• Администратор
  •  
    Внимание! Все зарегистрировавшиеся Aliens! В разделе 'Фото' вы можете принять участие в составлении фотоальбома. Загружайте любимые фотографии, делитесь впечатлениями, старайтесь не повторяться, а через пару-тройку месяцев подведем итог и наградим самого активного медалью "Великий Фотокорреспондент Aliens"!
     

Другое измерение {slash, RPF, romance, angst, twincest, group sex, Tom/Bill, NC-17}

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

Другое измерение {slash, RPF, romance, angst, twincest, group sex, Tom/Bill, NC-17}

#1

Непрочитанное сообщение Aliena » 20 апр 2018, 14:05


Название: Другое измерение
Автор: vzmisha4
Пэйринг: Том Каулитц/Билл Каулитц
Рейтинг: NC-17
Жанры: romance, angst, twincest, group sex
Размер: mini
Статус: закончен
Содержание: Билл не особенно чуткий человек
"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Aliena
: Лица, свечи, призрачный туман,
Знаки, кубки, жертвоприношенья,
А на утро – печаль и смущенье,
Так, наверное, сходят с ума.
(c) Margenta
Аватара пользователя
:

#2

Непрочитанное сообщение Aliena » 20 апр 2018, 14:06

Билл не особенно чуткий человек. Он сияет - но не вполне умеет ловить лучи. Он поет, поет от всего сердца - но не слишком-то хорошо умеет слышать в ответ. Он улыбается - но не всегда знает, что почувствуют люди, увидевшие его улыбку. Но Тома он знает хорошо, почти настолько, чтобы улавливать его мысли, по крайней мере боль, прошившую Тома наотмашь, когда он говорит"я хочу второй там", он ловит целиком.
Он действительно хочет второй там. Но дело не только в этом.
И Том зря болезненно морщится вдобавок. Билл никогда не променяет его ни на кого.
*
Георг останавливается в дверях, явно совершенно не зная, что сказать. Левая нога Билла откинута и прижата к простыни. Так Билл всегда делает, когда хочет, чтобы Том поцеловал - от коленки, и выше, раз, раз, доверху, прижимая к кровати эту самую ногу, покрывая ее своим восхищением, простыми касаниями выражая то, что Билл может почувствовать и без слов.
Хотя у Билла порой действительно есть проблемы с тем, чтобы чувствовать без слов.
И он не вполне знает, что именно происходит в голове у Георга - он рассчитывает только на свои способности к моделированию ситуации, а никак не на внутреннюю интуицию. Нет, чувствительность, интуиция, открытость - это прерогативы Тома. Билл же только моделирует. Думает. Анализирует. Пытается предсказать.
На этот раз он предсказывает правильно.
Билл совсем не глуп. Он просто... иначе устроен, чем Том.
Билл обнажен. Его коленка откинута в сторону, так Билл всегда делает, когда... впрочем, Тома нет в комнате. И Георг шепчет "такойкрасивыйтакой" почти неслышно - одурело делая шаг за шагом вперед. Билл слегка кивает - он знает, что Георг говорит искренне.
Но именно - "красивый", и ничего больше.
*
Том входит в комнату, и даже Билла обдает волной смущения, залившего Георга. Впрочем, Том не в сильно лучшем положении - хоть и знал заранее, никто не может просчитать все до мелочей, подготовить себя к тому, каковой действительно окажется - раскрытая, кричащая реальность. Мокрая спина Георга, бугры лопаток, спущенные криво штаны, скользящая от волнения ладонь по дорогому покрывалу. Слишком близко от остро выпирающих подвздошных косточек Билла. Эротически-открыто. Однозначно.
Честно говоря, в целом Биллу наплевать на Георга.
Порой он его даже раздражает. Билл остерегается признаваться в этом даже себе, но он всегда боится - боится, что его слабой чуткости, и так расширенной до предела ради Тома, когда-нибудь не хватит ему, Тому - что она померкнет для него по сравнению с чуткостью Георга. Георг ведь настроен на Тома, улавливает каждый его внутренний всплеск, каждую волну. Так было чуть ли не с самого начала.
Билл не склонен протирать пыль со своих недостатков, он, вообще, вполне доволен собой - внутренне. Но эта конкретная зависть, зеленая монстрица, съедающая его тоже чуть ли не с самого начала, трансформирующаяся то в ревность, то в брезгливость, а то и, очень редко - в недоуменное уважение, всегда фоном грызла его нутро.
Возможно, происходящее - просто своеобразный способ положить этому конец.
Билл даст Георгу почувствовать Тома настолько, насколько это вообще возможно. В их случае.
*
Билл повернут лицом к Тому, конечно.
Он прекрасно понимает, что никакого иного... контакта у его близнеца с Георгом быть не может. Никогда Том не пустит его в себя, никогда даже не поцелует его. Это - вне границ, руки прочь, да и не нужно никому. Что на самом деле нужно им двоим, они и сами не знают. Но оно есть, это напряжение, или, наоборот, связь. Это упорство, с которым Том нападает на Георга во время всех до единого интервью, эта неуверенность, с которой он ловит взгляд его, когда говорит что-то, чуть более, чем на один процент снимающего с него маску уверенного сердцееда. Эта спокойная сила, которая исходит от Георга и в первые, и во вторые моменты. Мягкость. Понимание. Теплота.
И если Билл для Георга "такойкрасивыйтакой", то Том для него... Том для него - что-то особенное. Другое. Билл не знает, что. Не может почувствовать, что. Он может только попробовать.
Билл известен своим умением пробовать.
Это - его.
Билл сжимается, ему хорошо до невообразимости, на уровне плотского.
Да, в конце концов, он ведь и правду хотел ощутить, как это - "два там". Но руки Георга на талии раздражают отчего-то, в отличие от поцелуев в шею, которые вполне приятны. Билл наугад обхватывает его (чуть более широкие, чем привычно) кисти и протягивает их дальше вперед.
По удивленному вдоху Тому он понимает, что ошибся.
Билл не особо чуткий человек, и даже его предугадывательные способности порой дают сбой.
Но в данном случае он рад ошибке.
Том - Том ловит волну счастья, прошибающую Билла, как свою. Том - это же Том. Он улыбается ему и трется носом о его нос, и этот жест почему-то кажется ему интимнее, чем ощущение двух членов внутри.
*
Билл не особо чуткий человек, и этому нельзя ни научиться, ни даже познать на горьком опыте. С этим можно только приспособиться выживать. Но Билл любит Тома. По-настоящему любит, так, как только может, настолько, насколько в нем вообще есть способность - любить. От самого дна. До самого верха.
*
Когда Георг подымает с пола одежду, Билл нерешительно закусывает губу. Да, приходится признать - он не слишком заботится о чувствах Георга. Что всегда, что, казалось бы, и сейчас. Но именно сейчас ему неловко становится, что он - снова! - не умеет понять, что сейчас чувствует Листинг, отыскивая смятые трусы в левой штанине джинсов. Вставший с кровати - отдельным, третьим, оставляя двух - вместе.
Биллу не стыдно, ему никогда не стыдно за подобные вещи, если только такому можно отыскать подобие. Но все-таки...
Том рядом приобнимает его за плечо, совсем по-братски, по-дружески. И Билл, поколебавшись еще мгновение, улыбается ему в ответ.
Билл не все умеет почувствовать, но доверяться - он умеет.
Он знает, что Том почувствует все, что нужно, за него.
И если он улыбается сейчас - даже если Георг повернут спиной и плечи его напряжены - значит, все в порядке.
*
Зачем Георгу нужен Том, или зачем Тому нужен Георг, Билл не может понять. Можно произнести тысячу слов, можно снять тысячу фотографий, можно спеть тысячу песен. Билл не поймет все равно. Это что-то, что лежит для него в другом измерении. Нарисованный на бумаге человечек никогда не оценит чудес три-дэ.
Но зеленая монстрица теперь исчезла.
И он больше не боится. Он свободен.
Как слепой, поверивший, что все машины и бордюры в городе - исчезли.
А может быть, их и не было никогда.
Том ведь тоже любит Билла. Совсем по-другому. Но от самого низа - и до самого верха.
*
*
(А Георг останется Георгом. Если он необходим Тому - значит, так тому и быть.)

Fin

"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость