• Администратор
  •  
    Внимание! Все зарегистрировавшиеся Aliens! В разделе 'Фото' вы можете принять участие в составлении фотоальбома. Загружайте любимые фотографии, делитесь впечатлениями, старайтесь не повторяться, а через пару-тройку месяцев подведем итог и наградим самого активного медалью "Великий Фотокорреспондент Aliens"!
     

Правильный заяц {slash, AU, romance, POV, Билл/Дэвид, R}

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

Правильный заяц {slash, AU, romance, POV, Билл/Дэвид, R}

#1

Непрочитанное сообщение Aliena » 27 апр 2018, 18:39


Автор: Мурзяка
Название: Правильный заяц
Статус: закончено
Категория/жанр: slash, AU, romance, POV Дэвида.
Размер: мини
Рейтинг: R
Персонажи: Дэвид Йост, Билл Каулитц, Ирма (ОЖП)
Пэйринг: Дэвид/Билл
Краткое содержание: перипетии одной судьбы
От автора: здесь полное AU, т. е. от реальных Билла и Дэвида сохранены только имена, возраст и внешность. Все остальное – выдумка автора. Обычным шрифтом – события происходящие в настоящем, в момент их описания. Курсивом – все, что кроме этого (мысли, рассуждения, пересказ прошлых эпизодов жизни).
"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

#2

Непрочитанное сообщение Aliena » 27 апр 2018, 18:44



Она безумно красивая. Безупречная, совершенная. Словно создана по заказу, в точном соответствии с моими представлениями об идеальной женщине. У нее пленительный взгляд, завораживающая улыбка, роскошные волосы, тонкая талия и умопомрачительные ноги. Она пахнет нежностью и говорит голосом, ласкающим слух. Она умна, но настолько, что не демонстрирует это лишний раз, она прекрасно умеет готовить самые сложные блюда, она стала лучшей подругой моей матери, которая уже называет ее дочкой. Она – мечта. Сбывшаяся. Я не люблю ее.
А иногда просто ненавижу. Когда она звонит в два часа ночи и спрашивает дрожащим голосом где я. Когда делает вид, что верит, будто у меня очередной завал на работе. Когда наутро молча принимает мои извинения и ставит в вазу новый букет. Когда, заметив царапины у меня на груди или красные пятна на шее, только с тихим вздохом опускает глаза. Когда я слышу, как она потом плачет в ванной, а, выйдя оттуда спустя час, выглядит так, словно только что из салона красоты. Я знаю, что причиняю ей боль. Она думает, что у меня есть другая. Но она ошибается.


Взгляд на циферблат украдкой. Почти десять. Мне пора. Я обещал сегодня прийти пораньше. Выбираюсь из-под одеяла и спускаю ноги на пол. Подбираю с ковра трусы.
-Ты не останешься? – вопрос мне в спину.
-Нет. Не могу.
Защелкиваю застежку браслета наручных часов.
-А я хотел посмотреть с тобой один фильм…
-В другой раз, ладно?
-Когда?
-Не знаю пока. Договоримся.
Накидываю на себя рубашку. Он смотрит на меня, пока я застегиваю пуговицы, а потом накрывает лицо подушкой. И лежит так, не шевелясь, все то время, что я собираюсь. А я нарочно не спешу. Я не хочу уходить.

Мы познакомились пять месяцев назад. Я бы сказал, что случайно, если бы считал, что случайности бывают. Но я фаталист до мозга костей. Был вечер пятницы. Стоянка аэропорта. Холодно, моросящий дождь, ранняя весна. Я только что проводил улетающую навестить своих родителей Ирму на самолет и возвращался к машине. А он стоял возле нее. С большим чемоданом на колесах и огромным раскрытым зонтом в руке. Разговаривал с кем-то по мобильному. Громко, эмоционально. И я невольно услышал, что человек, который должен был его встретить, не смог этого сделать. Я уже сел за руль и завел мотор, как вдруг он постучал в окно. И когда я приспустил стекло и увидел его лицо с извиняющейся улыбкой, я понял, что пропал. Он спросил, нет ли у меня ручки или маркера. Ему нужно было записать адрес, чтобы назвать его таксисту. Но в результате он сел в мой автомобиль, и я отвез его к себе. До сих пор не знаю, почему. Мы не договаривались об этом по пути. Он испугался, когда понял, что это не тот дом. Сильно. Просто удрал от меня, оставив в багажнике свой чемодан. Я забрал его в квартиру. Пошарив в боковых отделениях, нашел ежедневник в кожаном переплете. На первой странице была информация о его обладателе. Так я узнал, что этого парня зовут Билл, что ему девятнадцать, и что он из Гамбурга. А потом я стал листать страницы и понял, что это вовсе не ежедневник. Это почти что личный дневник. В нем было полно стихов. Странных, необычных, явно написанных человеком с нестандартным восприятием окружающего мира. А еще какие-то обрывочные записи. Мысли. Желания. Планы. Все черной гелиевой ручкой. Я читал эту книжицу всю ночь. Не мог оторваться.
«Я хочу, чтобы вода была непрозрачной. Я не хочу видеть то, что под ней».
«Сегодня небо было не такое, как обычно. Там, наверное, что-то произошло. Хорошо бы все наладилось. Завтра я куплю эту книгу. Я знаю, там точно есть ответ на тот самый вопрос».
«Если бы я умел перемещаться во времени, я бы сейчас отправился во вчера. Было бы здорово снова в первый раз попробовать эту штуку. Интересно, а в прошлом еда сохраняет свой вкус?».


-Дэвид, посмотри, я постелила новую постель. Красиво, правда?
Киваю. Правда. У нее отменный вкус. Но я не хочу с ней спать.
-Ты не хочешь съездить в гости к маме? Я сегодня говорила с ней, она нас приглашает.
Ее изящные руки обвивают мои плечи.
-Съездим. Как-нибудь.
-Может, в субботу?
-Я не знаю, солнце. Может быть.
Я уже начинаю придумывать, как устроить «аврал» в выходные. И продолжаю думать, когда она меня целует. В субботу я обещал посмотреть с ним этот его фильм.

На следующее утро я позвонил ему по телефону, записанному на первой странице дневника, и извинился. Предложил встретиться, где ему удобно и отдать чемодан. Он согласился, но приехал не один. С ним был бородатый мужчина в очках с круглыми синими стеклами. Потом уже я узнал, что это друг его отчима. В Берлине он остановился у него.
Я не мог избавиться от мыслей о нем. И от его прочитанных мною мыслей, засевших у меня в голове. Мне хотелось узнать о нем больше. Познать его. Я позвонил снова вечером этого же дня. Он, как мне показалось, ничуть этому не удивился. Но разговаривал сдержанно, соблюдая дистанцию, не откровенничал, но и не совсем скрытничал. В воскресенье днем мы встретились. Гуляли по городу, много говорили, он понемногу раскрывался передо мной, как созревший бутон. К концу дня мы поняли, что так просто расстаться не выйдет. Тянуло друг к другу. Сильно. Ночью у нас был секс. Такой, что запоминается на всю жизнь. Незабываемый. А в пять утра я встречал Ирму в зале прилета. Я думаю, она все поняла уже тогда. У меня все губы были искусаны.
Через неделю я снял квартиру, и он поселился там. Я приезжал так часто, как мог. Без него было трудно. Я пропитался им насквозь.



-Ну как? Тебе понравилось?
Он пересаживается ко мне на колени, загораживая плывущие по экрану титры.
-Да. Замечательный фильм.
-Ты понял основной смысл?
-Ну…что-то из разряда «за двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь».
Он качает головой.
-Не так.
-Нет? А как?
-За зайцами не нужно гнаться. Даже за одним. Вообще ни за чем гнаться не нужно. То, что должно быть твоим, будет у тебя в любом случае. А то, что тебе не судьба иметь, уйдет, как ни старайся догнать и удержать. Понимаешь? Нужно просто найти своего зайца. Правильного.
Я смотрю в его темные глаза. Ореховые. В его возрасте у меня было куда более примитивное мышление. Но я согласен с ним. Я же верю в судьбу.
-Ты прав. Да, так и есть…
Билл едва заметно улыбается и отодвигается на моих ногах чуть дальше. Цепляется длинными пальцами за мой ремень. Расстегивает, закусив нижнюю губу. Тяну руку к его шее, чтобы привлечь к себе. Мне нравится с ним целоваться. У него в языке пирсинг. И губы всегда горячие. Я хочу его.

Он дикий. Необузданный. И откровенно-смелый. Любит кусаться. Точить о мою спину свои когти. С меня ручьями течет пот, когда я его трахаю. И он такой мокрый подо мной из-за этого. Кожа скользкая, гладкая. Он глядит мне в глаза, когда часто и шумно дышит, будучи на пороге оргазма. У него всегда ярко-белая сперма. Белоснежная. И зубы такие же. Особенно в темноте. Черные волосы по большей части рассыпаны по подушке. Остальные липнут к влажным щекам, лезут ему в открытый рот. Он выталкивает кончики языком. Я кончаю.
Я теряю память, занимаясь с ним сексом. Серьезно, в самом деле. Не помню даже, как меня зовут. А он не называет меня по имени. Никогда. Не знаю почему.
После этого ему хочется поцелуев. Много. Долгих, размеренных. Они тянутся, наматываясь на минуты. Я поздно вспоминаю о времени. И о том, что меня ждет она. Я не могу думать о ней, когда упиваюсь этими жаркими губами. А она в эти моменты только обо мне и думает. Мое положение называется просто: безвыходное. Я не могу ее бросить.


Ее задумчивый вид мне не понравился сразу. И это «я должна тебе кое-что сказать» еще больше усилило напряжение. Сажусь на стул напротив. Она запускает руку в карман домашней кофты и тихо говорит:
-У меня задержка. Уже двенадцать дней. Я сделала тест.
Передо мной на стол ложится голубая пластиковая полоска.
-Там, в окошке, результат. Две красные черточки… - ее голос стал еще тише.
Я вижу. И все понимаю. Но все равно спрашиваю:
-Ты беременна?
-Да. Дэвид…я…я не знаю, как это вышло…
-Ты же пьешь таблетки, разве нет?
Бесполезный вопрос. Какая теперь разница. Я уже в ловушке.
-Пью, всегда…но…боже, Дэвид, я не нарочно, поверь.
Она касается моей руки. Смотрит умоляющим взглядом. Я должен ее поддержать. Обязан.
-Нет, что ты, у меня и в мыслях не было… Просто, честно говоря, это довольно неожиданно.
Сжимаю ее холодные пальцы. Она волнуется. Зря. Я не из тех, кто в таких ситуациях спасается бегством.
-Я понимаю. Я сделаю аборт.
Ее подбородок подрагивает. У меня нет выбора.
-Солнце, никаких абортов. Ты ведь хочешь ребенка?
-А ты? – в ее глазах затаенная радость.
Я не знаю ответа. Однозначного. Наверное, в принципе, да, но не сейчас. И дело не в ней. Дело в нем, в Билле. Я уже знаю точно, что люблю его. Так, как должен был бы любить ее. Больше всего на свете не желая потерять. Но теперь моей любви угрожает мой собственный будущий ребенок. Он лишит меня ее, родившись на свет. И я боюсь. Боюсь, что буду его ненавидеть за это.

Она сияет. Светится, лучится. Порхает по квартире, улыбается, напевает что-то. Моя мама пришла в восторг от новости о том, что намечается появление внука. Не знаю, с чего они решили, что будет мальчик, но обе уверенны в этом на все сто процентов. Завтра помолвка. Кольцо в бархатной коробочке лежит в ящике письменного стола, в цветочном салоне заказаны ее любимые белые каллы, родственники и друзья приглашены в ресторан. Все как полагается. Только вот я не вписываюсь в эту схему. Я брежу Биллом. Ищу удобные моменты, чтобы набрать его номер. Он не звонит мне никогда сам. Не хочет создавать проблем. Он ни разу не просил уйти от Ирмы. И я думаю, это потому, что он понимает: я не могу этого сделать. Не могу выбрать между ней и им. Она будет идеальной женой и матерью. Мне уже давно пора совершить этот шаг. Мы два года вместе. Лучше женщины я не найду. Да и пытаться не стану. А он… Он парень. Мальчишка еще совсем. В сыновья мне годится. Мне нельзя с ним быть. Какое у нас может быть будущее? Моя бисексуальность сыграла со мной злую шутку. Только смеяться над ней некому.

От его тела веет зноем, оно горит в моих руках. Я обжигаю об него губы. Целую все ниже и ниже. Еще чуть-чуть и окажусь в самом пекле. В эпицентре. Его живот вздрагивает от каждого касания языка. Я ничего не помню о себе и поэтому мне так хорошо. Но, оказывается, он помнит.
-Ты будешь со мной до утра?
Зачем он спросил это сейчас?
-Что?
-Не уходи сегодня, - уже просьба.
-Билл…прости…но я не могу…
-Почему? – приподнимается на локтях.
-Давай потом об этом поговорим?
Мы оба голые. У меня стоит. У него тоже. Самое время для такого разговора, не правда ли?
-Но ведь…
Я беру его член в рот. Глубоко. Он замолкает и падает обратно на подушку. Потом, все потом, Билл.

А когда наступает это «потом», я не могу смотреть на него. Я не знаю, как он отреагирует. Я сажусь на край кровати и смотрю на свои пальцы. Скоро на одном из них будет обручальное кольцо. Что я делаю?
-Что-то не так, да?
Он все чувствует, нет смысла скрывать.
-Я скоро женюсь, Билл.
Позади меня образуется густое облако молчания.
-Она ждет ребенка. Я не мог поступить иначе. Мы уже помолвлены.
Мои слова звучат, как оправдание. Хотя, почему как, это оно и есть.
-Поздравляю, - так скорбно, словно выражает соболезнование.
-Прошу тебя, пойми…
-Я все понимаю. Сколько еще ты будешь поддерживать отношения со мной? До свадьбы? До рождения твоего ребенка? Или, может, это наша последняя встреча?
Поворачиваюсь к нему. Взгляд стеклянный. Смотрит куда-то мимо меня.
-Я не хочу с тобой расставаться.
-Меня не прельщает роль любовника женатого мужчины, да еще и с ребенком.
Он откидывает одеяло и вылезает из постели. Надевает джинсы на голое тело и подбирает с пола мои вещи.
-Билл, но можно же найти какой-то компромисс…
Он вдруг резко выпрямляется и интересуется:
-Она знает обо мне?
-Нет. Конечно, нет.
-Сделай так, чтобы никогда не узнала.
Он подходит и сует мне мою одежду. Поднимаю на него глаза.
-Хочешь, чтобы я ушел?
-А разве тебе не пора?
Пора. К сожалению. К наиглубокому. Начинаю одеваться.
-Билл, мне очень жаль…
-Иди. Не заставляй ее волноваться. Беременным это вредно.
Я не знаю, как он держится. Ему, должно быть, так нелегко сейчас. Быть третьим лишним.
-Я позвоню тебе завтра. Обязательно. Не принимай пока никаких решений, хорошо? – застегиваю брюки.
Он не отвечает. Стоит, повернувшись ко мне спиной, и вертит стакан на тумбочке. Обнимаю его сзади, прижимаясь щекой к лопатке. Я хочу сказать ему это сейчас. Он должен это знать.
-Я люблю тебя.
Стакан замирает в его руке.
-Не надо.
-Что не надо? Любить?
-Ничего не надо.
Он отталкивает меня и уходит в другой конец комнаты. Садится там на стул. Я не могу вот так уйти. Я опасаюсь, что он больше не захочет видеть меня. Но без него я никак. Он нужен мне.
-Я не оставлю тебя, Билл. Обещаю.
-Не говори мне ничего. Не обещай, пожалуйста.
-Ладно. Я пообещаю это себе.
Он вздыхает. У меня звонит мобильный. Это она. Я опоздал уже на двадцать минут. Ухожу с телефоном на кухню. Вот так я оказался меж двух огней. Какой из них первым погаснет? Или же, напротив, спалит меня дотла?


Билл не настоял на прекращении наших отношений. Но мы теперь совсем мало с ним разговаривали. Встречи превратились в интимные свидания. Он не задавал мне вопросов, на мои отвечал неохотно, но в постели был все таким же страстным и отдавался мне с той же упоительной безудержностью. Только поцелуи после секса стали короче и сдержаннее. И он сам выпроваживал меня вовремя, уже не прося остаться.
А дома ждала будущая жена. С будущим ребенком внутри. Мое будущее, которое я предпочел бы не знать. Это было все равно, что жить со смертельным диагнозом. Плохо, и в ожидании, что станет еще хуже. Но я уже смирился. Назад дороги нет. Дата свадьбы уже назначена. Ирма шьет платье, моя мама скупает приданое для внука, друзья и коллеги уже получили приглашения. Я заложник собственной осуществившейся мечты. Но теперь у меня появилась другая. Наверное, неисполнимая.


Я выхожу из душа и вижу свой мобильник на кровати. Хотя точно помню, что оставлял его на тумбочке. Ирма читает в постели.
-Мне никто не звонил? – подбираю телефон с одеяла.
-Нет, - ее глаза устремлены в раскрытую книгу.
Проверяю сам на всякий случай. Ни новых сообщений, ни вызовов. Пожимаю плечами и, включив будильник, кладу мобильный под свою подушку. Она даже на секунду не отрывается от чтения. Наверное, что-то очень интересное. Я втайне радуюсь. Скорее всего, сегодня не придется заниматься с ней сексом.
-Я ложусь, ты почитаешь еще?
Кивок головы.
-Спокойной ночи, солнце.
Целую ее в обнаженное плечо и укладываюсь на бок, выключая свою лампу. Только пролежав в тишине минут десять, понимаю, что что-то не так. Она ни разу не перевернула страницу за все это время. Но только я собираюсь повернуться, как с ее стороны гаснет свет. Ладно, значит не сейчас.

Это случилось рано утром. Она разбудила меня, плача от страха. Вся простыня под ней была в крови. А потом скорая, больница, палата с нежно-салатовыми стенами. Врач пояснил, что это неполный выкидыш, эмбрион не вышел из матки. Необходимо было выскабливание. Мне от его слов стало дурно, лучше бы он избавил от этих подробностей. Я попросил лишь сделать все возможное, чтобы с ней все было в порядке. Плод все равно уже погиб. Мне, наверное, должно быть стыдно, но мне не было жаль потерянного ребенка. Возможно, я просто еще не воспринимал его, как уже существующего. Для меня он должен был появиться только через шесть месяцев.
А вот для Ирмы это стало настоящей трагедией. Несмотря на то, что физически ее организм удачно восстанавливался, ее моральное состояние оставляло желать лучшего. Она ушла в себя, не хотела никого видеть, ни с кем разговаривать, отказывалась есть и очень много плакала. Доктора сказали, что подобная депрессия не редкий случай у женщин, потерявших желанного ребенка. И что с ней сейчас всем нужно быть очень деликатными и терпеливыми. И я был таким, как мог. Окружил ее заботой и вниманием. Обставил ее палату букетами, пытался кормить с ложечки, говорил, что мы все равно поженимся, и у нас обязательно еще будут дети. А она лишь безучастно кивала головой и не смотрела на меня. Свадьбу пришлось отменить.


Я открываю дверь и завожу ее в квартиру, придерживая под локоть. Она начинает расстегивать пальто.
-Подожди, я помогу.
Вешаю его в шкаф и обнимаю ее. Она слабо обхватывает мою спину в ответ.
-Дэвид…что теперь с нами будет?
-О чем ты? Все будет хорошо. Ты окончательно придешь в норму, и мы сыграем свадьбу.
-Ты правда хочешь на мне жениться?
Я вообще не хочу жениться сейчас. Но если делать это, то только на ней.
-Да.
-Ты не оставишь меня?
Теперь я буду еще большим подлецом, если брошу ее в такой ситуации.
-С какой стати?
-Я очень тебя люблю.
-Я знаю, солнце. И я. Не переживай, все образуется.
Я укладываю ее в постель и даю выпить прописанные врачом таблетки. Она засыпает уже через полчаса. А я звоню Биллу. Я не видел его целую неделю из-за этой больницы. Если он не будет против, приеду сейчас же. У меня уже от одного его «да?» в трубке кровь приливает к паху.
-Билл, привет. Давай увидимся сегодня?
-Хорошо. Приезжай.

У него в прихожей стоит чемодан. В спальне нет ни единой его вещи. Он встает у стены, заложив руки за поясницу, глаза смотрят в пол.
-Билл?
-Я улетаю…
-Что? Куда? Когда?
-Ночью…домой…
-Зачем?
-Так надо. Я не могу больше жить здесь…
-Но почему? Тебе не нравится эта квартира? Я сниму другую.
-Не в этом дело.
-А в чем?
-Мы не должны больше видеться.
-Билл, нет, ради бога… Ты хочешь оставить меня?
-У тебя есть она.
-Она мне не нужна.
-Она знает обо мне.
-Что?
-Она звонила мне перед тем, как это случилось... Просила оставить тебя в покое. Говорила, что вы уже почти семья, что она любит тебя, что ждет ребенка…
-О боже…
Сажусь на край кровати и обхватываю голову руками.
-Я улечу, и у вас все наладится. Ты должен быть с ней.
-Я хочу быть с тобой! – вскакиваю на ноги и иду к нему. - Не бросай меня, ты ведь тоже меня любишь, я знаю…
-Нам не судьба быть вместе, Дэвид. Ты же сам все понимаешь. Я не твой заяц. Отпусти меня.
Я не понимаю. Откуда он это знает? Ведь не могло это все быть просто так. Без смысла.
-Зачем же тогда все это было?
Он не смотрит на меня. Словно что-то прячет под опущенными ресницами.
-Я не знаю. Сейчас. Может, мы поймем это потом…
-И ты вот так просто улетишь? Скажешь мне «прощай» и все? И конец?
-А что еще нужно сделать, чтобы попрощаться?
Короткий взгляд на меня. Хватает, чтобы увидеть. У него в глазах тоска. Но от сомнений нет и тени. Я опоздал. Он уже все решил.
-Хотя бы это…
Я целую его в губы. Впервые за все эти месяцы они холодные. И как кубик льда в воду падает в сознание мысль: не мой. Я только сейчас это начинаю осознавать. С чего я взял, что он меня любит? Он никогда этого не говорил. С какой стати решил, будто тоже хочет, чтобы мы были вместе? Он никогда не просил меня об этом. Остаться на ночь - не в счет. Ночью все не так, как есть на самом деле. Ночь – время иллюзий.
-Во сколько твой самолет? Я провожу тебя…
-Не нужно. Я уже заказал такси.
-Черт с ним. Позволь мне тебя отвезти.
Билл со вздохом кивает, и я снова его целую. Он не возражает, когда мои пальцы расстегивают молнию на его кофте. До ночи еще есть время. Я не верю пока. Это не последний раз. Мне хочется так думать.

«Ты где? Я проснулась, а тебя нет». Я трахаюсь с ним, как тебе такой ответ, дорогая? Конечно же, этого я не пишу. Я вообще ничего не пишу. Просто выключаю телефон и снова расстаюсь с реальностью. Он еще здесь, в одной постели со мной, мой огонь, который больше не хочет меня греть. А должен ли?
Я отвожу его в аэропорт. Он молчит и смотрит в боковое окно всю дорогу. Заезжаю на стоянку и останавливаюсь. Когда-то я забрал его отсюда на этой же машине. А теперь, выходит, возвращаю назад. Кому это было нужно? Что мы обрели, встретившись? Что теряем, расставаясь? Где-то там, за зданием терминала взлетает самолет. Я смотрю на того, кого люблю. Опущенный профиль. Переплетенные пальцы. Тихое дыхание. У меня в кармане куртки ключи от квартиры, где не осталось ни одной вещи, принадлежащей ему, но еще живет его запах. Но он скоро выветрится. Зеркала еще помнят его отражение. Но никогда не покажут. У меня ни одной фотографии с ним нет. Даже в телефоне. Что будет напоминать мне о нем?


Он достает тот самый ежедневник из сумки. Изрядно потрепанный уже по углам.
-Я знаю, ты его читал…
-Извини.
-Не важно уже… Это все прошлое… Тут есть кое-что о тебе…
Он быстро пролистывает книжку почти до самого конца и аккуратно вырывает страницу. Складывает пополам, а потом вчетверо. Поворачивается ко мне и кладет бумажку мне в нагрудный карман рубашки.
-Не читай, пока я не улечу.
-Билл…ты ведь вернешься?
Долгий взгляд вместо слов. Он хочет, чтобы я нашел ответ в его глазах?
-Мне пора.
-Возвращайся…пожалуйста… - сжимаю его прохладную ладонь.
-Ты скоро забудешь меня, поверь.
Отрицательно качаю головой.
-Нет, никогда не забуду.
-Никогда не говори никогда, знаешь такую фразу?
-Знаю. Вот и ты не говори, что никогда не вернешься. Я буду тебя ждать.
Он грустно улыбается и отнимает у меня руку. Я не могу его удерживать. Если он улетит, значит так надо. Разлука тоже для чего-то предназначена. И самолеты летают не в один конец.


Я включаю телефон только когда оставляю машину на подземной парковке. Сообщения приходят одно за другим. Не читаю их. Я не понимаю, зачем поднимаюсь наверх. Не хочу видеть Ирму. Что я ей скажу? Она и так уже все знает.
Но ее нет в квартире. А на столе в гостиной стоит прислоненная к вазе с цветами записка.
«Мне тяжело принимать это решение за двоих, но я так больше не могу. Ты, судя по всему, ничего менять не станешь. Тем более, теперь, когда тебя больше не привязывает ко мне ребенок. Ты свободен, Дэвид. Живи, как хочешь. Я не хочу быть той, кем ты меня делаешь своими изменами и ложью. Нам нужно расстаться. Так будет лучше. Я не держу на тебя зла, и прости, если в чем-то виновата перед тобой. Прощай. Ирма».
Медленно опускаюсь на стул с листком в руках. Перечитываю снова и снова. И становится все легче и легче. Будто камень скатывается с души, как по склону. Она дала мне то, чего мне не хватало. То, чего я не мог потребовать от нее сам. Свободу.
Через минуту я уже вызываю лифт. Звоню Биллу, пока спускаюсь. В трубке на фоне объявляют посадку.
-Не улетай! Я приеду сейчас! Слышишь? Не садись в самолет!
-Что случилось?
-Билл, ты не должен убегать от любви. Мы будем вместе, только мы, вдвоем, понимаешь?
-Мы не можем…
-Можем! Я свободен теперь. Я буду только с тобой! Пожалуйста, не улетай! Жди меня, я уже еду! Я тебя люблю, не отпущу никуда, ты не прав, ты мой заяц, Билл!
-Ты с ума сошел…
Он улыбается, говоря это, я чувствую.
-Дождись меня. Я скоро буду!
-Я уже багаж сдал…
-Ерунда. Вернут потом. А не вернут – купим все, что нужно.
-Ты серьезно?
-Конечно! Все, я еду!

Я дурак. Все не так. Обманный кубик льда растворился. Мой. Конечно же, мой. Заяц, за которым не нужно гнаться. Заяц, который пришел ко мне сам. Заяц, который ждет. Тот самый, правильный. И я чуть было не упустил его, едва не позволил уйти. Я знаю теперь, зачем все это было. Знаю, почему так долго не женился. Знаю, зачем привез его тогда к своему дому. Знаю, зачем о нас узнала она. Знаю, почему не родился мой ребенок. И еще я знаю, в чем была проблема моей мечты. Я ошибался на этот счет с самого начала. Дело не в том, что она сбылась и перестала быть интересной. Просто я не о том мечтал. И счастье мое не в идеальной женщине рядом. Мое счастье сейчас ждет меня в аэропорту. И случайностей не бывает. Нет. Если бы я не вернулся сейчас домой, не увидел бы эту записку, не узнал бы, что свободен, не позвонил бы ему, Билл бы улетел. Но он не должен был этого сделать. Наверное, я понимал это глубинным сознанием. Поэтому так спокойно его отпустил. Только поэтому.

Я вбегаю в двери и с порога обвожу глазами здание терминала. Сердце бьется через раз. Я не вижу его. Протискиваюсь между людьми, выглядываю из-за их плеч и голов. В мыслях только один вопрос: «Где ты, где ты?» Но взгляд находит лишь чужие лица. В душу закрадывается тревога. Улетел? Не может быть. Не мог. Не таков был план судьбы.
За большими окнами ночь. Огни аэродрома. Гул турбин. Огромный лайнер медленно разворачивается, выезжая на взлетную полосу. Смотрю на часы. Его самолет. Но его там нет. Я знаю. Набираю его номер. Гудки. Точно нет. Он бы выключил мобильник, если бы был на борту.
-Билл, ты где?
-Здесь.
-Я не вижу тебя.
-Обернись.
Оборачиваюсь. Он стоит в нескольких метрах от меня. С сумкой на плече и трубкой у уха. Улыбается. Между нами снует народ, все куда-то спешат, а я не замечаю их, я вижу только его эту улыбку. Я идиот, раз думал, что смогу жить, не видя ее.

Я обнимаю его прямо в зале ожидания. Никогда еще не делал этого на людях. Но сейчас мне все равно. В конце концов, это не преступление. Билл проводит рукой по моим волосам.
-Ты прочел то, что я тебе дал?
-Нет, ты же не улетел.
На самом деле я просто забыл об этой вырванной странице. Я бы не стал ждать до отлета, прочел бы сразу, как только он вышел из машины.
-Тогда верни мне листок.
-А что там? Можно все же прочесть?
-Нет, это уже не важно.
-Почему?
-Это уже неправда.
-Да?
-Да. Это было бы правдой, если бы ты дал мне улететь…
Я отдаю ему сложенный листок. Он тут же рвет его в мелкие клочки. Это, должно быть, хорошо, что я не знаю, что он там написал. Все, что я должен знать, он мне скажет. Я уверен.
-Что мы теперь будем делать?
Мой взгляд ловит автоматическую кабину моментального фото. Я тут же загораюсь идеей.
-Сфотографируемся вместе.
-Что? – он уже приготовился к смеху.
-Пойдем.
Тяну его за руку. Он смеется, когда я затаскиваю его туда и задергиваю черную штору.
-Ты что, серьезно хочешь сфотографироваться?
-А что такого? Садись.
Мы усаживаемся на явно не предназначенном для двоих сидении.
-Так, что тут надо сделать? – читаю инструкцию на стенке. - Ага…сейчас…
Нажимаю на кнопку, и на небольшом мониторе впереди появляются наши головы.
-Ну что, готов?
Билл кивает, широко улыбаясь, и прижимается виском к моей щеке. Идет обратный отсчет от десяти до нуля и кабинку озаряет вспышка. Потом, спустя несколько секунд, вторая. На третьей я поворачиваю его лицо к себе и целую. Этот момент запечатлевает последний, четвертый снимок.

Я убираю полоску с фотографиями во внутренний карман куртки, поближе к сердцу. Теперь я знаю, как выгляжу, когда абсолютно счастлив. Знаю это ощущение, когда сбывается правильная мечта. Пусть меня не поймет мама, пусть осудят друзья, пусть удивятся коллеги. Я живу не для них. Я слишком долго делал то, чего от меня ждали. Оправдывал чьи-то надежды и соблюдал принятые кем-то правила. Хватит. У меня все будет иначе. Я не зря верил в судьбу. Она меня не подвела.

На улице снег с дождем решают, кто из них главнее. Ветер вмешивается в их спор, доказывая что-то свое. Моя мечта идет рядом и держит меня за руку, продолжая сбываться в эту самую минуту. Говорит на ходу:
-Я забыл сказать… Я люблю тебя.
Будь у меня дневник, я бы написал в нем завтра, что умей я перемещаться во времени, я бы вернулся в эти секунды. Чтобы снова услышать это признание в первый раз. Интересно, а в прошлом слова сохраняют свой смысл?



КОНЕЦ


"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость