• Администратор
  •  
    Внимание! Все зарегистрировавшиеся Aliens! В разделе 'Фото' вы можете принять участие в составлении фотоальбома. Загружайте любимые фотографии, делитесь впечатлениями, старайтесь не повторяться, а через пару-тройку месяцев подведем итог и наградим самого активного медалью "Великий Фотокорреспондент Aliens"!
     

Гори огнем {slash, RPF, PWP, experiment, twincest, Bill|Bill Bill|Tom, R}

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

Гори огнем {slash, RPF, PWP, experiment, twincest, Bill|Bill Bill|Tom, R}

#1

Непрочитанное сообщение Aliena » 26 апр 2018, 22:00


Автор: Cardinal
Название: Гори огнем
Рейтинг: R
Пейринг: Bill|Bill Bill|Tom
Жанр: t-cest, PWP, experiment
Размер: drabble
Дисклэймер: мои.

Подарок, который узнается адресатом с первых строк.
На самом деле, когда я писала, я не представляла ничего другого: никакого другого формата.
Я хочу, чтобы ты подглядела, хорошо? Еще раз. Потому что я не подглядывала, честное слово;)
Для меня очень неожиданно писать такой формат, но ты тоже вообще неожиданно появилась у меня.
В твоем сердце солнце.
А это - твое. Обнимаю.
Misere Nobis, я давно не чувствовала привязанности, и это для меня очень важно.
И раз хозяйка хочет видеть его здесь - он будет здесь.
Я знаю, что он тебя порадует ;)
"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

#2

Непрочитанное сообщение Aliena » 26 апр 2018, 22:01




Билл хлопает крышкой ноутбука и накрывает рукой пах, обтянутый белым денимом.
«Его и не любить? Невозможно!»
В зеркале напротив видно, как он пяткой толкает лэптоп в сторону, и съезжает ниже по белому одеялу на двуспальной кровати, отчего то мнется и собирается под его спиной. Он проводит обеими ладонями по голове, ероша и без того растрепанные светлые волосы. Они скользят между его пальцами, воздушные, непослушные, мягкие, и Билл блаженно прикрывает глаза, разводя в стороны длинные стройные ноги. Он накрывает ладонью лицо, скользит пальцем по спинке аккуратного узкого носа, переходит на резкую линию скул, затем ниже – к воспаленным бесстыдно-жадным губам, касается шершавой влажной кожи. Палец неглубоко скользит в приоткрытый чувственный рот. Его ладонь царапает грубая щетина. Когда его ладони переходят на гордую атласную шею, он дышит тяжелее.
«Заполнил собой все мое сердце».
Он упирается затылком в подушку и выгибает спину. Его руки все еще сжимают шею. Он накрывает ладонью адамово яблоко и сглатывает. Кадык скользит под его рукой с трудом, но Билл не ослабляет хватку.
«Ты как самое дорогое воспоминание».
Билл обводит пальцем вишенку соска, задевая сережку, оттягивая ее. Ему больно, но он тянет ее вверх. Его острые колени разъезжаются. В какой-то момент вырвавшийся стон боли переходит в стон удовольствия. Билл не замечает, когда это происходит.
«Для меня ты Бог. Тебе нужно кланяться».
Он гладит мускулистый живот, тот напрягается под его ладонью. Ласково касается порочной своей простотой звезды внизу живота, следит за своими движениями и облизывает пухлые губы. С губ его срывается смешок, когда он смотрит ниже. Билл поднимает взгляд к зеркалу и выпрямляет ноги. Билл думает - хорошо, что он иногда заходит на фанатские сайты. Билл думает – плохо, что, кажется, сейчас он возбужден и причина этому – он сам.
Впрочем, ему становится все равно, когда пуговица джинсов выскакивает из петли. Дыхание его тяжелеет. Он шумно выдыхает воздух сквозь зубы, расстегивая ширинку и задевая еще не совсем твердый член.
Билл рукой скользит под подушку, доставая пачку сигарет и зажигалку. Он обхватывает губами фильтр, прикуривает и затягивается. Голова Билла кружится.
Младший приподнимается и спускает джинсы до коленей. Ладонью он накрывает член через ткань темных боксеров и сжимает челюсти до боли. Он смотрит на себя в зеркало и снимает джинсы, разозленный тем, что они закрывают ему обзор. Когда он стягивает носки, позвонки выделяются в резком изгибе спины полоской Млечного пути со своими планетами – родинками, и каждая из них – Земля, каждая из них – чья-то жизнь. Меж его пальцев тлеет сигарета.
Когда Билл остается практически обнаженным, он еще раз оглядывает себя в зеркале: следит за острым углом согнутых в коленях бесконечно длинных ног, сводит их на секунду, сжимает, шипя от приятных ощущений, которые импульсами бьют в низ живота, в солнечное сплетение, будто там у него свой Большой Взрыв, будто там сейчас и правда родится солнце.
Билл поглаживает член через ткань, под его ладонью он становится твердым, Билл чувствует это, и ему вдруг становится стыдно: он смотрит в зеркало, его взгляд - лихорадочный, упрямый. Ему стыдно, и от этого еще лучше.
Он скользит ладонью под боксеры, и гладит гладкую кожу. Рука его сжимает член у основания, с его губ срывается первый низкий короткий стон. Медленно, не разжимая, Билл скользит по стволу вверх. Он видит свое отражение и с удовольствием следит, как ладонь останавливается и снова скользит ниже, открывая крупную розовую головку. Билл думает – он совершенен. Билл думает – сколько из них готово сейчас взять в рот. Билл думает – он мог бы позволить это только себе. И Билл знает – это возможно.
Он обводит пальцем головку, снова скрывает ее крайней плотью. Палец быстро скользит в рот, Билл с удовольствием облизывает его языком, прикрывая глаза. Он касается мокрой подушечкой головки и шипит. Билл смотрит на отражение и думает, что если он кончит сейчас, то это будет означать одно – он отдрочил на самого себя. От этой мысли его накрывает, и он снова сжимает член у основания. Впрочем, терпеть больше он не намерен. Билл прикрывает глаза и замирает. Когда тяжелые веки поднимаются, он видит брата, прислонившегося к дверному косяку. Билл смотрит на приподнятые брови близнеца и изломанные в ухмылке губы. Том держит двумя пальцами белые джинсы младшего на уровне своего лица. Билл не может удержаться и смеется. Его смех сытый, довольный. Розовая головка видна из-под резинки боксеров.
-В магазин-то едем? – невозмутимо спрашивает Том.
Билл не может перестать смеяться. Смех его становится икающим, надрывным.
-Сейчас? – проговаривает он, закашлявшись, подавившийся собственной слюной.
-Сейчас, - кивает Том. Он подходит к кровати и протягивает брату джинсы. Билл смотрит ему в глаза и обводит пальцем головку, собирая выступившую смазку. Он трет пальцы друг о друга, размазывая. Том показательно равнодушно следит за этим. Билл мокрыми пальцами притягивает близнеца за запястье и забирает джинсы.
-Я сейчас спущусь, - произносит он.
Том подносит к лицу запястье и касается его языком. Билл следит за этим из-под полуприкрытых век.
-Я жду, - произносит старший и выходит за дверь. Билл слышит его шаги на ступеньках лестницы.
В животе – висельный узел, на котором Билл прямо сейчас готов повеситься, если брат не вернется и не отсосет ему.
И Том возвращается. Билл блаженно улыбается.
Билл думает – та девочка была права. Билл вспоминает – «тебе нужно кланяться». Билл думает – достаточно того, что Том сейчас встанет на колени.
Когда Том обхватывает ртом член близнеца, Билл и правда чувствует себя Богом.

"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость