся пару недель назад. Собирался на подготовительные курсы записаться, но пока не успел.

Не знаю почему, но мне было его жалко. И я ему верил. Бред полный. Знаю. Черт, Том, совсем спятил… кого ты жалеешь? Маленький богатенький мальчик, который ничем не занимается в этой жизни. Он, скорее всего, даже позаботиться о себе сам не может… Оно тебе надо?!

Но как бы я сам себя мысленно не уговаривал, я уже понял, отказать ему я просто не смогу. Мне предстоит десять дней быть нянькой у избалованного мальчишки. Поздравляю Вас, господин Трюмпер, с этим событием. Вот радость-то привалила. Всегда мечтал…






Глава 4.
Pov Bill.


Просыпаюсь от щелчка дверного замка и очень пугаюсь, понимая, что нахожусь в совершенно незнакомой комнате. Вскакиваю с кровати и вскрикиваю от боли во всем теле. Голова кружится, перед глазами плывут темные круги.

Дверь открывается, в квартиру заходит парень. Высокий. Красивый. Одежда, правда, на нем ужасная, размера на три больше чем нужно, как минимум, но ему почему-то идет невероятно. Понимаю, что это тот самый парень, который спас меня ночью. Вчера я его не разглядел совсем, а посмотреть здесь есть на что. Правильные черты лица. Глаза светло-карие, немного раскосые, похожи на лисьи. На щеке родинка. Волосы заплетены в прическу из тонких черных косичек. Проходит на кухню и ставит на стол пакет. Движения плавные, медленные, успокаивающие.

- Привет. А я в магазин ходил. И в аптеку, - а вот его голос я, оказывается, помню. Я еще вчера заметил, насколько он красивый. Мягкий, хрипловатый, без перепадов и резких нот. От звука такого голоса невозможно устать. – У тебя утром температура высокая была, а ничего жаропонижающего у меня нет. Я решил тебя не будить… извини, если напугал. Ты, вообще, как себя чувствуешь?

- Нормально. Только ребра болят, - а еще я, кажется, сейчас сознание потеряю, но тебе об этом знать не обязательно.

- Меня, кстати, Том зовут. Том Трюмпер. А тебя?

- Билл. Билл Каулитц, - Том. Ему идет это имя.

- Ну что же, Билл Каулитц, очень приятно познакомиться. Давай, сначала ты выпьешь лекарство, потом мы тебя покормим, ну а после этого мы сядем и серьезно поговорим… Хотя, может, ты умыться хочешь или еще чего?

- Умыться было бы здорово.

- Тогда ты иди в ванную, не стесняйся. Белое полотенце – чистое. А я пока что-нибудь поесть приготовлю.

Захожу в ванную, смотрю на себя в зеркало… Господи! Ужас-то, какой! Пугаться при встрече нужно было Тому, а не мне. Бледный. Глаза красные. Волосы стоят дыбом. А во что это я одет?! Одежда явно Тома, мне велика размеров на семь!

Умываюсь, вздыхаю, еще раз взглянув на себя в зеркало, и плетусь в кухню.

***
Сижу за столом, потягивая гадкий, очень крепкий кофе. А чаю нет? Зеленого? С жасмином?.. Том курит, сидя на подоконнике.

- Ну, давай, рассказывай, - спокойно говорит, после очередной затяжки.

На минуту задумываюсь и рассказываю все, что произошло со мной прошлым вечером. Когда произносишь все это вслух, звучит как полный бред.

Какие-то коварные злодеи, тайно проникшие в мой дом, и Я, весь такой чистый и невинный, аки роза. Мне только прекрасного принца для полного счастья не хватает. Хотя… я пристально посмотрел на Тома, принц таки как раз у меня имеется. И вполне себе, такой прекрасный. Господи! О чем я только думаю?! Идиотизм! Надо убедить его, что я не вру… лично я бы в такой бред, ни за что не поверил, но очень надеюсь на то, что поверит Том. Мне нужно, чтобы он поверил. Господи, прошу тебя, пусть он мне поверит, потому, что если он сейчас этого не сделает и выгонит меня из своего дома, я не знаю, что буду делать. Мне просто некуда идти.

Понятия не имею, что это было. То ли мой дар убеждения. То ли кто-то свыше надо мной сжалился, но Том разрешил мне остаться.

Вечер. Том весь день провел на кухне за буком, сказав, что раз выдалось столько свободного времени, нужно использовать его с толком и сделать пару рефератов. Как я понял, он и учится, и работает. Свободного времени совсем мало. Я же весь день проспал. Температура почти спала, но кости все еще болят, особенно ребра, по которым этот гад меня бил.

Уже темно почти, и есть очень хочется. Я сегодня кроме пары бутербродов утром ничего не ел. Встаю, иду на кухню, Том так и сидит, уткнувшись в ноутбук. Он что, за весь день не встал ни разу? Даже свет не включил.

- Том, - тихо зову, он вздрагивает от неожиданности и поднимает на меня взгляд. – Прости. Не хотел тебя отвлекать. Просто уже поздно, а я есть очень хочу. Может, поужинаем?

- Это ты прости. Совсем о времени забыл. Сейчас, допишу, мне маленько совсем осталось, и что-нибудь приготовлю.

- А может, я приготовлю, пока ты дописываешь?

- Ты умеешь?

Ну надо же, сколько удивления! Даже обидно. Не такой уж я и беспомощный. С другой стороны, не работаю, не учусь, живу на папины деньги. Еще и в какую-то историю идиотскую вляпаться умудрился. Что еще он мог обо мне подумать?

- Умею.

- Здорово! Я вообще очень люблю, когда еду за меня другие готовят. У меня работы минут на тридцать, не больше. Я не помешаю, если буду здесь сидеть?

- Нет, нет, что ты, работай.

Ну, посмотрим, что у нас есть и что из этого всего можно сделать. Салат. Спагетти. Соус. Проще простого! Приступим…

Я готовил ужин. Том тихо щелкал по клавишам, сидя за столом. Мне давно не было так спокойно.

- Это действительно вкусно, - довольно улыбнулся Том, когда мы приступили к еде. Красивый. Он такой красивый, когда улыбается. Хотя, он вообще очень красивый… Так, завязываем с подобными мыслями. – Не думал, что ты умеешь так вкусно готовить.

- Том, может, я и произвожу впечатление полного идиота, но обычно я более адекватный. Я умею готовить. Могу САМ помыться, и даже перейти дорогу. По светофору.

- Прости, - тихо смеется.

- Да ладно, проехали. Спасибо тебе, что позволил остаться. Мне, правда, совершенно некуда идти.

- Как ты сказал, проехали? Поздно уже. Пора спать. Мне завтра вставать рано. Я на пол лягу…

- Нет! Что ты! Лучше я! – мало того, что вторгся в его дом еще и с кровати сгоняю…

- Ага, с твоими ребрами.

Черт. Я и забыл. Да, ночь на полу я не выдержу.

- Может, вместе ляжем?

- Уверен?

- Том, я тебе предлагаю просто спать на одной кровати, а не провести со мной ночь.

- Хм. Ну да. Прости. Глупость сморозил. Я в душ.

Он что, смутился? Такой милый…

Утром я проснулся от шума воды в ванной. Лениво потянулся, посмотрев на часы. Шесть утра?! А Том уже встал и собирается на работу, а ведь спать мы вчера легли после двенадцати. Лежу с закрытыми глазами, прислушиваясь к утреннему шуму. Выключенная вода, открывшаяся дверь ванной, тихие шаги.

- Доброе утро, - здороваюсь хрипловатым со сна голосом.

- Прости, не хотел тебя будить.

- Ты и не будил. Ты всегда встаешь так рано?

- Да. Мне до института добираться далеко. После пар сразу на работу, приду поздно. Прости, бук мне нужен… не знаю, чем ты тут будешь заниматься целый день. У меня даже телевизора нет.

- Не волнуйся за меня. Я мальчик большой, найду, чем себя развлечь. Обещаю, ничего экстремального делать не буду. Слушай, а где моя одежда? Ну, в которой я был. Мне бы переодеться, а то твоя с меня просто сваливается.

- А. Ну да. Я посмотрел – она целая. Поэтому закинул вчера в стирку. Высохла уже, наверное. В ванной найдешь. Я вечером в магазин загляну, продуктов куплю. У нас мало совсем.

- Том, у меня просьба, ты не мог бы мне чай купить? Зеленый. С жасмином. Я вчера посмотрел, у тебя кроме кофе ничего нет.

- Фууу! Он же воняет! Как ты эту дрянь пить можешь?!

Ой, а лицо-то, какое. Как будто я у него неизвестно какую гадость попросил. Он, между прочим, очень даже вкусный. И полезный. Намного лучше, чем кофе. Так. Спокойно, Билл…

- Том, ну пожалуйста…

- Хорошо. Куплю я тебе твою гадость, если только не забуду. Мне пора. До вечера?

- Ага.

После того как он ушел, я снова уснул. Проснулся после полудня и начал выдумывать, чем бы себя занять. Хожу по квартире, оглядываясь. Маленькая совсем. У меня комната больше, чем вся квартира Тома. А он довольно аккуратный, вещи нигде не раскиданы, но пыли много. Как будто здесь никто не живет. Так бывает, когда хозяева уезжают в отпуск на несколько недель. Они убирают, готовятся к поездке, а потом, закрыв двери, оставляют совершенно чистый дом одиноко покрываться пылью. Наверное, ему просто некогда за этим следить. Убрать, что ли? Все равно больше заняться нечем…

Вытерев пыль и вымыв пол – в жизни ничем подобным не занимался – решил приготовить ужин.

Продуктов, правда, совсем мало, но кое-что нашлось. Рис. Овощи. Надеюсь, Тому понравится.







Глава 5.
Pov Tom.


Как же я устал. Сумасшедший день. Навалилось все сразу, как специально. В универе два зачета за один день. Причем, оба по профильным предметам. Мрак. На работе – завал. Такое ощущение, что у половины города сегодня машины сломались.

Домой. Покурить и спать. Черт! Там же Билл. Дважды черт! Мне же еще в магазин надо, за едой. Как же не хочется… может, ну его, завтра схожу? Ага. А что он весь день есть будет? У нас же еды нет. Хорошо хоть магазин круглосуточный, но выходить придется на одну остановку раньше, чем обычно. А потом еще от магазина пешком, до дома минут двадцать идти. Твою мать.

К подъезду я подходил, уже на автопилоте. Тяжелый пакет оттягивал руки, голова кружилась от усталости, а живот от голода сводило судорогой.

Поднимаюсь на этаж, захожу в квартиру и, не разуваясь, прохожу на кухню, чтобы поставить надоевший пакет на стол. Из комнаты выходит заспанный Билл. Везет же кому-то. Смотрит на меня. Подходит и начинает молча доставать продукты.

- А ты чай не купил?

Черт! Черт! Черт!

- Я забыл.

Злюсь. Какой к, дьяволу, чай. Я сейчас сознание от усталости потеряю.

- Прости, – говорит робко. – Ты устал, а я тут со своим дурацким чаем. Ты давай, переодевайся, мой руки, поешь и спать.

Киваю, иду обратно в прихожую, начинаю разуваться и только тут замечаю, что дома очень чисто и вкусно пахнет. Ну, черт же! Он все убрал, вымыл полы и приготовил ужин, так я мало того, что в обуви заперся, еще и рычу на него. Становится противно от себя самого.

- Ты извини меня, - говорю уже сидя за столом. – Я просто сегодня жутко устал.

- Никаких обид. Ешь, давай, и спать. А то ты сейчас прямо за столом уснешь.

- Мгм, - согласно, киваю. – Кстати, вкусно очень.

Сил нет уже даже на эмоции.


- Если хочешь, можешь фильм какой-нибудь на буке посмотреть, - предлагаю Биллу, уже ложась в постель.

- А тебе мешать не будет?

- Мне сейчас даже небольшое военное сражение в спальне не помешает.

Смотрел он кино или нет, не знаю. Я уже не слышал.

Утро. Подъем. Душ. Сигарета. Кофе. Перед самым выходом из дома заглядываю в спальню, чтобы взять толстовку, Билл открывает один глаз, шепчет: «Доброе утро», и снова засыпает. Тоже хочу. Эх.

Беготня в университете. Беготня на работе. Вечер. Дом. Ура.

Захожу в квартиру.

- Я дома, - кричу с порога.

- Привет, - Билл выходит из кухни, вытирая руки полотенцем. – Сегодня раньше. Ты как?

- Нормально. Более дееспособный, чем вчера.

- Вот и замечательно. Давай ужинать?

- Том, а ты всегда так? – спрашивает Билл, когда мы уже лежим, собираясь спать.

- В смысле? – поворачиваюсь к нему, ложась на бок, и удивленно смотрю, не совсем понимая смысл вопроса.

- Ну, встаешь в шесть, ложишься после двенадцати, домой приходишь чуть живой.

- Да нет. Просто неделя тяжелая выдалась. Обычно я в десять уже дома. И выходные бывают…

- Расскажи о себе. А то ты про меня все знаешь, а я про тебя ничего. У тебя есть семья, друзья, девушка? – внимательно смотрит мне прямо в глаза, как будто хочет там что-то увидеть. У меня от его взгляда даже мурашки по позвоночнику побежали.

Что за черт? Передергиваю плечами.

- Да нечего особо рассказывать. Семьи нет. Родители погибли в аварии. Я не могу об этом говорить, Билл, - быстро предупреждаю, видя его вопросительный взгляд. Ничего не говорит, лишь согласно кивает. – Близких друзей тоже нет, но в клуб сходить или еще куда, всегда найдется с кем. Девушка… ну, в клубе всегда снять можно… а так, нет. Девушки тоже нет.

- А где работаешь? На кого учишься? Я даже этого не знаю…

- Учусь на юридическом, а работаю механиком в автомастерской, - хмыкаю, под его удивленным взглядом. – У меня отец механиком был, вот и научил всему.

Чувствую как от воспоминаний привычно колет внутри. Разговаривать сразу расхотелось.

- Все. Хватит на сегодня разговоров. Давай спать, ладно?

- Мгм. Спокойной ночи, Том.

- И тебе.

***
Следующий день прошел легко. Даже как-то удивительно. Можно домой, только в магазин зайти осталось, а еще даже восьми нет.

Захожу в квартиру, Билл уже привычно встречает, сразу же забирая пакет с продуктами.

- Привет. Ты чего так рано сегодня?

- На работе клиентов мало, вот и удалось пораньше освободиться. А что у нас на ужин? Вкусно пахнет, - я запах еще за дверью почувствовал…

- Мясо с сыром. Только не готово еще. Минут тридцать придется подождать. Я не думал, что ты так рано придешь.

- Да ладно. Мясо - это здорово, – счастливо улыбаюсь. Ну, люблю я, когда меня кормят! – Ради этого стоит и потерпеть.

- Может, ты пока руки помоешь и отдохнешь маленько? А я салат сделаю, на стол накрою и позову тебя. Идет?

Полностью довольный жизнью, иду по направлению к ванной.

Во время ужина мне в голову пришла одна идея. Иногда, когда появляется свободная минута, я хожу в одно очень красивое место. Это старый заброшенный дом; если подняться на его крышу, город видно, как на ладони. Вид потрясающий. Я нашел это место давно. В первую неделю как переехал сюда. Я тогда много гулял. Просто не мог находиться дома один. Сейчас редко туда хожу. Некогда. Сходить? Почему бы и нет. Устал я сегодня не очень сильно. Время не позднее. Да и Биллу прогулка не помешает.

- Хочешь погулять? - спрашиваю, он вздрагивает и поднимает на меня взгляд. - Ты, наверно, устал уже дома сидеть. Столько времени в замкнутом пространстве… я бы не выдержал.

Не представляю, как он сидит столько дней один дома. Друзей нет. Компьютера нет. Телевизора нет. На улицу выходить нельзя. Кошмар. Я бы спятил.

- Ты уверен, что это неопасно? Да и надеть мне нечего… У меня даже обуви нет.

- Да брось ты. Темно уже. Тебя здесь никто не знает. Обувь я тебе дам, и толстовку мою наденешь. Завернешься, тебя и видно не будет. Кроме того, я же тебе в клуб идти не предлагаю. Пойдем туда, где никого не будет.

Давай, соглашайся. Я же вижу, как тебе хочется прогуляться…

- А куда пойдем? – согласен!

- Я одно место знаю, там людей совсем не бывает. Хожу туда иногда, когда выпадает свободное время. Там очень красиво. Вид открывается потрясающий. Ну что, пошли?

Идти туда недолго. Минут двадцать всего. Всю дорогу молчим. Погода хорошая. Небо чистое совсем, ни одной тучи. Звезды такие яркие… красиво. Подходим к дому, поднимаемся на крышу. Билл подходит к самому краю, хочет мне что-то сказать, и тут видит открывающуюся перед ним картину. Глаза распахиваются, рот приоткрывается от удивления и восторга, и он улыбается. Я впервые вижу его улыбку. Как будто солнце выглянуло… Такую улыбку, раньше я видел только у детей. У взрослых – никогда. Взрослые не могут ТАК улыбаться. Просто не имеют права. Слишком опасно…

- Том, здесь так красиво! Никогда не видел ничего подобного! Спасибо тебе, – восторженно произносит он, поднимая на меня взгляд своих огромных глаз.

Я попал.






Глава 6.
Pov Bill.


Я больше так не могу. У меня скоро клаустрофобия разовьется. Сидеть столько времени в замкнутом пространстве. Ничего не делаю, только сплю. Да я за весь прошлый месяц спал меньше, чем за эти дни. Чувствую себя не человеком, а сурком в зимней спячке.

Тома никогда нет дома. Он постоянно то на работе, то на учебе. Приходит после одиннадцати вечера, уходит в семь утра. У меня иногда возникает вопрос: он вообще человек? Как можно столько работать? Я бы точно так не смог. Да я устаю, только глядя на него! А он, как я понял, живет в таком ритме уже несколько лет.

Ни семьи, ни близких друзей, ни девушки. Хотя… против того, что у него нет девушки, я вообще-то ничего не имею. Это-то как раз только радует… Но вот в остальном… ну как так можно жить? А? Утром – учеба. Вечером – работа. Дома – подготовка к учебе на следующий день. Несколько часов сна. Все. И так изо дня в день. Он даже питается только кофе и сигаретами. Совсем себе желудок испортит… Хорошо, хоть в этом я могу ему помочь. Пока живу здесь, есть он будет нормально! А когда я вернусь домой? Кто его будет кормить? Блять, Билл, ты идиот! Развел тут не понятно что: ах, бедный несчастный мальчик, как же он без тебя, незаменимого, справится, кто его кормить будет… Блять. Тебе от себя самого не противно, а? Ты его спросил, оно ему надо вообще? Как-то же он без тебя жил раньше. Да он, наверно, только о том и мечтает, когда ты уже, наконец, уберешься из его дома, и оставишь его в покое. День твоего отъезда, станет одним из самых счастливых дней в его жизни.

С другой стороны, он так радуется горячей еде и чистой квартире, когда вечером домой приходит… Может испечь чего?.. ПИЗДЕЕЕЦ! Докатился. Ты еще носки ему стирать начни, домохозяйка хренова!

Чаю хочу! Огромную кружку горячего, зеленого чая с жасмином! Том обещал, но так и не купил. «Воняет он», понимаешь ли. А я тебя его пить заставляю?! Ты мне его просто купи и все, больше от тебя ничего не требуется.

Так. Все. Стоп. Что-то ты, брат, распсиховался. Это все нервы. Нужно успокоиться… А для этого мне нужен мой чай! Дебил! Вот дебил, а! О чем я только думаю?! Как будто у меня других проблем нет. Я вообще-то живу у совершенно постороннего человека. За мной кто-то охотится и что-то от меня требует. Родители нескоро еще вернутся. У меня даже сменной одежды нет. Но зато башкой об стенку я бьюсь именно из-за того, что мне чай не купили! Молодец!

А сколько сейчас времени? Черт! Восемь почти! Я же не успею ничего. Нужно еще ужин приготовить. Скоро Том придет.

Щелчок поворачиваемого в замке ключа. Свет в прихожей. Шорох снимаемой толстовки. Том. Так рано? Девятый час только. Ну вот. А у меня еще мясо не готово…

- Привет. Ты чего так рано сегодня? – спрашиваю, принимая из его рук пакет с продуктами, и унося его на кухню.

Том устало улыбается и поводит носом, ловя аппетитные запахи

- На работе клиентов мало, вот и удалось пораньше освободиться. А что у нас на ужин? Вкусно пахнет.

- Мясо с сыром. Только не готово еще. Минут тридцать придется подождать. Я не думал, что ты так рано придешь.

- Да ладно. Мясо, это здорово, – улыбается. Люблю его улыбку. – Ради этого стоит и потерпеть.

- Может, ты пока руки помоешь и отдохнешь маленько? А я салат сделаю, на стол накрою и позову тебя. Идет?

- Ага. Слушай, - вдруг что-то вспоминает, и лезет в карман своих гигантских джинсов. – Я же тебе чай твой вонючий купил… в последний момент про него вспомнил, когда уже из магазина выходил.

И протягивает мне коробку. Чай. Зеленый. С жасмином. В носу что-то защипало… Блять.

- Сам ты вонючий… - бурчу, выхватываю коробку из его рук, и быстро ухожу в кухню.
Только бы он не заметил, в каком я состоянии. Блин, я ведь даже «спасибо» ему не сказал.

Молча сидим за столом, Том ест, жмурясь от удовольствия, а я пью чай. Как же я по нему соскучился! По чаю, в смысле.

- Хочешь погулять? – вдруг спрашивает Том. Я даже вздрогнул от неожиданности. – Ты, наверно, устал уже дома сидеть. Столько времени в замкнутом пространстве… я бы не выдержал.

Я тоже почти уже не выдерживаю. Вспомнить хотя бы, мою сегодняшнюю истерику… Погулять очень хочется, но страшно. Вдруг заметят. Да и из одежды у меня только домашние штаны и футболка, в которых я из дома сбежал.

- Ты уверен, что это неопасно? Да и надеть мне нечего… У меня даже обуви нет, - говорю задумавшись, а сам больше всего на свете мечтаю выйти из квартиры.

- Да брось ты. Темно уже. Тебя здесь никто не знает. Обувь я тебе дам, и толстовку мою наденешь. Завернешься, тебя и видно не будет. Кроме того, я же тебе в клуб идти не предлагаю. Пойдем туда, где никого не будет.

- А куда пойдем? - спрашиваю, соглашаясь.

- Я одно место знаю, там людей совсем не бывает. Хожу туда иногда, когда выпадает свободное время, - у тебя бывает свободное время? Не знал. – Там очень красиво. Вид открывается потрясающий. Ну что, пошли?

Идем довольно долго, минут двадцать, наверное. Все время в гору, я даже успел устать. Подходим к старому, пустому, явно заброшенному зданию. Заходим. Поднимаемся на крышу. Подхожу к самому краю, смотрю вниз. Высоко. Поднимаю взгляд и только собираюсь что-то сказать, как замечаю то, что меня окружает…

Отсюда видно весь город! Огни… так красиво!

- Том, здесь так красиво! Никогда не видел ничего подобного! – улыбаюсь, чувствуя себя совершенно счастливым. – Спасибо тебе.

Поворачиваюсь, Том стоит рядом, и как-то странно на меня смотрит. Я не знаю, как я на это решился, но в тот момент у меня просто что-то переклинило в голове. Подхожу, и кладу ладонь ему на грудь. Он вздрагивает, но не отстраняется. Медленно тянусь, и прикасаюсь губами к его губам. Как же хорошо, хоть Том и не отвечает. Главное не отстраняется. Углубляю поцелуй, Том снова вздрагивает, и, наконец, начинает мне отвечать. Робко, осторожно, словно опасаясь чего-то… но он отвечает. ОН. МНЕ. ОТВЕЧАЕТ. НА. ПОЦЕЛУЙ.

Сколько это длилось, не знаю. Мне просто было хорошо. Обнимаю его за шею, вплетая пальцы в его косички, такие гадкие, прижимаюсь к нему всем телом… ближе. Хочу быть к нему еще ближе. Будто очнувшись, Том напрягается и медленно отстраняется от меня. Не хочу! Снова тянусь к его губам.

- Нет, - шепчет он.

- Почему «нет»?

- Не знаю… - как-то смущенно отвечает.

Исчерпывающий ответ.

- Когда придумаешь причину, сообщи мне, ладно? – грустно усмехаюсь я.

Черт, Том! Ну, разве так можно? Я же хочу тебя! Очень хочу. Я с ума по тебе схожу! Я же рехнусь, если тебя не получу …

А значит, я должен тебя получить. И я тебя обязательно получу. Это я тебе обещаю.






Глава 7.
Pov Tom.


С момента нашего поцелуя прошло два дня. И я скоро рехнусь. Это уже факт решенный. Я ни о чем не могу думать, кроме него. Его взгляд, улыбка, запах. То, как он поворачивает голову, когда я прохожу у него за спиной… или тихо улыбается чему-то своему, сидя на кухне с неизменной чашкой чая. Мне кажется, я стал зависим от него. От ощущения его присутствия в моей квартире. От того, как светятся мои окна, когда я возвращаюсь с работы. От вкусного горячего ужина по вечерам. От его хрипловатого «С добрым утром» перед моим уходом. От того, что он есть в моей жизни.

Мне необходимо отвлечься. Загрузить себя так, чтобы не было времени на ненужные мысли. Но, как назло, в универе, ни одного зачета, только лекции, а они не очень-то и отвлекают. И на работе как-то все на удивление спокойно. В последние дни заказов совсем мало.

Спасение пришло совершенно неожиданно. Сегодня, после лекций, ко мне подошел Густав, пожалуй, самый близкий из имеющихся у меня друзей.

- Привет, чувак. Давно не виделись. Что-то ты совсем пропал, - Густ, как всегда, говорит спокойно, без суеты и спешки. Вот смотришь на него, и сам как-то незаметно успокаиваешься. За это он мне и нравится.

- Да. Прости, приятель, учеба, работа… сам понимаешь…

- Ага. Знаешь, у меня завтра день рождения… будет вечеринка. Народу не очень много, но будут девочки, выпивка и все такое. Приходи, а?

Этому предложению я обрадовался так, как уже давно ничему не радовался.

- Я с удовольствием, - с восторгом соглашаюсь. – Отвлечься - это то, что мне сейчас просто необходимо.

- Ну, вот и славно. Тогда, до завтра?

Попрощавшись с другом, я радостно улыбнулся. Черт, это то, что нужно. Один вечер вне дома. Выпью. Сниму какую-нибудь девочку. Глядишь, и о всякой ерунде думать перестану.

Только надо Билла предупредить.

Вечер прошел незаметно. Билл на новость о вечеринке прореагировал совершенно спокойно. Просто пожал плечами, и ушел в комнату. Ну и ладно. Мне сейчас ничто не может испортить настроения.

Следующий день пролетел так, что я даже оглянуться не успел.

Вечер. Подхожу к дому друга, слышится музыка, там уже, видимо, во всю идет веселье. Вот и славно. Захожу в дом, народу, правда, не очень много, зато девочки очень красивые. Вот всегда удивлялся, как ему это удается? Вроде скромный, полноватый, но девчонки вокруг него вьются… Оглядываюсь… Ну конечно, кто бы сомневался. Друг сидит на диване в обнимку с какой-то красоткой. Она что-то увлеченно ему рассказывает, энергично жестикулируя, он только спокойно улыбается. Подхожу к ним.

- Привет, - улыбка друга становится шире. – Я рад, что ты пришел.

- Спасибо, что пригласил. Я тут тебе небольшой подарок принес. В общем, с днем рождения.

- Не нужно было, но спасибо тебе, - друг берет коробочку и кладет её к остальным таким же. – Я потом посмотрю.

Там ничего особенного, просто серебряный брелок для ключей. Надеюсь, ему понравится.

Я здесь уже почти два часа. Забился в самое дальнее кресло и пью. Ни с кем не общаюсь. Девушки несколько раз подходили, но так же быстро и уходили, видя выражение моего лица. Настроение упало – ниже некуда. Ну, вот какого хрена я тут забыл, а?! Музыка неприятно долбит по ушам. Видеть никого не хочется.

Интересно, а Билл ужин приготовил или думает, что я не приду?..

Ооо, еще одна барышня держит направление в сторону моей скромной персоны. Не хочу! Хочу домой! Так, Том, все. Конец вечеринки. Пора сваливать. Быстро встаю и ухожу, краем глаза замечая недовольное выражение на лице красотки. Ну и хрен с ней. Я домой иду. К Биллу.

Подхожу к подъезду, поднимаю взгляд, ожидая увидеть уже привычно светящееся окно. Темно. Какого черта?! Почему? А вдруг с ним что-то случилось, пока я там «развлекался»?! С бешено колотящимся сердцем забегаю в подъезд, практически взлетая по лестнице, врываюсь в квартиру.

Билл сидит в темноте посередине кровати, поджав под себя ноги.

- Эй, - говорю, пытаясь отдышаться. Чувствую себя полным идиотом. – Ты чего в темноте сидишь? Свет бы хоть включил. А у нас еда какая-нибудь есть? Я бы поел…

- Том? – удивленно. – Ты почему так рано? Я думал, ты на вечеринку пойдешь.

- Ну, - начинаю заикаться и мямлить, как малолетка на первом свидании. Да что за хрень со мной творится?! – Я был. Потом подумал, что ты здесь один, тебе скучно, ну, короче, и, вот…

Он медленно встает с кровати, подходит ко мне совсем близко, и проводит ладонью по моему лицу.

- Билл…

- Шшш, – тихо шепчет мне в губы. - Ничего не говори. Просто не отталкивай меня. Пожалуйста, Том, просто не отталкивай.

Его горячие губы на моих губах. Его руки на моем теле. Я не знаю, что это было, но в тот момент его тонкие пальцы на пуговицах моей рубашки казались такими правильными. Шаг. Еще один. Кровать. Губы на моей груди, животе, еще ниже. Капля пота, скатывающаяся по моему виску.

Господи.

Плотно зажмурив веки, я лежал, сжимая покрывало в кулаках. Перед глазами мелькали яркие всполохи. Билл свернулся в комочек у меня под боком. Сколько мы так пролежали – не знаю. Коротко поцеловав меня в живот, Билл встал и пошел в ванную. Услышав шум воды, я поднялся и нехотя поплелся в сторону кухни…

Я, как всегда, курил сидя на своем подоконнике, когда в кухню зашел Билл. Не глядя на меня, прошел к чайнику, заварил свой любимый вонючий чай.

Так мы и сидели молча.

Я – курил. Он – пил эту гадость.

Никогда не думал, что этот запах станет таким родным для меня.







Глава 8.
Pov Bill.


Я не видел Тома уже сутки. Он ушел до того, как я проснулся. И пришел, когда я уже спал. О том, что он вообще приходил, говорили только почти выветрившийся дым от его сигарет на кухне и влажное полотенце в ванной, пропитанное его запахом. Сегодня то же самое – просыпаюсь, а его нет. Вечером я обязательно дождусь его. Завтра прилетают родители, и думаю, это последний шанс нормально поговорить с ним.

Вечер. Сижу с выключенным светом уже часа два. Шпион, мать твою!

Открывается дверь. Тихо, крадучись, заходит в квартиру. Вздрагивает, когда видит меня.

- Не спишь, - вздыхает.

- Не сплю, - усмехаюсь в ответ.

- Говорить будем, - обреченно.

- Будем, - уверенно.

- Ты меня хоть покормишь, перед разговором? – говорит таким тоном, как будто я его расстреливать собрался, а не разговаривать с ним.

- Покормлю.

Кивает и идет переодеваться, а у меня внутри все в узел завязывается, от нежности к этому идиоту. Ведь и сам мучается, и меня мучает. Оно ему надо, а? Главное, было бы из-за чего так убиваться. Я же ему нужен. Я вижу. И он мне нужен. Так в чем проблема?
Вот сейчас покормлю его, и буду выяснять…

Сидим за столом на кухне, друг напротив друга, прямо дебаты намечаются. Он пьет кофе. Я – чай. Ну что, приступим?

- И чего ты от меня прячешься уже сутки?

- Не знаю… - поднимает на меня взгляд. Глаза такие несчастные, что больше всего на свете хочется подойти к нему, погладить по голове и сказать, что все будет хорошо.

- Том…

- Билл, подожди. Дай я скажу, ладно? – останавливает меня. Ну, хорошо, раз хочешь – говори. Киваю, молча глядя на него. – Блять. Я не знаю, что сказать, - тихо смеется. – И так уже второй день, - продолжает, горестно вздыхая. – Ты мне все мысли перепутал. Жил себе, никого не трогал, мальчиками не интересовался, а тут ТЫ! И я не знаю, как мне все это воспринимать! Я ведь, правда, ни на одного парня так раньше не реагировал. Не скажу, что плохо отношусь к подобным вещам… да я, если честно, вообще раньше об этом не думал. И сейчас просто не знаю, что мне делать. Мне страшно, понимаешь? Я совершенно запутался. Единственное, что могу сказать, противно мне точно не было.

Том пару минут смотрит на меня, я молчу, потом глубоко вздыхает и кладет голову на стол, закрывая ее руками.

- Том, послушай, теперь моя очередь говорить, ладно?

- Мгм, - мычит, не поднимая головы.

- Я – би. У меня были парни, хотя, девушки мне тоже нравятся. Но мне никто никогда не нравился так, как нравишься ты. И меня это тоже немного пугает. Ты сказал, что тебе понравилось… тебе ведь понравилось, я правильно понял? – что-то похожее на кивок и согласное хмыканье, голову все так же не поднимает. – Тогда, может, попробуем? Просто не отталкивай меня вот и все. Не убегай от меня, Том, все, о чем я прошу, дай мне немного времени, и…

- Какое «немного времени», Билл? – поднимает, наконец, голову со стола. Взгляд печальный и очень уставший. - Нет у нас этого самого времени. Завтра твои родители приедут, и все. Что будет, когда выйдешь отсюда? – говорит так, как будто я из тюрьмы освобождаюсь. – Подумай? Ты вернешься к своим друзьям, привычной жизни… как во все это впишусь я? У меня ведь времени свободного совсем нет. Сам знаешь. И я понятия не имею, когда это все закончится. Мне учиться еще целый год. Оно тебе надо? Мы ведь даже видеться практически не сможем. Это сейчас тебе деваться некуда. Ты рядом. Ты мне благодарен, я все понимаю…

- Так. Стоп, - резко прерываю его. – Это ты сейчас хочешь сказать, что я с тобой так расплачиваюсь, что ли?

Только посмей подтвердить, и я кину в тебя эту кружку. Прямо в голову.

- Черт, Билл, да нет же! Просто…

- Все, Том, хватит, а то мы сейчас поссоримся. А этого я точно не хочу. Я тебе сейчас ничего доказать не смогу, - говорю спокойно, злость прошла, осталась только усталость. – Давай так. Я хочу быть с тобой. Я тебе это сказал. Ты меня услышал. Что ТЫ будешь делать дальше, решать только тебе. Я же попробую. Попробую доказать тебе, что мы можем быть вместе. А сейчас, пошли спать? Завтра, действительно, приезжают родители, вставать рано, день будет трудный. Мне, может, даже в полицию идти придется. Пошли, а?

Том давно уснул, он всегда засыпает сразу, как только ложится, все-таки он очень сильно устает, а я не мог. Все лежал и думал… нет, Том, тебе от меня не избавиться. Я тебя не отпущу. Что хочешь, делай, не отпущу, и все.

Уснул я, только под утро…

Девять часов. Пора вставать. Спать очень хочется, но ничего не поделаешь, через несколько часов приезжают родители. Хорошо хоть, я номер их рейса помню. Тому опять пришлось отпрашиваться из-за меня с работы. И в университет он не пошел. Сказал, что одного меня он никуда не отпустит. Я рад. Одному как-то страшно.

Смотрю на себя в зеркало, футболка и штаны, которые я не снимал десять дней, толстовка Тома… выгляжу прелестно. На бомжа похож. Представляю реакцию родителей… Аааа. Плевать.

Завтракать и собираться.

- Я такси до аэропорта вызвал - сказал Том, заходя на кухню и садясь на подоконник. Мне иногда кажется, что если бы это было хоть немного удобнее, он бы даже спал сидя на этом подоконнике.

- Кстати, о такси, - вспомнил я, - Давно хотел спросить, но постоянно забывал. А почему у тебя машины нет? Работаешь в мастерской, на учебу ездить далеко, а машины нет?

- А я их ненавижу.

- В каком смысле? – спросил я в ступоре.

- В прямом, - Том хмыкает, заметив мой шокированный взгляд. – Да ты не бойся, истерику в дороге я тебе не устрою. Я вообще любой транспорт нормально переношу. Ездить в нем для меня не проблема. Я просто не могу садиться за руль. Четыре года уже не могу. С тех пор как родители погибли.

Том потянулся к пачке, достал сигарету, закурил. Я заметил, как дрожат его руки. Черт, ну зачем я начал этот разговор?!

- Прости. А ты к психологу не обращался?

- У меня нет на это ни времени, ни денег, - затушив наполовину выкуренную сигарету, Том резко встал. – Допивай свой чай, скоро такси приедет, - бросил мне, выходя из кухни.

Медленно отодвинув кружку с чаем, я пару раз основательно стукнулся лбом об стол.

Ну что, пора возвращаться домой, Билл?







Глава 9.
Pov Tom.


Поздравляю, Том! Дожил! Уже больше часа сижу на лавочке у подъезда и смотрю на окно СВОЕЙ квартиры. Жду, пока свет погаснет. Домой идти страшно – там Билл. Ведь знаю же, что все равно придется с ним встретиться, а боюсь! Вот, что за нафиг, а? Знаю, что нужно поговорить… а как это сделать, не знаю!

Вчера… Нет. Не хочу вспоминать о том, что было вчера. Или хочу? Блять, железная логика! Твою мать, хочу – не хочу, какая разница, все равно ведь в голове только это весь день и крутится.

Мне давно не было так хорошо. И дело не только во вчерашнем вечере. Все эти дни с Биллом… я возвращался домой. Именно ДОМОЙ, а не просто в свою квартиру. Его забота, внимание… я даже сам не понимал, насколько мне всего этого не хватает. Это так здорово, когда есть к кому возвращаться. Но, черт, он ведь уйдет! У него родители послезавтра возвращаются! И что? Ты думаешь, после этого он останется с тобой, в твоей убогой квартирке и твоей убогой жизни? Он с тобой, только потому что ему идти некуда, а не потому что у него великие чувства проснулись!

И, кроме того, ты ведь у нас вроде как даже не по мальчикам всегда был, или об этом ты забыл? Да. Вот об этом я и, правда, как-то забыл. А это тоже проблема немаленькая. Хотя, вот уйдет он, и не будет никаких проблем. Меня ведь к другим парням никогда в жизни не влекло. Так что нет его - нет проблемы. Все очень просто. А вот чтобы его не было… этого-то как раз очень даже и не хочется… Может не отпускать? Ага! И как ты себе это, дорогой друг, представляешь? Свяжешь? Или на цепь посадишь? Блять, ну что за идиотизм?!

Ооо. Свет погас. Интересно, он уснул или опять в темноте сидит?..

Домой нужно. Спать хочется, и холодно…

Тихо захожу в квартиру, свет не включаю, заглядываю в спальню – вроде спит. Закутавшись в одеяло, свернулся в клубочек на самом краю кровати. Такой хороший. Такой мой. Так. А вот это уже диагноз.

Устало тру лицо ладонями. Иду в ванную. Переодеться и спать. Завтра еще надо уйти до того как он проснется…

Утро… учеба… работа… лавочка перед подъездом… выключенный свет. Пора домой. Захожу тихо… не спит. Сидит в темноте на кровати, только глазищи блестят…

- Не спишь.

- Не сплю, - усмехается, черт, а я так надеялся на обратное.

- Говорить будем, - не хочууу!

- Будем.

- Ты меня хоть покормишь перед разговором? – ну раз этого не избежать, дай мне хотя бы пару минут, чтобы с мыслями собраться.

- Покормлю, - улыбается и идет в кухню. Хоть поем…

Сидим – разговариваем.

- И чего ты от меня прячешься уже сутки?

А сам-то ты как думаешь?

- Не знаю…

- Том…

- Билл, подожди. Дай я скажу, ладно? – перебиваю его, кивает. – Блять. Я не знаю, что сказать. И так уже второй день, - смеюсь, и вдруг начинаю тараторить, как заведенный. – Ты мне все мысли перепутал. Жил себе, никого не трогал, мальчиками не интересовался, а тут ТЫ! И я не знаю, как мне все это воспринимать! Я ведь, правда, ни на одного парня так раньше не реагировал. Не скажу, что плохо отношусь к подобным вещам… да я, если честно, вообще раньше об этом не думал. И сейчас просто не знаю, что мне делать. Мне страшно, понимаешь? Я совершенно запутался. Единственное, что могу сказать, противно мне точно не было.

Совершенно выдохшись, от такой пламенной речи опускаю голову на стол.

- Том, послушай, теперь моя очередь говорить, ладно? – хочешь – говори… - Я – би. У меня были парни, хотя, девушки мне тоже нравятся. Но мне никто никогда не нравился так, как нравишься ты. И меня это тоже немного пугает. Ты сказал, что тебе понравилось… тебе ведь понравилось, я правильно понял? Тогда, может, попробуем? Просто не отталкивай меня вот и все. Не убегай от меня, Том, все, что я прошу, дай мне немного времени, и…

- Какое «немного времени», Билл? – начинаю злиться. - Нет у нас этого самого времени. Завтра твои родители приедут, и все. Что будет, когда выйдешь отсюда? Подумай? Ты вернешься к своим друзьям, привычной жизни… как во все это впишусь я? У меня ведь времени свободного совсем нет. Сам знаешь. И я понятия не имею, когда это все закончится. Мне учиться еще целый год. Оно тебе надо? Мы ведь даже видеться практически не сможем. Это сейчас тебе деваться некуда. Ты рядом. Ты мне благодарен, я все понимаю…

- Так. Стоп, - говорит резко, отрывисто. Никогда не слышал, чтобы он так разговаривал. Злится. – Это ты сейчас хочешь сказать, что я с тобой так расплачиваюсь, что ли?

Нет! Нет, Билл, я совсем не это имел в виду…

- Черт, Билл, да нет же! Просто…

- Все, Том, хватит, а то мы сейчас поссоримся. А этого я точно не хочу. Я тебе сейчас ничего доказать не смогу, - вздыхает как-то устало. – Давай так. Я хочу быть с тобой. Я тебе это сказал. Ты меня услышал. Что ТЫ будешь делать дальше, решать только тебе. Я же попробую. Попробую доказать тебе, что мы можем быть вместе, - знаешь, а ведь я на это очень надеюсь… надеюсь, что ты сможешь мне это доказать. - А сейчас, пошли спать? Завтра, действительно, приезжают родители, вставать рано, день будет трудный. Мне, может, даже в полицию идти придется. Пошли, а?

Уснул я сразу, как только лег. Привычка.

Девять часов утра. Отвык вставать так поздно. Кажется, выспался на годы вперед. Смотрюсь в зеркало, морда хмурая и помятая. Красота. Так, с работы я отпросился, Билла я одного в аэропорт не пущу, универ… не так уж часто я и прогуливаю, перебьются. Такси… сейчас позвоню.

Сообщаю Биллу, что вызвал такси, заходя в кухню и садясь на подоконник.

- Кстати, о такси, - будто что-то вспомнив, встрепенулся он. - Давно хотел спросить, но постоянно забывал. А почему у тебя машины нет? Работаешь в мастерской, на учебу ездить далеко, а машины нет?

Дергаюсь от неожиданности. Вот зачем он это спросил?

- А я их ненавижу, – сообщаю спокойным голосом.

- В каком смысле? - он явно удивлен.

- В прямом, - иронично ухмыляюсь. – Да ты не бойся, истерику в дороге я тебе не устрою. Я вообще любой транспорт нормально переношу. Ездить в нем для меня не проблема. Я просто не могу садиться за руль. Четыре года уже не могу. С тех пор как родители погибли.

Твою мать, где эти гребаные сигареты…

- Прости. А ты к психологу не обращался?

- У меня нет на это ни времени, ни денег, - ну вот чего он привязался, а? – Допивай свой чай, скоро такси приедет, - встаю и ухожу из кухни. Не хочу об этом говорить. Не хочу, и не буду.

Аэропорт. Люди. Радостные – встречают. Грустные – провожают. Билл стоит рядом, и крутит головой во все стороны.

- Вот они! – вдруг вскрикивает радостно, и показывает на высокую элегантную пару, спускающуюся по лестнице.

Ну, вот и все. Сейчас он уйдет, а я опять останусь один…

Внимательно смотрю на его родителей, забавно. Билл… он как их совершенное сочетание. Как будто у них взяли все самое лучшее и сделали его. Изящество, тонкие черты лица, разрез глаз – мамины. А вот цветовой гаммой явно в отца пошел, глаза, волосы точно как у него.

Они подходят, ближе и, наконец, замечают нас. Мне захотелось рассмеяться. Его мама удивляется точно как он, выражение лица абсолютно такое же.

- Билл, - голос его отца совершенно спокоен, а вот он – крепкий орешек.

- Пап, я все объясню, честно, - быстро начинает тараторить Билл, прижимаясь к матери. – Только давай, дома. Пожалуйста.

- Хорошо, - согласно кивает его отец. – Я машину вызвал, должна на улице ждать. Пойдемте? Молодой человек, вы тоже с нами? – о, а это уже ко мне…

- Ой, простите… - снова Билл. – Это Том. И, да, он с нами.

Машина у его родителей шикарная, хотя, кто бы сомневался. Едем довольно долго, в абсолютной тишине. Даже музыка не играет. Его отец пристально разглядывает меня, я уже нервничать начинаю, а мать гладит жмущегося к ее боку Билла по голове.

Господи, какой дом! Да вся моя квартира в одной их комнате поместится! И я еще на что-то надеялся? Да как Билл вообще столько времени в моей конуре выдержал?

- Я только переоденусь, - говорит он, как только мы заходим.

- Билл, - пытается остановить его отец, но он уже не слушает, убегая куда-то вглубь дома.

Остаюсь наедине с его родителями. Я его убью.

- Я принесу чай, - говорит миссис Каулитц и быстро уходит.

- Ну, молодой человек, думаю, нам с вами есть о чем поговорить, пока мы ждем моего сына, - голос у отца Билла совершенно спокойный. – Пройдемте в мой кабинет, пожалуйста.

Что, Трюмпер, еще один серьезный разговор? Не много ли за два дня?






Глава 10.
Pov Bill.


- Я только переоденусь, - говорю, направляясь в сторону лестницы.

- Билл, - голос отца.

- Я быстро, честно, - кричу на бегу, не слушая.

Одежда. Чистая. А главное другая. Десять дней в одном и том же – это, я вам скажу, не каждый выдержит.

Залетаю в комнату, ну надо же, отвык. Она кажется такой большой, яркой и неуютной. Дома лучше. Что? Что я сейчас подумал?! Это я про квартиру Тома подумал «дома»?

Том. Что же мне с тобой делать? Мы ведь так ничего и не решили. Ну, ничего. Вот разберется отец со всей этой ерундой, и мы поговорим. Ты от меня не отвяжешься.

Переодевшись в джинсы и другую футболку, спускаюсь вниз. Захожу в кабинет, там один отец.

- А где Том? - спрашиваю в недоумении.

- Он ушел. Сказал, что свою миссию он выполнил, и больше ему здесь делать нечего. Я ему деньги за помощь и потраченное время предлагал, но он почему-то брать не захотел, - отец говорил спокойно, не повышая голоса, а мне казалось, что каждое его слово бьет по мне как крупный град.

Ушел…

Резко разворачиваюсь и бегу к двери.

- Билл. Стой. Немедленно, – резкий голос. Ослушаться нельзя.

- Но…

- В свою комнату. Живо!

***
Три дня. Я не видел его чертовых три дня. Бесит. Все бесит. Из дома не выйти. Отец запретил: «Ни шагу за порог, до похода в полицию…». Вот и бешусь, сидя в своей комнате уже три дня…

Я даже позвонить ему не могу. У меня просто нет его номера. Но ведь он, он мог бы сам ко мне прийти, он знает, где я живу! А, хотя, оно ему надо, а, Билли? Навязался на его голову. Практически разрушил привычный для него мир. Приставал. Ну, подумаешь, отсосал разок… Большое дело! Блять, о чем я думаю?! Это же Том! Он не может так думать! Просто не может. Кто угодно, но только не он. О НЕМ. ТАК. НЕЛЬЗЯ. Если я буду думать, что он такой же, как все, я не выдержу. Просто сойду с ума.

Где ты, Том? Ты нужен мне. Очень.

А на утро был поход в полицейский участок…

Хмурый отец. Не менее хмурый семейный адвокат, стоящий за спиной отца, как тень. Какой-то помятый недовольный мужик лет сорока в дешевом костюме, представившийся лейтенантом полиции.

- Ну что, Билл, - сказал этот мужик, криво усмехнувшись. – Заставил ты нас побегать. Мы тебя по всему городу искали. Ты где был все это время? У друзей нет… У знакомых нет… Сразу предупреждаю, мы тебя ни в чем не обвиняем. В этом деле уже давно все ясно, так что не бойся. Осталось просто уточнить несколько деталей и отдать нам её…

Он всё говорил и говорил, но его слова отскакивали от меня как теннисные мячики от стены. Я совершенно не мог уловить смысл сказанного. Было видно, как неприятно ему со мной сюсюкаться… но за его спиной стояли мои отец и адвокат, с одинаковыми каменными выражениями на лицах, и ему приходилось быть корректным и деликатным…


К черту. Достали. Все. Не нужна мне ваша корректность. И деликатность не нужна. Мне нужен Том. Сейчас. Немедленно. В эту самую секунду.

За это время я пережил всю гамму эмоций, доступных человеку. От тоски и отчаяния – до злой обиды. И сейчас преобладала именно злость. Я был не просто зол. Я был в ярости. Какого черта, а?! Ох, подумаешь, совратили невинность, обидели. Задели деликатные чувства. А я?! О моих чувствах кто-нибудь подумал?! Я никогда в жизни не испытывал ничего подобного. Я не знаю, как с этим всем справляться. Для меня такое тоже, между прочим, впервые. Мне тоже сейчас не легко.

Блять, да когда же это всё уже закончится, чтобы я смог пойти и спокойно высказать Трюмперу все, что о нем думаю…



- Билл… Билл, ты слышишь меня? – лейтенант хмуро смотрел на меня, со злостью и недоумением в глазах.

Черт. Прослушал все, что он мне говорил… И чего теперь отвечать-то?

- Простите. Я… я просто задумался… Слишком много событий за такой короткий период времени… Просто не могу собрать мысли в кучу… - робко улыбаюсь, стараясь справиться со своими эмоциями.

- Да, да. Это понятно. Давай так, ты просто расскажешь по порядку обо всем, что происходило в этот вечер.

Я пожал плечами, задумавшись на минуту.

- Все было, как всегда. Я проводил родителей в аэропорт, пришел в клуб, встретился с друзьями. Мы выпили, потанцевали… Потом я столкнулся с Риком… Не люблю его. Настроение пропало. Мы посидели еще немного, но веселиться уже не хотелось, и я пошел домой. Пришел, пошел в душ. Выхожу из ванной, а там эти сидят… Рик и еще два каких-то мужика. Блондин и лысый. Рик сказал отдать им что-то, но я совершенно не понял о чем он, а блондин подскочил и начал меня бить. Мне удалось его оттолкнуть… он упал… и у него из кармана выпал полицейский значок. Именно поэтому я не пошел в полицию. Было очень страшно, - я говорил медленно, с остановками, переживая всё это заново. - Потом зазвонил телефон. Они отвлеклись, и мне удалось убежать. Вот вроде и всё.

- Блондин действительно полицейский, - начал объяснять лейтенант. – Он брал взятки. Мы давно подозревали, но доказательств не было. А твой Рик – затейник, как-то умудрился это заснять. И скинуть на флэшку. Подзаработать решил. Рика мы вычислили быстро. Расколоть его труда не составило. Осталось только просмотреть записанные материалы, и все, дело закрыто. Но вот как раз флэшки-то у Рика и не оказалось… он сказал, что отдал её тебе.

- Что?! Нет. Он ничего мне не отдавал… - я перевел растерянный взгляд на отца, молча смотревшего на меня все это время. – Правда. У меня ничего нет.

- Билл, постарайся вспомнить. Давай по порядку. Вот ты сталкиваешься с Риком… Что он тебе сказал? Как себя вел? Может, спрашивал что-то или прикасался к тебе? Он мог не отдавать тебе её на прямую, а подбросить, скажем, в одежду… Вспомни, во что именно ты был одет. Дома у тебя мы флэшку не нашли. Они тоже, я точно знаю, значит, ты унес её с собой…

- Нет, - замотал я головой, – Я не мог. Я в домашнюю одежду переоделся…

- Ну же, Билл, давай. Всё с самого начала, по минутам. Постарайся. Это очень важно.

Я закрыл глаза. Картинки мелькали, как при быстрой перемотке: Клуб… Целующиеся Георг и Эллис… Блондин за барной стойкой… и что я только в нем тогда увидел?.. Рик, хватает меня за куртку, тянет к себе, проводит руками по бокам, целует…

Так. Стоп. Куртка.

Мой смех:

- Я парень горячий, не замерзну!

- Уверен? Холодно очень, да и дождь начинается… - робкое от Эллис, в ответ...

- Твою мать!







Глава 11.
Pov Tom.


Я не видел его три дня. Не знаю, как мне жить дальше. Черт! Ведь раньше же я как-то жил без него! А сейчас не могу. Просто не могу и все тут!

Ну почему я ушел из его дома, даже не попрощавшись с ним? Хотя… у меня до сих пор все внутри от ярости сжимается, как вспомню разговор с его отцом…

- Ну, молодой человек, думаю, нам с вами есть о чем поговорить, пока мы ждем моего сына. Пройдемте в мой кабинет, пожалуйста.

Убью. Нет, правда, обязательно убью Билла, как только увижу.

Неохотно иду за ним. Заходим в кабинет. Элегантно. Роскошно. Дорого. Может, сбежать пока не поздно?..

- Садитесь, - говорит его отец, показывая на одно из кресел. Сам садится на трон, по-другому его не назовешь, за столом. – Может быть, хотите чего-нибудь выпить?

- Нет, нет, - испуганно машу головой

- Хорошо. Тогда, может, расскажете кто вы? И что вас связывает с моим сыном? – а можно разговаривать со мной не с таким пренебрежением? Я вообще-то не грязь у вас под ногами….

Что связывает… Вам прямо ВСЕ рассказывать? Очень хотелось спросить, чтобы стереть с его лица это высокомерное выражение.

- Меня зовут Том Трюмпер, и с вашим сыном я знаком совсем недавно. Я помог ему. Он жил в моей квартире последние десять дней. Думаю, подробности он расскажет вам сам.

- Что ж. Если это все, не смею вас больше задерживать. Или вы хотите материальное вознаграждение за помощь моему сыну?

Никогда не думал, что могу злиться настолько сильно…

- Спасибо большое, но мне ничего не нужно, - надо же какой голос спокойный, даже удивительно, а я думал, что заору… - Свою миссию я выполнил. Не смею больше вам навязываться. Всего доброго.

Встаю, и спокойно выхожу из кабинета, тихо закрыв за собой дверь. Домой. Мне срочно нужно домой.

- Уже уходите? – черт. Его мама. Вот еще только ее мне для полного счастья и не хватало… - А я чай приготовила… Может останетесь?

- Спасибо большое за приглашение, - ее обижать не хочется. Мама у Билла славная. – Но мне, действительно нужно идти.

- Жаль. Очень приятно было познакомиться.

- Да. Мне тоже…

И вот теперь я уже три дня сижу дома и бьюсь головой о стену. Хотя, как сказать, сижу. Работу и учебу никто еще не отменял. А в первый вечер я даже пытался сходить в клуб, и напиться. Вызвонил старых приятелей, приехал в клуб… Хватило меня ненадолго. До первой пьяной барышни, усевшейся ко мне на колени.

Вот тут я и понял, что это все. Финиш. Мне всего этого не нужно. Мне это вообще никогда нужно не было. Мне нужен только ОН. Мне ВСЕГДА был нужен только ОН. Просто раньше я не знал, что ОН есть, а сейчас знаю.

Я не могу ему позвонить, как впрочем, и он мне. Не знаем номеров друг друга. Но приехать-то он ко мне мог? Хотя… а если он адрес не запомнил? Может такое быть? Правильно, может. Поеду к нему сам. Вот подожду еще один день, и завтра, прямо с утра поеду…

А если он не приходит не потому что не может, а потому что не хочет? Ну и хрен с ним тогда! Притащу его к себе домой и посажу на цепь. Нет, правда, посажу. И даже его отец ничего с этим сделать не сможет.

Ну не могу я без него!

Выплываю из своих мыслей, услышав стук в дверь. Кого это там принесло? Смотрю на часы… двенадцатый час ночи. Никого не хочу видеть. Черт. Может сами уйдут, а?

Не уходят. Стук в дверь становится более яростным. Ну, кому я так понадобился?

Встаю. Нехотя плетусь к двери. Открываю. Билл. Моё солнце. Только моё. Он что-то орет мне, яростно размахивая руками, а я стою, киваю, соглашаясь и улыбаюсь, как идиот. Каким местом, спрашивается, я думал, когда ушел, разозлившись на его отца?! Убью. Любого порву на куски, кто подойдет к нему ближе, чем на пять метров.

Моя способность двигаться, наконец, вернулась. Не став дослушивать его тираду, я просто схватил его и прижал к себе, уткнувшись лицом в его волосы. Он на мгновение замер, словно хотел оттолкнуть меня, но вдруг глубоко вздохнул и расслабился, позволяя себя обнимать.

А потом мы целовались.

Не знал, что можно целоваться так. Страстно. Горячо. Взахлеб. До звездочек перед глазами и головокружения.

Кто из нас первый сорвался – не знаю. Помню только чей-то шепот:

- Хочу…

Горячие руки на спине… Его, мои? Не знаю. Не важно.

И снова, как тогда, была кровать. Сбившееся до боли в легких дыхание.

Улетевшие куда-то моя футболка и его джинсы.

Его губы на моей шее и мои руки на его животе.

И больше не было ЕГО.

И МЕНЯ не было.

Были только МЫ.

Ведь это так важно, когда есть это самое МЫ.





Эпилог.


Дождь. Снова дождь. Но мне все равно. Дождь, снег… да хоть ураган «Катрина»!
Плевать! Мне теперь совершенно плевать на изменения погодных условий! Ведь у меня есть мое личное солнце, а значит все хорошо.


"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость