• Администратор
  •  
    Внимание! Все зарегистрировавшиеся Aliens! В разделе 'Фото' вы можете принять участие в составлении фотоальбома. Загружайте любимые фотографии, делитесь впечатлениями, старайтесь не повторяться, а через пару-тройку месяцев подведем итог и наградим самого активного медалью "Великий Фотокорреспондент Aliens"!
     

Грехи наши тяжкие… {slash, AU, humor, romance, Билл/Том, PG-15}

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

Грехи наши тяжкие… {slash, AU, humor, romance, Билл/Том, PG-15}

#1

Непрочитанное сообщение Aliena » 27 апр 2018, 20:59


Название: Грехи наши тяжкие…
Автор: IREN@
Пейринг: Билл/Том
Жанр: Slash, Нumor, Romance, AU
Рейтинг: PG-15
Размер: midi
Статус: закончен
Дисклеймер: данный фанфик написан не для извлечения прибыли, все имена принадлежат своим владельцам. Я прошу прощения у близнецов Каулитц, за использование их имён при написании мною этого рассказа.
Краткое содержание: Как непредсказуема порою бывает судьба… Но от неё не скроешься! И исповедник бывает исповедуемым.
Авторские мысли:
1. Я никого не хотела обидеть упоминанием в этом рассказе католической церкви, поэтому сразу прошу прощения, если всё-таки кого-то задело…
2. Юмор на грани гротеска – вот и всё предупреждение! А религия… Она здесь только в качестве декорации
3. Том и Билл - НЕ братья.
и 4 - да не пугайтесь вы всех этих предупреждений! Обещаю, будет весело...

От автора: Ну, вот я и вернулась! Ни для кого не секрет, что осень – время депрессий. Но здесь подобное не предусмотрено! Поэтому, всех желающих развеяться я ПРИГЛАШАЮ присоединиться)) Как обычно, буду безмерно счастлива видеть своих постоянных ПЧёлок. Но всегда рада и новеньким! В этом улье всегда много места, тепло и вкусно…

Добро пожаловать!
"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

#2

Непрочитанное сообщение Aliena » 27 апр 2018, 21:04



Предисловие


Не знаю, почему, но именно сейчас, кажется, наступил момент для моего рассказа.

Эта история началась почти три года назад.

Я рано остался без отца, и растить меня и мою младшую сестру маме помогали её многочисленные братья.

- Магдалена, в конце концов, Томас уже взрослый парень! – басил на нашей кухне старший брат мамы – Говард. – Ему пора устраиваться в жизни. Хватит болтаться без дела!
- Но он ведь работает… - робко попыталась возразить женщина, кутаясь в тонкую ажурную шаль.
- Да брось ты! Знаю я, как он работает… После окончания школы нигде дольше двух недель не задержался!
- А может быть… Может, пускай женится? Дженифер была бы неплохой женой для него. И потом, Том мог бы работать у её отца на фирме.
- Нет. Магда, как ты не понимаешь? Нашему шалопаю вовсе не нужна семья! Посмотри на него внимательно – ну какой из него муж, а? Его ещё самого надо нянчить…
- Говард, не говори так… Это всё от того, что мальчик вырос без отца.
- Да знаю я, знаю…

На несколько минут в кухне повисла тишина. Сидя в нише на подоконнике, где никто не видел, я легко вздохнул.
«Да… Что-то Говард сегодня всерьёз разошёлся. Похоже, на этот раз мне не отвертеться…»

- Слушай, сестра, я тут вот о чём подумал. А давай-ка его отправим в Кёльн к нашему святоше?
- К Стефану?..
- Ну да. А что? Пусть присмотрит за племянничком. Глядишь, Тому у него и понравится ещё! – грубый хохот разнёсся рокотом под потолком.
- Нет, ну это уж вряд ли! Я своего сына знаю, жизнь при церкви ему совершенно не подойдёт.

Из всего разговора было выхвачено только одно слово - «Кёльн». Этого оказалось достаточно, чтобы принять решение. Уже давно чувствовалось, как стены, ставшего вдруг таким маленьким, отчего дома, давят на меня. Я задыхался в маленьком провинциальном городке! Нерастраченная энергия и амбиции молодости требовали простора и свободы. А где ещё можно было себя реализовать, как не в…

- Я согласен! – вдруг возник я перед удивлённым дядей. – Согласен уехать в большой город, - уже спокойнее пояснил, стараясь взять себя в руки и скрыть радость.
- А как же Дженифер, фирма её папочки, и все вытекающие из этого…блага? – улыбаясь, беззлобно поддел племянника Говард.
- Нет… Жениться я не хочу! Уж лучше поеду в Кёльн.
- Но Том, живя при церкви, ты не будешь развлекаться, как раньше, не сможешь встречаться с девушками…
- Да ладно… - проворчал я себе под нос, и добавил:
- Всё равно еду…

Вот так на домашнем совете и было принято решение, круто изменившее всю мою дальнейшую жизнь.






Часть первая


… Сборы и сама поездка приятно будоражили душу свежим ветром грядущих перемен. По большому счёту, мне было не так уж важно, в какую сторону. Лишь бы выбраться из скучной трясины повседневности, грозившей похоронить меня заживо, как и всех жителей маленького, богом забытого городка. Кстати, о Боге! Неожиданно открывшаяся перспектива отодвинула на задний план цель поездки. И только перед самым отъездом, когда мама осенила меня крестным знамением, и попросила быть кротким и послушным, я, наконец-то, осознал, что в Кёльне мне предстоит поселиться в доме пастора…


- Том! Как же давно мы не виделись… - навстречу мне шёл, улыбаясь, мужчина в белом воротничке священника. Молодой. И, если бы не такие, как у мамы, глаза, я б его точно не узнал!
- Ну, что же ты? Совсем не помнишь меня?
- Эм… Не особо… - честно ответил я.
- Ладно, не страшно. Ведь в последнюю нашу встречу ты, прошу прощения за такую пикантную подробность, ещё на горшке сидел!
Это воспоминание рассмешило нас обоих и несколько ослабило напряжение первой встречи.
- У тебя больше нет багажа? – поинтересовался дядя. Но, не дожидаясь ответа, сразу же продолжил:
- Вот и хорошо! Не нужно обременять себя в этой жизни лишним. Поехали?
- Ладно, - согласился я, не переставая удивляться огромной разнице между этим живым, подвижным человеком и тем стереотипом священника, который сложился у меня в голове за время пути. Но, было ещё кое-что, чего я сразу и не заметил: Стефан с момента нашей встречи ни разу не поинтересовался жизнью своей сестры и брата!.. Это казалось, по меньшей мере, странным.

- Хм, а ничего так у тебя машина, - одобрил я авто дяди, усаживаясь на пассажирское сидение впереди. – Подарок прихожан?
Стефан ухмыльнулся, не отрывая взгляда от дороги:
- Ну, что-то типа того…
- Тогда мне уже нравится твой приход!

Мы ехали по городу, и я изо всех сил старался не слишком откровенно пялиться в окно на открывающуюся панораму. Всё-таки, не хотелось выглядеть неотёсанной деревенщиной. Спустя некоторое время, я как можно равнодушнее произнёс со скучающим видом:
- А у вас тут ничего, миленько…
- Миленько? Том, ты сказал «миленько»???
Я не сразу понял, от чего у моего дядюшки вдруг случился приступ смеха. Но, отсмеявшись, Стефан, наконец, сказал:
- Матерь Божья, Томас, никогда больше не произноси этого слова при мне… Дорогой мой, Кёльн входит в тройку самых крупных городов Германии! Это не говоря уже о его истории…
- …
Я пренебрежительно фыркнул, продолжая любоваться в окно на городские пейзажи.
- Так вот, что касается истории, то первое поселение в этих местах появилось ещё пять тысяч лет назад. А знаменитый Кёльнский собор строят уже более семисот лет! Чувствуешь размах?
- А что так? Финансируется с перебоями? - не удержался я от язвительного замечания. Но потом почему-то почувствовал какую-то неловкость, вспомнив, что говорю со святым отцом. – Кхм… Так ты в Кёльнском служишь?
- О, нет… - улыбнулся Стефан. – Так высоко мне никогда не подняться.
- Тогда куда мы едем?
- Ну, церковь Св. Мартина тоже не самое захудалое местечко!
- Слушай, а как мне тебя называть?
- Наедине можно Стефаном, а при пастве – святым отцом.
- Стеф, а у вас тут есть куда пойти? Я имею в виду бары, дискотеки там…
- Томас, Кёльн – это тебе не деревня захудалая, ночных заведений тут хватает. Вот только давай так договоримся, - ты ничего не предпринимаешь без моего ведома. Если я правильно понял, то идея послужить на благо церкви принадлежит отнюдь не тебе.
- Ага! Но в город я хотел приехать.
- Узнаю руку Говарда… - тихо пробормотал Стефан. – Старший брат во всём. И всё так же продолжает за всех решать…
- А что у вас с ним произошло? – я сразу уловил, что история не так проста, как мне о ней говорили, поэтому решил выяснить из первых уст, так сказать. Но дядя тут же постарался уйти от темы, чем, естественно, только подогрел мой интерес к этому вопросу.
- В общем, будем считать, что договорились. По крайней мере, я отвечаю за тебя перед своей сестрой, и мне не нужны неприятности.
- Хм. А я думал, твоя задача пристроить меня к службе в церкви на веки вечные!

«Ох, язык – мой лютый враг! И что я никак не могу удержаться, чтобы не язвить? Вот, рассердится сейчас, и пиши - пропало! Возьмёт, и всерьёз заставит меня постричься в монахи… Или, ещё хуже – отправит назад к матери. И что мне тогда? Всю жизнь там жить? Жениться на Дженифер, завести семью и пивной живот, работать на её папашу и ждать, пока этот гад отойдёт в мир иной, оставив нам в наследство свой бизнес? Ну, уж нет! Чёрта с два! Как бы там ни было, но домой я уже никогда не вернусь. И пусть делают со мной, что хотят!»

Но, к моему удивлению, дядя не стал ставить меня на место. Даже не рассердился!
- Понимаешь, Том, всё не так просто. Конечно, моя обязанность, как духовного пастыря, направить тебя на путь истинный. И я буду это делать. Но… Хочу, чтобы свой выбор в жизни ты сделал сам. Уж не знаю, будет ли это правильнее, но честнее – точно.
- Ладно… Так что, когда я смогу пойти в ночной клуб?
- А ты настойчивый! – снова улыбнулся он, и на щеках заиграли ямочки, делая Стефана ещё моложе. – Ну, что ж, настойчивость – это хорошее качество. Лишь бы не переходило в упрямство… Не сегодня. И не завтра.
- Так, когда же? – не отставал я.
- Посмотрим.

Тем временем, свернув в очередной раз, автомобиль остановился перед величественным зданием в старинном готическом стиле.






Часть вторая


Прошёл уже месяц с тех пор, как я переехал в Кёльн под опеку дяди Стефана. В общем-то, всё оказалось не так уж плохо, как можно было ожидать. Обязанности, которые были на меня возложены, не слишком обременяли. В основном я выполнял мелкие поручения и помогал садовнику. Поняв, что особого рвения к служению Богу не проявляю, Стефан не стал меня принуждать. За более чем три недели я полностью освоился и успел уже заскучать. Всё-таки, что ни говори, а в той, прошлой жизни, было куда как веселее. Но падре не спешил отпускать меня одного в город на ночь. Поэтому, выждав удобного момента, я попросту сбежал. Да-да! С наступлением темноты, когда жизнь в церкви замерла, потихоньку пробрался через сад и перемахнул через забор.

Уходить далеко от церкви Св. Мартина я не рискнул, поэтому, пройдя несколько кварталов, просто вошёл в первое попавшееся ночное заведение.
Громкая музыка в первый момент оглушила меня, а от тяжёлого запаха табачного дыма и алкоголя закружилась голова. Надо же, оказывается, я уже успел от этого отвыкнуть! Но, прошло всего несколько минут, и организм благополучно адаптировался к окружающей среде.
- Пиво, - сделал я для начала заказ бармену и присел на высокий табурет, оглядываясь по сторонам и изучая обстановку.
Неподалёку за столиком собралась весёлая компания. Человек шесть парней и три девицы. Яркая грудастая блондинка пристроилась на коленях у длинноволосого крепыша и почти непрерывно хохотала. Мда… Я рядом с такой не выдержал бы и трёх минут.
Заказав себе ещё бокал пива, продолжил наблюдать. Тем временем к столику метнулась официантка и живо сменила груду пустых пивных бокалов на полные.
- Чииипсав хачууу… - проныла блонда, ёрзая на коленях длинноволосого. Он в ответ спихнул её с колен, шлёпнул по обтянутой короткой юбчонкой попке и под одобряющий хохот своих дружков заявил:
- Так пойди, и купи!
Красотка обиженно надула губки и побрела, неуверенно переставляя ноги на высоченных шпильках, в другой конец зала. Там она увидела каких-то своих знакомых и, судя по всему, решила сменить компанию. А в этой о ней забыли скорее, чем успел развеяться запах её духов. Тем более что на горизонте нарисовался новый персонаж. И именно его появление вызвало, я бы сказал, определённый ажиотаж.
- Привет-привет! Это я, ваша фея явилась! – под громкие приветствия приятелей дурачился новоприбывший. – Принесла вам волшебный порошок!
- Давай уже, фея… Что так долго-то? – поднялся навстречу длинноволосый, протягивая руку за свёртком.
- Фу, Макс! Какой ты грубый…
- Фу, Билл! Какой ты … долгожданный!
Компания снова покатилась от хохота. Не знаю, почему, но я тоже сидел и улыбался. И так захотелось вдруг со всеми ними познакомиться! Я ведь ещё не успел ни с кем подружиться в Кёльне. Ну, церковные не в счёт. Но вот подойти самому было как-то неловко. В самом деле, что я им скажу?..
И тут, пока я мучился сомнениями, прикидывая в уме, как бы подкатить к незнакомой компании и не получить по шее, судьба сама сделала мне шаг навстречу.
Пока весело и шумно обсуждая появление гонца, компания потрошила принесённый свёрток, сам парень оставил их и направился к бару.
- Солнышко, мне бокал пива для начала, – заказал он, подмигнув бармену. Двухметровое бритоголовое «солнышко» в кожаной жилетке, усеянной металлическими заклёпками, хмуро хмыкнуло и бухнуло на стойку бокал пива, расплескав пенную верхушку. Зыркнув напоследок на наглого посетителя, бармен отвернулся и отошёл к следующему жаждущему промочить горло.
- Видал? – обратился ко мне парень, улыбаясь и отпивая разом полбокала пива. – Блин, когда-нибудь он за такие шуточки точно надерёт мне задницу!
- Ага!..
«Что??? Жалкое «ага» - это всё, на что я оказался способен?! Чёрт…»
- О! А ты новенький! Первый раз тебя здесь вижу. Как зовут?
- Том…
- Ммм… Том. Ладно, неплохо для провинциала. Когда приехал?
«Чёрт! Да я сам ему задницу надеру! Ты посмотри, какой проницательный…»
- Недавно, - в итоге выдавил я из себя, стараясь не вспылить и не испортить интересное знакомство.
- Билл, - протянул он ладонь для рукопожатия и так открыто и добродушно улыбнулся, что я тут же понял, почему пареньку спускают с рук его наглые выходки.
- А ты не боишься так шутить с этим громилой?
- С кем, с Гюнтером? Да ну… Мы знакомы уже сто лет! Просто, мужик стопроцентный гетеро, вот мы с парнями и подкалываем его пидорскими примочками, чтобы позлить.
- А…
Мы помолчали пару минут, одновременно прихлёбывая из бокалов пиво.
- Хочешь к нам?
- Ну…
- Идём, познакомлю, - уже тянул за рукав неугомонный Билл. Ох, и откуда только в нём столько энергии?..

За столиком меня приняли сначала сдержанно и настороженно. Но, угостив всех пивом, я, как говорится, влился в коллектив.
А дальше пошли уже напитки покрепче. Потом по кругу пустили сигарету с марихуаной…
Из бара мы вывалились дружной толпой уже с рассветом. К сожалению, на углу возле светофора пути наши разошлись… Мне нужно было вернуться, пока дядя не заметил пропажи.
Билл оказался последним в числе тех, кто пожимал мне руку. В этот момент он вдруг посерьёзнел. Я не понял, что произошло, только мой новый знакомый в мгновение стал старше сразу на несколько лет. Тяжело сглотнув, я сжал его ладонь и задержал чуть дольше, чем следовало. Билл встретился со мной взглядом и улыбнулся.
- Пока?
- Увидимся, - пообещал он, и поспешил за своими приятелями.
А я остался один.

Постоял ещё немного, сжимая руку в кулак, словно пытаясь сохранить ощущение его прикосновения. Потом встряхнулся, прогоняя странное наваждение, и заспешил в сторону церкви.

К сожалению, по дороге я всё-таки умудрился заблудиться. Так что, заявился как раз к утренней мессе. Сегодня проповедь читал падре Стефан. Стараясь сохранять спокойствие и благочестивый вид, он всё же успел по пути к алтарю метнуть в меня парочку испепеляющих взглядов. Из чего я быстро сделал вывод, что никакие отговорки об «удобрении розовых кустов в саду» мне не помогут…

- Господи, Томас, чем ты только думаешь?! А если б с тобой что-нибудь случилось? Понимаешь, что твоя мать мне голову за тебя оторвала бы? О… И зачем я только согласился?.. Хотя, разве мне кто-то оставил выбор?
- Э… Стефан, ну, так получилось… Честно, если бы я не перепутал повороты, то вернулся бы вовремя!
- Том, ты наказан… - устало произнёс дядя.

Это было для меня впервые. Честно говоря, сначала я даже подумал, что ослышался.

- Но…
- Никаких «но». Я устал…
- И что я должен делать?
- Ну… Для начала, посидишь пока вместо меня в исповедальне. Вреда от этого не будет, какие налагать наказания за прегрешения, я тебе объясню. А сейчас, накинь вот это, и иди.
- А сколько надо?
- Что? – не сразу понял меня Стефан.
- Сколько я должен отсидеть в этой будке?
- О, Господи… - падре перекрестился. – Сегодня «отсидишь» трёх клиентов. А дальше будет зависеть от твоего поведения.
- То есть, получается, ты меня эксплуатируешь? – ухмыльнулся я, как только до меня дошло, что затеял благочестивый дядюшка.
- Именно! Давай, пошевеливайся. Паства уже жаждет отпущения грехов…


Продолжая тихонько веселиться, я натянул на плечи накидку Стефана и прошёл в кабинку. Там было очень тесно. Места хватало только для того, чтобы сидеть на стуле. Ну, хоть сидение удобное, и на том спасибо!

Первой на исповедь вползла дряхлая старушка. Её самым страшным грехом на сегодняшний день оказалась нелюбовь к соседскому коту. Я, стараясь не заржать вслух, предложил трижды прочитать молитву «Отче наш». Её этот вариант не устроил.
- А можно десять раз? Я чувствую, что грех мой гораздо серьёзнее!
- Хорошо. Молитесь… И не грешите!
Старушка перекрестилась и, чувствуя себя уже прощённой, довольная покинула кабинку.
Следующей прихожанкой оказалась молодая женщина. Пресвятая Дева! Думаю, за такое обилие случайных связей во времена инквизиции её, не раздумывая, сожгли бы на костре…
- Десять раз прочесть молитву!
- О`кей, падре!
- Ступай, и не греши.
- Договорились! Мне придти через неделю, или можно раньше?
- Лучше через неделю…

Я вытер рукавом вспотевший лоб. Да… Не знал, что Стефану приходится выслушивать ТАКОЕ!




- Кхм… Отче, прости мне мои прегрешения…
Я встрепенулся. Знакомый голос…
- Расскажи, сын мой, что за грех ты совершил.

«Чёрт! Не может быть!..»

- Ну… Наверное, проще перечислить, чего я не совершал. Не убивал, не прелюбодействовал с чужими жёнами… Кажется. Не грабил прохожих, - продолжал загибать пальцы Билл.

Я же сидел, ни живой, ни мёртвый, боясь, что он меня узнает.

- … не бросал камнями в кошек, не отнимал конфеты у малышей, - уже откровенно пёрло «моего» прихожанина. Я потихоньку подхихикивал, стараясь ничем себя не выдать.
- Отче!
- А?
От неожиданности я дёрнулся и больно ударился локтем о стенку кабинки. Затем быстро взял себя в руки и, сделав голос погрубее, поинтересовался:
- Чего тебе, сын мой?
- Правда, что исповедь – это тайна?
- Правда. Ты закончил?
- Ну, вроде бы… - неуверенно произнёс Билл. Видимо, поток не совершённых им деяний иссяк.
- Сын мой, грешил ли ты вчера?

Ну да, не смог удержаться от соблазна!

- Ммм… Имеется ввиду секс?
- Угу… - промычал я, поперхнувшись.
- Не, вчера не грешил. А что?
- Это хорошо. Праздник вчера был большой. Церковный…

Теперь уже по кочкам понесло меня, и я принялся самозабвенно врать парню.

- И что это значит?
- Это значит, что тебе прощаются твои прегрешения. Но завтра ты снова должен придти на исповедь!
- Зачем?
- Ты часто исповедуешься, сын мой?

«Блин, ну какой он мне сын?! Мы ж почти ровесники!»

- Сегодня первый раз. А что?
- Сколько тебе лет? – строго спросил я.
- Двадцать…

«Точно, я не ошибся!»

- Так вот, в твоём возрасте надо приходить на исповедь хотя бы раз в месяц. Сколько ты пропустил? Ладно, подсчитывать не будем. С завтрашнего дня начнём навёрстывать упущенное.
- Хорошо… - совсем растерялся Билл, не ожидав такого напора от исповедника. – Только завтра я не могу!
- В чём дело?
- Ну… Я уезжаю на неделю. О, придумал! Можно ведь и там исповедаться в какой-нибудь церкви.
- Нет! - вскрикнул я, забыв, где нахожусь. Но тут же исправился – прокашлялся и уже мягче продолжил:
- В другой церкви нельзя. Только здесь. Ладно, тогда через неделю жду тебя.
- А… Что дальше делать?

Ох… Искушение снова прикоснуться к его руке было настолько велико, что я не смог удержаться:

- Целуй мне руку. А потом иди, и не греши!
- А, ну да… - растерянно произнёс он, выбираясь из своей половины кабинки.
Я протянул руку, просовывая её в щель между занавесками.
- Ой… - пробормотал Билл, и крепко зажмурился.

«Чёрт! Кольцо…»
Я забыл, что на правой руке ношу кольцо из нержавеющей стали – улыбающийся череп. Моментально сменив руки, я выставил левую.

- Показалось… - прошептал парень, и довольно-таки чувственно припал губами к моей руке.

Да… Сразу видно, в церкви он бывает очень нечасто. Потому что этот поцелуй, как ни старайся, церковным не назовёшь…
Меня бросило в жар. Уж такого я от своего нового знакомого точно не ожидал!
Пока я приходил в себя, Билла уже и след простыл. Зато рядом появился Стефан.






Часть третья

- Ну, что, жертва исповедальни? Живой?
- Ага… - выбрался я из своего заточения на подкашивающихся ногах.
Слава Богу, Стефан тактично промолчал по поводу Билла. Но, чтобы не рисковать, я решил увести разговор подальше от опасной темы.
– И часто тебе приходится исповедовать таких женщин?
- Каких, таких?
- Ну… таких! Лёгкого поведения.
- А… Имеешь ввиду моих…кхм…прихожанок?
- Ага!
- Томас, они, конечно, грешницы… Но исповедь нужна каждой заблудшей овце! Тем более, глубоко верующим проституткам…
- Ох, Стефан! – весело рассмеялся я, глядя на его кротко потупленные очи. – Ну, ты и овцевод!
- Пастырь, сын мой. Пастырь… - поправил он меня, тоже улыбаясь. – А сам ты не хочешь исповедаться? – блеснул хитрый взгляд из-под правильно очерченных бровей.
- Я? Зачем это?

Хм, мой испуг, хоть и длившийся пару мгновений, не обманул святого отца.

- Ну-ну… Созреешь – жду! Поверь мне, гораздо легче на свете жить, когда поделишься своей проблемой ещё с кем-нибудь…
- Слушай, Стеф, а тебе ничего не будет за то, что сегодня в исповедальне вместо настоящего священника сидел я?
- Если никто не узнает, то ничего и не будет. Ты ведь не разглашал того, что рассказали тебе прихожане? – задорно подмигнул он.
- Нет.
- Значит, и беспокоиться не о чем. В конце концов, люди пришли в церковь, чтобы переложить груз своей совести на кого-нибудь другого, тем самым, облегчив себе жизнь. И они это сделали! А остальное не так уж и важно… Просто помолюсь за них потом и всё.
- Круто… - выдохнул я. – Не думал, что это может быть так просто и ясно. Для меня церковь всегда была чем-то таким…
- Сложным и непонятным? – помог мне Стефан.
- Ну, вроде того. И, в общем-то, повзрослев, я практически перестал туда ходить. Только, если мама начинала слишком настаивать.
- Да… В своё время она тоже настояла… И поддержал её Говард!..
- Стеф, расскажи мне, а?
- Не теперь. Как-нибудь в другой раз… Сейчас пора замолить грехи одной из твоих сегодняшних клиенток! – перевёл он всё в шутку, и ушёл. А я остался ломать голову над загадкой – что же произошло в семье, о чём не хочет говорить дядя?..




***

Неделя тянулась бесконечно долго. Ох, и чем я только не занимался, пытаясь отвлечься от ожидания следующей встречи с Биллом! В конце концов, садовник попросил падре Стефана поручить мне что угодно, только забрать подальше из сада. Пока я не погубил излишней заботой все плоды его трудов.
Честное слово, никогда б не поверил, если бы мне кто-нибудь сказал, что я буду мыть окна в церкви!!! Но именно этим я и занимался последние два дня. Правда, нашлось и развлечение.
Как-то вечером дядя обмолвился, что дико устаёт от исповедования проституток. Ему почему-то было противно слушать все те подробности, которыми спешили поделиться «добрые женщины» с молодым священником. А Стефана такое внимание дико напрягало. И, не смотря на то, что его прямыми обязанностями были терпимость и всепрощение, эти самые обязанности он с радостью переложил на меня. По обоюдному согласию. А что? В исповедальне я отдыхал физически и отвлекался от мыслей о предстоящей встрече.

…- Падре, а потом мы поехали к нему. О… Вы бы видели, что вытворял со мной в постели этот жеребец!.. А потом попросил, чтобы я сделала ему минет.
- Глотнула?
- Что?
- Я спрашиваю, глотнула ли ты его сперму, дочь моя? – строго спросил я с грешницы.
- Да… А что?
- Всегда так и делай. Семя достойного мужа не должно окропить землю! – «пусть хоть мужикам хорошо будет от действий этой овцы заблудшей…»
- А ещё, во вторник…
- Десять «Отче наш…». Ступай, и не греши.
- Но я же не рассказала о том, что во вторник было! – попыталась сопротивляться прихожанка.
- Ничего, всё зачтётся. Расскажешь в следующий раз…





***

- Томас, если так и дальше пойдёт, то возле церкви круглосуточно будет стоять очередь из падших женщин, жаждущих исповедаться! Ну, будь ты с ними построже, а?.. – жалостливо попросил меня Стефан. – И ещё. Перестань подавать им для поцелуя руку! – уже возмутился он. - Весть о том, что в церкви Св. Мартина у священника потрясающе красивые руки, уже разнеслась по всему приходу!
- Хм, ну я ж не виноват, что Господь не обидел меня в красоте! Ничем, между прочим, – нескромно заметил я.
- Учти, племянничек, не приструнишь «стадо» - отлучу от церкви!!!

Эта смешная угроза вызвала и у меня и у Стефана приступ истерического хохота.

- Нет, отлучение, это слишком просто. В наказание ты год будешь исповедовать только этих прихожанок!
- О, нет… Только не это! Я не хочу!
- Отчего же? Разве тебе не нравится выслушивать все эти эротические воспоминания?
- Нет, не нравится. Хоть иногда и бывает весело.
- И что, не возбуждает? – прищурился Стефан, испытующе глядя на меня.
- Нет…
- Хм. Вот это уже интересно! А когда тот парень целовал твою руку?..

Я почувствовал, как румянец предательски заливает шею и щёки.
«Чёрт! Не знал, что он не только всё заметил, но ещё и запомнил!..»

- Э… Стефан, я уже закончил мыть окна. Что ещё нужно делать?
- Отдыхай, - смилостивился он надо мной. – Сегодня у тебя выходной. А я пойду в исповедальню… - вздохнул он, застёгивая верхнюю пуговицу на сутане.
Я собрался уходить, обернулся, и тут… В дверном проёме, в лучах солнца стоял знакомый силуэт. Сердце моё вздрогнуло и замерло. Он был похож на Ангела, сошедшего с небес и случайно забредшего в эту церковь.
В один миг в моей голове промчалось огромное количество мыслей! Но выводом стало то, что сейчас вот Стефан пойдёт в исповедальню, и разговор, которого я ждал целую неделю, так бездарно будет упущен. Не раздумывая больше ни минуты, я сорвал с дяди верхнюю шёлковую накидку и галопом помчался в заветную кабинку.
Уж не знаю, как он себя чувствовал и что обо мне подумал, но в данный момент всё это было уже не важно.

«Хм… Интересно, как так получилось, что я стал настолько неадекватно реагировать на Билла?..»







Часть четвёртая


- Отче, я пришёл исповедаться…
- Ну, как прошла поездка?
- Что? – опешил он.
- Кхм… Не грешил ли ты во время своей поездки?

«Надо бы следить за тем, что говорю. Любопытство, конечно, дело интересное и увлекательное, но, как бы Билл меня не рассекретил…»

- А, вроде бы всё нормально. Я вообще-то к родителям ездил. Так что… Хотя, надо признать, они меня иногда выводят до такой степени, что и до смертного греха недалеко.

Мы помолчали несколько минут, думая каждый о своём.

- Скажи, ты ведь давно не посещал церковь?
- Ага, есть такой грешок, - почувствовалась улыбка в его голосе.
- И что тебя вдруг потянуло исповедоваться?
- Понимаете, как бы это сказать… Ну, приятелей у меня много, а вот просто поговорить – не с кем. Это грех?
- Думаю, что нет. Сюда ты всегда можешь придти не только для того, чтобы открыть душу, но и получить совет.
- Спасибо. Только вряд ли я стану злоупотреблять вашим временем… Спасибо, что выслушали.
- Эй, ты куда?
- Мне пора.
- Ну… Ступай, и не греши…

Хотелось выскочить и остановить его. Но тогда бы я раскрыл себя.
А Билл вышел из кабинки, постоял ещё немного, как бы раздумывая над чем-то, обернулся и ушёл.





***

Я сидел в самом дальнем закутке церковного сада и размышлял о жизни. Вспоминал знакомство с Биллом. Поймал себя на мысли, что хотел бы как можно дольше побыть с ним рядом, поговорить, посмеяться вместе…
Здесь-то меня и разыскал Стефан.
- Том, ты что творишь?! Что вообще это было?

Я промолчал. А что можно было сказать? Попытаться объяснить, что я, гетеросексуал, вдруг заинтересовался парнем? Не думаю, что падре готов такое услышать…

- А… Обознался. Показалось, что это одна из твоих заблудших овец пришла…
- Хм. Ну, макияж там, конечно очень даже ничего. Да и овечка хороша, - улыбнулся Стефан. – Вот только парня от девушки я ещё не разучился отличать. Ладно, - добавил он, заметив моё смущение. - Ты же сегодня выходной? Вот и сходи куда-нибудь, развейся! А то, я не пойму – то рвёшься окунуться в ночную жизнь города, едва приехав, то тебя пинками не вытолкаешь! Давай, давай, пошевеливайся, пока я не передумал…

Хм… А он прав! Может быть, сегодня мне повезёт?..




***


Поплутав немного по городским улицам, я наконец-то нашёл тот самый бар. Не особо на что-либо надеясь, решил всё-таки зайти и выпить чего-нибудь. Просто так. Но едва я только устроился возле барной стойки, как в заведение ввалилась шумная компания. Билл тоже был с ними…
Вот это удача! Я даже поперхнулся пивом от неожиданности!
- Привет, - скользнул он по мне равнодушным взглядом.
Потом заказал бармену водки со льдом и остался сидеть рядом со мной. Мне же оставалось только рассматривать изподтишка его сосредоточенный профиль.
- Выпей со мной, а? А то в одиночку пить как-то… Выпьешь? – попросил Билл как раз в тот момент, когда я почти не моргая медитировал на его пальцы, нежно поглаживающие запотевший стакан – вверх, вниз. Вверх, вниз… Медленно, плавно…
- Давай… - судорожно сглотнув, слегка осипшим от волнения голосом согласился я. Отодвинул в сторону свой бокал с недопитым пивом и подумал: «Упустить такой шанс?! Да ни за что на свете!!!»

Бармен закинул в новый стакан пару кубиков льда, плеснул туда водки, и поставил передо мной. Билл дождался, когда напиток окажется в моих руках, молча чокнулся, и так же молча выпил. До конца не понимая, как себя дальше вести, я последовал его примеру. Закусив долькой лимона, мы продолжили молчать. Мой сосед по водке жестом попросил бармена повторить. Вторая рюмка была выпита снова в тишине. После третьей Билл протянул мне ладонь и довольно уверенным ещё голосом произнёс:
- Билл.

В первый момент я оторопел. Оказывается, он не помнил, как меня зовут! Но потом подумал, что это шанс начать наше знакомство сначала.

- Томас.

Пожимая мне руку, парень на мгновение застыл, рассматривая моё кольцо с черепом. Наморщил лоб, пытаясь вспомнить, где мог видеть такое же совсем недавно. Но, так и не найдя ответа, решил, что нам нужно выпить ещё. Попросив бармена оставить всю бутылку на наше попечение, дальше мы уже занялись самообслуживанием.

- Слушай, Билл, а по какому поводу напиваемся, а?
- Хм… Да неважно.
- Нет, это не может быть неважно! – запротестовал я. – Расскажи мне, сын…мой.
- А? – непонимающе уставился на меня уже порядком подогретый собеседник.
Но я быстро нашёл выход из ситуации:
- Сырой! Я говорю, что бар у них тут какой-то сырой! Так ты рассказывай, не отвлекайся.
- А… Да нечего тут рассказывать. Просто всё как-то… Фигня. Эй! А ты что, исповедник?
- Кто? Я?!

Ну, честное слово, разве можно так пугать? Меня аж холодный пот прошиб!

- Не-е-е… Но мы с тобой вроде как пьём вместе, почему бы и не поговорить?
- Тогда давай выпьем ещё по одной, - предложил он.

Короче говоря, в тот вечер нам так и не удалось толком пообщаться. Очень скоро Билла забрали от меня его товарищи и куда-то уволокли. Он, конечно, сопротивлялся сначала, но потом как-то затих и загрустил. Поэтому им не составило большого труда сунуть его в авто и увезти в неизвестном направлении. Я же мог только смотреть им вслед, гадая, когда в следующий раз увижу Билла. И увижу ли вообще.

Потом ещё долго бродил по ночному городу. Сидел в каком-то сквере. Думал. Вспоминал. Пытался анализировать… Потихоньку хмель из головы выветрился и наступило утро. Но окончательно ни к чему я так и не пришёл. А потому, решил пока возвращаться под крыло к родному дяде и выждать некоторое время, посмотреть, как повернётся жизнь.





***

- Фу… Томас, ты что, всю ночь пил?! Матерь божья… От тебя так разит, что с ума сойти можно! Марш в душ! Приведи себя в порядок, и после утренней мессы приходи ко мне в церковь.
- Я наказан?
- Естественно! – с ехидцей подтвердил мою догадку падре и поспешил к своей пастве.
Мне же ничего не оставалось, как последовать его настоятельному совету и привести себя в порядок.

Едва я вошёл в церковь через боковой вход, как заметил с полдюжины женщин, сидящих на скамьях и тихо читающих молитвы. Всё ясно, уже очередь…
Вздыхая, занял своё место в исповедальне и приготовился. Пока первая прихожанка описывала в красках и лицах свои прегрешения, я сидел и думал: «И за какие грехи мне всё это?..»
Отпустив её и повелев больше не грешить, почувствовал, как во рту пересохло. Эх, надо было взять с собой бутылочку минералки! И что теперь? Уйти нельзя, а пить хочется с каждой минутой сильнее… И тут у меня появилась одна идея.
- Кхм… Дочь моя, - обратился я к следующей исповедующейся фрау. – Господь любит тебя! Но сейчас, для отпущения грехов ему угодно, чтобы ты своими руками принесла мне сюда чашу со святой водой. Она должна стоять недалеко от алтаря…
- О… Да, конечно! – отчего-то обрадовалась дамочка и я услышал, как зашуршала занавеска, загораживающая вход в исповедальню с её стороны. А уже через минуту снова раздались шаги, и я в нетерпении выставил руку за чашей. Но ощутил не холод серебряного кубка, а горячее прикосновение губ к тыльной стороне своей кисти.
«Господи помилуй…» - возвёл я к потолку глаза, мысленно уговаривая Всевышнего послать мне немножко терпения. И Он, наконец, сжалился! Почувствовав, как мои пальцы коснулись металла, я тут же потянул руку назад к себе.
«Ого!» - чуть не присвистнул от неожиданности, в который раз забывая, где нахожусь. Оказывается, женщина так сильно хотела угодить Господу через меня, что не ограничилась просто водой. Она принесла мне чашу, почти полную…церковного вина!!! Вот уж не ожидал… Ну, что ж, неплохо! Заодно и опохмелюсь…

Что тут сказать, отпущение грехов доброй самаритянки заняло намного больше времени, чем предполагалось изначально.

К концу «наказания» я уже был достаточно расслаблен и даже давал кое-какие советы своим клиенткам. То есть, прихожанкам, конечно!
В итоге, Стефан заметил, что процедура явно затянулась, и пришёл на помощь. Он просто отпустил оптом все грехи оставшимся трём фрау и отправил их с Богом, велев не грешить впредь и не забывать жертвовать на церковь и благие дела. После чего падре вытащил меня, благополучно задремавшего на своём насесте в будке, и отвёл домой отсыпаться.






Часть пятая


Три дня я ждал. А Стефан так до сих пор и не обрушил на меня свой гнев. Он ходил задумчивый и серьёзный. Стараясь избегать слишком частых встреч, я снова стал помогать садовнику. Но на этот раз уже без фанатизма, чтобы у него не нашлось повода в очередной раз избавиться от меня. Покраска забора, отгораживающего церковный сад от улицы, пришлась как нельзя кстати. И это была та работа, выполняя которую я не мог причинить большого вреда детищу садовника.
Вечером я тихо вошёл в маленький домик, в котором так великодушно приютил меня дядя. Сил уже не осталось никаких. И физически и морально я был практически на грани.
После душа, когда мы ужинали, я вдруг решился:
- Стефан, поговори со мной, а? Можешь накричать, но только хватит уже молчать…
- О чём ты хочешь поговорить? – устало отложил дядя вилку в сторону.
- Ну… Я даже не знаю. О многом.
- Том, если ты ждёшь, что я буду здесь поднимать волну из-за того, что ты напился – зря. Причины этого мне уже более-менее ясны. Только, как я вижу, сам ты этого ещё не понял… Но для осознания понадобится время, и здесь я тебе, к сожалению, не помощник. Знаешь, сейчас мы беседуем не как пастырь с заблудшим прихожанином. Я - твой друг. И человек, который уже прошёл через всё то, что возможно предстоит пройти тебе…
- Ты говоришь загадками.
- А может быть, не стоит торопить события? Том, пусть всё идёт своим чередом. И думаю, совсем скоро узнаешь то, о чём не догадывался… Ну, а теперь, если ты закончил ужинать, давай-ка лучше будем ложиться спать, - Стефан встал, и потянулся, разминая затёкшие от напряжёния во время разговора мышцы. – Завтра будет нелёгкий денёк… Надеюсь, не откажешься помочь мне?
- Да, конечно…





***

На следующий день предстояло украсить церковь к празднику, и ещё много чего сделать. А в день Святой Троицы после утренней мессы церковные служители вместе с прихожанами вышли на улицу. Нарядные люди с цветами и зелёными ветками в руках улыбались друг другу и солнцу, у всех было приподнятое настроение.
Мы шли в ближайший парк, где под деревьями были расставлены столы. Каждая уважающая себя хозяйка сочла своим долгом приготовить хотя бы одно блюдо к общему столу. Благодаря этому, недостатка в пище не было. Очень скоро взрывы смеха слышались то тут, то там. Звучала музыка, люди радовались летнему празднеству.
Я тоже пребывал в довольно таки благодушном настроении. Прогуливаясь по поляне со стаканом лимонада в руке, улыбался приветственно машущим мне людям. Но ни к одной из компаний присоединяться почему-то не хотелось.

- Привет!
Я невольно вздрогнул, услышав за спиной голос Билла. Вот уж, чего я сегодня точно не ожидал! Хоть в тайне и надеялся…
- Привет, - обернулся я, стараясь сдерживать радостную улыбку. Правда, это оказалось напрасным трудом. Потому что, едва увидел его довольное лицо, как контролировать этот процесс уже просто не смог. – Привет…
- А ты с кем пришёл? Или был здесь с самого начала?
- Я… Нет, - растерявшись, я запутался в том, что хотел сказать. Да, собственно, и не знал, что именно говорить. Уверен был только в одном – не хочу, чтобы Билл знал, что я имею хоть какое-то отношение к церкви Св. Мартина. Поэтому решил сразу перевести разговор на него:
- А ты здесь с компанией?
- Ну, сначала со мной были друзья… Но потом мне стало с ними скучно и я решил прогуляться. А тут смотрю – ты! Кстати, тогда в баре…
- Ничего, всё нормально. Лимонада хочешь?
- Давай, - согласился Билл.
Если я не ошибся, то, похоже, он так же рад нашей встрече, как и я. Хотя, вряд ли он ждал её так же сильно…

Проходя к столам, я увидел Стефана. Дядя направлялся к нам с Биллом. И вот к этому я не был готов…
- Привет! Хороший сегодня день, - приветствовал нас Стеф, подходя ближе и окидывая моего спутника быстрым взглядом.
- Спасибо, отче…
- Ладно, мы сейчас не в церкви, можно и неформально. Я Стефан.
- Билл, - пожал парень протянутую для знакомства руку.
Во время их диалога я чувствовал себя не в своей тарелке. Ведь с минуты на минуту мог быть разоблачён перед Биллом!
Но дядя меня крайне удивил. Пожелал приятного дня, незаметно подмигнул мне, и… пошёл дальше.
Когда я подавал Биллу стакан с напитком, рука моя слегка дрожала от перенесённого стресса.
- А падре классный, - довольно произнёс он.
«Да что они, сговорились, что ли?» - думал я, получив новую дозу удивления.
- Почему?
- Понимаешь, Стефан… Как бы тебе это объяснить? Короче, он не такой, как другие священники.
- А ты многих знаешь?
- Нет. Но когда увидел его в церкви, сразу это понял. Кстати, у меня и в мыслях не было становиться приличным прихожанином! Я ведь в церковь совсем недавно пришёл. Да и то, на спор…
- Расскажи, - попросил я, стараясь скрыть свою заинтересованность этим вопросом за вежливым любопытством.
- Да что там рассказывать! Ну, компанию мою ты уже видел. Так вот, напились мы как-то в очередной раз, и кто-то сказал: «А слабо тебе, Билл, пойти в церковь и исповедаться?».
Знаю, глупо получилось. Но на следующий день я взял, и зашёл в первую встреченную по пути. Ею оказалась церковь Св. Мартина.
- Так получается…
- Я не являюсь ревностным католиком, если ты об этом. Кстати, неплохой лимонад!
- Ага…

В глубине души я испытал двоякие чувства. С одной стороны, был рад, что мы сможем встречаться и дружить, не привязываясь к церкви. (Честно, не испытывал я должного благоговеяния!) А с другой стороны, неприятно сжалось сердце от понимания, - Билл считал, что исповедовался Стефану…

- Слушай, а не выпить ли нам чего-то крепче? – предложил я.
Отличное настроение померкло от сделанных умозаключений и сразу захотелось уйти подальше от всеобщего веселья. И увести за собой Билла.
- Не возражаю! – сразу же согласился парень, направляясь к выходу из парка.




***

В это время суток в баре было немноголюдно. Заказав по пиву, мы заняли угловой столик у окна. Кондиционированный воздух приятно холодил спину.
- Смотри, какая, - произнёс Билл, указывая в окно. Там, по улице шла симпатичная девчонка. Стандартный набор – белокурые волосы до середины спины, миниюбка, длинные ноги… В общем, ничего особенного.
- Симпатичная, - спокойно ответил я, возвращаясь к своему пиву.
Билл усмехнулся чему-то, и продолжил:
- Том, а у тебя есть девушка?
- Была, - честно признался я, вспомнив о Дженифер.
- Что так?
- Да ну… Мать мечтала нас поженить.
- А ты что?
- Понимаешь… Джен, конечно, девчонка хорошая. Да вот только…
- Что?
Глаза Билла сверкали любопытством, и он даже наклонился ко мне ближе, нависая над столиком, желая услышать продолжение.
- Честно, не знаю. Мне кажется, для того, чтобы связать с человеком свою судьбу, нужно нечто большее, чем просто симпатия.
- Том, а секс у вас с ней был? – всё не унимался мой собеседник.
Говорить мне об этом было несколько неловко. Не смотря на то, что в своей глуши я вёл довольно-таки разгульную жизнь. И секс у меня был не только с Дженифер. Но я решил говорить с Биллом обо всём начистоту.
- Да.
- И как?
- Нормально.
- Нормально? И всё?! Томас, секс должен быть феерическим! А если просто «нормально», то это уже НЕ нормально.
Ну, что я мог ответить? У меня было несколько женщин, но того, феерического, не случилось ни с кем из них…
- Том.
- Да? – встрепенулся я, выходя из задумчивости. И тут заметил, что в глазах Билла уже зажёгся странный огонёк. От этого блеска по коже прошёл озноб…
- А секс с парнями у тебя был?

«Чёрт!!! Он что, принял меня за педика?! С ума сойти… Но, раз уж я решил быть с ним откровенным…»

- Нет, не было, - ответил я, вскидывая голову и глядя ему прямо в глаза. – Ну, пару поцелуев по пьяни не в счёт… А что у тебя? Есть постоянная девушка?
Билл вздохнул и развёл руками:
- Один! Совсем один. Ни девушки, ни парня…
- Что? – поперхнулся я пивом, проливая часть напитка себе на футболку.
- А что тебя удивило? Да, я не скрываю, что бисексуален. В наше время это норма.
- Кхм… Да нет, я ничего против не имею, просто…
- Ладно. Проехали. Пойдём, помогу замыть пятно на футболке, - предложил он, поднимаясь из-за столика.

Я послушно пошёл следом за ним в сторону мужского туалета. А что оставалось делать?! Не показывать же, что меня, как последнюю деревенщину, шокировало его признание! Хотя… Не так уж он меня и шокировал. Я с самого начала подозревал нечто подобное. И, чего уж там, в тайне… Нет. Я натурал, и точка. Но всё-таки…

Пока я терялся в своих размышлениях, Билл набрал в ладонь воды и, оттянув край футболки, попытался мне помочь избавиться от пятна. Но она только намокла ещё больше. К тому же, тело как-то странно отреагировала на прикосновения парня – соски съёжились и напряглись. Стало невыносимо жарко… А Билл, словно не замечая того, как покраснело моё лицо, медленно погладил ладонью меня по груди. Сверху вниз, останавливаясь на едва обозначившихся кубиках пресса.
- О, а ты в неплохой физической форме! – одобрил он. А потом медленно облизнулся, и добавил:
- Ну что, закажем ещё пива?
- Да! – не задумываясь, выпалил я.
- Или чего-нибудь крепче?
- Да.
- Пойдём в зал?
- Да…
Я «дакал», как последний баран, не в состоянии сдвинуться с места. Но тут явился, гонимый природной нуждой, ещё один посетитель, и мне пришлось выходить из ступора.






Часть шестая



Какое-то время мы ещё сидели в баре. То ли от выпитого, то ли от происшествия в туалете, мысли у меня теперь путались, перескакивая с одного на другое. Билл что-то рассказывал, а я не мог сосредоточиться. Глаза упорно цеплялись взглядом за влажные губы напротив…
- Думаю, пора бы нам прогуляться на свежем воздухе, - предложил он, жестом подзывая официанта. До меня не сразу дошло, что сказал Билл, а уже на автопилоте следовал за ним.

Оказавшись на улице, я снова удивился. Пока мы сидели в баре, на город опустились сумерки. Нет, ещё не было темно, но первые звёзды тускло поблёскивали в глубоко-синем небе.

- Тебе в какую сторону? – поинтересовался Билл.
- Что?
- Я спрашиваю: где ты живёшь?
- А… Там. Дома.
«Чёрт! Чуть не забыл, что нельзя называть моего адреса в Кёльне!»
- Странный ты, Том…

Дальше мы шли в полном молчании. Куда – я даже не удосужился поинтересоваться. Понадеялся, что потом как-нибудь найду дорогу обратно.

- Ну, вот мы и на месте, - произнёс Билл, останавливаясь напротив четырёхэтажного здания.
- Но это не мой дом! – тут же, снова забывшись, запротестовал я.
- Дурачок, - мягко улыбнулся мне друг. – Здесь живу я. Зайдёшь?

Вот честное слово, в первую минуту я даже растерялся! С одной стороны, хотелось ещё побыть с ним рядом. Но с другой… Принять такое приглашение, для меня означало согласиться на что-то большее. А уж к этому «чему-то» я точно не был готов.

Заметив моё замешательство, Билл, ухмыляясь, спросил:
- Боишься? Но ведь речь идёт не о сексе. Я предлагаю лишь чай...
Чувствуя себя попавшим в совершенно идиотское положение, и не видя другого выхода, мне пришлось принять приглашение. Молча кивнув головой, я переступил порог открытой передо мной двери.

Поднимаясь по лестнице на третий этаж, мы не разговаривали. Каждый был погружён в свои мысли.
В квартире Билла я не увидел ничего, что меня могло бы шокировать. Нормальная обстановка. Ничего лишнего и довольно-таки опрятно. Правда, диван в гостиной был в разложенном состоянии. В том смысле, что спинка лежала на полу рядом с сидением, подпёртая несколькими кирпичами.
- А, не обращай внимания! Никак не выброшу эту рухлядь… Новый уже присмотрел в магазине, собираюсь поменять, да всё руки не доходят.
Билл рассказывал о драматической участи старого дивана, грохоча на кухне чашками и заваривая обещанный чай. Я же пока ходил по комнате, рассматривая развешанные на стенах постеры.
- Музыкой увлекаешься?
- Да, есть немного, - улыбнулся он, ставя кружки с горячим чаем на низкий столик. – Садись, - пригласил, похлопывая место на диване рядом с собой.
И снова эта неловкость… Медленно опустившись на мягкую поверхность, жалобно скрипнувшую пружинами, я замер. Билл был так близко, что я мог чувствовать не только его запах, но и тепло. Он потянулся в сторону от меня. Щелчок, и тихо зазвучала музыка.

*Дальше писалось под Duran-Duran - Ordinary World*





Мы сидели не шевелясь. Билл молчал. Я молчал… Сердце забивалось уже где-то в горле. Ситуация требовала продолжения, каких-то действий. Но дурацкое оцепенение не позволяло мне сделать то, чего уже так хотелось. То, чего ждал от меня Билл…
Набравшись храбрости, я подвинул по дивану руку и прикоснулся к его пальцам. Затем мизинцем чуть смелее погладил горячую кожу… Совсем уже было решившись, повернул голову, намереваясь всё-таки поцеловать, но в последний момент Билл ускользнул, пересаживаясь ко мне за спину. Его пальцы коснулись моей шеи и плавным движением, пропуская волосы между пальцами, погладили затылок.

«О Боже… Это просто не может быть НАСТОЛЬКО хорошо…»

Я почувствовал, как Билл за моей спиной прилёг на диван. Уже ничего не соображая, и не поворачиваясь к нему лицом, медленно опустился рядом. Ощущая, как он мягко обнял меня сзади, я закрыл глаза… Горячее дыхание на моём затылке и волны музыки уносили в нереальный мир фантазий. Там было так сладко, так спокойно… А Билл не останавливаясь, продолжал ласкать моё тело. Без спешки, без горячности, он открывал для меня новую чувственность.
Не помню, как и когда лишился футболки. Но это, на самом деле, уже не имело никакого значения. Повернув меня на спину, Билл уселся на мои бёдра верхом и тихо потребовал:
- Том, открой глаза.
Мне было страшно…
- Ну, давай же! Хочу знать, что ты ещё жив, - улыбнулся он.
И я уступил его требованию.
Глаза сверкали в полумраке. С обнажённым, как и у меня, торсом, Билл в тот момент был подобен божеству… Медленно склоняясь, наконец, прикоснулся к моим губам.
Никогда не думал, что вот такой, невинный поцелуй может полностью отключить мозг! Нет, с девчонками у меня точно никогда такого не было.
А он не спешил… Медленно, но уверенно разжигал во мне желание.
- Билл… - хрипло прошептал я. – Я не знаю… Не уверен, что это правильно.
- Чш-ш… Тебе нравится?
- Да…
- Тогда всё правильно.
Чувствуя, как вместе с возбуждением нарастает и тревожность, крепко зажмурившись, я выпалил на одном дыхании:
- Но у меня никогда не было секса с парнями! Я не знаю, что делать дальше! Я…не готов к этому…
- Тогда, не будем торопиться, - согласился он. Потом легко вздохнул и, скатившись с меня, лёг рядом. – Не волнуйся, я не стану настаивать.
- Билл… Прости. Я, правда, хочу. Только пока не готов. Но если ты согласишься…
- Конечно. Я буду твоим учителем, - рассмеялся он, снимая тем самым напряжённость момента. – Попробуй просто довериться мне сегодня…

В ту ночь я остался у него. Мы так и не занялись любовью в обычном понимании. Но, не смотря на это, Билл именно любил меня… Такого удовольствия от невинных ласк я ещё никогда в жизни не получал…

А утром, пока он спал, испытывая страшную неловкость, я просто сбежал. Да, ничего не сказав и не оставив даже крохотной записки. И совесть меня замучила ещё до того, как я успел вернуться в дом Стефана.

- Рано ты сегодня, - подколол меня дядя, намекая на то, что я не пришёл ночевать.
- Прости. Не знал, что так получится.
- Завтракать будешь?
- Да.
- Расскажешь?
- Нет.
- Ладно.

Мы некоторое время молча жевали. Потом, наливая кофе, Стефан вздохнул и произнёс:
- Тут недавно к нам приходила пара… Обвенчаться хотели.
- И что?
- Им было отказано.
- … - поперхнувшись, я уставился на дядю.
- Эх… А я бы обвенчал.
- Но почему отказали-то?
- Потому что…это была однополая пара. Мужчины.
У меня просто пропал дар речи. Но не оттого, что кто-то решил узаконить венчанием свою связь. Меня поразило то, как об этом говорил Стефан! И какие грустные глаза у него были.
- Стеф, ты… Ты симпатизируешь геям? – спросил я, и тут же пожалел о своей бестактности.
- Том, мне нелегко обсуждать это. Но, как думаешь, из-за чего брат с сестрой выслали меня из дома? Не по своей воле я вынужден был покинуть родительский дом и найти свой приют в церкви…
- Стефан…
Он грустно усмехнулся и покачал головой. А потом продолжил рассказ.


- Я родился благодаря эгоизму родителей, и безумно этому рад. Но они не знали, что я буду таким. Хотя, что плохого в том, что ты гей? Геи не наносят ущерб природе. А ещё, можно хорошо одеваться и не быть осмеянным.

Последняя фраза вызвала у обоих приступ смеха.

- Правда, папа с мамой так и не узнали о моих предпочтениях. Оба ушли в мир иной ещё задолго до того, как я начал встречаться с парнем… Зато, когда об этом стало известно Говарду, со мной долго не разбирались! Состоялся семейный совет, и было решено отправить «неправильного» брата в Большой город, пока слухи не поползли. Так я оказался в Кёльне. А через неделю мой парень меня бросил…
Побродяжничав недели две, голодный и уставший, я оказался на пороге церкви. Не знаю, что мною двигало в тот момент. Может быть, полное разочарование в людях? Но, так или иначе, я протянул руку и открыл эту дверь…
С тех пор прошло уже почти семнадцать лет.
- Постой, а сколько же тебе сейчас? – опешил я. Честно, ни разу не задумывался о точном возрасте Стефана.
- В следующем месяце тридцать семь исполнится.
- Прости, я ничего этого не знал…
- Не страшно! Теперь знаешь. И я не хочу, чтобы ты повторял мои ошибки. Том, эту ночь ты провёл у Билла, я не ошибся?
- Да. Но между нами ничего не было!
- Это не так важно. Главное, - не спеши отказываться от него…





Часть седьмая


Весь день и всю следующую ночь я размышлял о Билле и о правильности своего поступка.
- Нет, всё-таки нужно пойти и объясниться… - пробормотал я, задумавшись и позабыв, что нахожусь в комнате не один.
- Том, ты что-то сказал? Прости, я не расслышал.
- А, нет. Всё в порядке, Стефан. Просто… Мне сегодня нужно будет уйти ненадолго. По делам, - на всякий случай уточнил, опасаясь вызвать у дяди подозрения на свой счёт.
- Ну, что ж, дела, так дела!

«Хм. Не ожидал, что он так быстро согласится…»

- Но ты ведь успеешь исповедать хотя бы половину наших прихожанок?
- Да, конечно.

Всю утреннюю мессу я был как на иголках. Стоял в нише у окна, делая вид, что усердно молюсь, но мысли витали далеко от церкви.
Наконец, падре завершил проповедь. К этому моменту я уже занял место в исповедальне. Хотелось поскорее всё закончить и уйти.

После десяти минут выслушивания исповеди очередной набожной заблудшей овцы сам собой напрашивался вывод, что в отпущении грехов эта – точно самая нуждающаяся из всех. Велев на прощание не грешить, я отпустил её. Следующей оказалась та самая старушка, которая не любила соседского кота.

- Падре, понимаете, завела себе собаку, чтобы это чудовище не топтало мой газон…
- И как результат? – поинтересовался я от нечего делать.
- Да в том-то и дело! Кот перестал подходить к дому, но теперь ещё больше меня раздражает!!!
- Чем же?

Честно, я был настолько ошарашен заявлением старушки и отсутствием у неё всякой логики, что даже забыл о своих проблемах!

- Ну… Он лежит у соседки на крыльце весь день, такой толстый, холённый… Сволочь!!!

- Кхм… - громко кашлянул, стараясь скрыть смех. – Дочь моя, не гоже ругаться в Храме! Три «Отче наш». Ступай, и не греши!

- А может…
- Нет.
- А если я его чуть-чуть отравлю, чтобы он не такой довольный был?
- Что значит – «чуть-чуть отравлю»? Вы в своём уме??? Это страшный грех! Не сметь!!!

Я попытался взять себя в руки и перестать орать на сумасшедшую фрау.

- Лучше займитесь чем-нибудь богоугодным. Не знаю, цветы выращивайте, или вышивайте что-нибудь… крестиком…
- А если крестиком – это богоугодно? – на секунду усомнилась прихожанка. Но, что-то прикинув в уме, тут же сама себе ответила:
- Какая же я глупая! Конечно! Ведь крестиком же…

И продолжая бормотать себе что-то под нос, отправилась замаливать грехи.
Не успел я отойти от общения со старушкой, как из-за перегородки, затянутой тканью, послышался голос…
- Падре, я пришёл.
- Грешен? – это первое, что я смог сообразить сказать.
- Ну, не то чтобы… Я поговорить хочу.
- Ладно.
- Тут такое дело. В общем, мне парень один нравится… Мы недавно познакомились. Ой! Это ничего, что я здесь с вами о таком говорю? – всполошился Билл, вдруг подумав, что церковь – не лучшее место для обсуждения проблем гомосексуального характера.
- Не-не! Продолжай, - слегка охрипшим от волнения голосом ответил я.
- Да что там… Я думал, что нравлюсь ему хоть немного, но после нашего…общения он просто сбежал, не сказав ни слова.
- Ну… А может он просто не успел ничего объяснить?
- Может. Но прошло уже больше суток, а от того парня никаких известий. Наверное, испугался.
- Подожди, не спеши с выводами! Думаю, что сегодня он сам придёт, и сможете спокойно всё обсудить.
- Вы так думаете? – усмехнулся парень за перегородкой. – Спасибо…

И тихий шорох известил о том, что место исповедуемого освободилось. Я хотел выждать несколько минут и отправиться следом за Биллом, чтобы поскорее с ним встретиться, но не получилось. Кабинку заняла очередная «жрица любви», жаждущая поведать мне о своих прегрешениях.




***

Билл покинул исповедальню и бодрым шагом направлялся к выходу, когда столкнулся со Стефаном. Падре шёл ему навстречу…
- Постойте! Но разве это не вы там сейчас?.. – ошеломлённо тыкал парень пальцем в ту сторону, откуда только что шёл.
Стефан всё понял и покачал головой, улыбаясь.
- Но кто?!
- Мой племянник Том.
- Что за…

Кровь прилила к щекам Билла. Он замер, тяжело дыша и пытаясь решить для себя – разозлиться и уйти навсегда, или остаться и до конца всё выяснить?

- Не делай поспешных выводов, - попросил Стефан. – Пойдём лучше в сад. Прогуляемся и спокойно обо всём побеседуем.
- Да…

Они вышли через боковую дверь и медленно побрели по аллее вдоль цветущих розовых кустов. Пока священник рассказывал историю Тома, Билл молчал. Поначалу он дико злился на парня. Затем на себя. А потом и вовсе растерялся.

- Теперь ты понимаешь, что он не по своей воле оказался в исповедальне?
- Да.
- Кстати! Вот за этими самыми розами он и ухаживал во время своих раздумий.
Стефан наклонился и сорвал полураспустившийся бутон цвета морского коралла. Поднёс к лицу, вдыхая дивный аромат, и передал Биллу, заканчивая свой монолог:
- Пока садовник не попросил забрать у него излишне трудолюбивого помощника!

Билл улыбнулся, почти прикасаясь к розе губами и наслаждаясь её запахом.

- Думаешь, у меня получится? – задал он, наконец, самый волнующий вопрос.
- Надо попробовать. Не обещаю, что будет просто, но… Это лучше, чем потом сожалеть об упущенной возможности.



***

Закончив исповедовать ещё одну нетерпеливую прихожанку, я отправился на поиски Стефана, чтобы сообщить ему о своём уходе. Один из служителей, раскладывавший на лотке у входа новые свечи, сказал что видел, как падре выходил в сад. Я тотчас же последовал за ним, и увидел…
Почти в самом конце аллеи стояли друг напротив друга Билл и Стефан. О чём они говорили, не было слышно. Зато я прекрасно видел, как мой дядя сорвал розу и подарил её парню! И Билл, улыбаясь, прикоснулся губами к лепесткам цветка.
В тот момент у меня внутри всё обрушилось! Такое ощущение, будто перевернулся самый большой подсвечник в церкви и добрые пол сотни зажжённых свечей опрокинулись на меня, моментально превращая в факел… Это было невыносимо!
Больно…

Не думая больше ни о чём, я развернулся и пошёл в другую сторону. Ноги сами принесли меня к домику раньше, чем было принято решение.
Стефан вошёл как раз в тот момент, когда резкий звук застёгиваемой на сумке застёжки-«молнии» возвестил о законченных сборах.
- Эй, племянничек, ты куда-то собрался?
Я проигнорировал вопрос.
- Томас, я с тобой разговариваю!
- Спасибо за всё, дорогой дядя, - сделал я ударение на последнем слове. – Но с меня хватит! Может у вас так и принято, но я этого точно терпеть не собираюсь…
- Хм. Я не совсем понимаю, о чём речь, но думаю, ты спешишь с выводами. Присядь, поговорим.
- Нет уж, спасибо! Наговорились уже…

Захлопнув за собой дверь, я быстро пошёл по дорожке, на ходу натягивая кепку. Не хотел, чтобы кто-то видел, что в глазах застыли слёзы…

Не зная, куда теперь отправиться, я просто шёл прямо. Иногда сворачивал на какие-то улицы, даже не замечая этого. Настроение было – хуже некуда. И тут вдруг рядом со мной раздался визг тормозов. Резко остановившись, я пытался понять, где я и что произошло.
«Ну, судя по тому, что я всё ещё стою на ногах, машина меня не сбила…» - таков был утешительный вывод.
Автомобиль поравнялся со мной, водитель опустил боковое стекло.
- Вижу, ты куда-то собрался? Могу подвезти, - предложил знакомый голос.
Я ожидал услышать насмешку, но ничего подобного не произошло. Билл казался абсолютно серьёзным.

- Билл? – наконец-то дошло до меня, КТО сейчас тут вёл со мной беседу!
- Садись…

Щёлкнул замок, и дверь рядом с передним пассажирским сидением распахнулась. Видя, что я не сдвинулся с места ни на миллиметр, парень вздохнул, и сам вышел из машины. Молча забрал у меня из рук сумку и забросил на заднее сидение. Потом вернулся ко мне, и пока я не пришёл в себя, взял за руку и отвёл к машине. Я послушно сел. Билл занял своё место, пристегнул меня ремнём безопасности и подёргал ленту, проверяя прочность.
- Нормально, - остался он удовлетворён, поворачивая ключ в замке зажигания.

- Куда мы едем? – спросил я спустя минут десять.
- Увидишь!




Часть восьмая



- И всё-таки, куда ты меня везёшь?
- А куда ты направлялся? – вопросом на вопрос ответил Билл.
- Ушёл от Стефана…

«Мне скрывать нечего! Да и с какой стати? Пусть знает… Можно подумать, что Стеф ему ничего обо мне не сказал!»

- Зря.
- Что? Будешь меня учить? Ты?

«Чёрт… Вот только не это!»

- Не буду. Думаю, вы со Стефаном из-за чего-то поссорились. И очень зря, он классный…
- Классный, классный… - проворчал я, отворачиваясь к окну. – Ты уже говорил это.
- Ну, да. И что тебя так разозлило сейчас? Кстати, почему сам не сказал мне, что вы родственники?

Последний вопрос я решил проигнорировать. А так как лучшая защита – нападение…

- Я вас сегодня видел! – наконец выпалил жгущие огнём изнутри слова. – Что, Билл, розочка-то не увяла, надеюсь? А может, ты её засушишь между страницами книги? Боже, как романтично! Голубые сопли!!!
- Хм-кхм… Да уж… - улыбнулся он, не отрывая взгляда от дороги. - Ясно. Ладно, об этом мы поговорим позже, когда ты успокоишься. Кажется, тебя сильно волновал вопрос, куда мы едем?
- Да! – рявкнул я. И почти сразу мне стало неловко за своё поведение. Хотя, какого чёрта?! Имею полное право после всего…
- За город, на фестиваль.
- Куда?..

Честно, злость сразу, как рукой сняло! Я был настолько удивлён его экстравагантным и совершенно неуместным заявлением, что растерял весь запал. Но желание поскандалить пока не прошло окончательно.

- Билл, что ты мне голову морочишь? Какой такой фестиваль?
- Самый обычный, небольшой такой рок-фестивальчик. Каждый год проводится. Так что, сиди смирно и не ори пока, мешаешь вести машину.
- Нет, ну а какой в этом смысл?
- Как какой? – пришла очередь Билла удивляться. – Послушать музыку, встретиться со старыми друзьями, выпить пива…
- А… Да, пожалуй, ты прав. Напиться мне сейчас не помешало бы…
- Не сейчас, но позже – обязательно, - пообещал он, снова улыбнувшись каким-то своим мыслям.

Дальше мы некоторое время ехали молча. Не выдержав тишины, Билл включил радио. Но песня на первой попавшейся волне оказалась лиричной и грустной. Под такую очень удобно жалеть себя.

«Угу, только не хватало ещё позорно разреветься!» - со злостью подумал я и переключил радио на другую станцию. Там уже дело обстояло веселее.

- Не хочешь поговорить о том, что тебя так взбесило?
- Нет.
- А вот меня сегодня тоже кое-что разозлило. Но я поговорил с другом, и стало гораздо легче. Что скажешь?
- Нет.

Да, я упёрся, как последний осёл. Не хочу снова поднимать эту тему!

Видимо, Билл всё-таки достаточно умный, раз понял и больше не приставал с дурацкими вопросами. Но мне, в конце концов, стало скучно.

- Расскажи о фестивале, - попросил я, чтобы хоть как-то снять напряжение между нами. Желание ругаться с ним прошло. А, немного остыв, я уже был не так уверен в том, что же, на самом деле, вызвало у меня приступ ярости. Да, я в курсе того, что и Стефан, и Билл имели отношения с мужчинами. Но почему, увидев их там вдвоём, вдруг пришла в голову сумасшедшая мысль, будто они вместе? Чёрт… Неужели ревность? Вот только этого в моей бестолковой жизни и не хватало!..

- Да так… Ничего особенного. Приедут несколько рок-групп, выступят. Мы пошатаемся среди толпы, пообщаемся с народом. Естественно, к вечеру напьёмся…
- Хм. Заманчивые перспективы.
- А то! – хитро скосил на меня глаза Билл и снова устремил взгляд на дорогу. – У тебя ведь нет на эти выходные никаких планов?
- Ну… Надо посмотреть в ежедневнике своё расписание, - капризным голоском спародировал я знаменитую блондинку – тусовщицу.
Потом мы вместе долго хохотали над этой шуткой и не заметили, как путешествие подошло к концу.

Как только за окном промелькнули последние дома, впереди расстелилось зелёное поле с пасущимися на нём красивыми, ухоженными коровами. Просто картина сельской идиллии! Но уже за ближайшим перелеском всё изменилось – в дальнем конце очередного поля возвышалась сцена. По всему периметру рассыпались небольшие компании, приехавшие на фестиваль. Одни просто валялись на травке. Другие – пили пиво и о чём-то спорили, размахивая руками. Оставив машину Билла на специально организованной стоянке, мы отправились «в народ». И очень скоро слились с толпой…




***

… Опьянённые не только музыкой и сумасшедшим драйвом фестиваля, мы буквально ввалились в номер мотеля, куда нас милостиво доставило такси. На адаптацию к незнакомой обстановке времени уже не было. Да и что там адаптироваться-то? Все придорожные гостиницы одинаково стандартны и безлики.
Билл повалил меня на постель и стал покрывать лицо жадными поцелуями. Признаюсь, в тот момент я мало что соображал из-за острого желания, давно уже причинявшего неудобство определённого рода. И в то же время, его смешил мой донельзя комичный вид в этом состоянии.

- Эй! Ты н-не думай, что я пь…пьяный! Я ещё ого…го. Вот, какой я! И знай, я – за без…опас…ный секс! Майки, у тебя есть перз… приз… перезервативы?!
- Том, ну конечно у нас есть презервативы. В подобных местах они входят в сервисное обслуживание номеров так же, как мыло и туалетная бумага.
- Па…падажди. Стив, а зачем нам мыльная бумага? – сильно удивился я, с трудом справляясь с заплетающимся языком и пытаясь сфокусировать свой взгляд на том, кого весь последний час называл разными мужскими именами. Он был для меня кем угодно, но только не Биллом! Почему так трудно произнести это имя?..

- Томас, не отвлекайся! Давай я тебя раздену…
- Неееет, Барри, ты обясни, ЗА-ЧЕМ?
- Ох, что ж с тобой так трудно-то, а? Ну что ты хочешь, чтобы я тебе объяснил?
На пару минут я завис в размышлениях, не замечая, как стремительно одежда покидает бренное тело. И только горячее дыхание Билла над моим пахом помогло отложить трудный мыслительный процесс на некоторое время.




***

Дальнейшее я на утро не смог вспомнить. Но обнимающий меня во сне обнажённый парень наводил на мысль, что не просто так мы здесь оказались – оба голые, в одной постели, в придорожном мотеле с определённой репутацией…

- Чёрт!.. – застонал, откинувшись на подушку, и почувствовал, как в голове торжественным перезвоном зазвучали все колокола известных и неизвестных мне храмов. – О, нет…
- Ммм… Ты уже проснулся? – пробормотал Билл. Его ладонь, лежащая в данный момент на моём бедре, заметно напряглась. Стало ясно, что парень просто не знает, как себя вести в данный момент – то ли, показывая своё полное право на обладание, то ли, в соответствии с реальностью. В итоге, руку он всё-таки убрал. Чем, в свою очередь, подтолкнул меня к более глубоким размышлениям.
В конце концов, так и не найдя ответов на интересующие вопросы, я вынужден был ретироваться в ванную, оставшись в полном недоумении.
Билл довольно улыбнулся:
«Хм, похоже, друг мой потерялся сильно, раз не может вспомнить, что было ночью! Ну что ж, не буду облегчать ему задачу. Пусть немножко помучается!»





***

Завтрак для меня прошёл в неловкости. Билл по-прежнему хранил молчание относительно прошлой ночи. Спросить напрямую я не решался… По своим физическим ощущениям ничего необычного я не выявил. Но ведь что-то же между нами было!!! Не могло не быть…





Часть девятая


- Ну, и чем сегодня займёмся? – поинтересовался я, когда мы покинули кафе, где завтракали.
- В принципе, есть несколько вариантов. До начала выступлений время ещё есть. Может, пойдём на поле? Там в это время народ развлекают разными конкурсами…
- Ладно. Но прыгать в мешке или участвовать ещё в чём-то таком же дурацком я не собираюсь! – на всякий случай сразу же предупредил Билла.
- Ой, да никто тебя и не заставляет!

Когда мы пришли на место, веселье было уже в полном разгаре – два здоровенных детины в кожаных жилетках, щедро украшенных металлическими заклёпками, собирались на скорость пить пиво… Вокруг них собралась толпа из таких же подвыпивших (или ещё после вчерашнего не протрезвевших) молодых людей. Конкурсанты стояли друг напротив друга, широко расставив ноги в облегающих кожаных штанах. Набычившись, и приняв максимально свирепый вид, каждый пытался ещё до начала соревнования запугать противника. Народ уже неистовствовал, требуя зрелищ. Наконец, перед претендентами на победу поставили два одинаковых ведра с пенным напитком. Соревнование началось…
Теперь, когда оба мужика, обливаясь, жадно глотали пиво, крики болельщиков слились в оглушающий гул. Потом перешли в скандирование…
Не ясно, кто первый начал, но драка назрела быстрее, чем закончился сам конкурс.

Так и не выяснив, кто же всё-таки стал победителем, мы с Биллом благоразумно решили удалиться. А вскоре уже примкнули к другой, более интеллигентной компании.
Здесь тоже собирались проводить состязание. Но, не смотря на то, что по количеству зрителей это сборище не уступало первому, выглядело оно гораздо спокойнее.

Честно говоря, я так толком и не понял, в чём заключались правила. Сначала несколько человек сооружали коктейли (опять же, в вёдрах!), потом ёмкости пустили на дегустацию в народ. Мы зачёрпывали одноразовыми стаканчиками прямо из ведра и пили. Самые отчаянные от стаканчиков отказались и пили так, не особо заботясь об эстетике и отношению к этому остальных. Сначала мне такое хамство показалось омерзительным. Но после двух порций «волшебного напитка» границы дозволенного воспитанием сильно покачнулись и поплыли…
Откуда-то появились большие барабаны и пустые бочки. Начался сумасшедший танец под зажигательный ритм диких ударных… Бить по бочкам палками разрешалось всем, кто мог попасть в ритм. Я попробовал, и мне это безумно понравилось!!!

- Эй, ты отдохнуть не хочешь? – тормошил меня кто-то за плечо.
Я оглянулся и увидел Билла. Парень смеялся и выглядел практически счастливым. Отчего-то вдруг захотелось всё бросить и уйти с ним. Хоть куда-нибудь…

- Куда?
- Предлагаю поваляться где-то на травке. Не знаю, что они там намешали, но пойло получилось просто убойное!

Дойдя до конца поля, мы пересекли жиденькую рощицу и упали в высокую траву. Устроились голова к голове и лежали теперь, глядя в высокое летнее небо. О сегодняшней погоде можно было сказать: не холодно и не жарко. Над нами лениво проплывали белые облака… Я слушал дыхание Билла, ощущал тепло его щеки почти рядом со своей щекой. Можно было просто повернуть голову и прикоснуться к нему губами…
Но тут явилась одна мысль и, не смотря на всю свою несвоевременность, потребовала срочного озвучивания.

- Слушай, Билл, а ты, оказывается, коварный тип!
- Это почему? – вяло ответил он.
- Ну… Ночью что-то было, а ты не хочешь мне помочь вспомнить.
- Хм. И ты смеешь говорить мне о коварстве? Между прочим, я тебя ещё не простил за твои проделки.
- А что такого… - но я тут же осёкся на середине фразы, вспомнив, как вместо Стефана «исповедовал» ничего не подозревающего парня. – Ничего подобного!
Потом, немного помолчав, решил на всякий случай попытаться узнать, что именно ему известно.
- Э… Билл.
- Угу…
- А что тебе падре обо мне рассказал?
- Многое, - лениво проронил он, и снова надолго замолчал.
- Можно конкретнее?
- Ну, на пару сроков потянет, - многообещающе сообщил Билл, и улыбнулся довольный собой, закрывая глаза.

Не ожидая от него подобного, я растерялся. А когда придумал, что ответить, парень уже дремал. Решив не будить его, тоже закрыл глаза и вскоре уснул.




***

Почувствовав горячее дыхание на своей шее, Билл улыбнулся сквозь полудрёму.
«Пришёл вымаливать прощение? Ну, ладно…»
Влажное прикосновение к щеке, и шумный выдох. Мягко, отрывисто толчками движение вниз по груди к животу и ещё один жаркий выдох уже в районе паха.
- Томми, да ты проказник! – хихикнул парень, продолжая наслаждаться, как и прежде, не открывая глаз. Он уже приготовился услышать, как скромный провинциальный друг расстегнёт застёжку-«молнию» на его ширинке, потянув замочек зубами…

Сквозь сон я услышал своё имя, повернул к Биллу голову и пробормотал:
- Ты в порядке?..

Он замер.
«Стоп! Голова Тома там, на моём пахе. И здесь, что-то спрашивает у меня. Почему у него две головы?..»

Мне показалось подозрительным долгое молчание при таком шумном и учащённом дыхании, и я снова позвал:
- Билл?

Вместо ответа, он пискляво выдохнул:
- Ой, мамочки…

Решив выяснить, в чём дело, я открыл, наконец, глаза, и попытался подняться. Но увиденное заставило меня снова рухнуть в траву…

В паре шагов от нас с Биллом стояла ухоженная… красавица - корова! Рыжая, с белым пятном на лбу и аккуратными загнутыми кверху рогами. Потыкавшись мордой в свою находку и придя к выводу, что особой ценности мы не представляем, она теперь просто стояла и безразлично смотрела вдаль влажным задумчивым взглядом. Продолжая при этом меланхолично пережевывать свою жвачку.

- Т-том… - заикаясь, начал отодвигаться подальше от коровы и откровенно наползать на меня Билл. – Ты не знаешь, эта зверюга опасна?
- Ну, смотря в каком настроении, - с видом знатока произнёс я.
- А… Как по-твоему, у неё настроение хорошее?

За время дискуссии он уже успел перелезть через меня.

- Не знаю. Может и хорошее. А может и не очень...

В этот момент корова посмотрела прямо на нас и протяжно замычала.

Я уж думал, Билл, как минимум, надолго отключится после такого стресса. А он ничего! Вскочил, и помчался по полю, высоко вскидывая коленки. Парень размахивал руками и подскакивал с резвостью гигантского кузнечика.
Мне пришлось бежать следом. И это было нелегко! Во-первых, у Билла длинные ноги. Во-вторых, испуг придал ему не только скорости, но и выносливости. Ну а в-третьих, я просто задыхался от смеха на бегу!

В общем, догнал я его уже на стоянке. Но не тут-то было! Билл заперся в машине и не открыл, пока не удостоверился, что поблизости нет коров.

- Эй, ну ты чего? – вытирал я слёзы от смеха. – Подумаешь, обычная корова…
- Нет, Том. Это вам там, в деревне, всё обычно – коровы, доярки, и прочие извращения!
- Вот только не надо тут об извращениях!
- Чудовище…
- Между прочим, вот это, как ты выразился, чудовище, очень даже полезное! Она и молоко для твоего утреннего латте даёт, и масло с сыром для твоего же тоста к завтраку.
- Не люблю латте.
- Тогда что? Капучино? Кстати, тоже без молока не обходится. И вообще, - понизив голос, вплотную приблизился к Биллу, собираясь сообщить ему кое-что на ушко. Он замер в ожидании.
- Билл, та корова была совершенно безобидна…
- Что, правда, что ли?
- Угу! – радостно кивнул я.
- Ах, ты…

Но сказать он больше ничего не успел. Этому помешал мой рот, стремительно и бесстыдно накрыв его губы поцелуем.

О, да… Теперь я был отомщён! Правда, это так и не помогло вспомнить прошлую ночь…



***

- Так что, останемся на концерт, или ты всё ещё боишься Рыжую? – ехидно подколол я своего «городского» друга.
- Ничего я не боюсь. Да и вообще! Сегодня тут будет тяжёлый рок.
- А… Ну, тогда действительно бояться нечего. Всем же известно, что коровы предпочитают классику…
- Да ну тебя, - пихнул меня плечом Билл. – Кстати! Что-то я проголодался… Поехали, закажем себе по огромному стейку?

Я понял шутку и рассмеялся вместе с ним. Но, ввиду того, что сегодня мы оба уже выпили, то до ближайшей харчевни пришлось пройтись пешком.

Как следует подкрепившись, мы вернулись на фестиваль. И, надо сказать, вовремя! Уже начала своё выступление одна из «разогревочных» групп.




***

Под конец мероприятия мы оба, хоть и выпили порядочно, но не были настолько пьяны, как предыдущим вечером. А когда с неба на нас обрушились искры заключительного фейерверка, Билл обнял меня сзади за талию и, уткнувшись носом мне в ухо, спросил:
- Понравилось?
- Да!
- А фестиваль?
- Очень.
- И наша прошлая ночь?

Чёрт! Вот тут я ничего не смог ответить… Потому что так и не вспомнил.

- Ммм… А можно повторить? Я что-то…не распробовал!

Он рассмеялся и поцеловал меня в шею за ухом.



***

- Ну, а потом мы снова вернулись в тот мотель. А через два дня приехали назад в Кёльн, и Билл привёз меня сюда. Да, это именно он настоял на том, чтобы я исповедовался тебе… Сказал, в новую жизнь со старыми грехами входить не положено.
- И что, теперь ты раскаиваешься, что сменил ориентацию? – хитро поинтересовался падре Стефан, стараясь не улыбаться.
- Я? Да ни за что!!!
- Ох, грехи наши тяжкие… Всё. Прощён. Беги, он уже там заждался тебя!
- Э… Стеф, а как же это - «ступай, и не греши»?
- Да ладно, всё равно станешь грешить. Ведь так?
- Обязательно!
- Тогда просто ступай. Приезжайте ко мне с Биллом в субботу на ужин! И исповедаться обязательно…




END
"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость