• Администратор
  •  
    Внимание! Все зарегистрировавшиеся Aliens! В разделе 'Фото' вы можете принять участие в составлении фотоальбома. Загружайте любимые фотографии, делитесь впечатлениями, старайтесь не повторяться, а через пару-тройку месяцев подведем итог и наградим самого активного медалью "Великий Фотокорреспондент Aliens"!
     

Абсолютная истина {slash, AU, twincest, POV, PWP, Tom/Bill, NC-17}

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

Абсолютная истина {slash, AU, twincest, POV, PWP, Tom/Bill, NC-17}

#1

Непрочитанное сообщение Aliena » 26 апр 2018, 21:58

Изображение



Автор: Tritatushechka
Название: Абсолютная истина
Статус: закончен
Категория/Жанр: slash, PWP, twincest, POV Author.
Размер: mini
Рейтинг: NC-17
Персонажи/Пейринг: Том Каулитц(19)/Билл Каулитц(19)
Дисклеймер: написание работы преследует сугубо некоммерческие цели. Все написанное является выдумкой и на самом деле никогда не происходило.
Краткое содержание: как тяжко бывает студентам перед сессиями =)
От автора: а вот захотелось мне твинцеста! Доброго старого твинцеста, который уже мною чуть подзабыт. Да тут ещё и мысли о PWP пришли… Я обязана была это написать.
Начало написания: 20 апреля 2010 г. 13:18 МСК.
Закончено: 22 апреля 2010 г. 20:01 МСК.
Посвящение: Trinny=) Захотелось вот это тебе посвятить, Женьк =)
"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

#2

Непрочитанное сообщение Aliena » 26 апр 2018, 21:59



Том закрыл за собой входную дверь и опёрся об неё спиной, прикрыв на мгновенье глаза.
Обычно приходя с учебы он прибывал в более радужном настроении, но сейчас, к концу учебного семестра, когда по обыкновению наваливалось всё и сразу, поменялось многое. Парень приходил домой поздно вечером, уставший, нервный, голодный и измотанный. Такое состояние было связано с нередко получаемыми заданиями на дом, которые требовалось выполнить в обязательном порядке и главное - выполнить с блеском.
Также получилось и сегодня.
Том безумно устал и сейчас проклинал всех и вся, в том числе и себя, потому что как наивный идиот надеялся восполнить все задолженности в более-менее короткие сроки, не утруждая себя в учебное время. Теперь же большая часть преподавателей, которых он игнорировал в течение года, тупо на нём отыгрывалась. Достаточно хорошая репутация и наивные молящие глаза не спасли его, когда потребовалось исправлять семестровые оценки, чтобы получить доступ к сессии.
- Достали, - пробурчал он и откинул тяжёлую сумку на тумбу.
Раздеваясь, Том попутно перемывал косточки преподавателям, никого не забывая и уделяя внимание каждому. Как назло уже именно завтра этот чёртов семинар, к которому ему ещё предстоит готовиться до поздней ночи, а это значит, что Том снова не отдохнёт и не выспится. Такой образ жизни в последнее время казался обыденным. Парень мало ел, мало спал, практически всё время проводил в колледже, и зубрил невыученный вовремя материал, вбивая в голову один предмет за другим. А ещё Том редко проводил время с Биллом, который старался не попадаться на глаза занятому близнецу и почти всегда неслышной тенью скрывался где-то в недрах их дома, пока Том засыпал над учебниками и списанными с интернета конспектами.
Том прошёлся по комнатам, для порядка пару раз позвав близнеца и, уже стопроцентно убедившись, что дома он один, приуныл. На кухне его не ждал заботливо приготовленный ужин, в гостиной не бормотал телевизор, и сам брат не сидел в своём любимом кресле, как обычно делал это, ожидая Тома с учёбы. Отсутствие брата объяснялось просто: либо он сам задержался в колледже, либо отправился за покупками. Проводить время с друзьями, когда рядом не было Тома, в принципы младшего близнеца не входило. А старший близнец выбраться из учебной рутины никак не мог.
Том переоделся, раскидав одежду по комнате, вооружился конспектами и, сделав себе чай, отправился в комнату. Он включил ноутбук и откинулся на спинку кровати, морально подготавливая себя к предстоящей работе.
Очень хотелось отдыха. Хотелось устроиться на широком диване в гостиной, прижавшись к тёплому телу Билла и расслабиться, пока брат заботливо перебирает косички на его голове и иногда успокаивающе целует в висок.
Но сейчас брата дома не было, времени у Тома не было тоже, поэтому пришлось ограничиться лишь горячим зелёным чаем и мягкой подушкой, подложенной под спину для удобства.
Через некоторое время Том погрузился в работу, не отрывая взгляда от монитора, а пальцев от клавиатуры. Все его мысли были заняты завтрашним семинаром.

Билл вернулся, когда часы равнодушно указали на цифру семь. Ещё в коридоре он заметил раскрытую сумку Тома, а это значит, что брат уже дома и он как обычно голодный, уставший и злой. То, что настроение у брата окажется иным - не таким, как всю минувшую неделю, - казалось Биллу сейчас нереальным. Приближающаяся сессия сказывалась на Томе негативно, в принципе, как и на большинстве студентов, не сдавших материал в срок. Тому же было ещё тяжелее, так как учёба никогда не вызывала у него какого-нибудь благоговения.
Но кое-что всё-таки радовало. Сегодня обувь брата была раскидана, а не поставлена на полочку в армейском порядке, что означало хоть какую-то сносность ситуации. Билл знал, если Том приходит домой и ставит обувь на место, притом ещё и развязывая шнурки, то лезть к нему не надо – это высшая стадия психоза и значит Том в настрое рвать и метать всё, что попадётся под руку. Потому, перевёрнутые кроссовки как никогда порадовали глаз.
Билл быстро стянул куртку, разулся, отнёс на кухню пакеты с продуктами и не став их разбирать сразу, прошёлся по комнатам. Тома он застал в спальне. Парень сидел с ноутбуком на кровати, сгорбившись и поджав под себя ноги.
- Том, - позвал тихонько, чтобы не напугать, в случае если брат сильно увлечён.
Том не отозвался, а только мотнул головой, показывая, что сейчас его мозгом овладела очередная гениальная мысль и лезть к нему не следует. И Билл вышел назад на кухню, разложил продукты, включил телевизор и, быстро приготовив ужин, поел.
Он уже устроился в гостиной с книгой в руках, намереваясь снова проводить вечер в гордом одиночестве, когда неприятно кольнула мысль, что брат опять ничего не ел и сейчас сидит, работает голодный, довольствуясь одной только чашкой чая. Такой расклад не радовал Билла: Том и так изрядно похудел за минувшее время, а при его весе, немного отличающимся от веса близнеца, это грозит истощением. Двух скелетов в этой семейке будет явно многовато.
Отложив книгу, Билл вернулся в комнату и подошёл к близнецу, включая на тумбе лампу.
- Сколько раз говорил тебе – не сиди за компьютером в темноте. Зрение посадишь, - пробурчал он, проводя пальцем по пыльной подставке светильника.
Том не ответил. Только закусил губу и снова сосредоточенно уставился в монитор, стирая клавишей «Backspace» последнее напечатанное им предложение. Потом потёр уставшие глаза кулаками и кинул взгляд на раскрытую тетрадь, лежащую рядом с ним на кровати. Брата он будто и не замечал.
Билл, покоробленный таким невниманием, но вполне ожидавший его, походил вокруг и залез на кровать за спину Тома, кладя руки ему на плечи, а подбородок на макушку.
Том вздрогнул и на секунду оторвал взгляд от монитора.
От рук Билла шло тепло. От него мягко пахло цитрусовым мылом, одеколоном и жареным мясом, которое наверняка брат приготовил на ужин.
- Ты пришёл меня дразнить? – Том устало прикрыл глаза и коснулся затылком груди брата, расслабляя затёкшую шею.
- Ага, как быка на корриде, - съязвил Билл. – Ты уже вторые сутки не питаешься нормально. Что, нельзя выделить время на ужин? И не ври, что ел бутерброды. Продукты не тронуты совершенно.
- Ты что, колбасу с сыром линейкой меряешь?
- Понадобится - буду мерить, - отрезал Билл. – На одном чае сидишь. Диетчик хренов.
- Ну, у меня времени нет совсем. Пришёл, сразу за компьютер сел. Семинар завтра, речь готовлю, - Том поморщился. – Потом поем.
- Том, ну что за чушь? Ты и так ешь как колибри! И когда ты собрался ужинать? Ночью? Знаю я твои «потом»! Ляжешь спать голодный, утром кофе нахлебаешься и убежишь. И в колледже ведь не перекусишь! И что потом? Ты до обморока себя довести собрался? Себя до больницы, меня до сердечного приступа и тоже до больницы, бля!
- Не ори на меня. И без этого тошно, - Том снова сел ровно, потянулся к тумбе и выпил оставшийся чай в кружке.
Билл вздохнул и убрал руки с плеч брата.
- Я не ору. Я просто психую. Том, пойдём, поужинаешь? На сигаретах и кофе ты долго не протянешь, - он говорил спокойно, боясь, что брат сорвётся. Том ненавидел, когда его в чём-то принуждали. Даже когда дело и касалось его самого и его потребностей.
- Я так понимаю, что выбора у меня нет. Ты же, зараза моя, приставучий.
Билл улыбнулся и, наклонившись, коснулся губами щеки брата.
- Ты всё правильно понимаешь. Я пойду всё разогрею, а ты отрывай свою попу и шагом марш на кухню. Пятнадцать минут ничего не решат, зато я буду спокоен. Бегом!
Том невольно улыбнулся, когда Билл, погладив его по спине, в спешке скрылся за дверью спальни. Да, брат был прав – Том чувствовал себя отвратительно. Голова трещала, голод отзывался тошнотой, живот неприятно урчал. У него давно болело горло из-за выкуренных сигарет и зелёный чай, так обожаемый Биллом, вызывал теперь только неприязнь. А слабость, поселившаяся в теле, заставляла морщиться и внутренне ругать себя за безалаберность. Том давно так не выматывал себя. Никогда, точнее.
Возясь у микроволновки, Билл заметил, как Том прошёл к стойке, заменявшей им стол, и опустился на табурет, складывая руки на столешнице.
Том с нежностью наблюдал за братом, который, в кои-то веки не стал снова прятаться где-то в доме, а на свой страх и риск решил отвлечь близнеца от работы. Том действительно чувствовал, что он скоро голову разобьёт об этот гранит науки. Вот почему Биллу удаётся расправляться с сессиями влёт, а он, Том, так страдает?..
Пока Том размышлял о превратностях их с братом судьбы, на столе появился тарелка с дымящимся грибным супом, источавшим просто безумно приятный аромат. Почти сразу возник добрый кусок жареного мяса с рисом на гарнир и чашка обыкновенного, не зелёного чая, в котором Билл ещё размешивал сахар.
- Я купил уже готовый замороженный пирог. Пока испечётся, думаю, ты это съешь, - он отпил чай, пробуя его на сахар и убедившись, что не переборщил, протянул Тому ложку. – Кофе наливать не стал, а сладкий чай заставит мозг работать эффективнее и легче. Это лучше твоих вонючих сигарет и зелёного чая, который выпивается тобою литрами. Ну, что глазеешь-то? Ешь.
Том улыбнулся, окинув брата нежным взглядом, и усердно заработал ложкой, чувствуя, как суп приятно обжигает горло и согревает желудок.
Он ел быстро, чудом не давясь, чем вызвал у Билла усмешку.
- Не торопись ты так. Подавишься тут, что мне делать-то с тобой?
- Билл, не ёрничай. Я просто очень голоден, - ответил Том с набитым ртом.
- А кто в этом виноват? Ужин я готовлю каждый день. Так же, как и завтрак, который ты успешно игнорируешь.
- Больше не буду, - пообещал Том и улыбнулся.
Билл качнул головой, типа «верю-верю», встал и отошёл, проверяя в духовке пирог. Судя по чавкающим звукам, иногда прерываемым довольным повизгиванием, Тома сейчас разморит и работать дальше он не сможет. Оно и к лучшему – брат, наконец, хоть немного расслабиться и побудет с ним, с Биллом.
Признаться честно, вся эта усердная учёба Тома Билла напрягала. Билл боялся, что брат когда-нибудь не выдержит и сляжет с гриппом – у него такое бывало, когда сильно нервничал. Интересная особенность организма защищаться от стрессов, стоит признать. Да и чувство эгоизма, обычно тщательно скрытое и проявляющееся очень редко, давало о себе знать. Билл хотел как раньше – чтобы Том приходил домой со своего грёбанного колледжа и был с ним. Чтобы они опять проводили время вместе, возобновили вечерние прогулки и засыпали, обнявшись, а не по разным углам кровати, как происходит в последнее время. Том ложился значительно позже брата и Билл ждать его не мог.
И пусть нужно было просто подождать. Том сдаст сессию и снова всё восстановится – и прогулки, и ужин вместе, и вылазки в развлекательные заведения. Но ждать-то не хотелось! Хотелось всего и сейчас. Билл уже истосковался по Тому.
- Эй, Билл, ты сколько ещё на пирог пялиться будешь? Он что, так быстрее испечётся?
Билл вздрогнул и усмехнулся, понимая, что он всё так же стоит у духовки и тупо пялится на румяную корочку ягодного пирога. Он разогнулся и вернулся к столу, удовлетворённо отмечая, что суп съеден полностью, а от второго остались только несколько крупинок. Том справился со всем довольно шустро.
- Я сейчас допью чай и пойду, продолжу писать конспект. На пирог потом меня позовёшь, - Том опустошил кружку и довольный до крайности поднялся с табурета. Погладил себя по животу ладонью. – Потрясающе…
Билл улыбнулся.
- Говори мне спасибо и вали за свой конспект, будь он трижды неладен!
Том тихо засмеялся и, нагнувшись, мягко поцеловал брата в губы, от чего тот сразу разомлел и перестал проклинать все учебные заведения, в которых за свою короткую девятнадцатилетнюю жизнь успел проучиться Том. На губах брата ещё чувствовался сладкий привкус сахара, и Билл потянулся за добавкой, обвив руками шею парня и вытягиваясь на табурете. Желание отпускать Тома учиться дальше отпало совсем.
- Может, ну его, это семинар? Не пойдёшь завтра никуда, пропустишь. Придумаем что-нибудь, а… - Билл уткнулся носом в плечо брата, не убирая рук с его шеи. – Ты всё только учишься. Ботаник мой недоделанный.
- Ну что говоришь такое? – Том запустил руку в волосы брата и осторожно взъерошил их. – Как змей-искуситель. Нельзя мне пропускать, знаешь же. Отмучаюсь, потом весь твой.
- Ай, иди, - Билл недовольно свёл брови, развернул смеющегося брата к выходу и шлёпнул его ладонью по спине. – Только нервные клетки мне убиваешь и надежду вселяешь в слабое сердце.

Том хихикнул и, шоркая штанами по полу, направился назад в спальню.
Билл посидел ещё немного, потом убрал со стола, вымыл посуду, вытащил готовый пирог на блюдо и снова сел, сжимая в руках кухонное полотенце.
Ну, вот чем он сейчас займётся?.. Снова пойдёт спать, тщетно ожидая брата за книгой? Или сядет у телевизора, мучая пульт и не обращая на происходящее на экране никакого внимания? Нет. Билл хотел быть с Томом. Хотел, чтобы брат провёл время с ним. И вывод напросился сам собой – нужно обратить на себя внимание. И так, чтобы отвлечься сил не было.
Окрылённый, Билл проскакал в спальню и тут же залез за спину Тому, устраивая голову на его плече. Том даже не шелохнулся, будто ожидал таких действий со стороны брата. Он продолжал лишь сосредоточенно нажимать на кнопки клавиатуры, изредка оглядываясь на тетрадь.
- Ну, Тооом! Ну, бросай свой конспект! Пойдём, телевизор посмотрим. Я новый диск у Карла взял. Какой-то боевик. Ты же любишь такое.
- Ненадолго ж тебя хватило, - Том усмехнулся. – Нет, Билли. Пока не закончу, никуда не пойду.
- Не вредничай. Ты, по-моему, уже всё написал, - Билл мельком осмотрел напечатанный текст. – Вон, сколько всего. Заканчивай!
- Это только половина. Мне ещё примерно столько же печатать.
- Ну, давай на первую пару завтра не пойдёшь и закончишь? Хватит уже учиться! Ты лопнешь скоро от переизбытка полезной информации.
- Я - не ты. Мне всё нужно запоминать и запоминать. Будто сам не знаешь, - устало ответил Том. – Не отвлекай меня. Дай закончить.
- Ну, Том, хватит, - Билл уткнулся носом в шею брата и прикрыл глаза, вдыхая аромат одеколона. – Надоело уже. Я скучаю по тебе.
Том тяжело вздохнул и нахмурился, проводя пальцами по нагревшемуся пластмассовому боку ноутбука.
- Билли, душу не трави. Мне будто этот семинар больше всех нужен!
- Ну и в чём тогда проблема?
- Проблема в том, что я планирую задержаться в колледже до конца и получить профессию.
- Как банально, - Билл фыркнул и отодвинулся от брата, слезая с кровати. – Иногда ты мне кажешься жутким занудой.
Том усмехнулся, наблюдая за братом, заходившим по комнате.
- А ты мне сейчас напоминаешь маленького ребёнка, который собирается топать ножками, потому что вовремя не получил сладкое. Не капризничай, милый. И посиди молча, я работаю.
Билл не успел возмутиться, как Том снова углубился в напечатание сообщения и перестал обращать на близнеца хоть какое-то внимание. Младший ещё постоял, демонстративно нахмурившись, посидел рядом с братом, пытаясь отвлечь Тома на себя и, в конце концов, отчаявшись, снова залез близнецу за спину и принялся читать быстро печатаемый текст.
- Абсолютная и относительная истины. Истина… Угу, угу, угу. Истина – это… Ой, нет, это не для нас. Относительная истина требует доказательств. Абсолютная истина – аксиома – утверждение, доказательств не требующее, - Билл нахмурил лоб. - Господи, что за чушь?..
- Это право, - не оборачиваясь, ответил Том, на секунду остановившись, и заглянул в тетрадь. – Понятие истин.
- Похоже на философию, - Билл задумался.
- Если и так, это не повод мне мешать.
Билл фыркнул, оставшись недовольным бесцеремонностью брата. Но он понимал, что будет только мешать, если полезет с вопросами или с просьбой поговорить, а раздражать пока мирно настроенного брата не хотелось совсем. Идея же вернуться в пустую гостиную, где он снова сядет у телевизора ничуть не прельщала. Потому парень решил просто тихо посидеть рядом с братом, не мешая тому заниматься своими делами.
Билл сел удобнее, расставив ноги по обеим сторонам от Тома, и наклонился к согнутой спине брата, уткнувшись в неё лбом и прикрыв глаза. От майки Тома, которую он обычно надевал дома, пахло цветочным кондиционером, а тело под тонкой тканью было горячим и гибким. Биллу даже казалось, что он чувствует нежность кожи на спине брата. Он обожал тело Тома. Он всего его обожал.
- Братишка… - улыбнулся Билл и потёрся носом о спину брата, потом осторожно поцеловав место, на котором только что лежал его лоб. Вот просто захотелось.
На секунду звуки нажимаемых клавиш стихли, и Том чуть повернул голову набок.
- Билл?..
- Прости. Я не мешаю. Сижу тихо, - младший чуть отодвинулся назад, оперевшись спиной на разложенные по кровати подушки. – Прости.
Том повёл плечами и снова развернулся к ноутбуку.
- Да ничего. Приятно даже, - пробурчал он и с уже меньшим рвением продолжил печатать конспект.
Билл посидел пару минут на расстоянии от Тома, наблюдая за перекатывающимися от движений лопатками, не закрытыми майкой, и снова подсел к брату, кладя ладони на оголённую кожу предплечий. Билл всегда удивлялся способности кожи брата сохранять загар. Тому хватало пары дней, проведённых на солнце и его загар, убивающий своей идеальностью, сохранялся до следующего лета. В этом и во многом другом они различались.
Билл с удовольствием поглаживал широкие крепкие плечи брата и, учитывая то, что Том смиренно молчал, последнему это нравилось. Так было даже лучше: Биллу не нужно было просто тихо сидеть поодаль, боясь помешаться. Он мог касаться брата, обнимать и наслаждаться этим так, будто в другое любое время доступ к Тому был закрыт.
- Совсем похудел, - Билл нахмурился, проведя ладонями по бокам брата и снова возвращаясь к плечам. – Запустил я тебя, нет мне прощенья.
Том хмыкнул и посмотрел на монитор с отвращением. Он уже буквально ненавидел всех тех, кто как-то связан со сферой образования. Казалось, будто это они виноваты, что он не может сейчас задвинуть на эту работу, развернуться к брату и затискать его в объятиях. Билл, сам того не понимая, здорово распалял Тома своими нежными прикосновениями, заботливым голосом и горячим дыханием, которое Том ощущал кожей спины и шеи. Нужно попросить брата отойти, но разве это возможно?..
Билл тем временем всё никак не мог простить себя за безалаберность. Он щупал бока Тома, цокал языком и причитал, что брат стал тоще его самого. Пусть слова и были далеки от реальности – регулярно занимающийся спортом Том при всём своём желании не сумел бы похудеть на подобие брата, – но забота в голосе Билла была совершенно неподдельной.
Том уже совсем забыл о том, что завтра важный для него семинар, едва брат, замаливая грехи, коснулся губами его плеча. Дорожкой поцелуев прошёлся до шеи и прижался всем телом, обвив руками талию замершего старшего близнеца. Тело отозвалось на прикосновения лёгким покалыванием и горячей волной, пробежавшей по позвоночнику. Беспредел чистой воды!
- Ты осознаёшь, что сейчас нагло меня совращаешь и сводишь с пути истинного на мрачную тропинку пошлости? – выдохнул Том и улыбнулся, слыша, как рассмеялся над его словами Билл. – И ничего смешного. Не издевайся над и без того измученным студентом.
- Том! Да чтоб я и издевался… Разве такое возможно, м? – Билл состроил невинное личико и сев на корточки, обвил шею брата руками. – Я же ангел во плоти.
- Угу, ангел, - Том уткнулся взглядом в ноутбук. – Ты мне работать не даёшь, ангел. Я ж не железный, Билли. Любое твоё прикосновение так и намеривает с ума свети. Умолчу о поцелуях, которые мозг выносят.

Билл усмехнулся и грациозно, по-кошачьи, вылез из-за спины брата. Под пристальным взглядом Тома захлопнул ноутбук, осторожно убрал его на пол и сел на корточки между раздвинутых ног брата. Ладонь легла на затылок, под косички. Пальцы ласкали кожу.
- А что мешает сойти с ума совсем? – шёпотом спросил Билл и сейчас наблюдал, как Том мгновенно расслабляется, как его руки ложатся на тонкую талию брата, чувствовал, как приятно прикосновение горячих ладоней.
- Мешает? А разве мне может что-нибудь помешать хотеть тебя? – хриплый шёпот в ответ. И медленный взгляд по красивому сосредоточенному лицу, по длинной шее с россыпью родинок, по полоске кожи на животе, выглядывающей из-под футболки. И снова взгляд взметнулся вверх, сталкиваясь с взглядом раскосых карих глаз.
Билл смотрел с откровенным вызовом.
- Хочешь, я опять попытаюсь вынести тебе мозг? – снова шёпот и, не дожидаясь ответа, который, собственно, и не требовался, Билл медленно придвинулся к брату, стоя на коленях и склонился над его лицом. Взял его в ладони, большими пальцами погладив щёки, и коснулся губами его губ. Едва-едва.
И уже потом рука Том легла на затылок Билла, под мягкие волосы, рассыпанные по плечам. Он притянул брата ближе, углубляя поцелуй, чувствуя эти мурашки по коже от нахлынувшей нежности. Хотелось целовать долго и с упоением. Они целовались так всегда.
- Слушай, и чего я мучился столько времени? Ты не такой уж и занятой, как казалось на первый взгляд, - тяжело дыша, выдавил из себя Билл.
- Просто ко мне нужен подход, который ты успешно освоил лишь сегодня, - Том прищурился. – И не стыдно тебе, Каулитц-младший? Отрываешь меня от важных дел…
- Важнее дела, чем я, в твоей жизни быть не может, - Билл улыбнулся и качнул головой. – Когда же ты это поймёшь и примешь?
Том состроил лицо размышляющего о великих думах человека и погладил брата по щеке.
- Ну, может быть, когда-нибудь. Будет чем занять себя на пенсии, - ухмыльнулся, натыкаясь на недовольный взгляд. – Ну, шучу я. Знаешь же, что люблю тебя безумно.
Билл закрыл глаза и уткнулся лбом в лоб брата. Чуть грубоватые от игры на гитаре пальцы Тома ласкали его шею – осторожно, подушечками пальцев. И от таких прикосновений хотелось урчать, подобно ангорскому котёнку. И такие прикосновения рождали желание, пока мягкое, не острое, но достаточно сильное.
- Слушай, ты же свой этот конспект не закончишь сегодня, - Билл, не шевелясь, закусывал губу, наслаждаясь незамысловатыми ласками. Том знал, что от подобного Билла буквально прёт и он намеренно распалял его.
- Плевать, веришь? Ты потом придумаешь отмазку, ты же у меня умный.
- Не порти кайф сомнительными комплиментами, - Билл коснулся губами голого плеча брата. – М-м-м… Идеальный.
Том чуть отвёл голову брата от себя и заглянул ему в глаза.
- Ты хочешь?
- А ты так и не понял? – Билл нетерпеливо поёрзал на месте. – Практически неделя без доступа к твоему телу… И как я ещё не свихнулся?..
Том усмехнулся, и резко обняв брата за талию, повалил его на спину. Нависнул над ним с улыбкой.
- Какой я нехороший, а… - Том потеребил пирсинг в губе, зная, как этот приём действует на близнеца. – Я так понимаю, мне нужно вымолить у тебя прощения?
- Было бы хорошо, если учесть, что я с нервным тобой все свои нервы испортил, - ответил Билл и потянул брата на себя, чтоб между их телами не осталось расстояния. – И меньше разговоров, Том. Неуместная прелюдия.
Том несколько секунд молча смотрел на брата. Серьёзно, без улыбки. А потом наклонился за поцелуем, потянув футболку Билла вверх и быстро избавляясь и от своей майки. Следом в сторону полетели и джинсы обоих, и бельё.
Том наклонился к животу Билла и оставил дорожку поцелуев, поднимаясь к груди, к проколотому соску, к этому колечку, к которому какое-то время относился скептически. И он чувствовал, как учащается дыхание любимого человека, чувствовал собственную дрожь, пробегающую по спине толпой мурашек. Он расслаблялся, впервые за неделю.
А потом Том поднялся к идеальной шее брата, долго выцеловывал её, кусал, вырывая тихие стоны, рукой проводя по бедру, сжимая его, и чувствовал запах цитрусового мыла. И этот запах будоражил. Он возбуждал. Запах любимого тела, которое он хочет, и знает, что Билл не меньше хочет его. И любишь. И будешь любить вечно.
Всё так же лаская поцелуями шею, Том опустил руку на пах и прикоснулся к члену Билла пальцами. Тот вздрогнул и с тихим рыком подался бёдрами вперёд, уже в нетерпении, уже практически моля.
И Том, легко прикусив проколотый сосок, взял чуть подрагивающий член в кольцо из пальцев и провёл рукой вверх-вниз, наслаждаясь сбитыми хриплыми стонами.
Билл распалялся всё больше. Возбуждение нарастало, рвало мозг. Любое прикосновение Тома, его ласки, всегда дарили наслаждение. Том знал все заветные точки, знал всё, что любит он, Билл. И он знал, что ни с кем ему не может быть так хорошо.
И когда Том снова навис над Биллом, вглядываясь в затуманенные желанием глаза и не прекращая своих ласк, снова был поцелуй. Прерывистый, глубокий, с нежностью и страстью. С заглушенными стонами, с закушенной губой.
Билл уже не знал, что делать с таким количеством ощущений. Их переизбыток взрывался внутри пышным фейерверком.
- Том… - прошептали губы, и Том снова коснулся их своими. На секунду.
- Не молчи, родной. Скажи, чего хочешь, – тихо отозвался Том и снова коснулся губами влажного острого плеча брата.
Билл втянул воздух сквозь стиснутые зубы и накрыл рукой руку брата, лежащую на его члене.
- Кончить хочу. Но не так. С тобой, - ответил Билл и Том, разжав пальцы, потянулся к тумбе, доставая смазку и презерватив.
Откинул презерватив и, открутив крышку, выдавил прохладный гель на пальцы.
- Ну? Давай же… - Билл нетерпеливо заёрзал на покрывале.
- Нетерпеливый мой, - мимолётная улыбка, на секунду запечатанные поцелуем губы.
- Заткнись…
- Люблю тебя.
Прохладные от геля пальцы коснулись промежности, и ответная реплика заглушилась несдержанным стоном. Палец вошёл в Билла и Том, закусив губу, всматривался в изменившееся на мгновение лицо брата. Чёрт, будто в первый раз!..
- Ну же! Том!
И Том начал гладить пальцами, ласкать, водить туда-сюда, зная, насколько его действия срывают брату крышу. Со временем, когда Билл расслабился, пальцы свободнее двигались в нём и Том кое-как держался, чувствуя, как в его руках плавится от наслаждения влажное разгорячённое любимое тело. Плавится от его ласк, от его прикосновений, действий.
И это вставляло подобно сексу. Просто вот это ощущение.
- Всё, любимый, сейчас, - горячий шёпот и чувствуешь, как по виску скатывается капля пота. Неимоверно жарко и душно.
Отпустив Билла, измученного, готового кончить уже сейчас, только от его ласк, Том потянулся за презервативом, зубами разрывая упаковку и ловким движением раскатывая латекс по члену.
Ещё пара секунд и Том провёл членом между ягодиц, вырывая уже что-то на подобие шипения, смешанного с молящим скулежом. Улыбка, будто издевающаяся и он осторожно вошёл, сдерживая себя, зная, что сейчас всё равно будет больно.
Узко, горячо… Где последние остатки разума?..
Том резко выдохнул, когда Билл подался бёдрами, насаживаясь на член до упора. Он зажмурился, но через некоторое время лицо перестало отображать гримасу боли, и Билл облизнул губы – истерзанные, искусанные, припухшие.
Потянувшись к губам Билла, Том возобновил движение. Он двигался сначала плавно, постепенно наращивая темп и чувствуя, как скоро Билл начинает двигаться с ним в такт. Чувствуя, как брат стонет ему в рот при поцелуе. Как царапает плечи острыми ногтями.
Хотелось взять его всего, без остатка. Выпить до дна, до последней капли.
И наслаждаться этим чувством принадлежности его тебе. Принадлежности тебя ему.
Они получали друг от друга сводящий с ума кайф. Но не было сил остановиться. Хотелось ещё, больше.
Билл кончил первым. Закусив губу, он выгнулся дугой, вжавшись в тело брата и сильно сжав его плечи, и толи застонал, толи всхлипнул от резкого выплеска скопившегося адреналина. Казалось, экстаз рвёт вены. Уже разорвал. Было лишь мимолётное удивление оттого, что не видно этого фейерверка.
Том последовал за ним чуть позже. Стиснув зубы до побелевших скул, и сильно вздрогнув, сжал руки на бёдрах брата. И, уткнувшись лбом во влажную грудь, замер, издав какой-то непонятный, но полный удовлетворения звук.

Билл улыбался, гладя Тома по влажной шее, и коснулся губами его щеки, когда брат, наконец, поднялся.
Том аккуратно вышел из тела брата, снял презерватив и лёг рядом на спину, тут же принимая в объятия разморённое уставшее тело. Том сжал ладонь Билла, лежащую на часто вздымающейся груди, и прикоснулся к ней губами.
- Пиздец… Подготовился к семинару, называется, - выдохнул он и закрыл глаза, успокаивая сбитое дыхание.
- Не бухти, - Билл улыбнулся. – Такой подготовкой я готов заниматься с тобой каждый день.
- Тогда в нашей семье будет лишь один работающий человек. Это ты, - Том прикоснулся губами к влажному виску и провёл по руке Билла пальцами. – Что вот мне завтра делать? Сказать правду? Извините, герр, я занимался сексом с братом и не подготовился.
Билл хрипло рассмеялся и, приподнявшись на локте, накрыл губы брата поцелуем.
- Семинар… Какая у тебя там тема, напомни?
- Распознавание истин. А что?
- А то, что есть одна истина – ты совсем заучился и потихоньку деградируешь, - Билл выдержал паузу. – Завтра воскресенье, Томми, выходной.
Том смотрел на Билла отупевшими глазами, после чего разразился громким заливистым смехом.
- И ты, зараза такая, молчал?
- Я сам только вспомнил! – Билл негодующе хлопнул брата по плечу. – Так что, доказательство одной истины мы нашли. Ты деградируешь.
- Это истина относительная и требует доказательств, - Том приподнялся и потянул на них плед. – Не спеши делать выводы.
Билл выдохнул, кивнув, и снова устроился под боком у брата. Помолчал, а потом тихо сказал:
- Знаешь, а у меня есть доказательство и второй истины.
- Какое?
- Я тебя люблю, понял? И это истина абсолютная.


THE END


by Tritatushechka
г. Иркутск


"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 2 гостя