Солнце, море и любовь {slash, RPF, romance, PWP, EIG, OOC, Анис/Том, Дэвид/Билл, NC-17}

Aliena
: Есть точка невозврата из мечты - лететь на свет таинственной звезды...
Аватара пользователя
:

Солнце, море и любовь {slash, RPF, romance, PWP, EIG, OOC, Анис/Том, Дэвид/Билл, NC-17}

#1

Непрочитанное сообщение Aliena » 14 мар 2018, 00:39


Название: Солнце, море и любовь
Автор: ТриАда
Рейтинг: NC-17
Действующие лица: Билл Каулиц, Том Каулиц, Анис Бушидо, Дэвид Йост, охранники Аниса и близнецов.
Пейринг: Анис/Том, Дэвид/Билл
Жанр: slash, RPF, romance, PWP
Содержание: очередная вариация на тему отдыха неразлучных твинсов. С добавлением других персонажей.
От автора: Анис тут очень ООС, а Том – сильно дурочка
Благодарность: Janonymouse. За помощь в написании самых трудных для меня сцен.
Приквел: А действительно – почему?
"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Aliena
: Есть точка невозврата из мечты - лететь на свет таинственной звезды...
Аватара пользователя
:

#2

Непрочитанное сообщение Aliena » 14 мар 2018, 00:55






Том скучал. Ему бы радоваться и отдыхать на полную катушку, пока есть такая возможность, но лёгкий налёт одиночества и тоски не давал ему это сделать вот уже целый день. Нет, не то чтобы Тому не хватало развлечений. Вчера, например, они с Биллом добросовестно отработали очередную фотосессию с отдыха, да и в принципе Билл, с его вечным моторчиком в одном месте, ни на минуту не оставлял старшего брата в покое. Только вот Тому сейчас до зубовного скрежета хотелось быть не с Биллом. Он очень любил своего младшего брата, но в данный конкретный момент ему нужен был совершенно другой человек. Тот, который по логике вещей вообще не должен был оказаться рядом с ним, но, нарушив эту самую логику, он самовольно занял место в сердце и мыслях Тома. И, надо сказать, довольно крепко держался выбранной позиции, не позволяя парню сделать ни шагу в сторону.

Том чуть ли не до истерик боялся, что кто-то узнает про них. Это бы означало конец всего прежнего уклада жизни и отношений к нему близких ему людей. Поэтому виделись они урывками, общались смс-ками и вообще вели бурную подпольную деятельность. И всё же Тому очень не хватало сейчас быстрых поцелуев и ощущения тепла от его тела.

Если бы кто-то несколько месяцев назад сказал бы, что он – Том Каулиц – будет тихо млеть, когда к нему прикасается Анис Бушидо, то он бы собственноручно вызвал бы скорую психиатрическую помощь. Но судьба-злодейка, как и всегда, поступила так, как ей было нужно, и Том уже не представлял себе, что может быть с кем-то ещё, кроме Аниса.

Задиристый рэппер на самом деле оказался вполне вменяемым человеком. С ним было просто и интересно общаться. А уж когда он в первый раз поцеловал Тома, парню показалось, что на него разом обрушились и небеса и земная твердь. Конечно, после этого он избегал встречи с Бушидо, пытаясь разобраться в своих чувствах. Но, стоило им оказаться наедине, как Том, не задумываясь, нырнул в раскрытые объятья. Анис ухаживал за ним в той мере, чтобы оставаться незаметным. Да и Том вскоре наловчился вставать пораньше, чтобы успеть спрятать появившуюся за ночь на крыльце дома коробочку от глаз брата.

Том уже в который раз писал Анису смс, но, так и не решив, что же именно он хочет сказать, стирал и снова медленно нажимал на кнопки. Неожиданно пришедшее сообщение избавило его от необходимости и дальше ломать голову. Том улыбнулся, увидев аватар с привидением и надписью «Boo!»

«Я скучаю»

Анис, как всегда, выразил свои чувства кратко и ёмко.

«Я тоже» - тут же отослал ему ответ Том.
«Хочешь, я приеду?» - через мгновение.
«Хотел бы, но лучше не надо»
«Ты веришь в чудеса?»
«Анис, я уже не ребёнок»
«Выйди в полночь на пляж и, глядя на звёзды, подумай обо мне»
«Я и так думаю о тебе. Безо всяких звёзд и пляжей»
«Просто сделай так, как я прошу. А я буду думать о тебе»
«Ты больной на всю голову»
«Можно подумать, что ты раньше этого не знал»

Том хихикнул и запихнул телефон под подушку. До полуночи было ещё много времени, и хотя Том и подумал, что это совершенно дурацкая идея, но так же он подумал, что обязательно выйдет сегодня к морю и будет смотреть на звёзды. «Как влюблённый придурок», - промелькнуло у него в голове. Вошедший Билл сразу же заприметил глуповато-счастливую улыбку старшего брата, но, не слишком обременяя себя тем, чтобы подумать над её действительной причиной, запросто списал её на радость Тома от предстоящей недели полноценного отдыха. Том не стал его разочаровывать и с готовностью отозвался на предложение смотаться в местный бар и как следует напиться. Ну, конечно же, не без небольшого коварного умысла: напоить Билла, чтобы тот уснул и не увязался вслед за ним ночью.

Том ворочался на кровати, чуть ли не ежеминутно смотря на часы на телефоне и прислушиваясь. Щедро напоенный Билл, естественно, отказывался ложиться спать, но стоило им попасть в дом, как он первым же делом хлопнулся на Томовскую кровать, зарылся носом в подушку и мгновенно уснул. Впрочем, через полчаса он проснулся и сделал попытку сходить на кухню и добавить себе горячительного в кровь. Том быстро утрамбовал его обратно в кровать и принёс ему стакан минеральной воды, выдав её за водку. Билл одобрительно крякнул, залпом выдул весь стакан, сказал, что водка – гадость и уснул обратно.

Поправив съехавшую с Билла простынку, Том натянул шорты и тихо выскользнул из спальни. Прячась от охраны и испытывая от этого чуть ли не животнейший восторг, Том добрался до пляжа. Тёплая вода мягко омывала его босые ступни, а звёзды игриво подмигивали с тёмного неба. Юноша смотрел на них и думал про Аниса. Про то, как они встретятся после целой недели вынужденной разлуки.

Тёплая ладонь закрыла ему рот. Том от неожиданности всё же вскрикнул и начал брыкаться, пытаясь вырваться. Но, услышав знакомый голос, замер, боясь поверить, что Анис рядом. Медленно повернувшись, Том, приоткрыв от удивления рот, смотрел на довольную улыбающуюся физиономию.

- Ты всё-таки приехал…
- Ну, ты же думал обо мне. Я не мог не откликнуться. Ты же хотел меня увидеть?
- Очень, - прошептал Том, совершенно по-детски утыкаясь лбом Анису в плечо. Тёплые руки тут же обвили его спину, прижимая Тома ещё ближе. Юноше казалось, что ещё немного, и он натурально замурлычет.
- Пойдём, - Анис взял его за руку и повёл за собой. И Тому даже не пришло в голову спросить, куда они идут, настолько он был счастлив, ощущая тепло ладони Бушидо.

Они ушли на другую сторону пляжа VIP-зоны. В неярком свете уличного фонаря шевельнулась фигура охранника Аниса, но тот лишь махнул рукой, показывая, что всё в порядке.

Анис прижал Тома к закрытой двери пляжного домика. Парень не сдержался, и всё-таки пискнул от нахлынувших эмоций, когда их губы, наконец, встретились. Тёплые ладони скользнули по бокам Тома, вызывая вполне ожидаемый смех и попытку вывернуться.

- Щекотки боишься, - шептал Анис, целуя шею и плечи Тома, - страстный и ревнивый.
- Ага, - почти простонал Том.

Они ещё ни разу не занимались сексом. Том боялся, Анис не торопил его. Из массы выловленной в Сети информации Том узнал, что это больно. А боли он не любил. И это была первая причина, по которой он держал пока Аниса на некотором расстоянии от своего тела. Другой причиной была мысль, а собственно, почему это он, Том, должен быть снизу? Но, что и как делать с Анисом в этой ситуации, Том вообще плохо себе представлял. Точнее, опять же чисто теоретически.

В своё время, когда одних только прикосновений и поцелуев стало мало, Анис сделал попытку «углубить» их отношения. Но Том тут же зажался, отпихнул его от себя и довольно зло попросил больше так не делать.

Том понимал, что секс – это немаловажная вещь в отношениях, но представить себя в постели с мужчиной ему удавалось плохо. Совершенно никак. Отчаявшись от мысли, что если у них не будет секса, то Анис его бросит, он, алея всем лицом, предложил тунисцу минет.

- Только если ты сам этого хочешь, - Анис прижал парня к себе. Он понимал всю сложность терзаний Тома. – Я не хочу что-то получать от тебя против твоей воли. Мне не важно, как скоро твоё тело окажется в моей постели…
- Оно итак в постели, - буркнул Том, заставив Бушидо жизнерадостно рассмеяться.
- Я не о том, дурак. Я о том, что мне важнее то, что твориться у тебя здесь, - отстранив от себя парня, Анис несильно, но выразительно постучал пальцем ему по лбу, - и здесь, - ладонь легла Тому на грудь, туда, где бьётся сердце.

С тех пор Том слегка успокоился, зная, что никто насильно на его честь покушаться не будет. Но мысль об отсутствии интимной стороны их отношений крепкой занозой засела в его сознании.

- О чём задумался? Тебе так со мной скучно? – вернул его к реальности голос Аниса.
- Нет… прости… я просто… - забормотал Том. – Я просто так по тебе соскучился, и ты так внезапно появился… что я немного растерян.

Анис не был бы Анисом, если бы за всё это время не изучил Тома. Так что ему не составило труда понять, о чём тот действительно думал минуту назад. Крепко цапнув обеими ладонями Тома за задницу, Анис процедил:

- Врёшь! Опять думаешь, что я брошу тебя из-за того, что у нас нет секса, - и тут же расхохотался, глядя на испуганное лицо парня. Том смутился и несильно ткнул Бушидо в живот кулаком.

Они пили вино, сидя прямо на деревянном настиле веранды под звёздным небом и слушая шелест волн.

Поставив бокал, Том спрыгнул на песок и подошёл к Анису.

- Анис… - тот заинтересованно приподнял бровь, - я хочу. Вот ты только сейчас молчи, ладно? Ничего не говори, хорошо?

Вконец заинтригованный Анис молча кивнул. Раздвинув его колени, Том прижался к нему и поцеловал насмешливо изогнутые губы. Тунисец гостеприимно принял его язык, отвечая такими же нежными поглаживаниями. Рука Тома с его плеча медленно, но верно сползала вниз, пока ладонь не накрыла явственно выпирающий бугорок в шортах Аниса.

- Ты обещал молчать, - тихо сказал Том на попытку мужчины открыть рот и как-то прокомментировать действие парня.

Буквально через несколько минут Том в полной мере прочувствовал на собственной шкуре меткость народного выражения «тыкать хуем в живого человека». И, заодно, понял те сдавленные звуки и судорожные попытки девушек, делавших когда-то ему минет, выпихнуть его член изо рта. Ибо от получаемого удовольствия, Анис, кажется, слегка забылся и теперь настойчиво пытался загнать свой член поглубже. Но Том быстро привёл его в чувство, недолго думая пустив в ход зубы.

А ещё через несколько мгновений Том озадачился мыслью, а что ему теперь делать – глотать или сплёвывать. Видимо, у него была настолько жалостливая мордочка, что Бушидо, шумно втягивая воздух, чтобы не рассмеяться, посоветовал ему:

- Малыш, плюнь бяку.

Что Том и сделал, тут же запивая вином из любезно протянутого ему бокала.


Бессонная ночь сказалась на Томе, когда они с Биллом валялись на пляже в тени раскидистых пальм. Том то и дело проваливался в дремоту и выходил из неё, только получив очередной тычок от брата.

- Слушай, ты вообще, чем всю ночь занимался? – возмутился Билл.
- Спал, - сладко зевнул Том.
- Ага, оно и заметно, - позволил себе не поверить ему близнец. – Небось, присмотрел себе в баре какую-нибудь цыпочку и смотался, как только я заснул.
- Билл, не трынди, - Тому было жарко и до ужаса хотелось спать.
- Слушай, мы сюда отдыхать приехали…
- Вот и отдыхай! – вспылил, не выдержав Том, - Я тебе мешаю что ли? Мои способы отдохнуть вовсе не должны совпадать с твоими, ты так не считаешь?

Билл дёрнулся от его слов как от удара, зло сверкнул вмиг ставшими чёрными глазами и, рывком поднявшись с полотенца, чуть ли не бегом ринулся к их домику. Проводив его взглядом, Том слегка пожалел о своей резкости, но глаза его предательски закрывались, и вскоре он уснул.

Проснулся он оттого, что его кто-то ласково теребил за плечо. Причём плечо почему-то довольно сильно щипало.

- Том… То-о-ом, просыпайся! Чего же ты, дурак, делаешь-то? – тревога, звучащая в голосе брата, заставила Тома, наконец, открыть глаза. – Вот псих больной! Кто же спит на улице, а?

Том опустил глаза и увидел, что вся его грудь, руки и ноги ярко-красного цвета. Обгорел.

- Я же мазался… - виновато буркнул он.
- Мазался он, - ехидно передразнил Билл, – а толку-то от этого?

Толку действительно не было. Том сел, болезненно поморщившись, ощущая, как кожа буквально горит от каждого движения.

- Радуйся, что у тебя такой запасливый и заботливый брат, - продолжил между тем Билл, - который предусмотрительно прихватил с собой крем после загара и средство от ожогов.

И, как Том ни брыкался, ни шипел и ни матерился на весь пляж, Билл вымазал его кремом с ног до головы. Старшему близнецу казалось, что с него живого спустили всю кожу – настолько всё жгло и щипало.

«Ты придёшь сегодня ко мне?» - пришла вечером смс-ка от Аниса.
«Не знаю. Я обгорел – всё болит, жжётся и чешется» - пожаловался в ответной Том.
«Вождь краснокожих  Хочешь, я к тебе приду? Пожалею…»
«Ага, чтобы Билл тут пол острова на уши поднял? Нет уж, премного благодарен»
«Я и его пожалеть могу, что у него такой непутёвый брат»

Том тихо зарычал от раздражения. Братец его за сегодня достал всяческими вариациями на тему, чем Том думал, засыпая на пляже. А если ещё к нему и Бушидо подключится – то впору вешаться на ближайшей пальме на собственных дредах. Том меланхолично погрыз уголок телефона, пока тот снова не завибрировал.

«Приходи. У меня есть одно средство – завтра кожа будет как на попке у младенца»

Том хихикнул. Анис вот как-то с полпинка мог поменять его настроение. И чаще всего на позитивное.

- Том, пойдём сходим на массаж? – Билл, как всегда, возник из неоткуда, заставив близнеца подпрыгнуть от неожиданности. – Помнишь, мы в прошлый раз ходили?
- Помню. Но не пойду. Лежать будет неудобно.
- Гыы, - жизнерадостно растянул губы в улыбке Билл, - я и забыл, что ты сегодня пострадавший от собственной бестолковости.
- Ты иди, - Том решил не вестись на очередную явную провокацию, - а я поваляюсь, телек посмотрю или погулять схожу.
- Хочешь, останусь?
- Не, разве я могу лишать тебя такого удовольствия? Мы же приехали сюда отдыхать. А я в другой раз схожу, когда ожог пройдёт.
- ОК, тогда ложись спать без меня, я ещё куда-нибудь заверну, для поправки здоровья и внешнего вида, - Том готов был расцеловать близнеца за то, что тот предоставил ему такую свободу и не заставил мучительно придумывать причину своего отсутствия. Теперь он вполне мог провести несколько часов у Аниса.

Поставив охрану в известность, что он остаётся дома и будет смотреть телевизор, а потом ляжет спать, Том поставил на телевизоре таймер, включил погромче звук, пошумел для вида на кухне и… потихоньку смылся через окно спальни.

- Ну, ты даёшь, - прищёлкнул языком Анис, разглядывая парня. – Теперь тебе спиной загорать и загорать, чтобы всё равномерно было. Раздевайся и ложись.

Том аккуратно стянул футболку.

- Шорты тоже снимай, - уточнил Анис.
- Зачем это? Под шортами у меня всё в порядке.
- Ну, если ты хочешь, чтобы я перепачкал их, то флаг тебе в руки, барабан на шею и горн, куда фантазия подскажет, - пожал смуглыми плечами Анис. Если бы Том в этот момент заглянул в его глаза, то увидел бы, как в них чертенятами прыгают озорные огоньки.

Анис зачерпнул из баночки целую пригоршню белой сладковато пахнущей мази.

- Что это? – повёл носом Том, старательно прикрывая полотенцем бёдра.
- Нероли, иланг-иланг и масло ши. Хорошо увлажняет кожу. Как раз то, что тебе сейчас нужно, - Бушидо сел рядом с парнем и аккуратно прикоснулся прохладной от мази ладонью к его груди. Том прикусил губу, потому что кожа мстительно отозвалась покалыванием тысячей иголочек. Но, по мере того, как Анис осторожно размазывал мазь, боль уходила.
- Нормально?
- Ага, - кивнул Том. В голову почему-то пришла мысль, что было бы неплохо, если бы Анис сейчас его поцеловал. Мысль была настолько увлекательной, что Том почувствовал, как у него начали зудеть губы. Но Анис не обращал на лежащего перед ним парня никакого внимания, лишь сосредоточенно нанося мазь на его руки. Том беспокойно поёрзал, всем своим видом показывая, что ему хочется что-то ещё, кроме прикосновений.
- Больно?
- Не то, чтобы очень, просто…
- Просто что? – Бушидо, наконец, соизволил поднять взгляд на лицо Тома, чтобы увидеть просящий взгляд и влажные, слегка приоткрытые губы.
- Хочешь, да, маленький? – облизнув губы, хрипловатым шёпотом спросил Анис, склоняясь над Томом.
- Я не… ох… - начал было возмущаться Том. Но Анис не дал ему закончить фразу, властно скользнув языком меж его губ. Одновременно его влажная от масел рука нырнула под полотенце. Том протестующе замычал, когда пальцы уверенно обхватили полувозбуждённую плоть.
- Ан-нис… ой… ой-ой... - лёгкая улыбка тронула губы молодого мужчины, когда он увидел залитое ярким румянцем лицо Тома. Пальцы мягкими порхающими движениями прошлись по всей длине гордо распрямляющегося члена. Неосознанно Том подался навстречу ласкающей его руке.
- У меня… меня же там... ой… всё… - Том пытался наскрести в себе остатки самообладания и сказать, что там у него ожога как-то и нет.
- А это для профилактики, - понял его Анис, поворачивая парня набок и ложась у него за спиной, - а то мало ли что…

Том кусал губы, тщетно пытаясь сдержать так и рвущиеся наружу стоны. Анис аккуратно прикусил кожу на шее парня, заставляя того нервно и рвано вздохнуть, добавляя ещё больше ощущений к тем, которые дарила его рука. Сжал немного сильнее, и, наконец, добился первого явного стона.

- Не сдерживайся, расслабься, - шёпот, жарким ветерком дыхания скользнувший по щеке.

Том почувствовал, что ему уже немного надо для того, чтобы кончить. Он ещё плотнее прижался к Бушидо, совершенно бесстыднейшим образом насилуя его руку. Вцепился в его запястье, ускоряя темп…

- Аааах! – тело Тома выгнулось, а после лишь мелко подрагивало те несколько секунд, которые длился оргазм. Устало прикрыв глаза, Том ощутил, как снова краснеет от смущения.

Анис, несмотря на сопротивление, повернул его на спину.

- Должен же я был отблагодарить тебя за вчерашнее.
- Не должен, - проворчал Том, хотя в глубине души порадовался настолько приятному ответному ходу.

Оставшееся до ухода Тома время они провели в праздной болтовне, валяясь на огромной кровати. Говорили обо всём, как всегда старательно избегая постельной темы.

- Я завтра приду? – уточнил Том, натягивая шорты.
- Как хочешь, - Анис игриво шлёпнул его по попе, - ты же взял на себя руководство темпами и частотой наших встреч. Я лишь как настоящая покорная мусульманская жена, вынужден ждать твоего решения.
- Покорная жена, - фыркнул Том, - скажешь ещё!
- Если бы не был покорным, то… - Анис схватил его за руку и резко дёрнул, заваливая на кровать и подминая под себя, - то давно бы уже перестал слушать все твои протесты и поимел бы тебя во всех позах сразу.
- Маньяк…
- Только не говори, что сам никогда об этом не думал. Не представлял себе, как мы будем заниматься сексом, - Анис снова перешёл на чувственный шёпот, посылая сладкие импульсы Томовскому телу – от макушки до кончиков пальцев. Одним лишь взглядом, вздохом обещая и всех гурий для правоверных, и все семь кругов Ада.
- Бу…
- Да знаю-знаю, - тот грустно вздохнул и скатился с парня. – Боишься, комплексуешь и всё такое прочее.
- Да, боюсь. А что бы ты чувствовал на моём месте?
- Я бы доверял тому человеку, который мне небезразличен.
- Ой, Анис, вот только не надо этого сентиментального бреда. То, что мы встречаемся, оно не значит… - тут Том примолк, обдумывая, что же всё это не значит. Анис повернулся набок, подпирая голову рукой, и терпеливо ждал окончания фразы.
- Ну… это не значит, что я тебе не доверяю. Просто… просто сложно говорить о чувствах применительно к нам, - Бушидо удивлённо приподнял бровь. – Анис, ну ты же должен понимать, что да, мы как-то привязались друг к другу, нам хорошо вместе, но это… это далеко от чувств, в общепринятом определении этого слова.
- Я понял тебя, Том, - неожиданно прорезавшийся в голосе Аниса певучий акцент слегка напугал Тома. Он каким-то шестым чувством ощутил надвигающуюся опасность.
- Я понял, - ещё раз повторил тунисец, - поэтому, мальчик, пока ты не научишься ценить и уважать тех, кто считает тебя частью своей жизни, то никто не станет ценить и уважать тебя. А тем более любить. Всё, теперь иди. Иначе рискуешь нарваться на уже вернувшегося Билла, - встав с кровати, Анис взял с тумбочки сигареты и вышел из комнаты.

Тому отчаянно хотелось запихать все сказанные слова себе обратно в глотку. Ему совершенно не хотелось обижать Аниса, но сказанного было уже не вернуть. Том поёжился, словно от холодного ветра. Он совершенно не представлял, как ему теперь общаться с Анисом, да и стоит ли прямо сейчас ему что-либо говорить.

Том вышел из домика и, не глядя на сидящего у кромки воды Аниса, чуть ли не бегом понёсся на другой конец VIP-зоны. Ему было одновременно и стыдно, и обидно. Два чувства, сцепившиеся в плотный комок, терзали его не хуже орла, мучавшего Прометея. Но если у мифического героя печень за ночь вновь вырастала, то надежда на то, что эта ночь вернёт Тому спокойствие и чистую совесть, была весьма призрачной.

Том успел влезть в окно и плюхнуться на диван перед всё ещё работающим телевизором буквально за десять минут до прихода близнеца.

- Я заново родился, - оповестил его Билл. – Тебе обязательно тоже нужно сходить на массаж.
- Схожу, - Том вполне натурально зевнул.
- Кстати, я думал, что ты уже спишь.
- Ты знаешь, я сильно подозреваю, что ради того, чтобы сообщить мне, что массаж был потрясающим, ты бы меня разбудил. Поэтому я не стал рисковать.
- То есть, ты считаешь, что я тиран и эгоист? – умение выделять из любой, даже самой невинной, фразы суть было развито у Билла феноменально.
- Я такого не говорил, - возразил Том.
- Но подумал!
- Господи, ну откуда тебе знать, о чём я думаю? – неожиданно даже для самого себя рявкнул Том.
- Том… что-то случилось?
- Нет, - Том выключил телевизор и бросил пульт на диван, - я иду спать.

И, оставив озадаченного близнеца в гостиной, он действительно ушёл в спальню и забрался под тонкую простынку.

Он уже начал засыпать, когда почувствовал, что его кровать прогибается под весом ещё одного тела.

- Том. Ну ты чего? И не молчи, я же знаю, что ты ещё не спишь.
- Билл, не докапывайся, ладно? У меня нет сейчас настроения обсуждать моё состояние.
Билл обиженно засопел, обжигая спину брата горячим дыханием.
- Просто… просто у нас же никогда не было друг от друга секретов. А сейчас у тебя что-то происходит, а я не могу ничем помочь. Только потому, что не знаю.
- В одном ты прав. Ты ничем не можешь мне помочь, Билл. Не в данном конкретном случае, - Том перевернулся на спину. Над ним тут же нависла встревожено-любопытная физиономия брата. С минуту помолчав, Билл тихо прошептал:
- Это ты из-за него?
- Из-за кого? – тут же напрягся из-за нехорошего предчувствия Том.
- Из-за Аниса. Том, я знаю.

В этот момент Том почувствовал, как земля уходит у него из-под ног. Вот практически буквально. Потрясённый услышанным, он не мог вымолвить ни слова.

- Прости… - Билл невесомо коснулся его плеча, - я следил за тобой.
- Отлично, - наконец смог прошипеть Том.
- Том, ну не сердись. Просто я был обеспокоен тем, что ты уже второй вечер куда-то исчезаешь.
- И ничего лучшего, чем следить за родным братом, ты не придумал, - процедил Том, которого, однако, тронула такая забота о своей персоне.
- Ну, ты же мне ничего бы не сказал, если бы я спросил напрямую! Я не понимаю, почему ты скрывал это от меня…
- Потому что я не знал, как ты на это отреагируешь.
- Это твоя личная жизнь, и я приму и тебя, и того, кого ты выбрал. Том, ты хоть и старше, но иногда такой невозможный дурак! – Билл улыбнулся и ткнулся носом Тому в шею. Том снова повернулся набок, на сей раз лицом к брату, и легко поцеловал его в макушку.
- Вы поссорились? – вдохновлённый тем, что близнец более-менее спокойно отреагировал на его шпионскую выходку, продолжил разведку боем Билл.
- Ну… не то что бы… - Том поёрзал, устраиваясь поудобней.
- Расскажи, - шёпотом потребовал Билл, натягивая им на головы простынку. Как в детстве, когда они прятались в одеяльном домике и поверяли друг другу свои важные мальчишечьи секреты.

Они так и заснули вдвоём на одной кровати, вдоволь наговорившись и обсудив отношения Тома и Аниса со всех сторон. Тому, кстати, после этого стало гораздо легче жить; всё-таки скрывать что-то от самого близкого человека было невыносимо трудно. Он бы и раньше всё рассказал брату, но тот сам отбрехивался на каждом углу, что он «nicht schwul», так что воспринять новость об истинной ориентации близнеца мог неадекватно.

Утро началось как нельзя весело: Тома спихнули с его же собственной кровати. Соскальзывая с края, он исхитрился схватить обидчика за руку и увлечь за собой. Грохот, отборный мат на всю спальню – и они с лежащим на Томе Биллом смеются до слёз, глядя на ввалившуюся в их дом охрану.

- И долго ты собираешься мучить бедного тунисца? – уже сидя за столом и допивая кофе, спросил Билл. – Ты сам-то вообще хочешь?

Том неопределённо пожал плечами.

- И хочется, и колется, - поддразнил его близнец. – Боишься, что больно будет? Так вот, по секрету, как говорится, между нами девочками, не больно. Да, неприятно, неудобно, но при правильном подходе не больно.
- Ты-то откуда знаешь?
- Откровенность за откровенность, - Билл скользнул хитрым взглядом по озадаченному лицу брата, - не такой уж я и нихт швуль.
- Фигасе! – чуть не подавился тостом Том. – И после этого ты ещё смеешь упрекать меня в том, что я что-то от тебя скрываю!!
- Да ладно тебе. Оба не банки с вареньем, короче, - Билл попытался улыбкой обезоружить возмущённого Тома, но на того в моменты гневливости такие трюки не действовали.
- Я думал, что мы доверяем друг другу, - Том бросил недоеденный тост на тарелку.
- Я тоже так думал, - Билл нервно забарабанил кончиками пальцев по столу. Они напряжённо смотрели друг другу в глаза, выжидая, кто и что скажет. Первым не выдержал Том.
- Придурок, - вполне миролюбиво буркнул он.
- Свинья больная, - не задерживая ответную любезность, сверкнул улыбкой Билл. – Слушай, а может тебе самому поиметь Бушидо в виду? – он снова вернулся к животрепещущей теме обсуждения личной жизни брата.
- Не даст, - прочавкал Том, вгрызаясь в тост.
- А ты спрашивал?
- А ты бы на его месте дал?
- Тебе бы – да.
- Дай!
- Щас, ага.
- Врун, - пробубнил Том, стряхивая крошки с шорт. Билл хихикнул и несильно пнул его босой ногой по голени.
- А ты за мной поухаживай, глядишь, и получится чего, - продолжил глумиться младший братец. – Только учти, я – дорогое удовольствие. Так что придётся сильно раскошелиться.
- Да пшёл бы ты в задницу, - беззлобно огрызнулся Том.
- Милый, ты только скажи, и я так обработаю твою задницу, что любо-дорого смотреть будет, - призывно захлопал глазками Билл, складывая губки бантиком. Том жизнерадостно расхохотался и вернул близнецу пинок.
Веселье-весельем, однако, что-то нужно было делать, чтобы нормализовать отношения с Анисом.

Том задумчиво шевелил зарытыми в песок пальцами. Мысль о том, что он обидел любимого, зудела назойливой мухой.

«Бу, я был неправ»
«И?»
«Ты нужен мне»
«Ты готов это сказать, глядя мне в глаза?»
«Да. Только не сегодня. Мне надо ещё о многом подумать, прежде чем мы снова увидимся»
«Думай. Говорят, это полезно»

Том болезненно застонал от этой колкости и прикрыл лицо ладонью. Сейчас он чувствовал себя ещё более опустошённым, чем до того, как начал писать Анису.

Хотелось, чтобы как в детстве, его бы обнял кто-то большой, добрый, мудрый, который бы приласкал и утешил его, а потом указал верный путь. Но в свои девятнадцать лет Тому уже волей-неволей приходилось справляться со всеми проблемами самостоятельно. И порой он жалел, что нельзя вернуться в детство, когда всё было легко и относительно просто. Когда простого «прости» бывало вполне достаточно, чтобы мир снова пришёл в гармонию.

- Ты сегодня пойдёшь к нему? – Билл растянулся на соседнем полотенце, встряхивая мокрыми волосами и обдавая близнеца брызгами.
- Нет, - буркнул Том, так и не отнимая руки от лица. Брат повозился, устраиваясь поудобней.
- А почему?
- Мне надо подумать.
- Мыслитель, блин. Ну вот чего тут думать, а? Я понимаю, если бы он тебя захотел завалить в первую же неделю…
- Билл, не в этом дело, - Том устало вздохнул. – Не совсем в этом. Дело в наших отношениях. Я его вчера обидел. Сказал, что то, что между нами происходит, ничего особого не значит.
- А оно значит? – тут же стал серьёзным Билл.
- Вот это-то я и пытаюсь понять.
- Ты его любишь, - в голосе брата Тому почудился лёгкий намёк на зависть.
- Я не знаю. Я уже ничего не знаю, - тихо, будто бы разговаривая с самим собой, сказал Том.

Понимая, что брату нужно серьёзно поразмыслить, Билл старался особо не надоедать ему, держась при этом поблизости, чтобы в случае чего Том не чувствовал себя одиноким и лишённым внимания.

А ещё… ещё он где-то в глубине души отчаянно ревновал близнеца к Бушидо. Не то, чтобы он рассматривал Тома как объект страсти, но его же собственный утренний намёк на возможный секс почему-то отозвался приятной теплотой внизу живота. Билл хотел было озадачиться вопросом, а переспал бы он всё же с Томом или нет, но потом решил оставить всё это как прикол – и на этом успокоился.

Но Том эту мысль запомнил, и вечером, когда они лениво делали вид, что играют в карты, поднял эту тему.

- Но если бы я попросил, ты бы переспал со мной?
- Это несерьёзно.
- Твои слова про обработанную задницу…
- Я шутил, Том! Ты что, шуток не понимаешь?
- Узнаю младшего брата: чуть что – так сразу на попятную.
- Том, спать с тобой мне не позволяют моральные принципы, - отбрыкивался как мог.

Билл, которого этот разговор уже начал немного напрягать. Он не рад был, что признался брату в своей ориентации. – Не будь ты моим братом, да и родственником вообще, я бы, наверное, уже давно бы это сделал.

- Сколько «бы» в одном предложении, - съехидничал Том. Но тот факт, что если бы не родство, то Билл переспал бы с ним, отчего-то согрел его израненную душу.
- Том!
- Ну и не надо, - внезапно обиделся Том. Швырнув карты на пол, он схватил сигареты и вышел на улицу.
- Никто меня не любит, - обиженно пробубнил Том, затягиваясь. От нелепости и тона фразы он даже слегка развеселился. Но ненадолго, потому что ему вдруг так остро стало жаль себя. Всё непонятно почему пошло наперекосяк, и Том совершенно не представлял, в каком направлении ему двигаться. Эта неопределённость давила на плечи почти физически, вынуждая парня метаться в поисках правильного и приемлемого для всех решения. Пока это удавалось с трудом.

Тёплые ладони легли на плечи задумавшегося Тома. Он испуганно вздрогнул и выронил истлевшую до фильтра сигарету.

- Не обижайся, - прошептал Билл, прижимаясь щекой к уху брата. – Ты же сам не сможешь сделать это со мной. Из-за всех этих условностей, высшей морали и пуританства общества.
- А вдруг смогу?
- Хочешь попробовать? Прямо сейчас?
- Я… Билл… - Том аж опешил от такой прямолинейности, - нет, это правда глупо всё, прости. Иначе получается, что я тебя принуждаю. Причём мы оба не в восторге от этой идеи.
- Том, ты же знаешь, что обычно бывает, когда меня пытаются заставить делать то, что я не хочу. А сейчас… честно говоря, я в растерянности.
- И хочется, и колется? – удачно ввернул близнецовскую фразу Том, заставив Билла возмущённо фыркнуть.
- Кто бы говорил, - Билл мстительно прикусил мочку уха брата, подхихикивая от придушенного писка, который издал Том.
- Отпусти ухо, вредитель! Ухо отпусти, кому говорю! Билл, не заставляй меня идти на крайние меры. Билл!! – выждав момент, когда Билл слегка разжал зубы, чтобы перехватить мочку поудобней, Том резко развернулся и, крепко прижав руки близнеца к его бокам, с налёта впечатал свои губы в его. Билл судорожно дёрнулся, пытаясь вырваться. Том усилил хватку, языком раздвигая мягкие губы. Билл едва слышно всхлипнул и… впустил его язык, отчаянно атакуя рот брата своим.
- Ты… зачем ты сделал это? – растерянный взгляд и его срывающийся голос смутили Тома.
- Ты меня спровоцировал. Это, во-первых.
- А во-вторых?
- А во-вторых, захотелось, - на самом деле Том бы продолжил фразу «захотелось доказать тебе, что я выше всяких условностей», но голос разума подсказывал ему, что делать этого не стоит. Хотя условности и надобность что-то доказывать, честно говоря, тут тоже не особо были при чём. Ему действительно захотелось поцеловать Билла, как мужчину. Было интересно. Но вот чего Том совершенно не ожидал, так это того, что ему захочется повторить. О чём он не преминул сообщить уже пришедшему в себя брату.
- Ты всё-таки решил за мной поухаживать? – насмешливо вздёрнул пирсингованную бровь Билл. – А как же Анис?
- Не бей по больному, - тут же погрустнел Том. – Не добивай меня. Не надо. Я и сам сдохну.

И, мгновенно погрузившись в свои горестные раздумья, Том легко оттолкнул Билла и ушёл в дом. На этот раз Билл за ним не пошёл.

Несмотря на все тревоги и волнения, Том спал как убитый и отлично выспался. Утром, всё ещё лёжа в кровати, он в очередной раз думал, что же он будет сегодня говорить Анису.

- Вот, блядь, поэтому никогда и не хотел заводить девушку. Сплошные проблемы, - едва слышно пробормотал Том. Лениво потянувшись, он собрал дреды в пучок на макушке и встал. Билл спал на соседней кровати, распластавшись, как морская звезда. Том осторожно, кончиками пальцев, прикоснулся к мягким чёрным волосам, разметавшимся по подушке.
- Нихт швуль, - ласково прошептал он. Брат заворочался, и Том поспешил убрать руку.

На отдыхе Том справедливо полагал, что самый лучший утренний душ – это хороший заплыв в ещё непрогретом море. Ему-то, в отличие от Билла, не нужно было волноваться, что он может замёрзнуть, простудиться и потерять голос. В этом смысле, ему повезло немного больше, чем брату.

Охранник протянул впопыхах брошенное на песок полотенце, которое Том тут же набросил на плечи, спасаясь от лёгкого ветерка. Обгоревшая, а теперь ещё и влажная кожа на груди давала о себе знать противным зудом.

Билл всё ещё спал, когда Том вернулся, пробежавшись по пляжу, чтобы согреться. Подняв свалившуюся подушку, Том пристроил её рядом с той, на которой спал близнец, и, подумав пару секунд, а не вернуться ли ему обратно в свою кровать, решительно пошёл на кухню.

На запах свежесвареного кофе, позёвывая и почёсываясь, пришёл Билл. Бессовестно утащив чашку брата, он развалился на стуле.

- Что сегодня делать будем? – поинтересовался Том, вставая, чтобы налить себе ещё кофе.
- Я вот думаю, а не смотаться ли нам на соседний остров? В кино сходим, - Билл подцепил языком кофейно-молочную пенку.
- Чем тебя не устраивает спутниковое телевидение?
- Атмосфера не та. А ещё я хочу пройтись по магазинам, - Тома аж передёрнуло от этого предложения. Ходить с братом по магазинам было извращённой пыткой, до которой в своё время не додумалась Святая Инквизиция. И то только потому, что в то время не было ни магазинов, ни Билла.
- А можно…
- Нет нельзя! – сурово перебил его Билл. – Потому что я потащусь в эти магазины только из-за тебя! – Указательный палец со слегка потрескавшимся лаком категорично упёрся в грудь офигевшего Тома. – Ты же сегодня пойдёшь к нему мириться? А что обычно бывает после примирения?
- Билл, не надо, - умоляюще проскулил Том, сам уже понимая, что отговаривать близнеца, когда тот взял его в оборот, занятие бесполезное и заранее обречённое на провал.
- Сам же мне потом спасибо скажешь, - оптимизм Билла невозможно было сломить жалкими отнекиваниями. – И вот ещё что: пусть он приходит сюда. На своей территории ты будешь чувствовать себя комфортней и уверенней.
- А можно я всё-таки… - попытался было возмутиться Том.
- Нельзя! Том, ведь мы оба знаем, что дай тебе волю, то ты будешь оттягивать этот момент до самого упора.
- Не вижу в этом ничего плохого, - тут же ушёл в оборону Том.
- Ты, может, и не видишь, а вот он может засомневаться, настолько ли сильно он тебе нужен.
- Не сексом единым…
- Господи, дай этому идиоту хоть немного мозгов! – возвёл очи к небу Билл. – Не сексом… Посмотрю я на тебя, когда он найдёт себя парня посговорчивей и будет его трахать, а тебе посвящать заумные трурэпперские баллады, как прекрасной даме сердца.
«Без ножа, сука, режет», - тоскливо подумал Том, осознавая, чтоб Билл не так уж и неправ. Глядя на опечаленную мордочку брата, Билл примиряюще и уже гораздо мягче сказал:
- Всё у вас будет хорошо. Просто позволь мне немного помочь.
- Знаю я твоё немного, - буркнул Том, окончательно сдаваясь на милость брата.
- Я правда-правда немножко, - Билл вместе со стулом пододвинулся к близнецу и ткнулся губами ему в щёку.
- Кончай меня слюнявить! – якобы недовольно поморщился Том.
- ОК, - Билл обеими руками обхватил его лицо, поворачивая к себе, и поцеловал прямо в губы. Тому показалось, что он сейчас упадёт, поэтому на всякий случай он вцепился одной рукой в край стола, а другой в руку брата.

В результате в кино они не пошли. Вместо этого быстро пробежались по магазинам, после чего, вернувшись, Билл затащил-таки близнеца в SPA-салон. Не то, чтобы Том сильно сопротивлялся, но в его голове почему-то настойчиво крутилась мысль, что он прихорашивается как девчонка перед первым свиданием.

Остановить Билла удалось только когда тот попытался уговорить Тома сделать интимную стрижку.

- Я не педик, чтобы ещё и там блеск и красоту наводить, - злобно шипел Том. Билл одарил его взглядом из серии «ну-ну», однако упорствовать прекратил.

Билл выгнал близнеца на улицу. Сказал, что толку от него «ноль» и что он, Том, вообще ничего не понимает в романтических свиданиях. Том, уже плюнув на всё и желая, чтобы энтузиазм брата поскорее бы сдох, теперь сидел на шезлонге и в который раз переписывал смс-ку Анису.

«Ты придёшь ко мне?»
«А ты уверен, что хочешь, чтобы я пришёл?»
«Если бы не хотел, тогда бы не писал тебе»
«Ну, кто ж тебя знает. Ты у нас существо загадочное и непредсказуемое»
«Бу, не начинай. Мне правда нужно тебя увидеть»
«Я приду»
«Я позвоню тебе, ладно?»

Ответной смс-ки не последовало, но Том итак знал, надеялся, что Анис будет ждать его звонка. Расстелив полотенце на песке, Том лёг на живот, подставляя спину тёплым лучам солнца.

- Теперь ты решил обгореть спиной? – вывел его из ласковой полудрёмы голос близнеца. – Звони Анису. И это, - Билл смущённо поковырял пальцами ноги песок, - мне смс-ку что ли кинь, когда он уйдёт. Чего-то меня не греет ночевать на пляже.
- Спасибо, Билл, - искренне поблагодарил его Том, переворачиваясь и садясь.
- Помни мою доброту, - не смог устоять перед искушением поддеть его Билл. – Ладно, у меня запланировано много важных дел, я ушёл.

Том немного поразмышлял на тему, ставить ли охрану в известность, что у него сегодня будет гость или нет. Придя к выводу, что лучше будет, если охрана будет в курсе, он направился к дому. Однако, ушлый братец, додумался до этого раньше, поскольку дюжий плечистый парень сказал, что Билл его предупредил.

Набрав номер Бушидо, Том несколько секунд слышал гудки. И с каждым новым гудком его сердце готово было оборваться от мысли, что Анис не возьмёт трубку, что он вообще его больше не захочет видеть.

- Том.
- Ты придёшь?
- Я же обещал.

Прижимая телефон к уху плечом, Том подобрал полотенце и снова пошёл к дому.

- Ты вполне могу передумать.
- Мог, - согласился Анис, - но не передумал же. Посмотри направо.

Том повернул голову и увидел идущего к нему Бушидо. Парень облегчённо выдохнул и замер на месте, поджидая, пока тунисец подойдёт ближе.

- Твои церберы меня не порвут? – едва заметно улыбаясь спросил Анис.
- Нет, они у нас ручные, - поддержал лёгкую шутку Том.
- Тогда пошли, пройдёмся, поговорим о жизни, брат.

Том кинул полотенце на настил веранды и пошёл вслед за Бушидо. Они оба молчали, поскольку Анис справедливо полагал, что разговор должен начать Том, а тот просто не знал, с чего и начать. Какие-то запланированные фразы загадочным образом испарились, предоставляя Тому возможность проявить чудеса импровизации.

- Бу… я был тогда неправ, - едва слышно произнёс Том, чтобы хоть как-то прервать затянувшееся молчание.
- В чём именно ты был неправ?
- В том, что сказал, что то, что есть между нами нельзя назвать чувствами. Ты нужен мне, правда.
- Нужен? Какое-то потребительское и эгоистичное отношение, ты не находишь? Ну ладно, пусть будет так. Но тогда возникает другой вопрос: а зачем? Скажи, Том, для чего я тебе нужен? И как называется то, что происходит между нами?
Том слегка растерялся от такой лавины вопросов, судорожно пытаясь выбрать, на какой из них отвечать. Да и слова находились как-то с трудом.
- Я не знаю, Анис. Не знаю, можно ли как-то это назвать. Если бы один из нас был девушкой, то, наверное, это можно было бы назвать влюблённостью или даже любовью. Ты мне нужен, чтобы... чтобы чувствовать, что и я кому-то тоже нужен.
Анис фыркнул. Видимо, его слегка позабавили такие рассуждения Тома. Это, однако, вовсе не помешало ему безжалостно высказать свою точку зрения.
- А что меняет то, что ни один из нас не девушка? Почему ты не можешь назвать это любовью? Ну скажи, куда с наличием второго, прости Господи, хуя девается любовь? Просто быть кому-то нужным? Мальчик мой, ты нужен своему брату, тебе этого не достаточно? Том, чего ты боишься?

От последнего вопроса в лоб Том даже остановился. Он боится!? Он? Боится? «Да, боюсь», - сам себе признался парень. Анис выжидательно смотрел на него, и Тому пришлось отвести глаза, не выдержав такого пристального взгляда.

- Да, я боюсь. Боюсь ответственности. Что теперь мне надо думать не только о себе, как я привык. И скажи, что и тут я неправ! А ещё скажи, что ты этого не боишься!
- А как ты хотел, Том. Как? Ты? Хотел? - Анис схватил его за плечо, поворачивая к себе лицом. - Ты прав, любить сложно и это действительно ответственность. Но я не боюсь, слышишь? Мне не страшно отвечать за тебя. За нас.

Вот тут Тому стало действительно не по себе от внезапного осознания того, что Анис оказался куда сильнее его. И стыдно за то, что он позволил себе быть таким слабым.

- Бу, я настолько уже зависим от тебя, - едва слышно прошептал он, - и я боюсь, что всё это может оказаться сном или игрой. Я боюсь моих чувств к тебе, боюсь, что они тебе не нужны.
- Какой же ты всё-таки глупенький… - с непередаваемой нежностью в голосе сказал Анис. – Объясни мне только, чего ты боишься больше? Зависимости? Или оказаться обманутым?
На этот вопрос Том ответил, не задумываясь ни секунды.
- Я боюсь потерять тебя.

В этот момент Анису очень захотелось обнять его – такого растерянного, испуганного, но одновременно решительного и искреннего. Честно говоря, он сам боялся результатов этого разговора. Неприятное чувство того, что Том может окончательно испугаться и послать всё, что между ними было к чертям собачьим, цепкими лапками вцепилось в сознание молодого мужчины. И то, что Том смог переступить хотя бы через часть своих страхов, сладостным бальзамом полилось на сердце Аниса.

- Я хоть раз дал тебе повод, чтобы ты так подумал? – Том отрицательно замотал головой. – Тогда зачем думать о том, что может случиться? Живи тем, что есть сейчас. Как вы там пели? Leb die sekunde?
- Hast du was, bist du was, - в тон ему отозвался Том, осторожно улыбаясь. Понимание того, что гроза пошла рядом и каким-то чудом его не зацепила, пришло медленно, и он пока ещё не был уверен, что понял всё правильно. Но Анис в ответ рассмеялся, обнял его за шею и потрепал по дредастой голове. Том удовлетворённо вздохнул, опустил голову чуть ниже и с чувством укусил Бушидо за бок.
- Я тебе покусаюсь! – охнул Бушидо, отпуская шею Тома и потирая укушенное место.
- А ты сначала догони, - показал язык Том и вихрем понёсся обратно к дому, ни секунды не сомневаясь, что Анис последует за ним.

Догнать его Анис смог только в дверях спальни, на пороге которой Том замер изваянием. Обвив талию юноши руками, Анис заглянул через его плечо в комнату. Сдвинутые вместе кровати, застеленные чистым белоснежным бельём. Воздух пропитан тонким ароматом розы и сандала.

В очередной раз мысленно поблагодарив брата, Том положил ладони поверх рук Аниса.

- Ты точно этого хочешь?
- Да, - ответил Том, непроизвольно холодея от страха. Развернувшись, он кончиком языка провёл по нижней губе Бушидо. Тот приоткрыл губы и, поймав его язык, мягко втянул, вовлекая Тома в глубокий поцелуй. Том млел, чувствуя, как одна рука легла ему на шею сзади, и теперь большой палец ласково поглаживал короткие волоски, не заплетённые в дреды.
- Не бойся, - тихо сказал Анис, почувствовав как напряглось тело парня, когда он подтолкнул его к кровати. – Если что-то пойдёт не так, просто скажи, чтобы я остановился, хорошо?

Тому как-то вдруг стали мешаться все конечности разом. Он не знал, стоять ему, сесть или сразу лечь, куда девать руки. Анису он в этот момент напомнил щенка-подростка, который потерялся и теперь в отчаянии вертит лопоухой головой в поисках хозяина.
А самого Тома уже начала пробирать нервная дрожь, и ему подумалось, что всё-таки он как-то сдуру согласился, что он не готов, не хочет, не может!!! «У вас всё будет хорошо», - словно наяву услышал он голос близнеца, и этот жизнеутверждающий тезис странным образом подбодрил Тома, отгоняя все его страхи и заставляя застонать от чертовски убедительных рук Аниса, которые аккуратно массировали напряжённые мышцы его спины.

- Я хочу тебя, - тихо, чуть хрипловато сказал Том, откидывая голову назад, на плечо Аниса.
- Золотые слова, - губы Аниса скользнули по напряжённой красиво изогнутой шее. Руки же тунисца ласковыми успокаивающими движениями прошлись по обнажённой груди юноши, опускаясь ниже, поглаживая тёплую кожу над кромкой бермудов.
- Ниже, - одуревая от нахлынувшей на него истомы, мяукнул Том. Проворные пальцы проникли под материю, кончиками чертя линии по паховым складкам. Том нервно заёрзал, желая, чтобы Анис уже перестал гладить там, где хоть и приятно, но не очень надо. В ответ Бушидо слегка сдвинул ладони вверх, вынув наружу только большие пальцы, и потянул шорты вниз, садясь на корточки и скользя ладонями по ногам Тома.
- Я тебе говорил, что у тебя красивое тело? – тихо спросил Анис, целуя нежную кожу под коленкой. Том переступил ногами, выпутываясь из шорт. – Можешь не отвечать, говорил и уже не раз. Ложись.

Пока до мозга Тома дошла последняя фраза, Анис ловко стащил с себя майку и шорты и лёг на кровать.

- Не бойся, маленький, Анис будет очень аккуратным, - перемежая короткие поцелуи со словами, сообщил Бушидо.
- Я не маленький, - неожиданно даже для самого себя хихикнул Том, обеими ладошками гладя мягкий ёжик сбритых по бокам головы волос Аниса.
- Маленький. Мой маленький мальчишка, - Анис несильно куснул его за кончик носа. Том сморщился и попытался в отместку укусить Бушидо за подбородок, но в результате лишь клацнул зубами в опасной близости от улыбающихся губ.
- Опять кусаться? Доиграешься ведь, и я тебе в следующий раз намордник подарю.
- А ещё ошейник и поводок, - наставительно добавил Том, любовно поглаживая крепкие смуглые плечи.
- Сейчас точно доболтаешься. Подарю ведь и заставлю носить, - и, прежде чем Том сумел достойно ответить, он заткнул не в меру болтливый рот поцелуем.

На этом моменте шутки, собственно, как-то резко закончились.

Они целовались одуряюще долго, словно в первый раз, словно никогда до этого дня их губы и языки не прикасались друг к другу. Руки вообще, казалось, жили своей собственной, автономной от остального тела, жизнью, гладя, исследуя, вдавливая пальцы в кожу, оставляя быстро исчезающие белые следы.

Том чувствовал уже почти болезненное возбуждение. Кожа казалась сплошным оголённым нервом, и импульсы от прикосновений молнией били прямо в мозг, заставляя парня сдавленно стонать и изгибаться в объятьях Аниса.

Тело Бушидо не менее болезненно реагировало на эту их прелюдию, но сдерживало его только данное Тому обещание быть аккуратным.

Подхватив ногу Тома под коленку, Анис закинул её себе на бедро, отчего юноша испуганно вздрогнул.

- Не бойся, - Анис мягко чмокнул приоткрытые губы. – Помнишь, если что, сразу говори?

Том кивнул, задерживая дыхание, когда тёплые пальцы погладили его промежность.

- Нам нужна смазка, Томми. Она позади тебя.

Том изогнулся в попытке дотянуться до тумбочки, поскольку Бушидо не выпустил из руки его ногу. Схватив небольшой баллончик, протянул его Анису. Тот снял колпачок и деловито выдавил прозрачный гель себе на пальцы. «Готов?» - взглядом спросил тунисец. Том прикрыл глаза и едва заметно кивнул, внутренне сжимаясь от вновь вернувшегося страха. Влажный палец осторожно проник в него. К удивлению Тома боли не было. Да, небольшое чувство дискомфорта, но не более. Парень даже открыл глаза. «Всё нормально?» - продолжил Анис их безмолвный диалог. «Да», - улыбка уголками губ. Палец скользнул глубже, потом двинулся в обратном направлении и снова вглубь. Через некоторое время Том вообще перестал его чувствовать.

- Поможешь мне? – Анис убрал руку от его промежности и снова взял баллончик со смазкой.
- Помочь? – не понял Том.
- Дай руку, - юноша послушно, всё ещё ничего не понимая, протянул ладонь. Держа смазку двумя пальцами, свободными Анис сжал его кисть в кулак, оставив оттопыренным средний палец, на который тут же нанёс гель.
- Ой, нет… - до Тома, наконец, дошло, про какую помощь говорил его любовник. Не дав ему возможности что-то изменить, Анис выпустил баллончик и, заведя руку Тома ему же за спину, вставил его и свой пальцы в тугое отверстие.

От ощущения себя в себе кровь резко прилила к лицу Тома. Он задыхался, ловя воздух открытым ртом.

- Так… так, я хочу, чтобы ты чувствовал, - возбуждённо шептал ему на ухо Анис, продолжая мягко и ритмично двигать рукой. Вхождение третьего пальца Том совершенно не заметил, его отвлекал и ритм, и жадные губы Аниса.
- Всё будет хорошо, расслабься…
- Анис, хватит меня уже успокаивать, - проныл Том, - я же сказал, что готов.

Бушидо аккуратно повернул расслабленное тело парня спиной к себе. Почувствовав, как горячая головка ткнулась в растянутое отверстие, Том снова испугался и мгновенно зажался.

- Тссс, расслабься… пусти меня…

Крепко сжав бедро одной рукой, Анис толкнулся чуть сильнее. Том вздохнул глубоко-глубоко, стараясь расслабиться и облегчить ему задачу.

Чувство заполненности. Единения с любимым человеком. Мгновения неприятной боли. Первые осторожные движения, переходящие в мягкие скользящие толчки.

Том терялся в ощущениях. Ему было жарко, его буквально жгло изнутри от возбуждения, от горячего дыхания Аниса, от их обоюдных хриплых стонов.

Парень заскулил в голос, когда Анис задел чувствительную точку внутри, зажмурился так, что перед глазами заплясали цветные круги, понимая, что ещё немного, ещё чуть-чуть, и он кончит.

- Анииис!

В ответ его любовник зарычал, вцепляясь зубами в кожу плеча, убыстряя и без того уже сумасшедший ритм, пока не замер, войдя так глубоко, как только мог. Пальцы, до сих пор судорожно сжимающие бедро Тома, дрожали.

Том схватился за собственный ноющий член и, проведя всего пару раз ладонью, конвульсивно дёрнулся, кончая, забрызгивая тёплой спермой кровать и живот. Оргазм накрыл его с головой, словно пуховое одеяло, так, что на время Том даже перестал слышать и ощущать что-либо.

Билл уже начал сильно подозревать, что ночевать ему таки придётся на шезлонге, когда пришла смс-ка с единственным словом «Возвращайся!».


Зайдя в полутёмную из-за занавешенных окон спальню, он приблизился к лежащему на кровати Тому. Точнее, близнец был надёжно упрятан под простынёй, а на голове у него лежала подушка.

- Том, - никакой реакции. – Том! Ты как?
- Спасибо, хреново, - раздалось из-под подушки.
- Я могу что-нибудь для тебя сделать? – Билл осторожно прикоснулся ладонью к спине брата.
- Нет, - Билл мог поклясться, что услышал приглушённый всхлип. Не церемонясь больше, он стащил с Тома подушку. Погладил мягкие дреды на затылке.
- Том, ну повернись. Пожалуйста, - блестящие карие глаза, припухшие и покрасневшие веки. – Том… ты что? Ты плакал? Он сделал тебе больно?
- Нет, - близнец шмыгнул носом. – Он был очень аккуратен. Но всё равно…
- Болит?
- Неприятно как-то…
- Это же твой первый раз, так что это почти нормально.
- Так будет всё время?
- Нет, ну что ты. Постепенно твоё тело привыкнет. Хочешь, обезболивающим спреем обработаем?
- А поможет?
- Не-а, но хоть отвлечёт, - хихикнул Билл. Том насупился, но в следующее же мгновение сам рассмеялся.
- Вот нет, чтобы пожалеть, а он издевается!
- Я ж любя!!!

Утром Том сидел в гостиной и смотрел телевизор. Точнее, он полулежал, закинув ноги на журнальный столик и сдвинувшись вниз так, чтобы вес приходился не на попу, а на крестец. Чувствовал он себя уже лучше, но боль иногда всё же коварно напоминала о своём существовании. «Ну, что ж, придётся её перетерпеть», - думал Том, - «значит, такова плата за удовольствие». Под боком завибрировал телефон.

«Как ты?»
«Жить буду»
«Долго и счастливо ;)»
«Очень сильно на это надеюсь. Я хочу, чтобы ты пришёл»
«Прямо сейчас?»
«Нет, прямо вечером. Посидим втроём, попьём пивка»
Ответа не было минут десять, и Том уже начал подумывать, а не написать ли, что это была шутка.
«ОК, пиво с меня, с вас – хороший ужин»

Внятно объяснить брату, зачем он позвал Аниса к ним, Том так и не смог. Равно как и самому себе. Ему просто внезапно захотелось провести этот вечер с ними двумя, таким образом полностью открывая свою тайну брату. Почему-то в данный момент эта идея ему показалась очень правильной. К тому же, Билл сам сказал, что примет его «избранника». И поскольку теперь он знал о них, то скрываться дальше не имело никакого смысла.

Они заказали в ресторане ужин на дом, и пока официант сновал у стола, расставляя блюда, братья стояли на веранде и курили.
- А вот и он, - Билл пихнул близнеца локтём. Том тут же напрягся, ибо от Аниса можно было ожидать любой выходки. Они наблюдали, как тунисец слез с мопеда, отстегнул сумку-холодильник и направился к ним, но ни один из них не дёрнулся, чтобы помочь Анису. Поставив сумку на пол, Анис протянул руку Биллу, заграбастав того в объятья, как только ладонь парня оказалась в его. Тома он тоже обнял, украдкой поцеловав за ухом.
Вся троица поначалу вела себя немного настороженно, несмотря на то, что знакомы они были уже давно и общались не первый год.
- Сидим, как на похоронах, - буркнул Билл, с грохотом ставя свою бутылку пива на стол.
- Да нет, уж скорее как на смотринах, - хитро прищурился Анис, лапая под столом Тома за коленку. Билл немного подумал и кивнул, соглашаясь с высказанной сентенцией.
- Каким-то образом – да, - подтвердил он. – Думаю, что наши взаимоотношения изменятся в свете того, что ты встречаешься с моим братом.
- Ты мне не простишь измены? – уже в открытую улыбался Анис.
- Конечно не прощу! – тоже улыбаясь от уха до уха, фыркнул Билл. – Заявил на весь мир, что хочешь меня, а сам…
- Ну, прости, хабиби, - Бушидо настолько правдоподобно изобразил раскаяние, что Том от смеха подавился пивом. Эта шуточная перепалка всех расслабила, и вечер, наконец, начал быть приятным.

От братьев Анис ушёл за полночь, когда близнецы, исчерпав заряд энергии, сонно таращились друг на друга и совершенно по-идиотски хихикали. Беззастенчиво схватив Тома в охапку, Бушидо поцеловал его, вызвав завистливый вздох Билла, ласково провёл ладонью по мягкой попе и, ещё раз поцеловав в подставленные губы, стремительно вышел из дома близнецов.

- Иди в душ первым, - милостиво разрешил Билл, глядя на смущённо-довольную мордочку Тома, - а я пка пйду пкурю.

Проглатывание гласных в состоянии подпития было у близнецов общей чертой. А из-за того, что нетрезвыми они начинали говорить раза в два быстрее против обычного, окружающие люди вообще отказывались их понимать.

Стоя под теплыми струями, Том подумал, что было бы неплохо просто свернуться в клубочек прямо в душевой кабине и там же и уснуть.

- Но будт неудобно, - сказал он своему отражению в зеркале, выходя из кабинки. Отражение, искажённое конденсатом, криво усмехнулось в ответ.

Выйдя из ванной, Том добрёл до так и не раздвинутых кроватей и упал на них ничком, лицом вниз. Сквозь полудрёму он слышал, как плещется в душе Билл, а затем вымытый братец шлёпнулся рядом с ним.

- Он тебя любит, - пробормотал Билл, выдирая из-под Тома простынку.
- Умгу, - Том не двигался, явно не собираясь облегчить близнецу задачу.
- Он так на тебя смотрел, что если бы не твой больной зад, то он бы завалил тебя прямо у меня на глазах, - Билл сел, упёрся пяткой Тому в бок и всё-таки вытащил заветный кусок материи.
- Не завидуй, - Том повернулся набок, лицом к нему.
- Было бы чему, - Билл лёг, накрывая их обоих, - он абсолютно не в моём вкусе.
- Что, однако, не мешало тебе с ним кокетничать на камеру.
- Вот именно, что на камеру. Спи давай, фрау Ферчичи.
- Ах ты! – Том вцепился одной рукой ему в горло, в отчаянной попытке придушить хихикающего близнеца. Тот не замедлил пройтись острыми ногтями по рёбрам, заставляя Тома взвизгнуть от щекотки.
-Я тебе покажу Ферчичи, - рычал Том, уворачиваясь от цепких пальцев. Через некоторое время ему удалось поймать обе руки Билла и завести их ему над головой.
- Проси прощения, вражий ребёнок!

И Билл попросил. Правда, в своей манере. Он просто приподнял голову и поцеловал Тома. От неожиданности тот ослабил хватку, и руки Билла тотчас обняли его, прижимая ближе, заставляя Тома лечь на него грудью.

- Том… - шепотом.
- Что?
-Том, я хочу…
- Билл, ты пьян.
- Не больше, чем ты. И твоё тело, по моим ощущениям, тоже хочет, - Билл шевельнул бедром, потираясь о член Тома.
- Отпусти меня, - тихо и мрачно попросил Том. Билл нехотя разомкнул объятья. – Не переигрывай, Билл. Ещё пару дней назад ты и думать об этом не хотел.
- Мы оба не хотели, - уточнил Билл.
- Что изменилось?
- Я боюсь потерять тебя, - Билл сел, подтянул колени к груди и сиротливо обнял их. – Ты всегда был со мной. А теперь у тебя появился… парень, и я…
- Дурак! Ну вот дурак же! – Том сел рядом и обнял его за плечи. – Ну что ты городишь? Ближе и роднее, чем ты, у меня никогда никого не будет.
- Тогда почему ты мне отказываешь?
- А как же твои высоко моральные принципы?
- А ты ещё не понял, что я просто не хотел принуждать тебя? Я не хотел ломать тебя.
- В тот момент мне казалось, что именно я тебя принуждал.
- Я не имел права влезать между тобой и Анисом. В принципе, и сейчас не имею. Я просто хочу тебя. Я хочу стать частью твоей новой жизни. Если ты позволишь, - от этого тихого голоса, выражающего полную покорность любому решению, которое он примет, Том почувствовал, как у него перехватило дыхание.
- Билл. Тебе не нужно делать этого, чтобы стать ещё ближе, - Том сейчас тщательно взвешивал и продумывал каждое слово, чтобы ненароком не обидеть своего близнеца. – Я не верю, что идея переспать со мной пришла к тебе в голову только сейчас. А если ты хотел этого давно, то почему молчал?

Билл смотрел на него, слегка наклонив голову и прикусив губу. Брат был прав: идея о сексе с ним появилась недавно, как только Билл узнал о его связи с Бушидо. Он ревновал, чувствуя, что Том отдаляется от него. Всем своим существом ощущая, как его душу пытаются разделить надвое. Билл не хотел отпускать от себя Тома, терять их духовную связь.

- Я не хочу терять тебя, - упрямо повторил он.
- Ты понимаешь, что если я соглашусь, то ничего, кроме тупо механического секса ты не получишь? Ведь между нами только братская любовь, которая очень далека от просто любви. Оно тебе надо?
- Я соглашусь на всё, что ты мне сможешь дать.
- Зачем? – Том какой-то частью сознания понимал всё, что Билл не мог высказать словами, но почему-то упорно пытался выудить эти признания из брата. Губы Билла нервно вздрогнули, словно он собирался заплакать. Но этого почти невидного в слепом свете ночников движения у Тома защемило сердце, и он сдался. Как он ни сопротивлялся, он не мог допустить, чтобы его младший брат страдал.
- Иди сюда, - шепнул он и потянул Билла за руку. Тот распрямил ноги и повернулся набок, тут же оказываясь в объятьях близнеца. – Только, пожалуйста, аккуратней.
- Нет, - мотнул головой Билл, кончиком носа задев нос брата, - я хочу… хочу, чтобы ты был во мне.
«Вот это точно – полный пиздец», - успел подумать Том, прежде чем их губы слились в поцелуе.

Том старательно пытался отключить свою совесть, которая всеми возможными способами в свою очередь пыталась доораться до него и сказать, что то, что он делает, как-то совершенно неправильно. Он ласкал раскинувшееся под ним тело младшего брата, пока его губы не остановились у Билла на животе. Только в этот момент Том понял, что он сам не испытывает никакого возбуждения. Абсолютно. То, что могло вызвать у половины мира как минимум дичайшее сексуальное вожделение, его оставило совершенно равнодушным. Последний раз прикоснувшись губами к мягкой тёплой коже, Том подался назад и сел на ноги Билла.

- Прости. Я не могу.
- Почему? – Билл приподнялся на локтях, глядя прямо в глаза близнецу.
- Просто не могу, - Том закрыл глаза, чтобы не видеть этого пронзительного взгляда, который, казалось, пронзал насквозь его душу, в попытке найти причину отказа.
- Он всё-таки забрал тебя у меня, - тихо с отчаяньем произнёс Билл.
- Никто не в силах этого сделать, - так и не открывая глаз, покачал головой Том. – С тобой мы связаны навсегда. И гораздо более крепкими узами, чем любовь. Ты ведь понимаешь?
Он вздрогнул, когда почувствовал, что Билл садится. Обняв его за талию, Билл пододвинул Тома ещё ближе к себе и прижался щекой к его щеке.
- Я кажусь тебе глупым, да? Из-за того, что так боюсь тебя потерять. И из-за того, что так настойчиво тебя домогаюсь.
- Нет, - Том тоже обнял брата и, наконец, открыл глаза. – Не скажу, что при таком раскладе я бы действовал так же, но я бы тоже пытался тебя удержать.
- Ты простишь меня?
- За что?! – искренне удивился Том. – За то, что ты мой брат?

Губы Билла мягко и ненавязчиво прикоснулись к губам Тома, и тот не отказал себе в маленьком удовольствии принять это приглашение.

Эта ночь, наконец, расставила всё по своим местам. Утром Том проснулся от ласковых щекочущих поцелуев, счастливо улыбнулся и несильно шлёпнул Билла, вызвав у того вполне предсказуемую реакцию – ответить тем же. Они долго возились, переворошив всю кровать, скинув подушки на пол, пока их не отвлёк звук пришедшей смс-ки. Впрочем, тут же началась борьба за то, кто первым дотянется до телефона.

- Не обижай малыша, ему итак сейчас несладко, - громко прочитал Билл, отвоевав телефон. Тут же повернувшись к брату, поучительным тоном добавил:
- Понял, не обижай меня!
- Вот мне больше заняться нечем, - фыркнул Том, потягиваясь. – Ты и сам кого хочешь в этом деле переплюнешь.
- Хам, - Билл показал брату язык, на мгновение блеснув шариком пирсинга.
- Умгу, - согласился Том. – Ты тоже, не забывай, что мы всё-таки близнецы.
- Кто бы мог подумать, - хмыкнул Билл. – Что будем сегодня делать?
- Спать, - Том проворно заполз Биллу на спину и засопел в ухо. Билл попытался стряхнуть его, но брат вцепился в его плечи и задышал ещё старательней, щекоча ухо и шею.
- Слезь! – заверещал Билл, всё активней извиваясь в попытке избавиться от тела, лежащего на нём. Тело сопротивлялось, возмущённо фырча и хватаясь за плечи и за бока.
- Хорошая у вас побудка, - услышали они. Тут же два пары широко открытых глаз воззрились на стоящего в дверях их спальни Аниса. Том поспешно скатился с Билла и встал с кровати.
- Извини, не хотел вам помешать, - глаза тунисца лучились смехом.
- А ты не помешал, - томно протянул Билл, - если хочешь – присоединяйся.
- Угощаешь?
- Ничего не имею против, - Билл медленно облизнулся. Том не сдержался и от души шлёпнул ему по попе. – Вот видишь, Том тоже не против, уже начал разогрев.
- Я вообще-то зашёл позвать вас на гидроциклах покататься, но если есть другие предложения…
- Нет, других нет, - категорично отозвался Том, предвосхищая новые предложения Билла. – Правда, мы ещё не завтракали.
- Перекусим в кафешке, - не менее категорично отозвался Билл.

Они быстро собрались и вышли под лучи палящего солнца. Билл тарахтел без умолку, его словно прорвало на пообщаться. Том как-то уныло плёлся слегка позади. На него почему-то напала какая-то тоска и апатия. Возможно, ночное «происшествие» его несколько вымотало эмоционально.

Анис силился понять, что случилось со страшим близнецом. Тот был неестественно тих и на все подначки брата реагировал вяло и, скорее, по инерции. В кафе Том завис окончательно и долго с отсутствующим видом изучал меню.

В себя Том пришёл, когда большая тёплая ладонь накрыла его руку.

- Что случилось?
- А… что? Нет, всё в порядке, - вздохнул Том. – А где Билл?
- Пошёл в комнату для мальчиков. Ты точно ничего не хочешь мне сказать?
- Хочу, - Том осторожно вытащил руку, - но не здесь и не сейчас. Не при Билле.

Анис понимающе кивнул. Зная, что у близнецов нет тайн друг от друга, он понимал, насколько Тому сложно что-то скрывать от брата. И Бушидо почему-то не сомневался, что разговор каким-то боком будет касаться Билла. Возможно, тому не понравилось посягательство Аниса на его брата или что-то подобное, но это явно тяготило Тома. И ему нужно было как можно скорее выговориться.

- Я приду к тебе сегодня ночью. Посидим на пляже, - тихо сказал Анис, видя приближающегося Билла. Том едва заметно кивнул.

Они устроили гонки на гидроциклах, после которых просто носились друг за другом, рассекая водную гладь и упруго подпрыгивая на волнах. Потом просто валялись на белом песке, переговариваясь и хохоча во всё горло. Том несколько ожил и принимал посильное участие в веселье. После обеда всё в том же кафе, они разошлись.

Развалившись на столь полюбившемся ему диване, Том изучал присланные им по факсу бумаги. Дэвид даже на отдыхе не давал им сильно расслабляться, напоминая, что буквально через пару дней начнутся суровые трудовые будни, и им нужно быть в курсе предстоящих мероприятий. Выступления, интервью, фотосессии… Знакомая до зубовного скрежета круговерть, составляющая бОльшую часть их жизни.

- Тооом, - послышался голос брата с веранды.
- Мммм? – глубокомысленно отозвался тот, не отрываясь от просмотра бумаг.
- У меня к тебе просьба.
- Я весь внимание, - Том собрал листки, положил их на стол и принял сидячее положение.
- Я хотел бы… - Билл зашёл в гостиную, нервно покусывая губу и вертя в руке свой телефон. – Ну, не мог бы ты сегодня вечером где-нибудь погулять? И желательно подольше.
- Фигасе! – изумился Том. – Это что же, ты меня выставляешь, да?
- Ну, не у одного же тебя бурная личная жизнь, - поджал губы Билл.
- Кто он?
- Лучше тебе этого не знать, Том. Честное слово. Спать спокойней будешь. Может быть, как-нибудь потом я вас познакомлю.
- Что тебя останавливает сделать это сейчас?
- Том, не дави на меня, ладно? – нахмурил брови Билл. Том лишь поднял руки, словно сдаваясь и говоря, что не будет лезть в глубины братовых тайн. Два звонка, прервавшие их молчание, раздались одновременно. Билл тут же метнулся обратно на веранду, и до Тома доносилось только его бормотание, смысл которого он не понимал.
- Да, Бу?
- Не отвлекаю?
- Нет. Скорее даже наоборот. Ты очень вовремя позвонил.
- Я польщён, - короткий смешок.
- Я тебе хотел сказать, что посиделки на пляже, скорее всего, отменяются. Ну, конечно, если ты не хочешь провести там со мной всю ночь.
- Что значит всю ночь?!
- Это значит, что меня попросили. Сказали, что не у меня одного бурная личная жизнь, - процитировал брата Том. – Поэтому я сегодня буду ночевать у тебя. Если ты не против, конечно.
- Это одни из лучших слов, которые я слышал за эти дни, - даже не видя Аниса, Том чувствовал, что тот улыбается.
- Хочешь, я тебе скажу ещё более воодушевляющие слова? – Том хитро прищурил глаза. Сдавленное мычание на том конце провода дало ему понять, что оппонент готов выслушать любые предложения. И Том продолжил, перейдя на хрипловатый шёпот:
- И мы будем всю ночь заниматься сексом, - Анис восхищённо прищёлкнул языком, шумно выдохнув, – неторопливо, со вкусом, даааа…
- Что ж ты творишь, чертёнок?
Том хихикнул и, облизав губы, ответил уже нормальным тоном:
- Морально готовлю тебя к сегодняшней ночи.
- А сам-то готов? – ласково поинтересовался Анис.
- Вот и проверим. Не забудь предупредить охрану, чтобы не закогтили меня на подходе.
Не успел Том нажать «отбой», как в гостиной снова появился Билл. Всё его лицо выражало такое довольство, что Тома буквально подбросило от любопытства. Тяга посмотреть на любовника младшего брата, была настолько велика, что Том решил пожертвовать своим спокойным сном и встать пораньше, чтобы неждано-негадано заявиться сюда.
- Мне уже уходить? – уточнил Том, сосредоточенно рассматривая собственные ладони, чтобы не расхохотаться от вида физиономии близнеца.
- Нет, пока ещё можешь посидеть, - милостиво разрешил Билл, садясь рядом с ним на диван, - он приедет через пару часов. Пока таможня, пока доберётся до нас…
- И ты заставил бедного мужика лететь к тебе неизвестно откуда?
- Ну, во-первых, он сам предложил. А во-вторых, тебе что ли одному всё удовольствие? Ты же вызвал своего тунисца, и я чего-то не замечаю на твоём челе мук совести.
- Билл, не начинай, - поморщился Том. – И я никого сюда не вызывал. Это была целиком и полностью его идея.
- Так я тебе и поверил, - Билл повёл плечом, намеренно задевая им близнеца.
- А ты попробуй, вдруг получится, - несильный толчок, и Билла отбросило на мягкую спинку дивана. – Билл, прекрати! – заорал Том, когда младший вцепился ему в дреды. – Потом же сам верещать будешь, что я тебя обижаю.
- Обязательно, - Билл слегка дёрнул его за волосы, а затем потянул, заваливая Тома к себе на колени. Тот подёргался ещё для приличия, но потом замер, глядя в склонившееся над ним лицо, скользя взглядом с широко распахнутых глаз на приоткрытые губы.
- Ты так и будешь на меня смотреть? – тихо спросил Билл. И, не дожидаясь ответа притихшего близнеца, мягко коснулся открывшихся ему навстречу губ.


- Я тебя никуда не отпущу, - заявил Анис, как только Том появился на пороге его дома.
- Да я до утра никуда и не собираюсь, - даже опешил от такого приветствия Том.
- А то я тебя не знаю! Так и думаешь, как бы улизнуть, чтобы посмотреть, с кем твой братишка проведёт сегодняшнюю ночь.
- Анис…
- Что Анис? – кажется, Бушидо был настроен задать парню внушительную трёпку, если тот попытается упорствовать.
- Не надо лезть…
- То же самое могу сказать и я тебе, - бесцеремонно прервал его Анис, - не лезь в жизнь Билла. Он же смог отпустить тебя, отпусти и ты его.
- Я должен знать.
- Том, клянусь всеми святыми, я привяжу тебя к кровати и не отпущу до тех пор, пока Билл сам не попросит, чтобы ты пришёл. Думаешь, мне слабо выполнить своё намерение?
- Думаю, что нет, - буркнул Том, глядя на него исподлобья. – Я никуда не уйду. Даю слово.
- А ему можно верить?
- А ты проверь. Или слабо?
- Ты меня на слабо не бери, мальчишка, не дорос ещё, - Том и глазом не успел моргнуть, как оказался прижатым к стенке. – Не испытывай меня, Том, это может плохо закончиться.
- Выбор за тобой, Анис. Или ты мне веришь, или нет.
Анис несколько секунд, не отрываясь, смотрел в дерзкие глаза юноши, прежде чем прошептать в упрямо сжатые губы:
- Я. Тебе. Верю.

Легко оттолкнувшись ладонями от стены, он отошёл от Тома, и только тогда парень смог облегчённо вздохнуть. Но это было временное облегчение, потому что на самом деле, ему нужно было поговорить с Анисом, и тема разговора была довольно-таки скользкой. На грани. Потому что предугадать реакцию своего любовника Том не мог никогда.

- Ну, чего мнёшься у стеночки как неродной? – усмехнулся Бушидо.
- Нам поговорить надо, - вздохнул Том.
- Нэ-нэ-нэ, - взмахнул руками Анис, - сначала я тебя накормлю…
- Я не голоден…
- … напою, - словно не замечая протеста, - потом мы залезем в джакузи, и вот там ты мне всё расскажешь.

Том подумал и признал такую развлекательную программу вполне приемлемой. Есть он, правда, совершенно не хотел, но не стал обламывать гостеприимство Аниса.

Теплая вода бурлила вокруг их тел, приятно массируя и расслабляя. Они пили терпкое молодое вино и неторопливо целовались. Собственно, торопиться им было некуда – у них впереди была целая ночь.

- Так о чём ты хотел поговорить? – напомнил Анис, отрываясь, наконец, от припухших от поцелуев губ.
- О Билле. Я не знаю, нужно ли тебе об этом рассказывать… Просто не хочу, чтобы между нами были секреты, - Анис кивнул, не решаясь перебивать. – Но это же останется между нами, да?
- Перестраховщик, - ухмыльнулся Анис, - ты что думаешь, я побегу рассказывать каждому встречному о страстях, кипящих в семействе Каулиц?
- Нет. Просто не хочу, чтобы Билл знал о нашем разговоре. Он мне этого не простит.

Том некоторое время собирался с мыслями, не зная, какими словами обрисовать всю сложившуюся ситуацию.

- Бу, ты только пойми всё правильно, на самом деле он не имел в виду ничего такого. Просто мы с ним настолько близки, что эта новость о том, что у меня есть ты, была для него неожиданностью. Он просто боялся потерять меня.
- Попросил, чтобы мы расстались? – мрачно поинтересовался Анис.
- Нет. Лично против тебя он ничего не имеет. Просто… он посчитал, что если мы переспим, то это лично для него всё стабилизирует.
- Он хотел переспать с тобой?! – распахнул глаза Анис, и, совершенно неожиданно, напугав Тома, захохотал. Он шлёпал ладонями по воде, кусал губы, чтобы хоть немного успокоиться, но смех, словно лавина, прорывался наружу.
- Бу… ну ты это… ты чего? – забеспокоился Том. Тунисец потряс головой, окончательно приходя в себя.
- Слушай, такого даже я от твоего братца не ожидал, несмотря на то, что наслышан о его хроническом переломе мозга, - Анис за плечи притянул парня к себе, - но я его понимаю. И что в результате?
- Я не смог, - буркнул Том, вызывая улыбку у обнимающего его Бушидо. – Мы просто поговорили, и я надеюсь, что у него больше не возникнет таких мыслей.

Он успел только поставить рюкзак и сумку с ноутбуком на пол возле двери, как на него ураганом налетел Билл.

- Соскучился, - трагичным шёпотом сказал он и уткнулся лбом в плечо.
- Я тоже, - подхватил ладонями лицо и прильнул к податливым губам. Билл прижался к нему всем телом, давая почувствовать всю степень своего одиночества.
- Отпустишь меня в душ?
- Быстро, - тон Билла сменился на приказной.
- А где Том?
- Это тебя не должно волновать в данный момент. Или он тебе нужен как группа поддержки?
- Мне нужно только знать, что он не появится в вашей спальне в самый ненужный момент.
- Не появится, - Билл подтолкнул его по направлению к ванной, - и если ты не поторопишься, то я уйду к нему…

Прохладные струи воды быстро сняли ощущение усталости и знойной дремоты. К тому же мысли о том, что в спальне его ждёт возможно уже полностью обнаженный Билл, подстёгивали не хуже бича погонщика.

Только вот планы Билла совершенно отличались от тех, которые строил в голове его любовник. По крайней мере, те, которые касались места любовных утех. Пока мужчина плескался в душе, юноша перетащил все имеющиеся в доме подушки на ковёр в гостиной, и с комфортом разместил на них своё поджарое загорелое тело. Тело хотело секса. После неудачного соблазнения Тома Биллу надо было в срочном порядке сбросить тот эмоциональный накал, который так и остался нерастраченным.

Услышав, что шум воды смолк, Билл приподнялся на локтях и вперил взгляд в дверь ванной. Как только дверь открылась, он поднял одну руку и пальчиком поманил мужчину к себе. Тот неспеша подошёл и опустился перед ним на колени.

- Билл…
- Все разговоры потом. Всё, что захочешь, но потом. Сейчас у меня совершенно другие потребности.
- А прошло ведь всего ничего, чуть меньше недели…
- Ты меня не хочешь? – деловито осведомился Билл, медленно опускаясь на подушки и разводя до неприличия длинные ноги. Его визави судорожно вздохнул, с трудом отрывая взгляд от представшей его взору картины. – Ты так и будешь на меня смотреть? Нет, конечно, если хочешь, смотри…

Изящные пальцы, едва касаясь кожи, погладили плоский живот, скользнули к груди и медленно, со вкусом и знанием дела, сжали заострившиеся соски. Такого изысканного издевательства мужчина не вынес: он отчаянно рванулся вперёд, убирая руки Билла и заменяя их своими губами и языком. Словно мстя за промедление, Билл ногтями вцепился в сильные плечи, запрокинул голову, давя непроизвольный стон.

- Чёртов ты соблазнитель! И почему я всегда делаю то, что ты захочешь? – чисто риторически спросил мужчина, прежде чем заткнуть открывшийся было для ответа рот поцелуем.

Билл не проронил ни одного слова, но жестами, взглядами, движениями подгонял своего любовника, стремясь как можно быстрее и полнее получить удовольствие. Тот оправдывал все возложенные на него ожидания, заставляя юношу выгибаться в попытке свести контакт их тел до максимума.

Мучительно медленно проложив дорожку поцелуев от колена до паха, он задумчиво лизнул подрагивающий член Билла, глядя, как мечется перед ним парень, судорожно сжимая пальцами подушки.

- Ещё…

Облизнул губы и, слегка приоткрыв их, прошёлся сбоку по всей длине ствола, снизу-вверх, тронув языком влажную от смазки головку. Осторожно сжал её губами, щекоча чувствительную серединку, услышав, как благодарность, глубокий срывающийся стон. Взял глубже, языком гладя сильно проступившие венки.

У Билла сорвало все тормоза: он схватил ладонями вихрастую голову и потянул её вниз, стараясь проникнуть в тёплый плен рта как можно глубже. Ему уже безумно хотелось кончить. Хоть как-нибудь.

Билл чуть было не заорал от разочарования, когда гостеприимный рот оставил его член в покое.

- Нет, милый, кончать ты сегодня будешь так, как привычней мне, - словно сквозь пелену услышал Билл голос своего любовника. Он не возражал, ибо это не имело вообще никакого смысла и в данной конкретной ситуации его, Билла, никто и не спрашивал, как именно он хочет кончить. Поэтому он безропотно позволил перевернуть себя на живот и ещё шире раздвинуть ноги. Сразу два влажных от смазки пальца вошли в него, тут же принимаясь раздвигать податливую плоть. Билл закусил атласный подушечный бок, чтобы не кричать слишком громко, и теперь только мычал в такт движениям пальцев.

Неторопливое погружение, крепко схватившись за бёдра уже изнемогающего от желания Билла.

- Быстрее… Чёрт тебя дери, быстрее!!! – захлёбываясь собственным криком, заскулил Билл. Нежные, успокаивающие поглаживания по спине, которые, впрочем, на юношу подействовали диаметрально противоположно – сделав отчаянный рывок назад, он полностью насадился на, казалось, только того и ждущий член. Тут уж вся нежность и романтика закончились, уступив место открытой похоти и яркому желанию получить всё и сразу.

Билл, уже не стесняясь, орал во весь голос, вдохновляемый резкими глубокими толчками. Всё его тело начало сводить знакомой сладкой судорогой, предшествующей оргазму. Сильная рука, проскользнув между ним и нагромождением подушек, подхватила парня под живот, заставляя встать на четвереньки. Синхронное движение чужого члена внутри и чужой же ладони по его собственному, едва не лишили Билла возможности двигаться и мыслить, сплетясь тёплым, упругим, готовым взорваться в любую секунду узелком ощущений внизу живота.

Финальный толчок сбил Билла с ног, заставив распластаться и уткнуться лицом между двумя подушками, прямо в мягкий ворс ковра.

Разморенный тёплой водой Том впал в игривое настроение. Они с Анисом устроили водный бой, забрызгав всё в радиусе трёх метров от джакузи; они дурачились как дети, оглашая окрестности задорным смехом.

Поймав, наконец, хохочущего и брыкающегося Тома и прижав его спиной к своей груди, Анис лизнул мокрую от воды щёку и напомнил:

- Кто-то пообещал мне целую ночь безумного секса.
- Так ещё не ночь, - Том попытался придать лицу как можно более невинное выражение.
- Глаза закрой.
- Зачем?
- Закрой, узнаешь, - парень, недоверчиво сдвинув брови, выполнил просьбу. – Видишь что-нибудь?
- Нет.
- Ну, если не видишь, значит, уже ночь, - Анис быстро поцеловал начинающие выпячиваться от обиды губы. Том открыл глаза, посмотрел на улыбающегося Бушидо и сам потянулся за поцелуем. Рука тунисца нырнула под резинку цветастых бермудов и нежно, но настойчиво сжала пока ещё мягкий член парня. Тома словно током шарахнуло от этого прикосновения.
- Бу, нет! Не здесь… я не могу тут…
- Чем тебя это тут не устраивает? – мурлыкнул ему на ухо Анис. Том поёжился и вцепился в его запястье, вытаскивая отчаянно сопротивляющуюся ладонь.
- Не могу. Тут люди.
- Где ты тут людей увидел, мальчик мой? – захохотал Анис. – Кроме нас с тобой здесь никого нет и не будет, потому что моя охрана порвёт любого, кто приблизится к дому на расстояние десяти метров.
- А охрана это уже не люди? – уточнил Том. Анис хотел было сказать, что охрана сюда точно не сунется, дабы не словить по шее, но, увидев нервно подрагивающие крылья носа и упрямо поджатые губы Тома, сказал совершенно другое:
- Тогда слезай с меня и марш в дом!

Том возмущенно фыркнул, оттолкнулся от его бёдер и, преодолевая сопротивление воды, вылез из джакузи, опершись руками на бортик. Влажная ткань бермудов тут же облепила длинные ноги и упругую ладную задницу. Взяв лежащее на шезлонге полотенце, Том тут же соорудил себе на голове тюрбан. Дреды ещё долго будут сохнуть, но пока нужно было удалить хоть часть влаги. Оглянувшись на всё ещё сидящего в воде Бушидо, Том, как ему и было велено, направился к дому.

- Эй, - приостановил его окрик Аниса. – Шикарная задница, Том.

Парень ухмыльнулся, задумался на секунду, а затем, ведомый каким-то позывом его творческой души, резво стащил с себя мокрые бермуды.

- Так лучше видно, Бу? – и, не дожидаясь ответа, гордо и неспешно продолжил свой путь. Всплеск воды мгновенно донёс до его сознания мысль, что не надо было, наверное, столь откровенно дразнить Бушидо. Том успел только развернуться, как оказался в плену влажных тёплых рук и губ. Горящие откровенным желанием глаза Аниса заставили Тома поёжиться и всерьёз задуматься над сохранностью своей попы. Но, как известно, лучшая защита – нападение, и как только Том смог говорить, он отдал короткий, но ёмкий приказ:
- Марш в кровать!

Огонёк желания в глазах Аниса тут же сменился на глубокую заинтересованность. Обычно Том был довольно пассивен в проявлении инициативы в постельных делах. Точнее, он вообще отбрыкивался от ведущей роли, как только мог.

Не отказав себе в удовольствии напоследок облапать упругую задницу парня, Анис, ухмыляясь, молча направился туда, куда его послали. В спальне, стащив бермуды и оставив их лежать мокрым комком прямо на ковре, тунисец с наслаждением растянулся на кровати, являя Тому всю силу своего возбуждения. Том, сбросив с головы полотенце, тут же вскарабкался на кровать и уселся Анису на живот, чувствуя ягодицами горячее прикосновение его члена.

- Значит, тебе нравится моя задница? - певуче произнёс парень, глядя прямо в глаза своему визави.
- Ты себе не представляешь даже как! – Анис тут же накрыл предмет своего вожделения ладонями. Но Том сурово сдвинул брови и сильно шлёпнул его по рукам.
- Рррруки убери, - прорычал он. - Разве кто-то сказал, что ты можешь её трогать? Сегодня тебе можно только любоваться ею. И, если будешь себя хорошо вести, то может даже и поиметь её. Но не трогать.

Убедившись, что правильно донёс свою мысль до Аниса, Том привстал и соблазняющее провёл ладонями по своим бёдрам. Оценивающе посмотрел на Аниса, словно проверяя, готов ли тот к предстоящему шоу. Решив, что всё внимание тунисца целиком и полностью принадлежит ему, Том слегка наклонился вперёд и, выразительно облизнув губы, спросил:

- Скажи, а где ты прячешь смазку?

Анис рефлекторно дёрнулся от бархатного тона его голоса. Он даже и предположить не мог, что Том может быть настолько сексуален.

Не отрывая взгляда от почти чёрных из-за расширившихся зрачков глаз, Бушидо откинул соседнюю подушку, нащупал заветный баллончик и протянул его Тому.

- Открой.

Странным образом, но Анису нравилось подчиняться этим приказам. Он понимал, что Том боится, что он ещё не до конца привык к тому, что их отношения перешли на новую ступень, но ценил желание парня раскрепоститься и не делал попытки сегодня перехватить инициативу.

Том, тем временем, размазывал смазку по пальцам, согревая её. Затем глубоко, и как ему казалось, незаметно вздохнул и завёл руку за спину. Аниса просто окатило волной нереального возбуждения, когда Том, прикусив губу так, что она даже побелела, стал аккуратно насаживаться на собственный палец. Подавшись вперёд и опершись для устойчивости одной рукой на грудь Бушидо, парень, по-видимому, добавил второй палец, поскольку его лицо на мгновение исказилось в какой-то странной гримаске – смеси боли и удовольствия.

- Да, мальчик мой, так, - шептал Анис, упоённо гладя лежащую у него на груди ладонь. Том прогнулся, почти касаясь грудью его живота, продолжая растягивать себя. Его щёки покраснели то ли от смущения, то ли от возбуждения. Глаза лихорадочно блестели.
- Бу, - простонал он, - помоги мне…

Анис тут же подхватил свой член, направляя его к влажному от смазки отверстию. Том, жалобно изогнув губы, медленно опустился до середины.

- Не торопись, Томми, только не торопись, - шептал Анис, в тайне мечтая схватить его за влажные от испарины бёдра и дёрнуть вниз, натягивая его махом на всю длину своего уже гудящего от желания разрядки члена.
- Бууу, - простонал Том, опускаясь до конца. Он снова потерялся в своих ощущениях, захлёбываясь от жаркой волны возбуждения. Прикрыв глаза, чтобы хоть немного унять лёгкое головокружение, парень так же медленно начал подниматься. Снова вниз. Уже быстрее. Легче. Резче. Руки Аниса схватили его за талию, помогая поддерживать нужный темп.
- Боже, боже, боже… - словно в забытьи стонал Том. Мышцы на ногах уже начали гудеть от напряжения, и он непроизвольно замедлили движения. Это явно не понравилось Анису. Прижав Тома к себе одной рукой, он ловко перевернулся, подминая под себя стройное тело. Опершись на одну руку, Бушидо другой закинул одну ногу Тома себе на талию. Взгляд Тома сфокусировался на его лице, а губы приоткрылись в немой просьбе. Поцелуй был сумасшедшим. Головокружительным.

Анис, опираясь уже на обе руки, нетерпеливо дёрнул бёдрами, заставляя Тома протяжно застонать.

- Дааа… ещё…

Чуть отстранившись, Бушидо резко вошёл, выбивая срывающийся крик. И снова – резко, до сладкой боли, до брызнувших из любимых карих глаз слёз. Яростно атакуя беззащитное сейчас тело, словно собираясь растерзать его в клочья. Том слепо цеплялся за него руками, то ли пытаясь остановить, то ли побуждая продолжать. Тело парня, то выгибалось дугой, то безвольно падало на кровать под жёсткими толчками. В голове у Тома истерично билась всего одна мысль: «Кончу! Кончу! Бляяя, кончаю!!!»

Он излился, так даже и не прикоснувшись к себе. Застонал, сорванным голосом, чувствуя, как мышцы спазматически сжимаются вокруг члена Аниса. Бушидо толкнулся последний раз и обессилено опустился на Тома. Тому едва хватило сил, чтобы поднять руку и шлёпнуть её на влажную спину своего любовника.

Том проснулся, когда солнце уже было в зените. Осторожно выбравшись из-под обнимающей его руки Аниса, он, ощущая тягучую усталость во всём теле, добрался до душа. После, замотавшись в полотенце, он вышел на улицу. Подняв так и валяющиеся со вчерашнего вечера влажным комком бермуды, расправил их и бросил на спинку шезлонга, водрузив в сам шезлонг своё уставшее тело. Этой ночью они с Анисом занимались сексом ещё дважды. Но, как говорится, сам напросился.

- А я уже подумал, что ты ушёл, - услышал он хрипловатый ото сна голос Аниса.
- Значит, не очень-то ты мне веришь, - ухмыльнулся Том. – Я же обещал, что не уйду.
Бушидо подошёл к нему и присел на корточки рядом с шезлонгом, внимательно глядя в глаза парня.
- Я верю. Но твоё желание могло пересилить, - Анис губами прикоснулся к загорелой коленке. Том дёрнул ногой, но промолчал. В действительности ему ужасно хотелось поскорее добраться до их с Биллом дома и застать любовников на месте преступления. Любопытство буквально выжигало его изнутри.
- Я тебя скоро отпущу, не волнуйся. Успеешь ещё налюбоваться на своего братца и его половинку, - донёсся до него голос Бушидо, мгновенно возвращающий парня к реальности.
- Я не…
- Ой, да молчи уж лучше. У тебя все твои желания на лице написаны крупными буквами, - фыркнул Бушидо, успокаивающе гладя его по ногам, все выше и выше задирая полотенце.
- Бу, ты что делаешь? Бу, ты… - договорить Том так и не смог, после того, как Анис, распахнув полотенце, ласково, как кошка, лизнул его член. Член отреагировал не то, что быстро, а супербыстро. За считанные секунды он гордо выпрямился, всем своим видом показывая, что готов ко всему, что ему сможет предложить Анис. Гибкий влажный язык прошёлся по всей длине, прежде чем Бушидо взял в рот его головку. Том судорожно вцепился в подлокотники шезлонга. Он даже и не мог предположить, что когда-нибудь его Анис преподнесёт ему такой сюрприз. Но ритмичное движение губ и языка быстро убеждали Тома в том, что это ему не снится. Слишком уж убедительно выходило для сна. На мгновение Тому показалось, что его сознание покинуло его бренное тело, взмыв куда-то вверх, чтобы потом неожиданно рухнуть обратно и заставить тело биться в судорогах оргазма.
- Вот теперь можешь уходить, - тихо сказал Анис, потираясь колючим щетинистым подбородком о живот Тома.
- Ага, - сипло ответил Том, но сил, чтобы просто пошевелиться, у него сейчас не было.

Подходя к дому, Том увидел, что на веранде за столиком кто-то сидит. Определить точно, кто это, он не мог, поскольку видны были только ноги, заброшенные на перила. Подойдя ближе, Том с удивлением отметил, что ноги принадлежали их собственному горячо любимому продюсеру Дэвиду Йосту.

- Привет, Дэвид, - Том остановился возле веранды.
- Здравствуй, Том. Где пропадал?
- Гулял. А где Билл?
- Кажется, он ещё спит, - Дэвид снял ноги с перил и удобней уселся на стуле.
- Один?
- Насколько я знаю, да. А что?
- Де нет, так просто… - Том забежал по ступенькам и сел на соседний стул. – А ты чего тут? Давно приехал?
- Вчера.

И тут у Тома в голове словно включили свет. Разрозненные кусочки сложились в картинку, и он, совершенно опав с лица, уставился на Дэвида.

- Так это… так это ты?! – лицо продюсер выражало полнейшую заинтересованность попытками Тома выразить свою мысль. – Ты с ним спишь?
- Том, - опешил Дэвид.
- Дэвид, да или нет?
- Да, - зная упрямство близнецов и прекрасно осознавая, что если начать упираться, то этим ещё больше раззадорит Тома, Дэвид решил быть откровенным.
- Во, бля! – Том откинулся на спинку стула, пытаясь переварить это откровение. Почему он не додумался до этого раньше? Неужели они так хорошо скрывали свои отношения, что он ничего не замечал?
- Том, ты только спокойно, - Дэвида уже начал волновать его отсутствующий вид.
- А? – дёрнулся парень. – Нет, я спокоен... Но, Дэвид, блин, слушай… Фуууух, я в шоке, если честно.
- Дыши глубже, - посоветовал Дэвид. Он себе как-то иначе представлял это объяснение со старшим близнецом, но тот, как всегда, внёс в его планы свои изменения, просто взяв и вырвав эту правду – так неожиданно для них обоих. Считая Тома стопроцентным натуралом, Дэйв ожидал, что как минимум Том разорётся, что он совратил и растлил его маленького братца. Но Том реагировал, как-то слишком спокойно. Да, удивился, что партнёром Билла стал именно он, Дэвид, но даже не заикнулся о том, что его напряг факт гомосексуальности близнеца.
- Том, откровенность за откровенность. Ты знал о том, что Билл…
- Что он гей? Случайно узнал, пару дней назад, - Том на мгновение умолк, размышляя, стоит ли Йосту знать всю правда, а затем продолжил, - когда я ему признался в том же самом.

Настал черёд Дэвиду подавиться воздухом и вытаращиться на своего подопечного. Том пожал плечами, словно говоря, ну а чего тут такого?

- Против природы же не попрёшь, да, Дэйв? – решив не мучить больше ошеломлённого продюсера, Том встал. – Я к Биллу. Думаю, нам есть о чём поговорить.
- Кто он? – запоздавший вопрос заставил Тома обернуться и хитро улыбнуться.
- Я вас как-нибудь познакомлю. Только потом.

Близнецы сидели на тёплом песке, прижавшись плечами друг к другу. Они молчали, но всё, что нужно было сказать, было высказано без слов. Им больше не надо было обманывать и скрываться – и это принесло спокойствие им обоим. Они любили. Их любили. Но самое главное – они целиком и полностью принадлежали друг дружке. Как и раньше. Как и всегда.

"Even though we change
Our heartbeat is the same..."

Ответить