• Администратор
  •  
    Внимание! Все зарегистрировавшиеся Aliens! В разделе 'Фото' вы можете принять участие в составлении фотоальбома. Загружайте любимые фотографии, делитесь впечатлениями, старайтесь не повторяться, а через пару-тройку месяцев подведем итог и наградим самого активного медалью "Великий Фотокорреспондент Aliens"!
     

Неизбежность {slash, AU, PWP, twincest, flaff, Билл/Том, Том/Билл (за кадром), NC-17}

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

Неизбежность {slash, AU, PWP, twincest, flaff, Билл/Том, Том/Билл (за кадром), NC-17}

#1

Непрочитанное сообщение Aliena » 26 апр 2018, 16:05


Автор: Escape
Рейтинг: НЦ-17
Пэйринг: Билл/Том, Том/Билл (за кадром)
Жанр: ER, pwp, twincest, близнецовость, щепотка флаффа
Размер: мини
Статус: закончен
От автора: написано на кинк-фест по заявке: Билл/Том, секс в очень пьяном виде. Не драма. Не первый раз.
От автора 2: здесь не будет того юмора, который, казалось бы, предполагает заявка, скорее, теплые близнецовые отношения, меланхолия, близость.

Немного неторопливой нежности на ночь.
"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

#2

Непрочитанное сообщение Aliena » 26 апр 2018, 16:05



Мальдивы наскучили и последние несколько лет, в начале января, как раз после Рождественских праздников, близнецы снимали шале где-нибудь в горах на пару недель, отключали телефоны, оставаясь наедине. Но в этот раз долгожданный отдых не отзывался в душе волнительным ожиданием, как обычно бывало.

Год был сложный, не все шло гладко с записью нового альбома и вот, когда к концу декабря работа над ним была закончена, а близнецы с облегчением выдохнули, Юниверсал начал что-то мудрить, откладывая дату релиза на конец марта 2012 года, ссылаясь на маркетинговые исследования и какую-то одним менеджерам известную стратегию. Ближе к концу записи, близнецы практически жили в студии, добавляя последние штрихи и отбирая композиции, потому решение лейбла стало последней каплей и сейчас, когда уже второй день они были на отдыхе, не чувствовали ничего, кроме внезапно навалившейся апатии. Напряжение хотелось снять. Поход в местный клуб оказался не самой лучшей идеей – пестрая толпа на танцполе, монотонный бит и вспышки стробоскопов только раздражали. В VIP зоне было тише, и близнецы заказали бутылку виски и нехитрую закуску, когда выпивка закончилась, а настроение никак не изменилось, из присущего им упрямства, они заказали еще, прекрасно понимая, что напиваются уже планомерно, с каким-то злым азартом. Пространство слегка покачивалось, ноги не слушались, но до машины они все-таки добрались. Невозмутимый Марк Сендер, единственный, кого они взяли с собой на отдых в качестве водителя и личного охранника, без лишних слов, помог Каулитцам забраться в джип и отвез в шале.

***
- А давай еще выпьем? – предложил Билл, стягивая куртку в доме и цепляясь за вешалку, чтобы не упасть, - что-то я совсем трезвый.
- Не, я в душ, - зевая отмахнулся Том, которого порядком укачало в машине.
- Ну и хрен с тобой, – буркнул младший в спину поднимающемуся по лестнице брату, - я сам! А вообще, погоди, - через мгновение передумал он, - я тоже.

В теплой воде Билла разморило, и он не заметил, как задремал в джакузи. Проснулся он от того, что замерз в остывшей воде. Закутавшись в теплый халат, Билл спустился вниз. Голова неприятно гудела, ступеньки словно плыли под ногами. Том сидел на кухне, спиной к двери, облокотившись о столешницу, и чистил яблоко. Кожура закручивалась длинной непрерывной спиралью. Рядом стояла ополовиненная бутылка текилы, а на доске – порезанный толстыми ломтиками лайм.

В уютном свитере и домашних штанах Том казался особенно притягательным. Билл подошел ближе, молча встал за спиной, чувствуя легкие искорки просыпающегося возбуждения.
- В одиночку пьешь? – спросил он.
- Я думал, ты спишь, у тебя дверь была заперта, - сказал Том, не оглядываясь, - Будешь? – кивнул он на бутылку.
Билл мотнул головой, будто близнец мог увидеть и склонился, едва касаясь шеи Тома губами, вдохнул, собирая влажные косички в кулак, - ты давно тут?
- Хрен знает. Из душа вылез и понял, что не усну, - Том потянул Билла за кисть на себя, укладывая его ладонь на груди, там, где билось сердце, ощущая какое-то совершенно непонятное ликование вперемежку с грустью, и пьяно пожаловался:
- Ты бы знал, как я ждал этого нашего, блядь, отдыха. А тут этот пиздец с альбомом.
- Забей! Приедем, разберемся, - Билл обнял его, прижимаясь щекой к щеке.
- Тебе бы побриться, - невпопад заметил Том.
- Лень.
- Ленивый маленький братик.
- Пффф!

Билл переживал намного сильнее, Том это знал. Но сейчас отчетливо уловил совсем другое настроение Билла - вокруг закручивается привычный кокон эмоций, один на двоих, окутывая негой, наполняя жаждой касаться друг друга, ощущать не спеша, со вкусом.

Легко толкнувшись ногой, Том развернулся лицом, притягивая брата ближе, зажал его ноги между колен и посмотрел снизу вверх. Билл знал этот взгляд, криво улыбнулся, пристально глядя в глаза, и пьяно кивнул, указывая на пояс халата.

- Да ну? – саркастично покачал головой Том.
- Ну да, - пожал плечами тот, дотянулся до бутылки и налил себе стопку.

Подавшись вперед, Том прижался губами к животу брата, выдыхая с усилием. Сквозь толстую махровую ткань тепло разошлось по коже, и Билл опрокинул стопку, жаром скользнувшую по горлу. Он прикрыл глаза, слегка откинул голову, и спустя мгновение почувствовал, как член упруго качнулся, освобожденный от полы халата, и влажное прикосновение языка. «Первое в этом году», - невпопад подумал он.
Каждый раз с Томом, он будто нырял в бездонную глубину. Том скользнул губами, плотно сжал в пальцах проколотый сосок и невольный, едва слышный вздох сорвался с губ Билла:

- Подожди, - остановил он, пытаясь уцепиться за шерстяной свитер Тома, желая стянуть его и коснуться горячей кожи близнеца.
Том поднял руки, позволяя себя раздеть.
- И штаны.
Опираясь о стул, Том встал, не с первой попытки, и кое-как стащил их с себя. Взгляд близнеца, глубокий, серьезный, скользнул снизу вверх, заставляя Тома вспыхнуть от понимания, чего именно Билл хочет.
- Садись, - кивнул тот на стол, отодвигая широким жестом доску с лаймом и бутылку.

Том заворожено наблюдал как губы Билла сочные, умелые, то вбирали, то выпускали его почти полностью. Он словно видел свое тело со стороны. Это будоражило. Близнец смотрел в глаза, и Тома бросало в жар от этого взгляда, только с Биллом он мог позволить себе желанное удовольствие, расслаблялся и забывал все то, от чего так и не смог избавиться, то, чего так и не смог в себе принять. Дотянувшись до бутылки, он сделал большой глоток, и пролил струйку себе на грудь. Билл улыбнулся этой игре, слизывая текилу с рельефного живота, поднимаясь к груди, вылизывая шею, целуя скулу.

- С солью – самое то, - шепнул он на ухо, прикусывая мочку, и чуть хрипловато попросил, - Перевернись.
- Нет, - Том упрямо мотнул головой, впрочем, даже не понимая почему.
Билл только хмыкнул, целуя губы глубоко, властно, сжимая в одной ладони косички, скользя другой по члену Тома, и выдохнул, разрывая поцелуй:
- Давай.


Том медленно пьяно кивнул, мол «так уж и быть», ощущая, как захлестывает предвкушение, растекаясь по телу дрожью. Подтянувшись, он устроился на столе, стоя на коленях и опустил голову на сложенные руки. Жаром окатило лицо, не понятно, то ли от прилива крови, то ли от того, что Билл взял в ладонь его член, жестко провел вверх – вниз и коснулся языком там, где кроме него Тома никто не касался. Он прогнулся в пояснице, открываясь сильнее, отдаваясь влажным прикосновениям и ни о чем не думая. Губы близнеца, его длинные пальцы, его горячие дыхание - возбуждение стало нестерпимым, внутри Тома скручивалась жгучая спираль, сплетенная из противоречивых ощущений стыда, желания, осознания той степени откровенности, с какой Билл ласкал его.

Они никогда не обсуждали свои отношения, Билл был одиночкой, изредка он заводил короткие романы на стороне, Том два года как встречался с Рией. В жизнь друг друга они не лезли, ревность была только в юности, а потом пришло понимание того, что никто не способен занять место близнеца и то, что между ними – неизменно.

Том плавился, подаваясь навстречу Биллу, открыто, так, как хотелось, не думая, как выглядит со стороны. Часто он завидовал брату, его раскованности в постели, его способности принимать себя таким, какой он есть. Природа близнецов была одна, но для Тома слишком сложно было признать очевидное. Он никогда даже не предпринимал попыток познакомиться с кем-то из мужчин, не считал себя геем, болезненно реагируя на подколки по этому поводу, не говоря уже о том, что смог бы кому-то так доверять как Биллу, получая именно те ласки, каких на самом деле хотелось. Почему-то это казалось унизительным, даже с Биллом, но с близнецом такое положение вещей лишь добавляло пикантности и распаляло сильнее.

В висках шумело, перед глазами расплывались круги, Том поднял голову, и тут же почувствовал, как Билл ощутимо потянул его за косички вверх, заставляя упереться в столешницу ладонями. Том и не заметил, как Билл забрался на стол и теперь, дотянувшись до стоящей неподалеку бутылки с оливковым маслом, лил его тонкой струйкой Тому на копчик.

- Блядь, - выдохнул Том, отстранено отмечая, какие же они пьяные.
Перевернувшись на спину, он потянул Билла на себя, тот, поскользнувшись на разлитом по столу масле, неловко взмахнул руками и упал сверху, впечатываясь ладонями Тому в грудь. Они пьяно засмеялись.

- Бестолочь! – ущипнул его за ягодицу Том.
- Сам ты, - Билл икнул, - у меня все было под контролем, - слишком серьезно заявил он, и насупился, заставляя Тома снисходительно усмехнуться, - И вообще заткнись! Щас я тебе каак вставлю! – угрожающе предупредил младший, пытаясь сфокусировать взгляд и одновременно сминая губы брата поцелуем.

Том пододвинулся ближе к краю, и Билл соскользнул со стола, вставая на ноги. Подтянул близнеца за бедра ближе, и погладил лодыжку, словно спрашивая разрешения. Сложив руки за головой, Том устроился поудобнее, разводя ноги шире. Билл вошел, почти не причинив дискомфорта. Он двигался неспешно, так, как Тому всегда нравилось, крепко сжимал ягодицы, чуть разводя их в стороны, что заводило только сильнее.

Еле слышно поскрипывал стол, и это почему-то казалось особенно развратным. Том закрыл глаза, отдаваясь в ощущения, прислушиваясь, как возбуждение разрастается, словно растворяя его, оставляя одну пульсирующую точку глубоко внутри и теплое скольжение.
Билл резко дернул его на себя, коротко целуя, чуть наклонился вперед, нависая, вглядываясь темными, блестящими глазами, и Том не в силах был отвести от него взгляд, подаваясь навстречу, цепляясь за его жилистые руки, стискивая ладонями напряженные рельефные плечи.

Они явно перебрали с выпивкой и, сменив несколько поз, поменявшись пару раз ролями, долго не могли кончить, почти протрезвев от этого выматывающего марафона, завершившегося в спальне. Удовольствие, переходящее в пытку и опять, накатывающее волнами желания. Оглушающий, ни с чем несравнимый оргазм, накрывший неожиданно, захлестывал тягучим, расплавленным удовлетворением.

Том расслабленно улыбался, лениво проводя пальцами по витиеватой татуировке близнеца, смотрел в его глубокие глаза, видя в них слишком многое, что и словами не передать. В голове крутились какие-то смутные мысли о неизбежности – слишком сладостной и порочной, оттого притягательной, о том неведомом в нем самом, что каждый раз толкает к Биллу, заставляя искать именно этих, ни на что не похожих ощущений и Том понимал, что ему действительно кроме близнеца не нужен ни один мужчина.

Билл придвинулся, прижимая Тома к себе теснее и легко чмокнув в плечо, спросил:
- Ну как ты?
- Завтра мне не позавидуешь, - хмыкнул Том.
Билл сочувственно покачал головой и тут же лукаво улыбнулся:
- Но у тебя есть еще двенадцать дней, чтобы мне отомстить.

Необъяснимо, именно в этот момент в душе у Тома стало легко и спокойно.
"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость