• Администратор
  •  
    Внимание! Все зарегистрировавшиеся Aliens! В разделе 'Фото' вы можете принять участие в составлении фотоальбома. Загружайте любимые фотографии, делитесь впечатлениями, старайтесь не повторяться, а через пару-тройку месяцев подведем итог и наградим самого активного медалью "Великий Фотокорреспондент Aliens"!
     

Клубника с чесноком {general/het/slash, RPF, mystics, twincest, Tom/Bill, PG-13}

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

Клубника с чесноком {general/het/slash, RPF, mystics, twincest, Tom/Bill, PG-13}

#1

Непрочитанное сообщение Aliena » 21 апр 2018, 18:00


Название: Клубника с чесноком
Автор: vzmisha4
Пэйринг и персонажи: Том Каулитц/Билл Каулитц
Рейтинг: PG-13
Жанры: mystics, twincest
Категория: slash, het, general
Размер: mini
Статус: закончен
Содержание: Заигрывать со сном
Посвящение: Армани
От автора: Глюки
"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

#2

Непрочитанное сообщение Aliena » 21 апр 2018, 18:00

Фокусирование, как плохим объективом - не сразу, но зато в итоге - совсем до четкости. Контуры резчают, детали становятся значимыми, но внимание мгновенно приковывает кровать, стоящая в центре.

- Мм, Томи... - нижний близнец, отчего-то в том, что они близнецы, она не сомневается ни секунды, тянется, томно выгибая руки назад, острые локти пронзают воздух, верхний - старший? - небрежно-ласково засовывает их между прутьев в спинке кровати, и там, там...

Спину неприятно холодит стена, и нельзя произнести ни слова, даже когда старший защелкивает эти свои наручники - это не страшно, потому что нижний - младший? - несомненно, этого и хотел. Белую почти до синевы кожу украшают вколотые мелкими инъекциями чернила, порванные когда-то иглой полости сливаются в вычурные изысканные завитки, они контрастно темнеют на белом, как чернила на бумаге, тонким росчерком пера, там и сям... И сям. Пальцы старшего скользят по звездочке на острой кости бедра, когда их тела смыкаются друг на друге, зажимом в зажим, будто отлаженный скользкий механизм. Младший дергает запястьями почти инстинктивно, железо ударяет о железо, она кривится. И спустя секунду они перетекают друг в друга окончательно, и вот уже дреды рассыпаны по подушке, а ноги, обхватывающие гибкую талию, чуть загорелей, чем были только что - младший входит в старшего, может быть, нежнее немножко, и стискивает его скованные запястья поверх своими длинными пальцами - чтобы сбросить накал, продлить удовольствие, замедлить момент. Пушистые брови старшего съезжаются к переносице, пухлые губы сжимаются в видимом удовольствии, младший целует его в щеку, такой невинный жест сейчас, и еще, и еще. Рывок - и они снова меняются, она не успевает заметить, как плавятся их лица, и не успевает задуматься в момент, когда темные пряди молниеносно скручиваются в дреды - у нее начинает плыть голова, и ей кажется, что сейчас она, быть может быть...

Это похоже на жутковатый ацтекский ритуал, на попытки двенадцатилетний девочки осознать значение термина "множественный оргазм", на горячечный бред, на полушепотом слово "оборотни" в детском лагере в темноту общей комнаты, на невнятные потуги знаменитых кинорежиссеров на порнографию и на собственное до боли знакомое чувство того, что вот мол ты что-то когда-то давно уже потерял, забыл, и не вспомнить теперь, не вспомнить, до слез не вспомнить, до воя.

Близнецы кончают вместе, настолько, насколько это слово вообще применимо к ним сейчас, и уже невозможно понять, чье лицо из них - чье, и чьи волосы - чьи, они все целиком - смесь, что-то невозможное, что-то чужое и совершенно самодостаточное. И быть частью этого - нельзя. Мама не пускает тебя в свои телефонные разговоры. Старшие девочки не пускают тебя в свои секреты в женском туалете. Всю жизнь тебя куда-нибудь не пускают. С этим надо смириться... или завести собственные секреты, такие, чтобы наверняка.

Он просыпается в душной комнате на сбившихся простынях. В этом сне он снова был женщиной, но дело, кажется, уже и не в этом.

Fin
"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость